Этническая идентичность в эпоху глобализации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 304. 2
Т.И. Курцев
ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
В статье рассматриваются процессы глобализации и унификации национальных культур и их влияние на этносы. Исследуются открытость культурных границ и увеличивающаяся однородность в контексте этнического самосознания. Раскрывается роль локальных стереотипов поведения на процесс самоопределения. Массовая культура в большинстве случаев адаптируется под местные устои и трансформируется.
Ключевые слова: этническая идентичность, стереотип поведения, этнические границы, этнос, глобализация, унификация культуры
T. Kurtsev ETHNIC IDENTITY IN THE GLOBALIZATION ERA
The article examines the processes of globalization and unification of national cultures and their impact on ethnic groups. Explores openness cultural boundaries and the increasing homogeneity in the context of ethnic identity. Explores the role of the local behavior at the process of self-determination. The mass culture in most cases adapted to local foundations and transformed.
Keywords: ethnic identity, behavior stereotype, ethnic borders, ethnos, globalization, culture unification
Трансформация культурного пространства в современном глобализирующемся мире давно стала объектом изучения. Спектр мнений и направленность исследований в этой области имеют разный характер. Цель данной статьи — рассмотреть открытость культурных границ и увеличивающуюся однородность культур в контексте этнического самосознания.
Исследование вопросов влияния массовой культуры на процесс самоидентификации этносов и роли локаций в этом процессе видится как актуальная проблема. Современные тенденции глобализации отмечаются унификацией культуры мегаполисов по всему миру, культура становится более однородной. Жизнь в крупнейших городах мира становится все более похожей. Деловая активность, образование, инфраструктура, архитектура, сфера потребления и торговля — все это приобретает все более универсальный характер. Прежде всего такая однородность наблюдается в крупных мегаполисах, особенно в деловых и туристических центрах. Процесс глобализации приводит к тому, что многие малые этносы, субэтносы их культура и язык под натиском массовой культуры стираются, адаптируются, поглощаются и перестают существовать [5].
Несмотря на то, что мир все больше приобретает схожие тона, восприятие действительности все равно остается разным и локальным. На наш взгляд, этничность никуда не исчезает, она просто подвергается изменениям и это объективный исторический процесс. Ландшафт, конкретное географическое расположение общности людей, влияет на то, как люди себя идентифицируют и как себя ведут. Человек очень прочно соотносит и связывает себя с местом рождения и проживания, и с той культурой, которая сформировалась на исторических традициях в том или ином регионе. И это остается с ним на всю жизнь на подсознательном уровне.
Совместная социальная жизнь, деятельность формируют своеобразный стиль поведения локального общества, что лежит в основе каждого этноса. Причем человек подстраивается под эти правила порой неосознанно, по наитию. Лев Николаевич Гумилев считал, что основным отличием одного этноса от другого, является не схожесть или различие языка, религии, одежды или традиций, а стереотип поведения. «Феномен этноса — это и есть поведение особей, его составляющих. & lt-… >- Каждый человек должен вести себя каким-то образом, и именно характер поведения определяет его этническую принадлежность» [3, c. 657]. Именно стереотип поведения дифференцирует разные этносы. Понять кто свой, а кто чужой можно по тому, как ведет себя человек.
Вместе с тем, наличие открытого доступа к различной информации и базам данных через Интернет предоставляет возможность знакомства с разными культурами, практиками, традициями и обычаями. Если раньше кроме условного стереотипа поведения своей социальной и этнической группы люди редко видели другой, то сейчас ситуация в корне изменилась. Человек сегодня имеет возможность выбора стереотипа поведения, идеологии, целей и устремлений. Глобализация и информационное общество ставят перед человеком проблему самоидентификации и самоопределения. В ситуации свободного доступа к информации и возможности знакомства с новыми культурами на разном уровне — родная культура может показаться не такой
привлекательной и ограничивающей потенциал индивидуума. В таком случае возможно изменение восприятия этнического стереотипа поведения, распространённого на определенной территории. «Индивидуальное пересечение этнических границ, — по мнению Ф. Барта, — то есть смена идентичности, имеет место тогда, когда, реализуя свое обычное поведение, человек не может добиться приемлемых результатов и при этом ему оказываются доступны другие идентичности, так что сама этническая организация остается неизменной» [2, с. 162], смена идентичности, описанная Фредриком Бартом, актуальна прежде всего при смене места жительства и способа экономической деятельности. Индивидууму придется подстраиваться под стереотип поведения людей на новом месте и его идентичность претерпевает изменения.
Глобализация начиналась с экономической экспансии и расширением крупных компаний в условиях открытого рынка. Важным регулятором в этом процессе выступает конкуренция. Схожая ситуация наблюдается и в культурных процессах. Наиболее открытая, привлекательная, свободная и понятная культура захватывает умы и территорию. Именно поэтому определенные субэтносы и этносы теряют свое лицо — они проигрывают конкуренцию. Однако стоит учесть, что изменения происходят на культурном уровне, сами же этнические связи у конкретной локальной группы при этом могут не пострадать. Самому фактору этничности, как локальной групповости глобализация не угрожает. По мнению Ф. Барта: «в каждом конкретном случае этнические границы поддерживаются с помощью ограниченного набора культурных признаков. Поэтому устойчивость этнических единиц зависит от устойчивости этих культурных различий, тогда как непрерывность может быть обнаружена в изменениях внутри единицы, вызванных изменениями культурных различий, определяющих границу» [1, с. 48]. Культурные трансформации не означают распад этноса, «смерть этноса — это распад системной целостности» — как говорит Л. Н. Гумилев. [3, с. 630]. Этнос — это сложная открытая система, которая состоит из подсистем низшего уровня. Таким образом, этнос изначально не является однородной структурой. Набор этнических маркеров, от которых зависит идентификация членов этноса в каждом случае разная, неизменным остается граница, отделяющая «своих» от «чужих». Эта граница порождает межэтническую неоднородность — базовое различие, которое заложено в генезисе этноса, передающееся поколениям через традиции и образ жизни, стереотип поведения. Межэтническая неоднородность ощущается индивидуумом или коллективом посредством чувства комплиментарности: «ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) особей, определяющее деление на & quot-своих"- и & quot-чужих"-» [3, с. 1038]. Это чувство подсознательно, и получается, что мы с рождения знаем где проходят этнические границы. Неоднородность заложена на более глубоком уровне сознания. Жизнь показывает, что перенимание некоторых культурных особенностей или утрата собственных, например, в одежде, украшениях, обрядах не разрушает этнос.
Помимо глобального воздействия на культуры и отдельные этнические образования происходит процесс некоторой унификации и усредненности в многонациональных государствах. Важным инструментом в этом процессе выступает система образования и средства массовой коммуникации. Стратегия заключается в сознательном отказе от того, что индивид рассматривает как «племенное» в пользу «национальной» идентичности. Такая стратегия создает фундамент для более гибкого взаимодействия как с выше-, так и с нижестоящими этническими группами [4, с. 119]. Индивид может быть носителем условно двух идентичностей, или же выбор может пасть только на общенациональную. По схожей модели происходит и приобретение глобального общечеловеческого стереотипа поведения, который позволит не потеряться в большом мире. Однако это в большей степени касается сознания индивида, его воспитания и общей культуры поведения, но не всегда может затрагивать условный стереотип поведения сформированный на определенной территории.
Увеличивающаяся однородность в некоторых областях культуры и повседневной жизни по всему миру, естественно, имеет свои последствия. ВА. Тишков отмечает, что «ценность культурной партикулярности не исчезает с модернизацией и нивелировкой хозяйства и быта под воздействием рынка и массовой культуры. Многообразие местных сообществ не будет исчезать, а его символическое значение (как одной из форм человеческой идентичности) даже может возрастать» [6, с. LI]. Поэтому глобализация и национальная унификация жизни этносов, как локальных групп не угрожает. Умирают, рассыпаются, перестают существовать этносы не по этим причинам. Утрата системных связей, падение границ этнической группы, физическое исчезновение представителей — вот причины распада этносов, а никак не культурные новации.
Крупные города становятся все более похожими друг на друга (особенно их деловые центры), информационные границы расширяются, товары, культура, обычаи и люди свободно перемещаются по миру, однако, это не оказывает решающего значения на этническую группу. Стереотип поведения, который включает в себя довольно широкий и всегда индивидуальный перечень особенностей подстраивается под культурные изменения, сохраняя при этом свою уникальность по отношению к другим группам. Нам кажется, что, не смотря на уникальность судьбы каждого этноса, или локальной группы стремление или насаждение культурной однородности не может привести к стиранию этнических границ. Такого рода однородность не может всецело повлиять на межэтническую неоднородность, которая образует границы на более глубоком уровне сознания. Чувство комплиментарности, которое заложено в нас с детства все равно воспримет другого как «чужого», даже не смотря на то, что он носит те же вещи, питается той же пищей, смотрит те же фильмы, читает те же книги, часто только лишь потому, что «чужой» родился и живет в другом месте.
Литература
1. Барт Ф. Введение // Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий. Сборник статей. М.: Новое издательство, 2006.
2. Барт Ф. Пуштунская идентичность и поддержание ее сохранности / / Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий. Сборник статей. М.: Новое издательство, 2006.
3. Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы — Этногенез и биосфера земли. М.: Эксмо, 2012.
4. Кнутссон К. Дихотомизация и интеграция: некоторые аспекты межэтнических отношений в южной Эфиопии // Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий. Сборник статей. М.: Новое издательство, 2006.
5. Ермолаева Н. Каждый месяц в мире умирает два языка [Электронный ресурс] // Интернет-портал «Российской газеты» [Офиц. сайт]. URL: http: / / www. rg. ru/2013/10/13/yazik-site. html (дата обращения 20. 04. 2014).
6. Тишков В. А. Российская полиэтничность в мировом контексте // Конгресс этнографов и антропологов России: Тезисы докладов. М.: ИЭА РАН, 2013.
1. Bart F. Vvedenie // Jetnicheskie gruppy i social'-nye granicy. Social'-naja organizacija kul'-turnyh razlichij. Sbornik statej. M.: Novoe izdatel'-stvo, 2006.
2. Bart F. Pushtunskaja identichnost'- i podderzhanie ee sohrannosti // Jetnicheskie gruppy i social'-nye granicy. Social'-naja organizacija kul'-turnyh razlichij. Sbornik statej. M.: Novoe izdatel'-stvo, 2006.
3. Gumilev L.N. Jetnosfera: istorija ljudej i istorija prirody — Jetnogenez i biosfera zemli. M.: Jeksmo, 2012.
4. Knutsson K. Dihotomizacija i integracija: nekotorye aspekty mezhjetnicheskih otnoshenij v juzhnoj Jefiopii // Jetnicheskie gruppy i social'-nye granicy. Social'-naja organizacija kul'-turnyh razlichij. Sbornik statej. M.: Novoe izdatel'-stvo, 2006.
5. Ermolaeva N. Kazhdyj mesjac v mire umiraet dva jazyka [Jelektronnyj resurs] // Internet-portal «Rossijskoj gazety» [Ofic. sajt]. URL: http: //www. rg. ru/2013/10/13/yazik-site. html (data obrashhenija 20. 04. 2014).
6. Tishkov V.A. Rossijskaja polijetnichnost'- v mirovom kontekste // Kongress jetnografov i antropologov Rossii: Tezisy dokladov. M.: IJeA RAN, 2013.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой