Этнокультурные особенности зоонимов в башкирском языке (на материале фольклорных текстов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 512. 141
ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗООНИМОВ В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ
(на материале фольклорных текстов)
© Г. Г. Кульсарина
Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 076 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (903) 355 36 36.
Етай: kulsarina. gulnur@yandex. т
В статье анализируются этнокультурные особенности зоонимов в башкирском языке. В ней выявлена национальная самобытность языковых единиц, обусловленная историей, культурой, психологией и образом жизни башкирского народа. Отмечается, что в башкирских сказках персонажи-животные в основном именуются по внешним характеристикам (Ьоросай, Карасай, Шешколак). Использование зоонимов в именах сказочных героев объясняется тотемистическими воззрениями народа (Иылкыбай, Бврквтхан). Отмечается полисемантичность зоонимов в современном языке, частотность их употребления в составе сравнительных и метафорических конструкций. Особое внимание в статье уделяется функционально-стилистическим особенностям зоонимов «эт» (собака), «ат» (лошадь), «йылан» (змея). В башкирской паремиологии и фразеологии отмечаются не только положительные, но и отрицательные коннотации зоонима «эт» (эт тормошо, этлекле кеше, эт квнв и т. д.). На основе анализа фольклорных текстов делается вывод о важной роли коня в жизни башкир (спутник джигита-наездника, мерило удальства и богатства). Концепт «конь» рассматривается на материале загадок, пословиц и народных песен. Выявлены изафетные дескрипции, зависимыми компонентами которых являются субстантивы ат, айгыр «конь, жеребец» и бейэ «кобыла», а также этнокультурные особенности называния лошадей по их возрасту и масти.
В башкирской фольклорной картине мира из пресмыкающихся особое место принадлежит — змее, которая может выступать не только как олицетворение злого начала в природе, но и как космический элемент («Иожлаган йыланды уятмащар" — «Иылан йв$ йgшэhэ — аждаhага эйлэнэ имеш»).
В статье рассмотрены также зоонимы, которые развили переносно-образные значения под влиянием культуры только башкирского народа («кэзэhе эргэhендэ йврвй» — об упрямом человеке- «^1у hвлвгв кеYек» — о красивом, стройном, гибком человеке).
Отмечается, что в фольклорных текстах зоонимы выступают как один из репрезентантов языковой картины мира и вбирают в себя информацию о национально-культурных и исторических традициях башкирского народа.
Ключевые слова: лингвофольклористика, фольклорная картина мира, башкирский фольклор, зоонимы, концептуальное поле, метафора.
В последние годы активно развиваются новые ственных воззрениях, в фольклоре, в традициях и обы-
направления в лингвистике, отражающие, с одной сто- чаях, в быту и, несомненно, в языковой картине мира.
роны, антропоцентрическую сущность языка, а с дру- Как правильно отметил в своей книге «Нацио-
гой стороны — взаимообусловленность языка и культу- нальные образы мира. Общие вопросы» Г. Д. Гачев:
ры, языка и психологии межкультурных различий, «Национальное своеобразные образы (символы) мира
языка и социокультурных факторов формирования отражают особенности идиоэтнического мировосприя-
коммуникативного пространства. Изучение картины тия, они обусловлены психологией народа, его образом
мира башкирского языка дает богатый материал для жизни, природными условиями проживания, многове-
выявления его лингвокультурной специфики, в частно- ковыми национальными традициями» [1, с. 223]. От-
сти универсальных и национально своеобразных куль- метим, что актуализируются в системе образов лишь те
турных концептов, которые отражают систему нацио- символы, которые имеют ценность для конкретного
нального миропонимания. народа. Один и тот же образ, культурный концепт мо-
Как известно, язык — это материализованная фор- жет по-разному осмысливаться разными народами, что
ма процесса осознания окружающей действительности находит отражение и в языке.
народом. Во взаимодействии триады «этнос — язык — В данной статье попытаемся рассмотреть форми-
культура» формируется понятие лингвокультурной рование концептов в башкирском языке на базе наиме-
общности, которая воспринимает мир в призме родной нований животных и птиц. Материалом для анализа
культуры и формирует специфическую картину мира. послужили сборники фольклорных текстов [2] и «Сло-
Национальная самобытность языковых единиц заклю- варь башкирских народных пословиц и поговорок» М.
чается не столько в проявлении внутреннего свойства Х. Ахтямова [3].
языка, сколько в закреплении в нем внеязыкового со- Содержание универсальных концептов-зоонимов
держания, уходящего корнями в национальное самосо- обусловлено географическими и климатическими
знание, историю, образ жизни и психологию народа. условиями проживания народа. В башкирском фольк-
При исследовании культурных концептов башкирского лоре, например, в сказках о животных, функцио-
языка, безусловно, необходимо учитывать особенности нируют одни и те же персонажи — медведь, волк, лиса,
национального мировидения башкир, которые когда-то заяц, журавль, петух, коза, лев, барс, осел и др.
вели кочевой образ жизни. Скотоводство, бортниче- Персонажи-животные в основном именуются по
ство, различные ремесла и промыслы, уклад семьи и внешним характеристикам (окраска, части тела), в этих
общины сформировали национальный характер баш- случаях слово с предметным значением выступает в
кир, который получает выражение во всех сторонах функции дополнительного компонента, а роль
материальной и духовной культуры народа — в обще- основного назывного элемента отводится слову с
семантикой качества предмета. Например, ак бYре -белый волк, Ала карга — ворон, кук бYре — серый волк, кук Ышыр — сивая корова, Ьоросай — серый кот, Карасай — черный кот, кара квсвк — черный щенок, Шешколак (дословно: вислоухий) — заяц, Квлтэкойрок (дословно: пышный хвост) — лиса и т. д. Также используются и аналитические формы, которые передают обобщенные названия: Ышыр-фэлэн (коровы), мал-тыуар (скот), кош-корт (домашние птицы), кейек-януар (звери).
В сказках запечатлены и тотемистические воззрения народа, о чем свидетельствует использование в именах героев зоонимов. НапримерJ «Булзан, ти, бер кешенец вс улы: влкэне — Йылкыбай, уртансыЫг — Кейекбай, кинйэhе — Кейе? бай» («Кейе?бай менэн батша кы?? ары») — «Батыр?ар торалар, йыуыналар, сэй эсэлэр? э Бврквтханза китэлэр» («Бврквтхан»). Среди зоонимов выделяются названия диких и домашних животных. Среди наименований лесного животного мира большой пласт в фольклоре занимают следующие зоонимы: твлкв (лиса), бYре (волк), айыу (медведь) и куян (заяц). В башкирском фольклоре медведь представлен хозяином леса и царем зверей: «Айыу урманды hаклай, урман айыу? ы hаклай» (Медведь охраняет лес, а лес оберегает медведя) — «Балдыц тэмен айыу белэ» (Вкус меду знает медведь). Волк же представлен как опасный и кровожадный зверь: «БYре канза туймай» (Волк не насытится кровью) — «БYренец квсв тешендэ» (Сила волка в зубах). Заяц описывается как трусливое существо: «Куян у? кYлэгэhенэн дэ курккан» (Заяц и своей тени боится) — «Улгэн арыдланды куян да барып типкэн» («Мертвого льва и заяц не боится»). Лиса -хитрый и ловкий зверь: «Карт твлкв капканза твшмэд» («Старая лиса в капкан не попадает) — «Твлквнвц хэйлэhе у? е менэн» («Хитрость лисы всегда с собой»).
Активно используются указанные зоонимы в сравнительных и метафорических конструкциях. Часто встречаются в фольклорных текстах зоометафоры, характеризующие стиль поведения мужчины: «Ир арыдланы — ата балаЫг, кай? а барhа ла сер бирмэд» («Мужчина-лев — дитя людей, не пропадет нигде» (пословица). В эпосе «Узак-Тузак — последний из рода балабашняков» при создании портрета героя используются следующие сравнительные обороты: «Ноги, говорят, были у него стройные, как у горного тура или оленя, неутомимые, как у коня-тулпара- пальцы цепкие, как когти беркута, руки гибкие — тигриные, грудь — львиная, в поясе был тонок, как оса, шея — в целый обхват, ступни мощные, нос хищные, уши, как у кулана, чуткие, — вот таким уродился этот удалец» [4, с. 241].
Этнокультурная специфика особенно рельефно проявляется в использовании зоонимов, номинирующих домашних животных. Важное место в жизни башкир занимает эт (собака) и ат (лошадь), что ярко отразилось и в языковой картине мира. В концепто-сфере носителей башкирского языка, прежде всего, фиксируется представление о собаке как о преданном и верном, неизменном друге человека. Она является спутником человека в жизни: «Эт эйэрткэн иптэшле». Символические смыслы преданности отражаются в языковой памяти культуры только в выражениях и сочетаниях, где ключевое слово собака употребляется в номинативном смысле. Человек приручил и полюбил собаку как товарища за ее исключительные качества, такие как преданность, выносливость, неприхотли-
вость: «Эт эйэhен белер" — «Ьэр кемдец у? эте Y? енэ якын" — «Кэ?ер белмэд кэрендэштэн, кэ? ер белгэн эт артык». Собака может приспосабливаться к любым условиям жизни: «Эттец тамазы кай? а туйhа, башы шунда" — «Эткэ hвйэк менэн бэрhэц, шыцш^гмад». В языке оформились метафорические выражения, отражающие особенности поведения человека через образ собаки как зверя, являющегося частью животного мира. Исследователи отмечают языковую метафору, представленную ключевым словом собака, которая функционирует в форме просторечного употребления лексемы собака как инвективного (бранного) слова, с одной стороны, а также для выражения восхищения, одобрения — с другой [5, с. 19−20]. Символом метафоры становятся отрицательные семы «жестокий, дурной, злой» в случае, когда языковая метафора употребляется при неодобрительном отношении к собеседнику или к тому, о ком говорят коммуниканты: «Куршецдэ эт булЫт, курршец у? е эт булмаЫт" — «Эт менэн ко? а булhац, hвйэк менэн туй итерhец" — «Эт менэн эт булма" — «Эт тигэндец бите юк" — «Эте лэ баш, бете лэ баш».
Образ жизни собаки — жизнь преимущественно плохая, тяжелая, но в то же время разгульная, свободная. Народ сложил много паремий об этом. Так, пословица «Килен квнв — эт квнв» характеризует жизнь снохи, ее жалкое существование в доме мужа, сравниваемая с жизнью собаки. Выражение, характеризующее жизнь и кончину человека: «Эткэ -эт Yлеме», отражает тяжелую судьбу и неустроенную жизнь людей. «Эт кеYек йэшэй» означает прожить жизнь в бедности, нищете. Выражение «Эт Yлеме» интерпретируется как смерть, уход из жизни без покаяния в силу того, что у собаки нет души, нет веры. В башкирском языке активно функционируют следующие фразеологизмы: эт тормошо, эт кеYек арызан, эт кеYек ас и т. д. В башкирской паремиологии отмечаются такие черты собаки, как преданность, любовь к родному краю: «Эт тэ у? йортон белэ" — «Эт ояЫтда квслв" — «Хужа юкта эт хужа" — «У? ояЫтда эт тэ юлбарыд" — «вйгэ етhэ эт у? ыр».
В башкирской фольклорной картине мира особое место принадлежит образу коня/лошади. Конь является культурным символом многих народов, о чем свидетельствуют популярные образы, как Пегас, Тулпар, Акбузат, Сивка-бурка, Карагез и др. Если в русской культуре конь — прежде всего опора в домашнем хозяйстве, в земледельческом труде, тягловая сила (работать как лошадь, конь не валялся, не в коня корм), то в культуре кочевых народов — это неизменный спутник и друг мужчины, средство передвижения, основа материального благополучия. Высокая оценка роли коня в жизни джигита-наездника закрепилась в башкирских паремиях: «Ир канаты ат булыр», «Ир?ец юлдашы ла ат, моцдашы ла ат». В то же время в культуре башкир конь — это символ доблести джигита, верный помощник в жизни и битвах за родную землю: «Айыу алыр егетте атынан танырмын, бYре алыр егетте бYркенэн танырмын" — «Акышлы ир? ец эсендэ эйэрле-йYгэнле ат ятыр" — «Егеттец егетлеге ат егеYенэн билдэле" — «Ни кYрhэ лэ ир башы менэн ат башы куррэ».
Образно передал народ роль коня в жизни людей в следующей загадке: «Иргэ — канат, солтанза -hанат, йэй арытай, кыш карышмай».
Базовой лексемой для обозначения лошади в башкирском языке является общетюркская лексема «ат», в то же время это домашнее животное получило детально иерархизированную характеристику по различным параметрам. Так, например, для характеристики лошади по полу существуют изафетные дескрипции, зависимыми компонентами которых являются субстантивы ат, айгыр «конь, жеребец» и бейэ «кобыла»: «Аттыц хаки оло, айгырдыц даны оло" — «Биле билтэк бишле айгыр алтыкында ат булыр" — «Кыркта ат менмэгэн, иллелэ айгыр менмэд" — «Байтал бейэ булгансы, башыца сал инэ" — «Бейэ эштэ йврвп тирлэкэ, колон бушка йврвп тирлэй».
В башкирском языке отмечается большая детализация названий, связанная с возрастом животного: йэш ат, карт ат, колон, тай, байтал: Оло ат менэн уйнаган тайдыц аягы аккаган- Оло аттыц тире сыккансы, кесе аттыц йэне сыгыр- Байтал яманы ике айгырды тибештерер- Тай типкэ, аттан яман- Карт ат кундэм була- Булыр ат колон сагынан билгеле.
Традиционно башкирами масти коня уделяется значительное внимание. Так, например, предпочтение часто отдавалось светло-серой (акбуд ат) лошади, что характерно для многих культур:
Ап-пак та гына ап-пак, эй, акука -Акбуд аткайдарга ла дилбегэ лэ («Ецгэкэй») — Акбудатты менеп, кук буйдайды Алып сыгып яцгыд Нунарга («ИэйлэY»). В народных песнях, кроме указанных выше, часто фигурируют кара ат «черная лошадь», Нары ат «золотистая (рыжая) лошадь», тур ат «гнедая лошадь»: Ынтыл гына ынтыл, эй, кара атым, Елбер генэ елбер ял всвн («Кара ат») — Ьары юргаларды, шул, юргалатып, Иврвгэн сактар, эй, Уралды буйлатып («Урал») — Бейеккэй дэ таудыц да, эй, башында Кир тур аткайдардыц да твйэге («Туганкайым»). В целом адъективная лексика, употребляемая для обозначения масти лошади, в башкирском языке характеризуется широким спектром значений: ак-буд «светло-серый», кук «серый», кара «вороной», бурыл «гнедой, буланный», кыдыл «красный» и т. п.: Удылыкай буйын куп йврвнвм Ьары балауыддай ат менэн («Удылы буйы») — Ялан гына ердэ бер юртамын Кыдыл туры булыр ат менэн («Юныс») — Кара урманкайда кардар тэрэн, Ерэнсэккэй атым кан ерэн («Башкорттардыц тирмэ вйдэре») —
Зооним «ат» часто встречается в структуре фразеологизмов. Например: «ак атка атландырыу» -букв.: «посадить на белую лошадь» употребляется в значении «расхваливать при всех». Благодаря коню человек мог облегчить свою жизнь, реализовать свои планы, поэтому и говорили: «Ат моратыца еткерер».
О пользе коня народ создал такие пословицы: «Ат юргалар, эйэке дан алыр" — «Атыц барда елеп кал, якшыларды куреп кал». Традиционно лошадь была атрибутом, мерилом богатства: «Ат — байда" — «Байдар кук ат егэ тип, мин дэ ектем кук бейэ». В ряде паремий представлен жизненный опыт, воспринятый в результате наблюдений над поведением животного, где характер человека сравнивается поведением лошади: «АкылИыд егет — ауыдлыккыд ат, йункед егет -йугэнкед ат" — «Акыл — тедген, кылык — ат, тедгенецде белеп тарт».
Лошадь воспринимается как эталон сравнения, благодаря которому человек познает окружающий мир, что можно заметить не только в пословицах, но и в загадках: «Ике кара ат, ике карагат» (каш, куд) — «Кыл Иарайым эсендэ кылыккыд атым уйнай» (куд) — «Аръякта ла йвд йылкы, бирьякта ла йвд йылкы. Кагыша ла тибешэ, тояктары Ныныша» (керпек) — «Утыд ике акбудат, кагыша ла тибешэ, ерэн айгыр вйврэ» (тештэр Нэм тел) и т. д.
В башкирской паремиологии ярко представлены выражения с компонентом «ат», имеющие поучительный характер: «Арбаца карап йвк ал, атыца карап юлга сык" — «Ат кэдере белмэгэн юлда илап ултырыр" — «Атты ауыдлык вйрэтэ" — «Атты камсы Yлтерер, ирде намыды Yлтерер" — «Атты камыты йYгертэ, ирде намыды йугертэ" — «Атты сыбырткы менэн кыума, коло менэн кыу" — «Атты Ныйпап вйрэтэлэр" — «Белгэн атка бер камсы, белмэгэнгэ мец камсы».
В башкирской фольклорной картине мира из пресмыкающихся особое место принадлежит- змее. Иылан (змея) — символ, связанный землей, водой. Народ сложил о ней много пословиц и поговорок: «Даръяга твшкэн — йыланга Нарылган" — «Еренэ карай йыланы, тауына карай боланы" — «Иыгылганды йылан сагыр" — «Иыландыцагыуы телендэ" — «Иыландыц балакы ла йылан" — «Иыландыц тешен Нындыркац да агыуы кала». Змея может выступать не только как олицетворение злого начала в природе, но и как космический^ элемент: «Иоклаган йыланды уят-майдар" — «Иылан йвд йэшэкэ — аждакага эйлэнэ имеш" — «Куп йврвгэн йыландъ^ аягы кYренер" — «Ак йыланга ак яулык Налкац, ул мвгвдвн Нала, мвгвд алган кеше бэхетле була тидэр" — «Тудбаш киткэ, кот китэ». Как отмечает Ф. Г. Хисаметдинова, в башкирской мифологии встречаются Ак йылан (белая или священная змея), Кара йылан (черная змея или гадюка), Тузбаш йылан (уж), Аждаhа (мифическая огромная змея, живущая до 500, а в некоторых произведениях фольклора до 40, 100, 200, 300 лет), Юха (змея-аждаха, которая прожив до 1000 лет, превращается в красивую девушку или юношу) [6, с. 196].
Наряду с универсальной символизацией наименований животных (лиса — символ хитрости, змея -символ ядовитости, коварства, лебедь — символ женской красоты и верности и т. д.), можно назвать зоони-мы, которые развили переносно-образные значения под влиянием культуры только башкирского народа. Так, слово «коза» в башкирском языке развило значение «упрямый, капризный человек» («Кэзэке эргэкендэ йврвй» букв. около него коза ходит — об упрямом, строптивом человеке).
В пословицах отражаются смыслы, которые служат для характеристики широкого спектра присущих человеку негативных черт: «Аядлы-болотло акылы бар, кэзэнеке хэтлем Накалы бар" — «Уден^де белмэгэн Yгеддэн идэр баш икэн" — «hYддэ — болан, эштэ — йылан" — «Бер каракац терпе, икенсе каракац твлкв» и т. д.
Еще в одну группу концептов-зоонимов входят наименования животных, образы которых различаются в разных языках в силу национальной специфики восприятия их свойств. Например, пиявка в русской фразеологии имеет отрицательную окраску (пристал как пиявка), а в башкирском языке она имеет положительную коннотацию. Например, «Ьгу Нвлвгв кеYек» (как водяная пиявка) — имеет значение о красоте, стройности, гибкости. Подвижность, гибкость, плавность движений пиявки в воде оценивается башкирами
положительно: «Ьыу hвлвгв кеYек твдкэ матур кы? ы бар икэн быт карттыц» («Хан менэн ярлы кы? ы») — «Уны терелтэбе? тип, Ынецмак hвлвк кеYек егеттэр эрэм булалар», — тигэн дэ эбей кыскырып илай башлаган» («Батыр малай»).
Таким образом, лексико-фразеологическая система башкирского языка богата устойчивыми и свободными дескрипциями, содержащими названия животного мира. В фольклорных текстах зоонимы выступают как один из репрезентантов языковой картины мира и вбирают в себя информацию о национально-культурных и исторических традициях башкирского народа.
ЛИТЕРАТУРА
1. Гачев Г. Д. Национальные образы мира. Общие вопросы. М.: Советский писатель, 1988. 448 с.
2. Баш^рт халь^ ижады. Эпос. 0фо: Башkортостан китап нэшриэте, 1982. 344 б.- Баштсорт халык ижады. Йоматстар. 0фо: Китап, 2007. 416 б.- Баштсорт халык ижады. Новеллистик экиэттэр. 0фо: Китап, 2008. 568 б.
3. Ахтямов М. Х. Словарь башкирских народных пословиц и поговорок. Уфа, 2008. 774 с.
4. Башкирское народное творчество. Т. 1. Эпос. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1987. 544 с.
5. Маругина Н. И. Концепт & quot-собака"- как элемент русской языковой картины мира // Язык и культура, 2009. № 2. С. 11−30.
6. Хисамитдинова Ф. Г. Словарь башкирской мифологии. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. 420 с.
Поступила в редакцию 12. 11. 2014 г.
ETHNO-CULTURAL FEATURES OF ZOONYMS IN THE BASHKIR LANGUAGE (BASED ON FOLKLORE TEXTS)
© G. G. Kulsarina
The Bashkir State University 32 Zaki Validi St., 450 076 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.
Phone: +7 (903) 355 36 36.
Email: kulsarina. gulnur@yandex. ru
The article deals with the ethno-cultural features of zoonyms in the Bashkir language considering their national distinctive character of the linguistic units, the way of life of the Bashkirs, their history, culture and mentality. The animal characters in the Bashkir fairy tales are seem to be named mostly with respect to their visible appearance (Khorosay, Karasay, Sheshkolak). The usage of zo-onyms with the names of the fairy tale characters can be explained by the people'-s totemic view of the world (Yilkibay, Borkothan). The polysemantic character of the zoonyms in the contemporary language, the frequency of their usage within comparative and meta-phoric structures are mentioned. Much attention is given to the functional stylistic peculiarities of such zoonyms as & quot-et"- (a dog), & quot-at"- (a horse), & quot-yilan"- (a snake). It is remarkable that not only positive but also negative connotations of the word & quot-et"- can be found in the Bashkir paremiology and phraseology & quot-et"- (et tormosho, etlekle keshe, et kono etc.). Based on the analysis of the folklore texts it can be concluded that horses play an important role in the Bashkirs'- everyday life (horseman'-s satellite, the measure of bravado and wealth). The analysis of the concept & quot-horse"- is based on the material taken from the riddles, proverbs and folk songs. Isafet constructions with a secondary component such as & quot-horse, stallion& quot-, & quot-mare"- are exposed considering their ethno-cultural age and suit. A special place in the Bashkir folklore worldview belongs to the reptiles, namely snakes, which can be both the personification of the evil in the nature and some element of space. The article also deals with the zoonyms that developed the metaphoric meanings influenced by the culture of the Bashkirs alone. It is worth noting that in the folklore texts zoonyms become one of the representatives of the linguistic worldview and take the information about the ethno-cultural and historic traditions of the people in.
Keywords: zoonyms, folklore worldview, Bashkir folklore, ethnic culture, comparative and metaphorical structures, connotation.
Published in Russian. Do not hesitate to contact us at bulletin_bsu@mail. ru if you need translation of the article.
REFERENCES
1. Gachev G. D. Natsional'-nye obrazy mira. Obshchie voprosy [National images of the world. General questions]. Moscow: Sovet-skii pisatel'-, 1988.
2. Bashkort khalyk izhady. Epos. Ofe: Bashkortostan kitap nashriate, 1982. 344 b.- BashKort khalyK izhady. IomaKtar. Ofe: Kitap, 2007. 416 b.- BashKort khalyK izhady. Novellistik akiattar. 0fe: Kitap, 2008. 568 b.
3. Akhtyamov M. Kh. Slovar'- bashkirskikh narodnykh poslovits i pogovorok [Dictionary of Bashkir folk proverbs and sayings]. Ufa, 2008.
4. Bashkirskoe narodnoe tvorchestvo. Vol. 1. Epos [Bashkir folk art. Vol. 1. Epos]. Ufa: Bashkirskoe knizhnoe izdatel'-stvo, 1987.
5. Marugina N. I. Yazyk i kul'-tura, 2009. No. 2. Pp. 11−30.
6. Khisamitdinova F. G. Slovar'- bashkirskoi mifologii [Dictionary of Bashkir mythology]. Ufa: IIYaL UNTs RAN, 2011.
Received 12. 11. 2014.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой