Этнокультурный туризм в Московской области: состояние и перспективы развития

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 383. 483. 12
Этнокультурный туризм в Московской области: состояние и перспективы развития.
Бутузов Алексей Г еннадьевич, кандидат географических наук, доцент,
sarmatant@inbox. ru,
ФГОУВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса»,
г. Москва
The present article is dedicated to the problem of extension of ethnocultural tourism in Moscow region. Relevance of the addressing this subject is conditioned by growing interest among specialists and professional organizers of tourism in comprehensive study of corresponding tourist market, necessity of elaboration of definitions for scientific and practical needs of domestic tourism. The author has introduced and justified his own vision of terminological apparatus of the ethnocultural tourism and its subspecies. The article is concerned with the specify of the state and perspectives of ethnocutltural tourism in Moscow region- possible ways of extension different subspecies of ethnocultural tourism are shown in it.
Статья посвящена вопросу развития этнокультурного туризма в Московской области. Актуальность темы обусловлена растущим интересом со стороны специалистов и профессиональных организаторов от туризма к всестороннему изучению соответствующего туристского рынка, необходимостью тщательной разработки дефиниций для научных и практических нужд отечественного туризма. Автор представил и обосновал собственное видение терминологического аппарата
этнокультурного туризма и его подвидов. В статье получила отражение специфика состояния и перспектив этнокультурного туризма в Московской области- представлены возможные пути развития различных подвидов этнокультурного туризма.
Key words: еthnocultural tourism in Moscow region
Ключевые слова: этнокультурный туризм в Подмосковье
Обращение к проблематике этнокультурного туризма в Московской области обусловлено рядом причин, прежде всего:
1) растущей значимостью этнокультурного фактора в развитии глобального и национального туристских рынков-
2) необходимостью скорейшей разработки терминологического аппарата, призванного адекватно обслуживать научные и практические потребности отечественного туризма этнокультурной направленности-
3) незрелостью, если не сказать, зачаточностью рынка этнокультурного туризма на фоне некоторого снижения относительных величин стихийных (неорганизованных) путешествий с этнокультурной составляющей-
4) ярко выраженную специфику условий, характера и перспектив развития этнокультурного туризма в Московской области.
Этнокультурный туризм — совокупность различных форм туристской активности, обусловленных стремлением путешественников к познанию, приобщению к различным этнокультурным феноменам. В пользу необходимости признания самостоятельного и комплексного характера этнокультурного туризма свидетельствует специфика используемых в его рамках туристских ресурсов, мотивации его участников, квалификационных требований к кадрам и менеджменту. Этнокультурный туризм предоставляет широкие возможности для активного обращения к региональному и локальному аспектам проявлений этнической культуры, прикосновения к традициям давно ушедших в историю этнических групп, и, наконец, для фиксации и популяризации жизненного опыта, особых черт природопользования и мировоззрения культурно маргинальных групп.
Многолетнее некорректное употребление весьма броских, запоминающихся определений, слоганов, не отвечающих в полном объеме, или даже искажающих суть того или иного туристского феномена, чревато высоким риском дезориентации потенциальных клиентов, а, следовательно, потери значительной части рынка путешествий с этнокультурной мотивацией. Полагаем, следует уделить самое пристальное внимание разработке и внедрению в оборот стандартных дефиниций, максимально полно и недвусмысленно раскрывающих содержание определенного набора этнокультурных феноменов как для нужд профессиональных организаторов, так и для клиентов соответствующих фирм.
Внушительный ресурсный потенциал в сочетании с противоречивостью современного состояния отечественного этнокультурного туризма — поступательным развитием коммерческих путешествий на фоне стагнации и даже обратной динамики его ведущих самодеятельных форм, в частности этнографического туризма, требуют скорейшей разработки и внедрения в теорию и практику профессиональной деятельности туристских организаторов более четких научных дефиниций. Промедление в этом вопросе чревато серьезными имиджевыми и финансовыми издержками для молодой индустрии
национального этнокультурного туризма. Во избежание дезориентации потенциальных клиентов, организаторам различных подвидов этнокультурного туризма рекомендуется всячески препятствовать нецелевому употреблению терминов этнокультурного содержания фирмами-конкурентами.
В частности, речь идет о необходимости скорейшего отказа, с соответствующей пропагандой в туристской прессе, при проведении рекламы и PR-акций, от устоявшейся в последнее десятилетие практики отождествления столь многогранного феномена, как этнокультурный туризм, с его частным проявлением, важным, популярным, главное -узнаваемым потребителями туристских услуг вариантом — этнографическим туризмом. Фирмы, позиционирующие себя как этнографические, по сути, предлагают туры этнокультурного туризма, включая в них программы с элементами антропологического, этнопознавательного, эколого-этнографического туризма.
Как частное к общему относятся друг к другу понятия «этнический» и «этнокультурный туризм». Кажущееся внешнее тождество понятий «этнокультурный» и «этнический туризм» — это не больше, чем внешнее сходство. Этнический туризм можно рассматривать как подвид этнокультурного туризма, нацеленный на изучение модальных, стандартных, массовых форм этнического бытия, тогда как путешествия с этнокультурной мотивацией стоит рассматривать как более сложный феномен.
Итак, этнокультурный туризм не исчерпывается более или менее известными отечественному потребителю туристских услуг этнографическим и этническим туризмом. Полагаем, окончательная легитимация в России этнокультурного туризма в предлагаемой автором расширенной трактовке может произойти лишь после его организационного оформления в школах высшего и профессионального туристского образования.
Как уже упоминалось, к настоящему времени российский рынок различных видов этнокультурного туризма находится, без преувеличения, в зачаточном состоянии. Одно из доказательств тому — отсутствие фирм, специализирующихся непосредственно на ностальгическом, этнопознавательном, эколого-этнографическом и прочих видах этнокультурного туризма. На нынешнем этапе этого и не требуется, поскольку для успешной работы в рамках того или иного вида этнокультурного туризма вполне достаточно иметь общую ресурсную, договорную, информационную базу. Широкий кругозор и, в первую очередь, приемлемый уровень знаний в этнокультурной сфере у сотрудников соответствующих туристских фирм, прежде всего, менеджеров, позволит им вполне успешно выполнять свои обязанности организаторов в рамках каждого из заявленных форм этнокультурного туризма. Даже на таком более представительном и складывающемся с 90-х годов ХХ века российском рынке, как этнографический, число
туристских фирм с ярко выраженной соответствующей специализацией не превышает двух десятков, в частности, в столице ограничиваясь всего лишь двумя-тремя.
Другая серьезная концептуальная проблема отечественного этнокультурного туризма — продвижение этнокультурных элементов в рамках комбинированных туров силами фирм, специализирующихся, прежде всего, на экологическом и сельском туризме. Описанная ситуация по большей части явилась результатом отпочкования из экологического туризма и последующей сопряженной эволюции с ним собственно этнокультурного туризма. На российском рынке этнокультурных путешествий в целом и на большинстве региональных и московском, в частности, спектр этнокультурных предложений по-прежнему представлен лишь эколого-этнографическими турами и программами. Это дает основание для пессимистичного прогноза относительно возможностей в ближайшем будущем рассматривать отечественный этнокультурный туризм как ядро складывающегося комплекса форм туристской активности с той или иной этнокультурной составляющей.
В то же время, принимая в расчет скромный возраст российского этнокультурного туризма, уже в обозримой перспективе московским фирмам этнокультурного туризма, вероятно, стоит сосредоточить внимание на продвижении не исключительно
этнокультурных туров, а туров и программ, насыщенных элементами этнокультурного
туризма. Без длительной подготовки отечественного потребителя к инновационному продукту — этнокультурным турам — их продвижение вряд ли может быть успешным. Не стоит забывать о тенденции последних лет к снижению интереса со стороны стихийных туристов к этнографическому туризму.
В ряде российских регионов этнокультурный туризм, или отдельные его подвиды, уже стали визитной карточкой туристской индустрии и даже больше — позволили
несколько улучшить деловую репутацию территорий. Несмотря на очевидные
преимущества перед подавляющим большинством российских регионов, Московский регион сталкивается с серьезными проблемами с развитием туризма и, в частности, различных подвидов этнокультурного туризма. Необходимы новые идеи, подходы к развитию туристской сферы.
Один из вероятных путей — существенное и быстрое расширение используемой ресурсной базы. С учетом самой высокой в стране покупательной способности населения, емкости рынка внутреннего туризма и признанной роли в качестве главного центра притяжения внутренних туристов, эта стратегия может уже в скором времени принести свои плоды. Подсчитано, что при более или менее комфортных условиях средняя окупаемость построенных тематических парков в столичном регионе колеблется от трех
до четырех лет. К числу несомненных преимуществ Московской области следует отнести ее не просто соседское, а эксклавное, а значит, выгоднейшее на фоне остальных регионов России транспортно-географическое положение. Москва играет ключевую роль в качестве главных «туристских ворот» в Россию, как для значительной части внутренних, так и для абсолютного большинства иностранных туристов.
Однако даже на фоне таких высоко урбанизированных еще с дореволюционного периода областей, как Ярославская, Тверская, степень сохранности этнографических ресурсов Московской области заметно ниже. Нередко сложно более или менее целостно представить в рамках музея истинно этнографическую культуру, а не то, что стало модным за нее выдавать в последние десятилетия. Высочайшая в пределах России степень трансформации русского этнографического комплекса под влиянием многовековых процессов урбанизации и интернационализации, сопоставимая лишь с Ленинградской областью, несомненно, существенно ограничивает возможности по продвижению уцелевшего этнографического наследия. У Московской области, в силу особенностей ее исторического развития, не может быть имиджа с акцентом на сохранившемся этнографическом наследии. Однако, в сравнении с Ленинградской областью, у Московской области есть некоторая специфика, связанная с ходом социокультурных и этнокультурных процессов. В XIX — начале ХХ столетий Москва заслуженно считалась более континентальным, евразийским, более русским по духу, чем Санкт-Петербург, городом Российской империи. Вестернизация, начавшаяся в Москве задолго до строительства на болотах на берегу Финского залива града Петрова, причудливым образом сочеталась в Москве с процессами формирования важнейших собственно этнических черт русского народа.
Подмосковью, как и многим другим регионам страны, для стимуляции развития этнокультурного туризма можно отказаться от ставшей привычной односторонней ориентации на этнографический туризм. Это заставляет по-новому подойти к решению проблемы инвентаризации ресурсов для целей этнокультурного туризма. Региону явно недостает этнографических деревень и этнографических парков, современных тематических комплексов. Показательно, что Московская область заметно отставала от многих регионов Поволжья, Урала, Европейского Севера и Сибири по темпам и масштабам строительства указанных категорий объектов.
Несмотря на некоторую ограниченность ресурсной базы, Московская область располагает определенным потенциалом к поступательному развитию таких подвидов этнокультурного туризма, как этнический, ностальгический, эколого-этнографический и особенно — антропологический и этнопознавательный. Так, в исследуемом регионе
имеется довольно развитая сеть различных музеев — краеведческих, исторических, историко-краеведческих, этнографических, — а также историко-архитектурных, историколандшафтных музеев-заповедников. Не стоит сбрасывать со счетов и особо охраняемые природные территории (заповедники, национальные и природные парки, памятники природы).
Для более полного и достоверного анализа состояния и перспектив развития этнокультурного туризма в Московской области необходимо более детальное его рассмотрение по различным подвидам. В рамках этнокультурного туризма автор предлагает выделять следующие подвиды: этнический, этнографический,
ностальгический, эколого-этнографический, этно-познавательный и антропологический туризм. Очевидное сходство в туристских предпочтениях любителей различных подвидов этнокультурного туризма позволяет в целом ряде случаев успешно объединять соответствующие сегменты в рамках одного и того же тура.
Этнический туризм — путешествия с целью изучения, приобщения к традиционной и (или современной) культуре народов, их образу жизни [1]. Параллельно в отечественной туристике бытует и другое, почти синонимичное современному толкованию ностальгического туризма, значение этого термина. Этнический туризм, с учетом разнообразия туристских ресурсов, диапазона туристских потребностей клиентуры и во многом обусловленной этими факторами вариативностью туров и программ, выделяется среди прочих подвидов отечественного этнокультурного туризма едва ли не самым большим потенциалом к развитию.
Московский регион по праву можно считать колыбелью русской этничности, олицетворением самого русского духа. Подмосковье, в силу своего пристоличного положения, на протяжении более чем пятисот лет выступало своего рода медиатором для распространения по остальной территории страны культурных инноваций, зародившихся в Москве или заимствованных из-за рубежа. Достаточно сказать, что многие широко известные русские пословицы и поговорки имеют именно московское происхождение.
Более того, статус Московского региона как центрального в этнической истории русского народа позволяет, но при соблюдении меры, активно использовать в этнокультурном туризме символы, имеющие общерусское и шире — общенациональное (общероссийское) значение. Так, общепризнанные и самобытные традиционные культурные комплексы Русского Севера и «казачьего» Юга могли бы найти свое достойное отражение в специально созданных в Подмосковье этнокультурных комплексах, этнографических парках и деревнях. Это относится и к продвижению русской кухни, впитавшей кулинарные достижения многих народов бывшего СССР.
С учетом включения в состав Московской области в 1929 года ряда территорий, исторически входивших в состав соседних губерний, есть предпосылки к созданию в пределах нынешнего Подмосковья этнографических деревень и парков, этнокультурных комплексов, восходящих к соответствующим региональным культурам — тверской, владимирской, рязанской.
Вряд ли в плеяде подвидов этнокультурного туризма найдется более известная и чаще ассоциируемая с этно-ориентированными путешествиями разновидность, чем этнографический туризм. Согласно общепринятой классификации, под этнографическим туризмом подразумевают путешествия с целью изучения, приобщения к традиционной (доиндустриальной) народной культуре тех или иных этнических групп [2]. Этнографическое наследие включает системы природопользования, жизненные уклады, обычаи, язык, кухню, планировку и вид поселений и строений, формы народного творчества, религиозные и прочие явления духовной культуры. Можно констатировать существенное разночтение между научным и широкоупотребительным толкованием термина «этнографический туризм». Показателен пример сращивания, отождествления понятий «народная культура» и «этнографическая культура».
Ностальгический туризм, уже давно признанный самостоятельным видом туризма, также без каких-либо оговорок следует относить к подвиду этнокультурного туризма. Ностальгический туризм можно понимать как поездки, мотивированные стремлением к познанию, приобщению к культуре собственного народа, или этнических предков, либо как поездки, мотивированные стремлением к посещению мест собственного прежнего местожительства, территорий проживания предков, родственников и членов семей [4]. Так или иначе, в обоих случаях туристский интерес носит сугубо этноцентристский характер. Из этого не следует, что всем ностальгическим путешественникам абсолютно чужды иные культурные традиции и образ жизни. Это в очередной раз доказывает высокую инвариантность туров и программ этнокультурного туризма в целом и ностальгического, в частности.
Подобно Риге, Подмосковье могло бы стать популярным направлением внутреннего ностальгического туризма. Но, принимая во внимание относительно низкую массовую культуру гостеприимства в России и, в частности, в Московском регионе, развитие ностальгических путешествий может столкнуться с ощутимыми трудностями. Тем не менее, популяризация ностальгического туризма могла бы принести Московскому региону дополнительную известность как дестинации внутреннего туризма.
Эколого-этнографический туризм — путешествия с целью приобщения к самобытной культуре различных этнотерриториальных сообществ в привычной среде их
проживания. При этом акцент в выборе объектов туристского интереса делается на традиционные и современные системы жизнеобеспечения. Основанием для отнесения эколого-этнографических путешествий к разряду этнокультурного туризма служит сложившаяся на отечественном рынке модель восприятия экологических путешествий. Как клиенты, так и профессиональные организаторы, в большинстве своем подсознательно ассоциируют «зеленый туризм» с посещением девственной, естественной природной среды. В отличие от Западной Европы — региона-законодателя моды на посещение существенно измененных человеческой деятельностью природных охраняемых территорий — в распоряжении отечественных экотуристов обширнейшие почти не потревоженные, или слабо потревоженные биоценозы.
Из всего многообразия подвидов этнокультурного туризма именно экологоэтнографический туризм имеет в Московской области, вероятно, самые большие шансы на успех. Во-первых, развитие эколого-этнографического туризма может опираться на достаточно развитую сеть особо охраняемых природных территорий. В частности, в Московской области расположены такие известные объекты, как национальный парк «Лосиный остров» и «Приокско-Террасный» заповедник. Однако к настоящему времени этнографическое направление так и не стало приоритетным направлением в экологическом просвещении. Организованные экскурсии для взрослых путешественников по-прежнему носят ярко выраженный природоохранный и просветительский характер. Вероятно, развитие эколого-этнографического туризма в регионе несколько ускорится, если активнее использовать потенциал ряда подмосковных природных парков.
С учетом наивысших в стране темпов и удельных изъятий территорий под строительство новых коттеджных поселков, уютных городов, крупных домовладений и дач, Подмосковье, особенно районы, расположенные не далее 20−30 км от российской столицы, может столкнуться с серьезными трудностями в развитии экологоэтнографического туризма вне особо охраняемых природных территорий. Определенные возможности к развитию эколого-этнографического туризма имеются в историкоархитектурных, природно-архитектурных и историко-археологических музеях-заповедниках региона. Не стоит сбрасывать со счетов и имеющуюся сеть сельских поселений, прежде всего на окраинах Московской области.
Этно-познавательный туризм можно рассматривать как путешествия с целью комплексного изучения этнических культур в исторической ретроспективе. Мотивацией к совершению поездок этно-познавательного содержания выступают любовь к истории, археологии, этнографическому наследию, образу жизни населения соответствующих территорий. Особо подчеркнем определяющую роль в формировании туристских
предпочтений господствующих в науке, или популярных среди читающей публики версий исторического прошлого. В отличие от экскурсионно-познавательного туризма, чаще нацеленного на приобщение к образцам высокой и нередко интернациональной культуры, этнокультурный туризм призван ориентировать клиента на познание всех прочих проявлений культуры.
Принципиальное отличие этнопознавательного от экскурсионного туризма, как, впрочем, и от других подвидов этнокультурных путешествий, заключается в отношении к роли культурных ландшафтов. Участников этнопознавательного туризма необходимо ориентировать на восприятие культурных ландшафтов как органического единства во всем его разнообразии и историческом развитии. При этом основное внимание в ходе экскурсионных маршрутов должно быть уделено чертам культурных ландшафтов, наиболее полно отражающим этнокультурную специфику, характеризующих системы природопользования в разные исторические эпохи.
Этнопознавательный туризм, тесно связанный с этническим туризмом, также имеет большие шансы на успешное развитие в Московском регионе. Культурные и природные ландшафты Подмосковья с полным основанием можно считать эталонными для всей Центральной России. Более того, в окрестностях нынешней Москвы наблюдается максимальное разнообразие природных и культурных ландшафтов в сравнении с прочими городами, основанными в древнерусский период. В Московском регионе, как в зеркале, отразились все сколько-нибудь значимые вехи отечественной истории.
Большой потенциал содержится и в таком подвиде этнокультурных путешествий, как антропологический туризм, под которым понимают поездки, обусловленные желанием приобщиться к образу жизни тех или иных этнокультурных групп. Различают антропологические путешествия, мотивированные желанием приобщиться к образу жизни ныне существующих этнических, этнотерриториальных групп (социокультурный туризм) и сообществ ушедших времен. Применительно ко второй разновидности, автор предлагает ввести в широкое употребление термин «ретротуризм».
В кристаллизованном виде внутренний социокультурный туризм в России не получил к настоящему времени сколько-нибудь заметного развития. Сказанное в равной мере справедливо не только в отношении коммерческого, но и самодеятельного туризма. Но есть основания предполагать, что ситуация уже в обозримом будущем несколько изменится. Так или иначе, но агротуризм, по своей мотивации во многом сходный с социокультурным туризмом в сельскую местность, принято считать самым экономически перспективным видом отечественного туризма ближайших десятилетий.
Антропологический туризм, предполагающий изучение культур минувших эпох, обладает огромным преимуществом перед другими разновидностями этнокультурного туризма — поистине неисчерпаемым ресурсным потенциалом. Казалось бы, реконструкция культурного комплекса исчезнувших этнических общностей требует гораздо больших финансовых затрат, чем скромное участие в поддержании этнического воспроизводства многих существующих самобытных сообществ, задействованных, например, в этнографическом или ностальгическом туризме. Кроме того, степень достоверности ревитализации культурных феноменов, причисляемых к достижениям исчезнувших этнических групп, нередко не выдерживает строгой научной критики. Дефицит проверенных сведений создает идеальные условия для полета фантазии и может быть компенсирован умелым использованием объектов аттрактации и анимации. Классический пример из отечественной действительности — содержательная сторона экспозиции музея «Нечистой силы» в славном городе Угличе (Ярославская область).
Итак, гипотетически, едва ли не каждая обитаемая в прошлом территория, любого таксономического ранга — от макрорегиона до конкретной местности, — с развитой туристской инфраструктурой, эффективным продвижением и благоприятной конъюнктурой рынка, может стать «полигоном» для беспрестанного создания и реализации все новых и новых турпродуктов.
Есть основания полагать, что не только на современном этапе, но и в обозримой перспективе, социокультурный туризм не приобретет сколько-нибудь заметного влияния на характер развития внутреннего туризма. Напротив, вполне оправданы надежды на прием уже в обозримом будущем значительного числа иностранных путешественников с социокультурной мотивацией. Полагаем, в еще большей мере сказанное справедливо в отношении ретротуризма. Более того, уже спустя несколько десятилетий, при благоприятном развитии событий, указанный вид туризма может стать в России одной из наиболее востребованных форм туристской активности для иностранных, а возможно, и для отечественных туристов. Речь идет, в первую очередь, о наличии соответствующей этнокультурно-туристской базы. Для полноценного развития ретротуризма в Московской области необходимо в кратчайшие сроки построить несколько этнокультурных центров. Этнокультурные комплексы, соответствующие стандартам высокоразвитых стран, должны в максимально полном объеме воспроизводить различные стороны образа жизни прошлого. Именно более или менее достоверные исторические реконструкции могут стать залогом поистине массового и весьма доходного ретротуризма. Среди преимуществ Московской области стоит отметить самый высокий в стране уровень материального достатка населения, близость к важнейшему мировому городу, к главным туристским
«воротам» России, наличие несравнимо больших, чем в столице, возможностей для землеотвода под строительство довольно крупных по площади этнокультурных комплексов.
Необходимо несколько сместить акценты в деле исторических реконструкций. Речь не идет об отказе от воссоздания батальных сцен. Напротив, анализ мирового опыта ясно дает понять, что будущее ретротуризма — за военными реконструкциями. Эти мероприятия по-прежнему пользуются большой симпатией у массового туриста. Однако требуется расширить ассортимент программ, предлагаемых в специально созданных тематических парках, за счет реконструкций сцен повседневной жизни. Так, можно было бы в том или ином объеме, в форме театрализованного представления воссоздать ушедший образ жизни различных этнических и социальных групп. Думается, стилизованное убежище разбойников в дремучем лесу, поселение вятичей, или кривичей на берегу небольшой подмосковной реки могли бы стать излюбленными местами отдыха и туризма для жителей и гостей Московской области.
По мере развития вкуса и привычки массового потребителя к посещению подобных тематических парков и этнокультурных комплексов, можно обращаться к менее известным историческим темам, например, образу жизни голяди — единственного балтоязычного народа, жившего незадолго до монгольского нашествия на западе современного Подмосковья, или мещеры — народа, ранее считавшегося финно-угорским, а ныне — угротюркским по языковой классификации. Полагаем, пропаганда идеи исконно присущей Московскому региону этнокультурной рубежности могла бы стать одним из краеугольных камней нарождающегося ретротуризма.
По мере поступательного развития отечественного этнокультурного туризма, все острее будет ощущаться необходимость скорейшей разработки теории кадастровой оценки этнокультурно-туристских ресурсов Московской области. Это позволит не только максимально полно охарактеризовать этнокультурные ресурсы с позиции их возможного использования в туристской сфере, но более или менее достоверно оценить коммерческие аспекты, включая экономическую эффективность, риски, экономическую целесообразность тех или иных мероприятий.
Обозначенные меры потребуют более тщательного анализа порайонных отличий этнокультурно-туристского потенциала Московской области, в конечном итоге стимулируя возникновение и развитие новых туристских центров, более активное использование ранее слабо задействованных в туризме объектов показа.
Литература
1. Зорин И. В., Квартальнов В. А. Энциклопедия туризма: Справочник. М.: Финансы и статистика, 2003. 368 с.
2. Сапожникова Е. Н. Страноведение. Теория и методика туристского изучения стран: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. 5-е изд., стер. М.: Академия, 2008. 237 с.: табл. С. 167.
3. Языки народов России. Красная книга: Энциклопедический словарь-справочник. М.: Academia, 2002. 378 с.
4. Юркина Н. А. Введение в специальность «социально-культурный туризм»: Учебное пособие. М.: ГИНФО, 2002. 208 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой