Этнолингвистический анализ погребальной лексики башкирского языка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 16 (307).
Филология. Искусствоведение. Вып. 78. С. 120−122.
Л. Р. Сулейманова, Ф. М. Сулейманов
ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОГРЕБАЛЬНОЙ ЛЕКСИКИ БАШКИРСКОГО ЯЗЫКА
Исследуется погребальная лексика башкирского языка, сохранившая в себе следы древних традициий башкирского народа. Данные башкирского языка, его диалектов, фольклорные источники совместно с этнографическими, историко-археологическими фактами, раскрывая семантику обрядовых терминов, дают представление об архаичных формах погребального обряда древних башкир, корнями уходящих в зороастрийские обычаи.
Ключевые слова: этнолингвистика- башкирский язык- погребальный обряд- лексика погребального обряда- архаичные формы обряда- зороастризм.
В последнее время в башкирской лингвистической науке актуальным является исследование тематических групп лексики. Если отдельные группы лексики башкирского языка в той или иной степени нашли отражение в башкироведении, то лексика, связанная с погребально-поминальными обрядами башкир, не была предметом специального исследования. Между тем разработка данной тематической группы лексики может пролить свет на многие проблемы не только этимологии, истории башкирского языка, но и истории культуры, этнографии башкир и других тюркских народов.
Лексика, связанная с погребально-поминальными обрядами и обычаями башкир, была зафиксирована еще в трудах этнографов, фольклористов, археологов досоветского периода, среди них можно назвать имена И. И. Лепехина, Н. С. Попова, Льва фон Бергхольца, М. Баишева, Д. П. Никольского, П. С. Назарова, С. И. Руденко. Немало интересного по изучаемой нами теме можно извлечь из трудов современных исследователей, занимающихся историко-этнографическими, археологическими, фольклорными проблемами (Н. В. Бикбулатов, Ф. Ф. Фатыхова, Р. А. Султангареева, Ф. А. Надршина, Н. А. Мажитов, А. Н. Султанова, Р. М. Юсупов, Г. Б. Хусаинов, Н. Г. Мухтаров и др.) [6].
Следует сказать, что в башкирской лингвистике по данной проблеме до последнего времени специальные исследования не проводились. В работах башкирских лексикологов (Э. Ф. Ишбердин, М. И. Багаутдинова, Ф. Г. Хи-самитдинова, Л. Х. Самситова, С. Ф. Миржано-ва, Р. Х. Халикова, А. А. Камалов, Н. Х. Иш-булатов, Р. Н. Хадыева) в процессе освещения различных аспектов башкирского языка рас-
смотрены отдельные термины, относящиеся к изучаемой нами теме [6].
В современной лингвистической науке имеет значение проблема соотношения и взаимодействия языка и культуры, истории народа. Самой устойчивой формой традиционной культуры являются обычаи, исследование которых требует комплексного подхода. К решению данной проблемы способствует этнолингвистическое направление в языкознании, которое исследует язык исходя из взаимообусловленности языка, культуры и этноса, сквозь общую призму лингвистики, этнографии, истории, археологии, фольклористики. Основоположниками этнолингвистики, возникшей в первой половине XX в., считаются американские лингвисты Ф. Боас и Э. Сепир. Но отражение в языке национальных особенностей были высказаны еще в трудах В. фон Гумбольдта, Г. Штейнталя. Этнолингвистическое направление в России возникло в результате исследований академика
Н. И. Толстого, который исследует языковые факты в тесной связи с культурными, социально-психологическими, мифологическими воззрениями народа. В работах академика и его учеников основными предметами исследования являются такие компоненты славянской духовной культуры, как народная онтология, мифы, пантеоны, ритуалы и др. В этих исследованиях основное внимание уделяется культурной лексике, в частности лексике, связанной с традиционными обрядами и обычаями. Этнолингвистические исследования ведутся и в тюркской лингвистике. Казахские (А. Т. Кайдаров, Е. Н. Жанпеисов), якутские (Н. А. Аханянов), татарские (Ф. С. Баязитова, Р. Р. Замалетдинов), башкирские (М. В. Зайнуллин, Ф. Г. Хисамит-динова, Р. Н. Хадыева) и многие другие лингвисты активно работают над такими проблемами,
Этнолингвистический анализ погребальной лексики.
121
как язык и языковая картина мира, язык и этно-культура, этнотекст и др. [6].
В данной статье на основе этнолингвистического анализа погребальной лексики башкирского языка попробуем выяснить отражение архаичных форм погребального обряда, которые наблюдались у древних башкир. По мнению башкирских фольклористов, современный погребальный обряд — лишь осколок архаичной культуры, который имел различные формы в прошлом [1. С. 43]. И наши исследования показывают, что современный похоронный комплекс, наблюдаемый у башкир, хотя и основан на исламских канонах, содержит в себе и следы древних верований.
За многовековой доисламский период развития погребальный обряд башкир пережил такие этапы, как период язычества, зороастризма, тенгрианства и др. В лексике башкирского языка особо выделяются лексемы, семантика которых связана с обычаями зороастризма.
Согласно историко-археологическим исследованиям, в УИ-У1 тысячелетиях до н. э. на территории Средней Азии начала зарождаться своеобразная религия зороастризма во главе с богом Ахура Мазда, которая с начала железного века утвердилась как официальная религия здешних государств. Вместе с мигрантами из районов Средней Азии на Южном Урале тогда могли распространяться основные идеи зороастрийской религии. При раскопках Син-таштинского могильника зафиксированы случаи, когда в могилу клали не труп умершего, а кости человека, очищенные от мягких тканей, хрящей и связок. Это одна из древнейших форм обращения с умершим, согласно которой трупы выставлялись на возвышенных местах и там они находились до тех пор, пока мягкие части трупа не поедались птицами, зверями или грызунами, а затем очищенные кости хоронились в земле. Так поступали андроновцы, тысячу лет позже их — народы Ирана, Средней Азии, вплоть до начала XX в. — тувинцы. Такой обряд был известен и древнейшим предкам башкир [4. С. 46−47].
В современном башкирском языке название обряда погребения передается синонимами ерлэY «предавать земле», кYмеY «погребать», ~куйыу «хоронить» (досл. «ставить, выставлять») [5]. Разноречивость названий поясняет истоки погребальных обрядов. Ритуал погребения узаконивает правила ухода за покойником, при которых должны соблюдаться веками сложившиеся традиции. Раскрытие семантики
слова предполагает познание забытых граней архаичной культуры предков. Слово ~куйыу могло стать результатом трансформации древних обычаев трупоположения на землю как формы погребения. Как показывают исследования лексики и фразеологии погребально-поминального обряда, с течением времени хотя и меняется ритуал согласно различным традициям, термин продолжает существовать в системе языка, лишь постепенно утрачивая семантику или меняя свое значение. Таким образом, возможно, лексема ~куйыу «выставлять покойника» с изменениями традиций приобрела значение «хоронить». Такая же точка зрения высказывается в исторических, фольклорных исследованиях [4- 7]. Кроме литературного слова ~куйыу в диалектах башкирского языка зафиксированы лексические единицы йыйыу (кызылский, таныпский), жийу (гайнинский), йыйыштырыу (средний), жыйыштырыу (ай-ский) дословно «убирать, прибирать со значением „хоронить“» [3].
В южном диалекте башкирского языка лексема hвйэк (досл. «кость») имеет значение «труп» [3]. Однокоренные слова с таким же значением употребляются и в других тюркских языках: CYйек (каракалп.), соок (хакас.), сввк (тувинс.). Лексическая единица hвйэк входит в состав многих сложных терминов, обозначающих участников погребального обряда: hвйзгенз тороусы, hвйзгенз кергзн кеше (ай-миасский), hвйэк тотоусы (кызылский) досл. «державший кость», ауыр hвйзген ау^арган кеше, иц ауыр hвйзк ау^арган кеше (ик-сакмарский) досл. «человек, перевернувший самую тяжелую кость — „обмывальщик умершего или один из обмывальщиков“», hвйзккз килеYселзр (восточный) досл. «пришедшие к кости» — «провожающие покойника», hвйзккз твшкзндзр досл. «спустившиеся к кости» -«люди, опускавшие покойника в могилу». В башкирской пословице & lt-Леймэ? ульщ йорт тотор, heймэQ киленец hвйзгец тотор" (Нелюбимый сын будет опорой дома, нелюбимая сноха будет хоронить) словосочетание hвйзк тотоу дословно передает значение «держать кость». hвйзк в значении «труп» встречается и в фольклорных произведениях: «ТуТСгамыштын бар яуын Y? енэ баш эй§ ереп, ТуТСгамыштын онталган heйзк-hаягын йый§ ырып, & quot-Ко?гондарга hиптереп, И§ еYкэй '-Кайтып киткэн, ти» (Подчинив все войско Тохтамыша, Собрав кости Тох-тамыша и бросив воронам, Идукай поскакал домой) «Идукай и Мурадым» [2].
Как отмечено выше, в зороастрийских обычаях трупы выставлялись зверям, птицам, затем кости хоронились в землю. В современном башкирском языке лексемы емдек, емтек употребляются в значении «мертвечина, падаль», которые образованы от корня ем- «корм, пища». В эпосах те же слова обозначают и человеческий труп: «Ай, Уралым, Уралым… Ошо ан-тымда тормаhам, Илемэ и§ еY булмаhам, & quot-Хаян ишелеп е? темэ Ьейэгемде онта^ін, Емтегем-де эт ейеп, Талым1§ ^о?гон туТСлан^ін» (Ай, Урал, ты мой Урал. Если нарушу свою клятву, не стану твоей защитой, пусть скала твоя раздавит мои кости, а мой труп станет пищей для собак и воронов) «Идукай и Мурадым» [2].
В зороастрийской религии большое значение имеет культ птиц. Главным в обряде выставления трупов было содействие душам умерших улететь при помощи птиц в царство Ахура Мазды с тем, чтобы вновь вернуться в жизнь в виде капель дождя и разных природных явлений. [4. С. 76]. И в вышеприведенных примерах из эпосов не раз упоминается ворон, питающийся мертвечиной. До сих пор сохранилось немало поверий, согласно которым предвестниками смерти являются тсарга «ворона», тсо^гон «ворон», кэкук «кукушка»: «Янгыд ¦карга о? атс тсыстсырhа, мэйет сыга» (Долго кричит одинокая ворона, быть смерти) — «Ауыл е? тендэ тсо? гон Тсортсолдаhа, ауылдан мэйет сыга» (над селом клекочет ворон, будет труп) [1]- «Кэ^к ей е? тенэн Yтhэ, ихатага ТСунып '-KысТCырhа, ей§ эн мэйет сыга» (Пролетит над домом кукушка, прокричит на изгороди, в доме будет труп) [8].
Таким образом, данные башкирского языка, его диалектов, фольклорные источники со-
вместно с этнографическими, историко-археологическими фактами, раскрывая семантику обрядовых терминов, дают представление об архаичных традициях башкирского народа. Многовариативность лексики исследуемого обряда является закономерным и представляет рудимент редуцировавшихся культур.
Список литературы
1. Башкирское народное творчество: обрядовый фольклор. Уфа, 1995. (на башк. яз.)
2. Башкирское народное творчество: в 12 т. Т. 5. Исторический эпос. Уфа, 2000. 392 с. (на башк. яз.)
3. Диалектологический словарь башкирского языка / РАН, Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра. Уфа, 2002. 432 с. (на башк. яз)
4. Мажитов, Н. А. История Башкортостана. Древность. Средневековье / Н. А. Мажитов, А. Н. Султанова. Уфа, 2009. 496 с.
5. Словарь башкирского языка: в 2 т. / РАН, Башкирский научный центр, Институт истории, языка и литературы. М., 1993. (на башк. яз.)
6. Сулейманова, Л. Р. Лексика и фразеология погребально-поминального обряда в башкирском языке (этнолингвистический анализ) / Уфа, 2011. 196 с. (на башк. яз)
7. Султангареева, Р. А. Семейно-бытовой обрядовый фольклор башкирского народа. Уфа, 1998. 243 с.
8. Хисамитдинова, Ф. Г. Мифологический словарь башкирского языка. М., 2010. 452 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой