Этнотопонимия республик Поволжья (Башкортостан, коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) xxxvi: А-анлаутные географические названия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

3. Lysakova I.P., ed. Russkii yazyk kak inostrannyi. Metodika obucheniya russkomu yazyku [Russian as a foreign language. Methods of teaching the Russian language]. Moscow, VLADOS Publ, 2004, 270 p.
4. Sokolovskaya K.A. Vidy glagola v russkoi rechi [Verb aspects in Russian speech]. Moscow, 2008, 285 p.
5. Sokolovskaya K.A. 300 glagolov sovershennogo i nesovershennogo vida v rechevykh situa-tsiyakh [300 perfect and imperfect verbs in speech situations]. Moscow, Russkii yazyk Publ., 2002, 85 p.
КОЖЕМЯКОВА ЕКАТЕРИНА АРКАДЬЕВНА — кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка как иностранного, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (ekozhemyakova@yandex. ru).
KOZHEMYAKOVA EKATERINA — Candidate of Philological Sciences, Associate Professor, Department of Russian Language as Foreign Language, Chuvash State University, Cheboksary, Russia.
СИМУЛИНА ИРИНА АЛЕКСЕЕВНА — старший преподаватель кафедры русского языка как иностранного, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (arin7. 7@yandex. ru).
SImUlINA IRiNa — Assistant Professor, Department of Russian Language as Foreign Language, Chuvash State University, Cheboksary, Russia.
УДК 81'-373. 21 ББК 81. 2−3
Г. Е. КОРНИЛОВ
ЭТНОТОПОНИМИЯ РЕСПУБЛИК ПОВОЛЖЬЯ (БАШКОРТОСТАН, КОМИ, МАРИЙ ЭЛ, МОРДОВИЯ, ТАТАРСТАН, УДМУРТИЯ, ЧУВАШИЯ) — XXXVI: А-АНЛАУТНЫЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАЗВАНИЯ*
Ключевые слова: компаративистика, этимология, контактология, ономатология, топонимика.
Статья продолжает инвентаризацию и интерпретацию А-анлаутных топонимов и апеллятивов в языках Поволжья, в ней дается этимология комонимов «Акаев юрт» (Башкортостан) и «Акаевка» (Мордовия), которые образованы от тюркского мужского имени личного «Акай», регистрируемого в башкирском, киргизском, татарском, чувашском и некоторых других языках. Приведены и подробно рассмотрены апеллятивы, положенные в основу антропонима. Анализ дополнен комментированным списком 32 географических названий, включающих в свой состав номенклатурный термин -йорт/-юрт.
G. KORNILOV ETHNIC TOPONYMS IN VOLGA REGION REPUBLICS (BASHKIR, KOMI, MARI, MORDVA, TATAR, UDMURT, CHUVASH REPUBLICS) — XXXVI: A-NAMES OF PLACES
Key words: comparative linguistics, etymology, contactology, onomatology, toponymy. The author continues cataloging and interpreting toponyms and appellatives starting with the letter «A» in the languages of the Volga region. The paper presents the etymology of the komonyms «Akayev Yurt (Rus. Акаев юрт)» (Bashkortostan) and «Akayevka (Rus. Акаевка)» (Mordovia), which are derived from the Turkish personal male name «Akai (Rus. Акай)», registered in the Bashkir, Kirghiz, Tatar, Chuvash and some other languages. The appellations underlying the anthroponym are regarded in detail. The analysis is supplemented with the annotated list of 32 geographical names, including the nomenclature term -yort/yurt (Rus. йорт/-юрт).
0.0.2.6.5. АКАЕВ ЮРТ — отсутствующее в современных справочниках название бывшей башкирской деревни «на Казанской дороге Уфимского уезда». Обнаружено Ф. Г. Хисамитдиновой в рукописи П. И. Рычкова «Лексикон, или
* Исследование выполнено при финансовом содействии Министерства образования и науки РФ (грант ГО 2−1. 6−123).
Словарь топографический Оренбургской губернии» в 1776 г.: «Акаев юрт -жилище возмутителя башкирцев, сына возмутителя Кусюма близ Нагайбака на озере Акай-куль». Автор убедительно возводит комоним к «имени башкира Акая Кусюмова, участника восстания 1735−1736 гг.» [18. С. 28]. До начала XXI в. в Нагайбак. с-т Бакалин. р-на входили 4 русских нп: с. Нагайбаково, с. Батрак, д. Ивановка и пос. Шумок, т. е. Акаев юрт в XX в. уже не существовал, поэтому его не упоминают авторы «Словаря топонимов Башкирской АССР», хотя в их справочнике указаны гора Ногайбек / Ногайбэк и рч. Ногайбэк йылгаЬы, правда, в Ишимбаев. р-не [16. С. 114а].
От фамилии Акаев, положенной в основу Акаев юрт, образовано название рус. д. Акаевка быв. Болотников. с-та Старошайговского (по некоторым источникам — Лямбирского) р-на Мордовии. В XIX в. д. Акаевка (Старая Матвеевка) значилась в Саран. у. Пензен. губ. «по обе стороны речки Руд-ни». И. К. Инжеватов: «Название-антропоним: темниковские служилые татары на Атемарской засечной черте юго-восточной границы Российского государства Акаевы были владельцами населенного пункта. Им принадлежали деревни Большая Акаевка и Малая Акаевка. Позднее они объединились в одну деревню — Акаевку» [7. С. 14а, б].
Личное имя Акай: ~Кусюмов, Акай-: ~ев — известно и в других тюркских языках, оно обнаруживается в фамилии первого президента Киргизии Ака Акаева- упомянуто в чувашском именнике у В. К. Магницкого — 201: Акай, с пометой Тат[арское] [10. С. 25в], у Х. Ч. Алишиной: Ацай цайынлык (Вг.) «Акаев березник» [1. С. 51], Акай топ «Акаево дно», «Акаево пастбище» (Вг.), с пометой: «отантр[опонимное]» [1. С. 53].
В говоре уральских татар (Пермск. обл.) известно нарицательное (инвек-тивное) ацай, в мамадышском говоре Заказанья — ацай в составе парного слова ацай-чуцай- авторы «Диалектологического словаря татарского языка» полагают, что ацай то же, что и алацай, фиксируемое в говоре крещеных татар и в атнинском говоре Заказанья- последним словом называют нескромного, «не знающего предела в своих словах и поступках человека», букв. CYзендэ Ьвм хэрэкэтендэ чама белмэгэн, тыйнаксыз, эрсез кеше турында- отсюда глагол-рефлексив алацайлану «не считаясь с окружающими, делать свое- проявлять беззастенчивость, нескромность», деепричастие алагайып в смысле «чересчур, много» [5. С. 31−32].
В литературных башкирском и татарском языках нарицательное ацай употребляется только в связном виде, ср. тат. лит. ацай куз /ацай ку-зле «пучеглазый, лупоглазый», «быстро ловящий взглядом неположенное видеть», тат. лит. ацайту «(вы)пучить- (вы)таращить, выкатить глаза- увлекать, увлечь- соблазнять, соблазнить- обольщать, обольстить», баш. лит. -ацайтыу: «(вы)пучить, (вы)таращить, выкатывать, выкатить (глаза)», ацайыу «выпучиться, (вы)таращиться, выкатываться, выкатиться (о глазах) — уставиться на кого-что». Любопытно, что акай-чукай известно и в татарском просторечном, но без инвективного оттенка, в сочетании с глаголом: акай-чукай килY «увлекаться, увлечься, соблазняться, соблазниться- обольщаться, обольститься». Форму алацай литературные источники не указывают.
Э. В. Севортян, перечисляя фонетические варианты: ацца, аца, аке, ака, ака, экэ, еке и т. д. и указывая их значения почти по всем тюркским языкам (исключая чувашский): «отец», «старший брат», «старший родственник», «дед (ушка)», «дядя» и нек. др., склонен выводить «формы типа ака ~ аке ~ эке ~ экэ ~ еке по всей вероятности — из звательной формы, промежуточную
ступень в эволюции которой образует тип акей (из акай, ср. дальше форму ацай) в турецких диалектах…» [15. С. 121].
Г. И. Рамстедт считал аца общим достоянием алтайских языков [22. S. 3], указывал производную от аца звательную форму ацай в крым. -тат., караим., ногай. языках и форму акей в тур. диалектах в значениях: «папа, отец» (обращение к отцу), «старший брат», «дядя», «дедушка», «мужчина» [14. С. 63]. Селькуп. ака «старший брат» (акай пилянмын «налево»?), видимо, из сиб. -тюрк. [2. С. 13].
Самое занимательное обнаруживается в конце соответствующей статьи Э. В. Севортяна [15. С. 122−123], где приводятся: и. -е. akka «мать» («по широко распространенному мнению, разделяемому также и Ю. Покорным, слово -лепетного происхождения») — др. -инд. «мать», греч. '-Аккш «кормилица Демет-ры», лат. Acca Larentia — название богини у римлян (покровительница полей) — также в малоазийских языках- ср. Madder-Akka «матерь земли» [21. S. 23], хотя у И. Х. Дворецкого даны несколько иные значения, а именно: др. -греч. '-аккш. «жеманница.» [6. С. 64а], лат. Acca Larentia / Акка Ларентия, кормилица Ромула и Рема, мать 12 «арвальских братьев».- Accalia (или Laren-talia)… аккалии- ежегодные празднества в честь Acca Larentia (в декабре). [4. С. 19б]. Эту женскую линию продолжают тюркские: уйг. ака «старшая родственница по женской линии, сестра или тетя», ср. -тюрк. ака «старшая сестра мужчины или женщины» и их другие гомогенные параллели в соответствующей статье словаря М. Рясянена [23. S. 38а, b], где приведены также монг. eke «мать», ege-ci «старшая сестра», тунг. eke «старшая сестра», дополненные у М. Р. Федотова чув. ака (вокатив акай) «старшая сестра», вошедшее в мар. Л. ака, мар. Г. ака «старшая сестра», «младшая тетка по матери" — удм., морд. М. ака «старшая сестра" — чув. акай & gt- мар. Л. акай, мар. Г. акай … обращение брата и сестры к своей старшей сестре- обращение к младшей тетке по матери [17. Т. I. С. 31].
Разброс языков и значений заставляет несколько усомниться в гомогенности всей совокупности перечисленных выше форм. В самом деле, с одной стороны, мы имеем варианты вокатива звательной формы ака-й на базе вариантов *ака «старший родственник по мужской или женской, прямой или боковой, линии», с другой стороны, в заказанских говорах татарского языка, как было указано выше, зафиксированы инвективные ацай / алацай, причем не известно, является ли ацай результатом «сокращения» формы алацай (выпадение интервокального -л- с последующим стяжением аа- & gt- а- & gt- а-, в связи с отсутствием в системе татарского вокализма противопоставления гласных по долготе), или, наоборот, форма алацай — результат словосочетания / словосложения *ал и акай, где акай — рассмотренный выше Э. В. Севортяном вокатив на базе общетюркского / общеалтайского ака, а *ал — убедительно реконструированная тем же Э. В. Севортяном основа в значении «лишившийся ума, глупый», конверсивная рефлексиву *ал — «лишиться рассудка, беситься (о животных)» [15. С. 755б]. Однако представляется еще убедительнее видеть в алацай вокатив от алац, известном в тур. диал., койбал., у Радлова (I, 355), со спектром близких значений: «придурок», «ошалелый», «сумасшедший», «сумасброд» и т. п. [15. С. 145]. Для бунтаря Акая Кусюмова значение «шальной» кажется вполне подходящим.
Рассматриваемый комоним Акаев юрт — рус. вариант предполагаемых башк. *Акай / *Экэй йорт (о), с рус. притяж. -ов / -ев, передающим значение башк. показателя принадлежности 3-го лица -о/-ы/-и- в свою очередь, рус. юрт — регулярная передача башк. йорт, ср. топонимы:
1. Абдулкарима юрта (Абдулкаримова, Каримова) быв. Барын-Табын. в. Верхнеурал. у., 1-я фиксация (далее — фикс.) — 1768 г., по имени «старшины Барын-Табын. в. Абдулкарима Курманаева» [19. С. 217]. Предполагаемый башк. вариант *Эбдулкэрим йорто.
2. Айли-юрт (Айлина) быв. Айлин. в. Уфим. у., 1-я фикс. — 1765 г., ср.: д. Айлина быв. Кыпчак. в. Бугуруслан. у., 1-я фикс. — 1795 г.- согласно Ф. Г. Хисамитдиновой, оба названия связаны с этнонимом [19. С. 222]. Предполагаемый башк. вариант *Эйли йорт (о).
3. Акташ йорто, только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «сращенное название плюс номенклатурный термин плюс аффикс принадлежности» [8. С. 59]. Букв. «Юрт Белого камня».
4. *Алиш юрт / Элеш йорт — назв. урочища (далее — ур.) в Бурзян. р-не, где и назв. речки (далее — рч.) *Алиш / Элеш — лев. пр. р. Большой Нугуш, согласно «Словарю топонимов БАССР», «от антропонима Элеш» [16. С. 177а]. В XVI—XIX вв. топоним не зафиксирован. Любопытно созвучие с чув. диал. элёш (с. Бердяш, с. Ивано-Кувалат Зилаир. р-на РБ) «оголец» (ихтионим).
5. Билэнйорт, только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «сращенный топоним, изафет 1-го типа» [8. С. 51]- Билэнйорт — «атрибутивно-номинативный тип» [8. С. 76].
6. Бишэй йорто, только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «двуосновный составной ойконим» [8. С. 56].
7. Буран йорт, только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «двуосновное, существительное плюс существительное» [8. С. 52].
8. Добэйорт аркаИы, только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «ороним на базе двуосновного сращенного топонима» [8. С. 61].
9. Имян-юрт (Имянова) быв. Кыр-Унлар. в. Бир. у., 1-я фикс. — 1747 г.- согласно Ф. Г. Хисамитдиновой, «связано с микротопонимом (названием кочевья)» [19. С. 244]. Ср.: Имян-Юрт / Имэн йорт — назв. рус. хутора в быв. Урал. с-те Кугарчин. р-на, «от имэн «дуб- дубовая» и йорт «летовка»» [16. С. 56б].
10. Идке йорт (Иски аул, Лагыр, Васкина) быв. Тырнаклин. в. Уфим. у., 1-я фикс. 1740 г. [19. С. 239]- Иски-юрт (Иски аул) быв. Киргиз. в. Бир. у., 1-я фикс. -1664 г. У А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: Идкейорт — «сращенный топоним» [8. С. 51], Идкейорт бадыуы — «(прилагательное плюс существительное) плюс существительное плюс аффикс принадлежности» [8. С. 59], у него же противопоставление: Идкейорт — Яцыйорт («Старый юрт — Новый юрт». — Г.К.) [8. С. 101]. Наибольшее число у Х.Ч. Алиши-ной: Иске йорт (часть деревни, Вг.), Иске йорт (Яр) [1. С. 51]- Иске йорт (оз., Вг., Яр.), Иске йорт (рч., Вг.) [1. С. 64]- «Лексема йорт сохранилась в микротопонимии, обозначающей прежние места обитания (Иске йорт)» [1. С. 64]- «сема «старый» — Иске йорт (старый юрт) (рч., Вг.)» [1. С. 68]- «молодые поселились у р. Суйыр на яру в местечке Иске йорт» [1. С. 129]- «В середине деревни Казан-лы (Казанские юрты) изгиб речки образует полуостров Иске йорт, где в 1886 г. жили люди» [1. С. 140]- «Имя существительное может определяться прилагательным…: Ак камыш, Иске йорт, … Тугыз йорт» [1. С. 208]- «Модель «имя прилагательное + апеллятив…: Иске (йорт, авыл), …» [1. С. 209]. В быв. Казан. губ. значились: тат. д. Искюрт в быв. Нов. Кишит. в. Казан. у., Искюрт — в быв. Селенгуш. в. Лаишев. у., Искюрт в быв. Старо-Юмьин. в. Мамадыш. у.- ныне в РТ: тат. д. Иске-Юрт /Иске Йорт в быв. Учалин. с-те Арск. р-на и тат. д. Иске-
Юрт / Иске Йорт в быв. Больше-Кукмор. с-те Кукмор. р-на. Ф. Г. Гарипова упоминает Иске йорт чишмэсе — родник в д. Бакаево Север. р-на Оренбург. обл. [3. С. 151], топоним Ескиюрт на Украине [3. С. 296- 11. С. 29], д. Иске Йорт (рядом археологич. памятник) в Пестречин. р-не РТ (правобережье р. Камы).
11. Йэйгейорт, Йэйлэу — «место кочевки», только у А. Камалова, без локализации, без полного перевода [8. С. 142].
12. Йорт, согласно А. Камалову, в РБ имеется топографич. объект (где — автор не указывает), так именуемый- зато указывается лингв. статус: «название, образованное лексическим путем, номинативный тип топонима» [8. С. 76]. Перекличка с иран. Йортгах (центр. Иран), где гах / гех из араб. ках «место», сиб. -тат. Йортлы кыр (п., Тб.) [1. С. 64], а также — комоним Йорткул — другое назв. Акмаелга, «на истоке реки Утэк [3. С. 343].
А. Камалов еще в 1994 г. справедливо отметил: «Семантически и фонетически сопоставимы лексемы йорт в тюркских и горт в финно-угорских языках» [8. С. 86]. Это перекликается с нашим утверждением, что -гурт в составе удм. комонима Адямигурт — «удм. географич. номенклатурный термин в значениях «деревня, селение, село», «дом», «родина" — коми горт «дом», «домовина», хант. корт /курт «хантыйское жилище или поселение»., равный архетипу тюркских йурт / йорт / дурт / дорт «дом- здание, строение и т. д. «, родственных славянским и иным параллелям рус. город, град из пра-славян. *горд- [9. С. 143]. Это неоспоримое доказательство восхождения славяно-тюркских взаимосвязей еще к пратюркской эпохе.
13. Йылыйорт «теплый дом, теплое кочевье», только у А. Камалова, без локализации и иных комментариев [8. С. 113].
14. Карангыюрт / Карацгыйорт — назв. местности и речки, лев. пр. р. Устуманды в Белорец. р-не, «от царангы «темная» и йорт «дом, двор, летняя стоянка, летовка» [16. С. 89а]. А. Камаловарацгыйорт «Темная кочевка» противопоставляет Сагыуйорт «Светлая кочевка», без указания места регистрации [8. С. 108].
15. Ко? гойорт, кодлэу — место осенних кочевок, только у А. Камалова, без локализации [8. С. 142]. «Кодгойорт цойодо «Родник осенней стоянки» Р. З. Шакуров отнес в группу топонимов, сохранивших в себе сведения об особенностях былого кочевого и полукочевого скотоводческого хозяйства» [8. С. 93- 20. С. 54].
16. Кюльюртау / Кулйортау — назв. горы и пос. в Баймак. р-не (В справочниках, начиная с 1961 г., не упоминается), «от кул «озеро», йорт «летовка», тау «гора» [16. С. 80а]. Следовательно, исходным был облик *Кулйорт тау. Но если признавать диал. Йур / *йор «большой, крупный» [16. С. 181 б]: Юр-тыш переведено «Большой камень». — Г.К. ], то архетип *Кул-йор-тау «Озерная большая гора» (?).
17. Салауат йорто — «уроч. на берегу р. Узень, в 4−5 км ниже д. Новые Ка-ратавлы» [16. С. 125а]. Баш. д. Новые Каратавлы входила в быв. Алькин. с-т Салават. р-на. Имя полководца, одного из предводителей Крестьянской войны 1773−1775 гг., Салавата Юлаева, популярно в Фамилиеконе и топонимиконе Башкортостана, его носят самые разные топографические объекты: нас. пункты, горы, долы, реки, леса и т. д. В араб. оно означает «восхваление, прославление- молитвы», ср. Салават Аллах «благославление Аллаха» [12. С. 214].
18. Сацлыйорт — назв. рч. в Кумертаус. р-не, приведено в статье на Санды-Узяк/Сандудэк, без указания, куда впадает. Из контекста очевидно, что от санлы/ санды «пыльная» и йорт «летовка» (сан «пыль») [16. С. 126а]. А. Камалов
[8. С. 40] указывает форму Сацдыйорт и ее полукальку Кочевье, без топографической привязки, определяя как «двуосновный ойконим» [8. С. 52].
19. Тавлыкая юрт (кош Тавлыкая, Тавлыкаева) быв. Бурзян. в. в Верх-неурал. у., 1-я фикс. 1770 г. у И. И. Лепехина, который «говорит о деревне и коше старшины Бурзянской волости Тавлукая…» [19. С. 282].
20. Ташлыюрт / Ташлыйорт — назв. возвышенности близ рус. -башк. раб. пос., рц. Альшеев. р-на, «от ташлы «каменистое» и йорт «жилище, место поселения, место кочевки»» [16. С. 141а].
21. Терсяк-юрт быв. Терсяцк. в. Шадрин. у., 1-я фикс. 1703 г., согласно Ф. Г. Хисамитдиновой, «название дано по этнониму терсяк» [19. С. 196, 284].
22. Тубэйорт — назв. лев. пр. р. Урюк в Ишимбаев. р-не, вариант: Ялта-ран /Ялтыран [16. С. 183а]. Если исходить из башк. литер. языка, то от тубэ «холм, вершина», «крыша, кровля», «темя, макушка», «род- территория, занимаемая родом» и йорт «дом», «двор», исторически «волость». Представляется предпочтительным перевод в качестве диалектного «Холмистая ле-товка» / «Холмистое кочевье».
23. Тунйорт — только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «топоним сращенного типа» [8. С. 59]- далее у него же: гора Туцйорт тауы — трехосновный составной ороним» [8. С. 59]. На базе башк. туц (чув. шан) «мерзлый, холодный- замерзший», откуда и рус. тундра (из *туц тора / *туц тура «пребывающая в состоянии мерзлоты». — Г.К.).
24. Ураййорт — «быв[шая] лет[овка] близ с. Таймасово в Кумертаус. р-не (в справочниках 1961 г. башк. с. Таймасово — в Таймас. с-те Куюргазин. р-на, а рус. хут. Урай — в Горн. с-те того же р-на). Оставлено без объяснения [16. С. 153б]. Фонетически сопоставимо с чув. урай/орай «подпол, подполье- подпольный».
25. Уртайорт — только у А. Камалова, без локализации, без перевода, с указанием лингв. статуса: «двуосновный ойконим, качественное прилагательное плюс существительное» [8. С. 52]. Букв. «Среднее кочевье» или «Средняя летовка».
26. Чибинли-юрт (Чибинли кош) быв. Бурзян. в. Белебеев. у., 1-я фикс. 1795 г. [19. С. 205].
27. Шарибаш-юрт быв. Кипчак. в. Стерлитамак. у., 1-я фикс. 1795 г. [19. С. 207].
28. Шэйекйорт — урочище в Мелеузов. р-не (без уточнений). «От диал. шэйек / йэйек «широкая, раскидистая» и йорт «летовка» [16. С. 173а]. Требуются другие примеры на мену ш-/й- в анлауте.
29. Юрт-: Юрт-бар — д. быв. Гарей-Кипчак. в. Стерлитамак. у., 1-я фикс. 1816 г. [19. С. 209], букв. «юрт имеется" — Юрт Юсупа быв. Елан. в. Бир. у., 1-я фикс. 1705 г. [19. С. 210]- Юртова (Бурамбаева, Кинзябулатова, Асыл) -д. быв. Бурзян. в. Верхнеурал. у., 1-я фикс. 1812 г. [19. С. 153], при втором упоминании [19. С. 237]: Юртово — выс[елок] дер[евни] Кинзебулатова, с пояснением: «Название Юртово от слова юрт «кочевье».
В РТ известно рус. с. Юртово /Юртау в быв. Юртов. с-те Мензелин. р-на, тат. вариант вряд ли допустимо членить *Юр-тау и переводить «Большая гора», тем более, в 1-й части усматривать чув. юр / йор «снег- снежный».
В быв. Казан. губернии имелась Юрткульская волость в Спасском уезде, где значилось 7 нп на базе Юрткули: рус. с. Юрткули /Архангельское- Юрт-кули Мордовские / Базарные- Юрткули Подлесные /Базарные (в совр. РТ: тат. д. Подлесный Юрткуль / Урманасты Йорткул «Юрт — озеро» быв. Средне-Юрткуль. с-та Кузнечихин. р-на) — Юрткули Подлесные Татарские (в РТ не зна-
чатся) — Юрткули Средние / Базарные (в совр. РТ: тат. с. Средний Юрткуль / Урта Йорткул быв. Средне-Юрткуль. с-та Кузнечихин. р-на) — Юрткули Средние Татарские / Вершины речки Нараткуль- Юрткули Степные Татарские (в совр. РТ: тат. д. Степной Юрткуль /Кырый Йорткул быв. Средне-Юрткуль. ста Кузнечихин. р-на). Кроме того, в Шиньшин. в. Царевококшай. у. значились два околодка Новый Юрт / У-Сурт (мар. у «новый», сурт из чув. дурт / дорт «юрт- дом, строение, здание») со смешанным мар. -рус. -тат. населением [13]. В совр. РТ также: Юрты Большие / Олы Йорт (рус. с. Нижне-Вязов. с-та Нурлат. р-на) — Юрты Малые /Кече Йорт (рус. д. Больше-Ширдан. с-та Нурлат. р-на) — тат. с. Юртыш быв. Мемдель. с-та Дубъяз. р-на.
В монографии Х. Ч. Алишиной на разных страницах упоминаются Андреевские юрты (Тм.) [1. С. 63], Иске йорт (Вг., Яр.) [1. С. 51, 64, 68, 129, 140, 208, 209], Казымские юрты [1. С. 62−63], Кумтык йорт (Вг.) [1. С. 51], Муалымские юрты [1. С. 62−63], Мужевские юрты [1. С. 62−63], Новые юрты /Йана авыл (в 6 км от г. Тюмень) [1. С. 158], Такта йорт (Яр.) [1. С. 51, 131], Тугыз йорт / Ту-гыс йорт (Вг.) [1. С. 51, 177], Шурышкарские юрты [1. С. 62−63], Юртобор / Карагай авыл [1. С. 63, 67].
Варианты тюркских юрт / юрд, йорт / йорд заметно представлены в топонимии Ирана: Гюль-юрт (Иранский Азербайджан), Земестан йорт (Горган), Йортгах (центр. Иран), Кызъ-юрд-и (гора в Иран. Азерб.), Семедъ-юрд-и (Иран. Азерб.), Техте-йорд (Зенджан), Чохуръ-юрд / Чухуръ-юрд (Зенджан), Шах-юрд-и (центр. Иран), Юрд-шах (Центр. Иран), Юрд-зейнель (Горган), Юрт-Казем (Горган) и др., совершенно прозрачные для тюркоязычного населения.
30. Язги-Юрт / Я^гыйорт — назв. местности и башк. пос. в быв. Турналин. с-те Салават. р-на, «от я^ты «весенняя» и йорт «дом, летовка» [16. С. 182а]. Полным чув. соответствием было бырхидорт / Cурхидурт, но его в топонимии Урало-Поволжья быть не должно (по причине исключительно оседлого образа жизни чувашей). А. Камалов упоминает Я^гыйорт в качестве «двуосновного ойконима» [8. С. 52] и как место весенних кочевок [8. С. 142]. У Ф.Г. Хисамит-диновой, кроме Язги-юрт в быв. Бурзян. в. Верхнеурал. у., 1-я фикс. 1795 г. [19. С. 210], указан семантический вариант Язлау-юрт в быв. Кипчак. в. Оренбург. у., 1-я фикс. 1772 г. [19. С. 210].
31. Ялтыранйорт — назв. урочища в окрестностях башк. д. Верхний Нугуш быв. Галиакбар. с-та Бурзян. р-на [16. С. 183а]. Видимо, в определяющей части прич. наст. вр. действ. з. на -ан / -ен (конкурент -акан / -екен / -аган / -еген) от интранзитива-имитатива ялтыр — «блестеть, сверкать».
32. Янги-Юрт / Яны Йорт — назв. башк. д. в быв. Янурусов. с-те Макаров. р-на (в «Словаре топонимов Башкирской АССР» — хутор в Ишимбаев. р-не), «от назв. местности, яны& lt- «новая» и йорт «дом, здание, кочевка» [16. С. 188а]. У А. Камалова: урочище Яны'-йорт у д. Кугарчино Калтасин. р-на РБ [8. С. 100]. У Ф. Г. Хисамитдиновой: д. Яны-юрт быв. Юрматын. в. Стерлитамак. у., 1-я фикс. 1795 г. [19. С. 211]. Х. Ч. Алишина единожды упоминает «комоним Новые Юрты (в 6 км от Тюмени)» и считает, что это «семантическая калька с татарского Йана авыл» [1. С. 158].
Обращает на себя внимание тяготение к слитному написанию -йорт в башкирской орфографии, хотя встречается и раздельное написание с большой буквы (Иске Йорт, п. 10- Кече Йорт, Олы Йорт, п. 29- Яны Йорт, п. 32), раздельное написание с маленькой буквы (Элеш йорт, п. 4- Буран йорт, п. 7- Идке йорт, п. 10- Кумтык йорт, Такта йорт, Тугыз йорт, п. 29), исключительно раздельное написание в случае оформления сингармоничным притя-
жательным -о (Ацташ йорто, п. 3- Бишэй йорто, п. 6- Салауат йорто, п. 17) — в русской же передаче — юрт: через дефис с большой буквы (Имян-Юрт, п. 9- Иске-Юрт, п. 10- Язги-Юрт, п. 30- Янги-Юрт, п. 32), через дефис с маленькой буквы (Айли-юрт, п. 2- Имян-юрт, п. 9- Иски-юрт, п. 10- Терсяк-юрт, п. 21- Чибинли-юрт, п. 26- Шарибаш-юрт, п. 27- Гюль-юрт, п. 29- Яны-юрт, п. 32), слитно с маленькой буквы (Карангыюрт, п. 14- Кюльюртау, п. 16- Ташлыюрт, п. 20), раздельно с маленькой буквы в притяжательных словосочетаниях (Акаев юрт [17. С. 28], Тавлыкая юрт, п. 19, в т. ч. во множ. числе: Казанские юрты, п. 10- Казымские юрты, Муалымские юрты, Мужев-ские юрты, Новые юрты, п. 29).
Разумеется, наша констатация разнобоя в написании не преследует нормализаторских целей, а лишь призвана представить на обозрение реальную историческую картину.
(Продолжение следует) Литература
1. Алишина Х. Ч. Ономастикон сибирских татар (на материале Тюменской области): в 2 ч. Тюмень: Изд-во Тюмен. гос. ун-та, 1999. Ч. I. 240 с.
2. Быконя В. В., Кузнецова Н. Г., Максимова Н. П. Селькупско-русский диалектный словарь. Томск: Изд-во Томск. гос. пед. ун-та, 2005. 348 с.
3. Гарипова Ф. Г. Татарская гидронимия: вопросы этногенеза татарского народа по данным гидронимии. Казань: Ин-т языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова А Н РТ, 1998. Кн. первая. 571 с.
4. Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Русский язык, 1976. 1096 с.
5. Диалектологический словарь татарского языка / сост.: Н.Б. БорИанова, Л. Т. Махмутова, З. Р. Садыйкова, Г. К. Якупова- под ред. Л. Т. Махмутовой. Казань: Тат. кн. изд-во, 1969. 644 с.
6. Древнегреческо-русский словарь / сост. И.Х. Дворецкий- под ред. С. И. Соболевского. Т. I. А-Л. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1958. 1044 с.
7. Инжеватов И. К. Топонимический словарь Мордовской АССР. Названия населенных пунктов. 2-е изд., доп. и испр. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1987.
8. Камалов А. А. Башкирская топонимия. Уфа: Китап, 1994. 304 с.
9. Корнилов Г. Е. Топонимия республик Поволжья (Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртия, Чувашия) — VI: А-анлаутные географические названия // Вестник Чувашского университета. 2004. № 1. С. 116−150.
10. Магницкий В. К. Чувашсия язычешя имена. Казань: Тип. Императорскаго ун-та, 1905. 101 с.
11. Мурзаев Э. М. Тюркские географические названия. М.: Восточная литература РАН, 1996. 254 с.
12. Мусульманские имена. Словарь-справочник. СПб.: ДИЛЯ, 2006. 448 с.
13. Прямой и инверсионный словари комонимов Казанской губернии / сост.: С. В. Колесникова, Г. Е. Корнилов, А. А. Леонтьева. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2004. 708 с.
14. Рамстедт Г. И. Введение в алтайское языкознание. Морфология. М.: Изд-во иностр. лит., 1957.
15. Севортян Э. В. Этимологический словарь тюркских языков (Общетюркские и межтюркские основы на гласные). М.: Наука, 1974. 767 с.
16. Словарь топонимов Башкирской АССР. Уфа: Башк. кн. изд-во, 1980. 199 с.
17. Федотов М. Р. Этимологический словарь чувашского языка: в 2 т. / ЧГИГН. Чебоксары, 1996. Т. I-II.
18. Хисамитдинова Ф. Г. Географические названия Башкортостана: Материалы для историко-этимологического словаря. 2-е изд., испр. и доп. Уфа: Гилем, 2006. 132 с.
19. Хисамитдинова Ф. Г. Башкирская ойконимия XVI—XIX вв. Уфа: Башк. кн. изд-во, 1991. 304 с.
20. Шакуров Р. З. По следам географических названий: Топонимия бассейна реки Демы. Уфа: Башкнигоиздат, 1986.
21. Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bern und Munchen: A. Francke,
1959.
22. Ramstedt G.J. Kalmuckisches Worterbuch. Helsinki: Suomalais-ugrilainen Seura, 1976. 560 S.
23. Rasanen M. Versuch eines etymologischen Worterbuchs der Turksprachen. Helsinki: Suomalais-ugrilainen seura, 1969 [Lexica societatis Fenno-Ugricae XVII. 1.]. 533 S.
References
1. Alishina Kh. Ch. Onomastikon sibirskikh tatar (na materiale Tyumenskoi oblasti): v 2 ch. [The Siberian Tatars'- onomasticon on the data of the Tyumen area. 2 vols.]. Tyumen, Tyumenskii Gos. Univ., vol. 1, 1999, 240 p.
2. Bykonya V.V., Kuznetsova N.G., Maksimova N.P. Sel'-kupsko-russkii dialektnyi slovar'- [The Selkup-Russian dialects dictionary]. Tomsk, Tomsk State Pedagogical University Publ., 2005. 348 p.
3. Garipova F.G. Tatarskaya gidronimiya: voprosy etnogeneza tatarskogo naroda po dannym gi-dronimii [The Tatar Hydronymy: the questions of the ethnogenesis of the Tatar people on the hydrony-my data]. Kazan, 1998, vol. 1, 571 p.
4. Dvoretskii I. Kh. Latinsko-russkii slovar'- [The Latin-Russian Dictionary]. Moscow, Russkii yazyk Publ., 1976, 1096 p.
5. Makhmutova L.T., ed. Dialektologicheskii slovar'- tatarskogo yazyka [The dialectological dictionary of the Tatar language]. Kazan, 1969. 644 p.
6. Sobolevskii S.I., ed. Drevnegrechesko-russkii slovar'- [The ancient Greek-Russian Dictionary]. Moscow, 1958, vol. 1, 1044 p.
7. Inzhevatov I.K. Toponimicheskii slovar'- Mordovskoi ASSR. Nazvaniya naselennykh punktov [The toponymic dictionary of the Mordovian ASSR. The Names of settlements]. Saransk, Mordovia Publishing House, 1987, vol. 1.
8. Kamalov A.A. Bashkirskaya toponimiya [The Bashkir toponymy]. Ufa, Kitup Publ., 1994, 304 p.
9. Kornilov G.E. Toponimiya respublik Povolzh'-ya (Bashkortostan, Komi, Marii El, Mordoviya, Ta-tarstan, Udmurtiya, Chuvashiya) — VI: A-anlautnye geograficheskie nazvaniya [The toponymy of the Volga republics (Bashkortostan, Komi, Mari El, Mordovia, Tatarstan, Udmurtia, Chuvashia). — VI: AAnlaut geographical names]. Vestnik Chuvashskogo universiteta, 2004, no. 1, pp 116−150.
10. Magnitskiy V.K. Chuvashskiya yazycheskiya imena [The Chuvash pagan names]. Kazan, 1905, 101 p.
11. Murzaev E.M. Tyurkskie geograficheskie nazvaniya [The Turkic geographic names]. Moscow, Vostochnaya literatura RAN Publ., 1996, 254 p.
12. Musul'-manskie imena. Slovar'--spravochnik [The Muslim names. The Reference dictionary]. St. Petersburg, DILYa Publ., 2006, 448 p.
13. Kolesnikova S.V., Kornilov G. E, Leont'-eva A.A. Pryamoi i inversionnyi Slovari komonimov Ka-zanskoi gubernii [The direct and inversion komonim dictionaries of the Kazan province]. Cheboksary, Chuvash State University Publ., 2004, 708 p.
14. Ramstedt G.J. Einfuhrung in die Altaische Sprachwissenschaft. Formenlehre. Helsinki, 1952 [Russ. ed.: Ramstedt G.J. Vvedenie v altayskoe yazykoznanie. Morfologiya. Moscow, 1957].
15. Sevortyan E.V. Etimologicheskii slovar'- tyurkskikh yazykov (Obshchetyurkskie i mezhtyurkskie osnovy na glasnye) [The Etymological dictionary of Turkic languages. Common Turkic and Half Turkic bases on vowels]. Moscow, Nauka Publ., 1974, 767 p.
16. Slovar'- toponimov Bashkirskoi ASSR [The Dictionary of toponyms of the Bashkir ASSR]. Ufa, Bashkir Publishing House, 1980, 199 p.
17. Fedotov M.R. Etimologicheskii slovar'- chuvashskogo yazyka [The Etymological dictionary of the Chuvash language]. Cheboksary, 1996, vol. 1−2.
18. Khisamitdinova F.G. Geograficheskie nazvaniya Bashkortostan a: Materialy dlya istoriko-etimologicheskogo slovarya [The Geographical names of Bashkortostan. The Materials for the historical and etymological dictionary]. Ufa, Gilem Publ., 2006, vol. 2, 132 p.
19. Khisamitdinova F.G. Bashkirskaya oykonimiya XVI-XlX vv. [The Bashkir oikonymy of XVI-XIX centuries]. Ufa, Bashkir Publishing House, 1991, 304 p.
20. Shakurov R.Z. Po sledam geograficheskikh nazvanii: Toponimiya basseina reki Demy [On the footsteps of geographical names. The toponymy of the Dyoma river basin]. Ufa, Bashkir Publishing House, 1986.
21. Pokorny J. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bern und Munchen: A. Francke, 1959.
22. Ramstedt G.J. Kalmuckisches Worterbuch. Helsinki: Suomalais-ugrilainen Seura, 1976. 560 S.
23. Rasanen M. Versuch eines etymologischen Worterbuchs der Turksprachen. Helsinki: Suomalais-ugrilainen seura. 1969 [Lexica societatis Fenno-Ugricae XVII. 1.]. 533 S.
КОРНИЛОВ ГЕННАДИЙ ЕМЕЛЬЯНОВИЧ — доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка и общего языкознания, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (gennkorn@rambler. ru).
KORNILOV GENNADIY — Doctor of Philological Sciences, Professor, Head of Russian Language and General Linguistics Department, Chuvash State University, Cheboksary, Russia.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой