Конституционный принцип идеологического и политического многообразия и его влияние на развитие гражданского общества в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Назаров Денис Андреевич, аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной
службы при Президенте Российской Федерации
«Конституционный принцип идеологического и политического многообразия и его влияние на развитие гражданского
общества в России»
Принцип идеологического и политического многообразия (ст. 13 Конституции РФ) — одна из важнейших сторон закрепленного в Конституции Российской Федерации демократического характера Российского государства. Основными характеристиками данного принципа являются:
1) идеологическое многообразие означает возможность нормального сосуществования в обществе различных (в том числе прямо противоположных) философских, политических, правовых, экономических, религиозных взглядов, идей, теорий. Каждый вправе (самостоятельно или совместно с другими лицами) свободно создавать, распространять, защищать свои взгляды и идеи. Принцип идеологического многообразия является развитием неотъемлемых прав человека на свободу мысли, слова, информации, совести, вероисповедания-
2) невозможность установления никакой идеологии в качестве государственной или обязательной — необходимая гарантия принципа идеологического многообразия. Эта гарантия означает, во-первых, что государство не должно вмешиваться в сферу идеологии путем подчинения какому-либо идеологическому направлению, в том числе политическому, и, во-вторых, государство не вправе устанавливать какую-либо идеологию в качестве общеобязательной, то есть ограничивать права человека на свободу совести, мысли и слова.
Человек и общество, идеология и политика неотделимы от информации. Это такая же среда жизни и обитания как вода, воздух, земля. Особенность
информации в том, что она неосязаема как иная среда жизни. Чтобы понять реальную информацию, она должна быть осознана человеком как виртуальная. Человек стал понимать свою способность мыслить, думать, высказывать свои суждения, а позже -мнения, с момента понимания свой способности сознавать, оценивать, накапливать знания, т. е. отделять, выделять информацию как объект наблюдения и свой ресурс. Наступает эпоха разделения реального и виртуального в источниках, носителях и процессах познаваемости мира и самого «homo».
Именно через институты гражданского общества и их информационный статус подтверждается установка, что общество — источник силы государственной власти и одновременно индикатор уровня его эффективности и состояния. Общество может искать пути действовать и жить как слаженный организм1. Такая модель гражданского информационного общества не позволит государственной власти и иным структурам публичной власти утратить свою самостоятельность и «собственное содержание».
На XI форуме «Петербургский диалог» в июле 2011 г. прозвучал тезис о мотивах связи и зависимости развития гражданского общества и государства. Речь о совпадающих интересах и необходимости поиска общих приоритетов. Меняется не только соотношение ролей — граждан, общества и государства, одновременно трансформируются институты и смыслы государства, общества и граждан независимо от субъективных устремлений каждого из этих феноменов2.
Задача юристов в этой ситуации — сосредоточить внимание на проблемах оздоровления и действенности организационных и правовых институтов в условиях смены парадигм развития. Ни революционные рывки (любого
1 См. Бачило И. Л. Информационное право. Учебник для ВУЗов 2009, М.: ЮРАЙТ, 2011 г.
Заметим, что и на Х П Международном политическом форуме в Ярославле этому вопросу было уделено внимание. Но в выступлении Министра связи и массовых коммуникаций РФ прозвучал тезис все же об отставании государственного сектора в инновациях на основе информационных технологий.
плана), ни движение с «головой, повернутой назад» не могут дать позитивного результата. Стоит задача уяснения смысла таких концептов как «гражданское общество», «государственность», «управление», «организация», «самоуправление», «общественное мнение», «общественное сознание», определяющих развитие современного социума в целом.
Процесс расширения фронта гражданского общества выдвигает на первый план вопросы о месте и роли органов государственной власти и органов местного самоуправления в силу того, что аккумуляция энергии многих институтов гражданского общества обращена, прежде всего, к государственным структурам и ресурсам и качеству их использования. По большому счету информатизация захватывает все институты государственной власти: представительную и законодательную власть- исполнительную власть и власть судебную, если придерживаться такого традиционного моделирования системы власти. Это система управления делами общества и государства в широком смысле. Чаще всего, термин «управление» относят к системе деятельности органов исполнительной власти.
Человек — первичная конституционно-правовая категория. Как особое явление бытия (мира), человек имеет два общих сущностных свойства. Природа человека не может быть сведена только к сущности или какой-то отдельно взятой стороне бытия. Например, к тем или иным интересам и видам деятельности людей, формам социальной и политической общности и т. д. Человек есть основа всех вещей и явлений, единственная исходная частица социального мира и его субстанция.
Как бы ни определять гражданское общество, но суть его в том, что это показатель состояния общества в его целостности и взаимодействии его всех составляющих. Оценкой эффективности этого феномена является показатель активности, готовности граждан быть сознательными строителями и полноценными пользователями благ своей деятельности, своей жизни.
Рассмотрение связи гражданского общества с гражданами в рамках отдельного государства в первом десятилетии XXI века неизбежно приводит к широкому пониманию этого феномена. События не только Европы, но и всех стран мира подтверждают, что в условиях глобализации, развития информационного общества на основе мирового сетевого пространства общество обретает все более четкую окраску «гражданского». Кризисы начала века, поиск путей их преодоления усиливают. с одной стороны, обращение к институтам государственной власти, а с другой, демонстрируют неуставные, неконституционные формы проявления воли населения, вплоть до волны революций и бунта. Люди требуют такого общества, которое является информационным, гражданским, социальным, демократическим, правовым.
Отмечая, что дихотомическая модель «государство — общество» все еще используется «некоторыми марксистами, а в особенности неолибералами, неоконсерваторами и сегодняшними наследниками утопического социализма», Дж. Коэн и Э. Арато подчеркивают, что фундаментальным положением их концепции является превосходство трехчастной схемы гражданского общества. Но авторы усложняют трехчастную модель. По их мнению, необходимо отличать гражданское общество от политического общества, являющегося сферой жизни партий, иных политических организаций и органов публичной политики (в частности, парламентов), а также от экономического общества, состоящего из организаций, занятых производством и распределением товаров и услуг.
Акторы или, иначе говоря, субъекты политического и экономического обществ, являются непосредственными участниками осуществления государственной власти и экономического производства, задача их — контролировать соответствующую сферу, управлять ею. Они не могут себе позволить поставить стратегические и инструментальные критерии в зависимость от характерных для гражданского общества типов нормативной
(ценностно-ориентированной) интеграции и открытой коммуникации. Даже в своем парламентском воплощении публичная сфера политического общества предполагает наличие важных формальных и временных ограничений, налагаемых на процесс коммуникации. Эти временные ограничения отсутствуют в гражданском обществе. 1
В свою очередь, политическая часть гражданского общества непосредственно связана не с контролем или захватом власти, а с влиянием, проводником которого являются демократические ассоциации и свободная дискуссия в интеллектуальных кругах. Правда подобная роль неизбежно сопряжена с распыленностью и неэффективностью воздействия.
Заметим еще одну особенность в развитии институтов гражданского общества, объясняемую историей формирования отношений общества и системы власти, на которую в свое время обращал внимание Н. М. Коркунов. «Развитие государственной жизни само собой приводит к тому, что осуществление государственной власти получает правомерный характер. Но это может совершиться двумя путями, в двух различных формах». В одном случае государственной власти противопоставлены интересы субъективного характера отдельных сословий или территорий, и тогда отношение власти и общества оформляется на условиях соглашений различных субъективных прав и получает как бы договорный характер. 2
Если отношения строятся на базе объективного права, — не «чужое право, а норма, закон, тогда власть окажется во всей своей полноте в руках монарха и в основании государственного строя окажется не субъективное
-5
начало договора, а объективное — Закона». И такая форма отношений исторически складывалась в России ХУШ-ХХ веков. Конечно, с тех пор произошло много исторических перемен, но, быть может, эти различия и
1 Грудцына Л. Ю. Свобода и гражданское общество // Образование и право. 2011. № 1(17). С. 22−30.
2 См.: Грудцына Л. Ю. Конституционно-правовые основы формирования государством институтов гражданского общества в России // Образование и право. 2010. № 7. С. 82.
См.: Коркунов Н. М. Русское государственное право. С-Петербургъ. 1892 г. с. 158.
5
сегодня являются причиной плохой совместимости методологий запада и современной России. Запад стремится научить современную Россию сделать «как мы», а в практике российского общества только сейчас развивается культура согласования объективного и субъективного в управлении и в праве. Это прослеживается на области внимания к социальному развитию и со стороны органов власти и со стороны общества в целом, а главное, пробуждает активность самих граждан и их ассоциаций.
Библиографический список:
1. Бачило И. Л. Информационное право. Учебник для ВУЗов 2009, М.: ЮРАЙТ, 2011 г.
2. Грудцына Л. Ю. Конституционно-правовые основы формирования государством институтов гражданского общества в России // Образование и право. 2010. № 7. С. 82.
3. Грудцына Л. Ю. Свобода и гражданское общество // Образование и право. 2011. № 1(17). С. 22−30.
4. Коркунов Н. М. Русское государственное право. С-Петербургъ. 1892 г.
С. 158.
б

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой