Организатор преступления: теории акцессорной и самостоятельной ответственности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Мир науки и образования. 2015. № 4
УДК 343. 22
ОРГАНИЗАТОР ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ТЕОРИИ АКЦЕССОРНОЙ И САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Чиняков Олег Евгеньевич
Канд. истор. наук, доцент кафедры теории и истории государства и права НОУ ВПО «Мордовский гуманитарный институт», г. Саранск
E-mail: chinyakov. oleg@yandex. ru
ORGANIZER OF CRIME: THEORIES ACCESSORY AND TO INDEPENDENT RESPONSIBILITY
Oleg Chinyakov
Candidate of historical sciences, associate professor of Theoru and Historu of State and Law Department, Mordovian humanitarian institute, Saransk
АННОТАЦИЯ
Среди ученых нет однозначного мнения, на каком учении об ответственности соучастников базируется действующее законодательство. В статье рассматривается проблема ответственности организатора преступления как соучастника, которая вызывает трудности при определении оснований ответственности за неоконченное преступление. В настоящее время в уголовном праве господствуют две основные теории ответственности соучастников — акцессорная и теория самостоятельной ответственности. Суть акцессорной теории заключается в том, что в любом преступлении ключевой является деятельность исполнителя, а роль остальных соучастников рассматривается как второстепенная, не имеющая самостоятельного значения.
ABSTRAKT
Among scientists there is not unambigiuous opinion, on what studies about responsibility of participation a current legislation is based. In the article the problem of responsibility of organizer of crime is examined as participation, that causes difficulties at determination of grounds of responsibility for an unfinished crime. Presently two basic theories of responsibility of participation dominate in a criminal law — accessory and theory of independent responsibility. Essence of accessory theory consists in that in any crime key is activity of performer, and the role of other participation is examined as second-rate, not having an independent value.
Ключевые слова: преступление, организатор преступления, самостоятельная ответственность, соучастие, акцессорность.
Keywords: crime, organizer of crime, independent responsibility, of participation, of accessory.
Мир науки и образования. 2015. № 4
С учетом того, что ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления, можно сделать вывод, что тем самым законодательно закреплен отказ от акцессорного принципа ответственности соучастников, согласно которому ответственность соучастников механически зависела от ответственности исполнителя и самостоятельного значения не имела [4, с. 311]. Однако, как только речь заходит о неоконченном преступлении, законодатель тут же обращается к идее акцессорности. Само слово «акцессорный» дословно означает добавочный или придаточный. Поэтому пределы и основания ответственности соучастников полностью зависят от того, к какой ответственности привлечен исполнитель. Основные постулаты акцессорной теории выражаются в следующем:
— соучастник может нести ответственность за свои действия лишь при наличии наказуемого действия исполнителя и, следовательно, может быть привлечен к уголовной ответственности, если к ней привлечен и исполнитель-
— наказуемость соучастника определяется той статьей уголовного закона, по которой квалифицируются действия исполнителя [6, с. 27−30].
Теория самостоятельной ответственности представляет собой полную противоположность акцессорной. В ней отрицается зависимость ответственности соучастников от ответственности исполнителя. Согласно данной теории, их деятельность имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, а значит, ей может быть дана своя юридическая оценка. Поэтому ответственность соучастников является строго индивидуальной и наступает лишь за те деяния, которые они совершили лично.
В отечественной науке уголовного права концепция акцессорности соучастия всегда вызывала немало дискуссий. Советские ученые не признавали данную теорию, т.к. сводили ее к абсолютной зависимости ответственности и наказания соучастников от ответственности и наказания, назначаемого исполнителю преступления, а значит не учитывается конкретная роль и специфика деятельности каждого из них [2, с. 28−29]. Таким образом, наступившая ответ-
Мир науки и образования. 2015. № 4
ственность будет являться коллективной, независимо от того, кто именно участвовал в выполнении объективной стороны. По их мнению, такой подход противоречит принципу вины, т.к. каждый должен отвечать лишь за свои собственные деяния. У теории самостоятельной ответственности соучастников было намного больше сторонников, которые всячески отстаивали свою точку зрения. Как указывал Тельнов П. Ф., по советскому уголовному праву ответственность соучастников должна быть самостоятельной и строго индивидуальной т. е. не ставиться в безусловную зависимость от ответственности исполнителя. При этом он считал, что полностью отвергать идею акцессорности соучастия нельзя, т.к. она помогает решить множество практических задач, например определить стадии на которых осуществлялась деятельность соучастников или определить место и время совершения преступления [1, с. 91].
Ковалев М. И. один из первых, кто признал концепцию логической или, как ее еще называют, ограниченной акцессорности. По его мнению, основанием ответственности соучастников является доказанность факта совершения или начала совершения преступления исполнителем. Однако ответственность соучастников не должна ставиться в зависимость от ответственности исполнителя, особенно в части назначения наказания, а иметь самостоятельное значение [1, с. 91].
Большинство ученых считают, что в уголовном законодательстве об ответственности соучастников находит свое отражение идея «логической акцессорности». В ч. 5 ст. 34 УК РФ закреплено положение о том, что в случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушению на него. Однако, на наш взгляд, деятельность исполнителя может быть пресечена тогда, когда организатор уже выполнил свои функции в полной мере. Несмотря на это, его ответственность наступит именно за неоконченное преступление. Независимо от того, смог испол-
Мир науки и образования. 2015. № 4
нитель довести свои действия до конца или нет, общественная опасность лица, организовавшего совершение преступления, нисколько не меняется.
Мы разделяем мнение о том, что за одни и те же действия организатор преступления может понести разную ответственность, а какую, зависит от исполнителя. В этом и проявляется акцессорная природа соучастия. Но, по мнению некоторых авторов, данная позиция не вполне соответствует принципу справедливости.
Особенно наглядно это видно на примере добровольного отказа. Как пишет Козлов А. П.: «сначала было полновесное соучастие, несколько лиц договорились совершить преступление, осуществляли действия по созданию условий для исполнения преступления, иногда — даже действия по исполнению преступления в определенной части. И вдруг исполнитель, например, добровольно отказывается от совершения преступления. При этом сразу же исчезает реальное соучастие и появляется неоконченное преступление. Но в таком случае фактически отсутствие согласия исполнителя на совершение преступления или добровольный отказ исполнителя от совершения преступления с необходимостью автоматически распространяются и на иных соучастников, словно именно они это осуществили» [4, с. 311]. Другим очень важным моментом является то, что законодатель сузил круг преступлений, за приготовление к которым может наступить уголовная ответственность, до тяжких и особо тяжких. Перенос акцента с соучастия на преступление ведет к исключению ответственности иных соучастников, в том числе и организатора, при совершении нетяжких преступлений, поскольку есть соответствующее ограничение при конструировании приготовления в законе [3, с. 152].
С другой стороны, раз нет оконченного преступления, то нет и оснований для привлечения к ответственности за оконченное преступление. С этой точки зрения применение законодателем акцессорного принципа ответственности кажется вполне оправданным. Поэтому, даже активно критикующие данный принцип ученые, признают, что, чем и как его заменить это большой вопрос.
Мир науки и образования. 2015. № 4
Кроме того, в ч. 5 ст. 34 УК РФ указано на то, что уголовной ответственности за приготовление к преступлению подлежит подстрекатель, если он не смог склонить к совершению преступления других лиц. О неудавшихся организационных и пособнических действия не сказано ни слова. Налицо наличие пробела в законе. Организационные действия можно считать неудавшимися, когда организатору либо не удалось организовать преступление, либо когда исполнитель совершил его по своему, не воспользовавшись его помощью. По мнению многих авторов, во втором случае не будет даже самого соучастия, т.к. между ними нет объективной связи. При пресечении деятельности организатора, она будет расцениваться как приготовление к преступлению, естественно с учетом того, что оно является тяжким или особо тяжким [5, с. 51−56].
Г лавной особенностью ответственности организатора преступления является попытка законодателя максимально ее конкретизировать. Так, согласно п. 5 ст. 35 УК РФ & quot-лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом& quot-. Здесь следует обратить внимание на то, что организатору вменяются все преступления, совершенные организованной группой или преступным сообществом, если они охватывались его умыслом. Согласно данной формулировке организатор должен быть осведомлен о совершенном преступлении и желать его совершение. При этом ему уже не обязательно самому участвовать в его организации.
Организатор преступления не подлежит уголовной ответственности в случае добровольного отказа. Данное правило закреплено в ч.4 ст. 31 УК РФ, согласно которой: «организатор преступления не подлежит уголовной ответственности, если своевременным сообщением органам власти или иными пред-
Мир науки и образования. 2015. № 4
принятыми мерами предотвратил доведение преступления до конца». Особые условия добровольного отказа организатора обусловлено его особо активной ролью и, как видно, может проявляться лишь в активных действиях. Предотвращение наступления преступного вреда может осуществиться на этапе приготовления, когда он организовывает и планирует преступление. В этом случае возможно и пассивное поведение для предотвращения вреда в виде прекращения поиска соучастников и иных организационных действий. Но когда преступный «механизм» уже запущен и действует независимо от деятельности организатора, пассивное поведение может не повлечь прекращения преступных действий со стороны остальных соучастников. Для того чтобы сохранить правовые последствия добровольного отказа в виде исключения уголовной ответственности, мало собственного отказа организатора от реализации преступного намерения. Поэтому организатор, помимо принятия собственного решения об отказе от доведения преступления до конца, должен предпринять определенные действия по предотвращению результатов своей организаторской деятельности. Прав П. Ф. Тельнов, заметивший, что, так как организатор толкает на преступление других лиц, результатом добровольного отказа с его стороны должно стать устранение преступных последствий собственного деяния и сверх того деяний лиц, вовлеченных им в преступление. В первую очередь, организатор должен нейтрализовать те силы, которыми по его воле был наделен исполнитель, и свести на нет изменения в сознании и воле исполнителя, произошедшие в результате его предыдущих действий [7, с. 120]. По другому обстоит дело с добровольным отказом организатора, создавшего организованную группу или преступное сообщество в случаях, когда это предусмотрено статьями Особенной части УК РФ. Например, в примечании к ст. 210 УК РФ сказано о добровольном выходе из состава преступного сообщества его участников и членов собрания организаторов. Однако данное правило не распространяется на организатора его создавшего, т.к. он этим он совершил уже оконченное преступление. Получается, что его добровольный отказ может заключаться в прекращении под-
Мир науки и образования. 2015. № 4
бора соучастников и устранении обстоятельств, свидетельствующих о готовности преступного сообщества осуществлять деятельность для которой оно создавалось.
Список литературы:
1. Димченко Н. В. Понятие и признаки института соучастия в преступлении. Основные теории ответственности соучастников. М., 2006. 188 с.
2. Качалов В. В. Соотношение принципов акцессорности и самостоятельности ответственности соучастников преступления по российскому уголовному праву // Уголовное право. 2005. № 5. С. 28−29.
3. Качалов В. В. Ответственность организатора преступления по российскому уголовному праву: монография. Орел, 2012. 152 с.
4. Козлов А. П. Соучастие: традиции и реальность. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2001. 362 с.
5. Питецкий В. Неудавшееся соучастие в преступлении // Российская юстиция. 2003. № 4. С. 51−56.
6. Пушкин А. Принципы акцессорной и самостоятельной ответственности соучастников преступлений // Законность. 2001. № 3. С. 27−30.
7. Шакирова А. А. Добровольный отказ от преступления соучастников: дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2006. 120 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой