Эволюция научных взглядов на развитие принципа разумного срока уголовного судопроизводства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 97
Иванова Ольга Витальевна
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
olgaivanova21101993@mail. ru
Сиверская Людмила Анатольевна
кандидат юридических наук, доцент Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова
LSiverskaya@yandex. ru
ЭВОЛЮЦИЯ НАУЧНЫХ ВЗГЛЯДОВ НА РАЗВИТИЕ ПРИНЦИПА РАЗУМНОГО СРОКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
В данной статье авторы рассматривают сравнительно новый для уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации правовой институт «разумного срока уголовного судопроизводства». Проведен анализ нормативных источников, изданных в различные исторические периоды российского государства: Судебника 1497 года, Соборного уложения 1649 года, Краткого изображения процессов и судебных тяжб 1715 года, Свода законов уголовных 1832 года, уголовно-процессуальных кодексов 1923 и 1960 годов. Изучены мнения ученых процессуалистов об эволюции данного принципа. На основании исследования авторы делают вывод о том, что нормы первых памятников русского права содержали положения о соблюдении сроков рассмотрения конкретных дел, пресекая тем самым имеющиеся факты волокиты и необоснованного затягивания процесса.
Рассматриваются обстоятельства, побудившие законодателя в 2010 году внести дополнения в действующий УПК РФ о разумном сроке уголовного судопроизводства как принципе, анализируются позиции ученых-процессуалистов в научной дискуссии о месте данного института в уголовном процессе.
Ключевые слова: принцип разумного срока уголовного судопроизводства, уголовный процесс, нарушение прав граждан на судопроизводство в разумный срок, выполнение международных обязательств.
Принцип разумного срока уголовного судопроизводства является новым для уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации. Он был введен в действующий уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК РФ) Федеральным законом Российской Федерации от 30 апреля 2010 г. № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона & quot-О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок& quot-„.
Принятие данного Федерального закона является следствием выполнения Российской Федерацией обязательств в связи с вступлением в Совет Европы и ратификацией ряда международных нормативных актов о защите прав и основных свобод человека, а согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Р Ф, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. В частности, такое правовое понятие — „разумный срок уголовного судопроизводства“ — закреплено в п. 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, где каждому арестованному или задержанному по уголовному обвинению лицу гарантируется право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. В п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека и гражданина записано, что „каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное
разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона“.
Изучение исторического аспекта существования в российском уголовном процессе понятия „разумный срок“ позволяет сделать вывод о том, что данный правой институт не является новым. В частности, в Судебнике 1497 года (Судебник Ивана III), известном памятнике русского феодального права, в ст. 36 содержалось требование о том, что „в случае передачи вора на поруки любое дело должно поступать в суд без волокиты. Запрещалась волокита и при выдаче крестьянам бессудных грамот или при перенесении срока явки в суд, а также получение чего-либо за выдачу бессудных грамот“. По мнению русского процессуалиста С. И. Штамма, „именно с этого памятника права началась борьба с волокитой дел“ [25, с. 64].
Советский историк М. Н. Тихомиров акцентирует внимание на другом нормативном источнике — Соборном уложении 1649 год. Он полагает, что содержащееся в нем положение: „Судные дела велети судьей вершити безволокитно, чтобы однолично истцом и ответчиком в судных делах волокиты и убытков не было“, есть не что иное, как нормативное закрепление разумного срока уголовного судопроизводства“ [21, с. 38].
Законодательное разрешение проблемы необоснованного затягивания судебного процесса предпринималось и в нормативных актах, изданных в период правления Петра I. В частности, в Кратком изображении процессов и судебных тяжб 1715 года (п. 5 гл. III) устанавливалось, что тот „кто к свидетельству призван будет, тому не надлежит от того отрицаться. А ежели свидетельство добром принесть не похошет, то может от судьи
© Иванова О. В., Сиверская Л. А., 2016
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 2, 2016
263
к тому принужден и наказан быть, понеже, как выше сего помянуто, чин свидетеля есть чин явный, а от явного чину никто не может отрицаться, под наказанием“ [10]. Таким образом, установление ответственности свидетелей за уклонение от явки в суд выступало в качестве процессуальной меры, направленной на пресечение судебной волокиты и сокращение сроков рассмотрения дел. Но самой действенной мерой по искоренению волокиты при рассмотрении судебных дел стало установление предельного срока судопроизводства, о котором в главе 4 Генерального регламента 1720 года было сказано: „Челобитчиковы всякие дела по выправкам вершить по реэстру без всякого молчания как возможно, а далее шти месяцев, как о том именным его величества указом повелено декабря 8 дня 1714 года, отнюдь не продолжать под наказанием. Ежели далее сего положенного срока, кто без законной причины волочить станет, то наказан будет за каждый день по 30 рублей, ежели убытки от того кому не учинилось- а ежели убыток учинился, то оной в двое доправить в первой и другой раз, а в третий, яко преслушатель указа, наказан быть имеет“ [4].
На строгое соблюдение сроков судебного разбирательства по уголовным делам было акцентировано внимание и в указе Екатерины II от 10 февраля 1763 г. „О порядке производства уголовных дел по воровству, разбою и пристанодержатель-ству“, согласно которому все преступления данной категории дела рассматривались вопределенный срок — месяц» [5, с. 885].
С дальнейшим реформированием судебной системы России и совершенствованием уголовно-процессуального законодательства, вопросам сроков судебного рассмотрения дела, гарантиям их соблюдения, процессуальным мерам обеспечения уделялось все больше законодательного пространства. Так, в Своде законов уголовных 1832 года суду строго предписывалось рассматривать дело без «проволочек и стеснения и чтобы в решении сих дел, в особенности же тех, по коим подсудимые содержатся под стражею или в тюрьме, соблюдаема была вся возможная скорость и не было допускаемо ни малейшей остановки (ст. 1072)», а свидетели, уклоняющиеся от явки, могли быть «к тому понуждены и подвергнуты за ослушание наказанию» (ст. 953). В Указе Александра II 1864 года «Об учреждении судебных установлений и о Судебных уставах» содержалась норма: «Водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших» [22].
И. Н. Самылина, анализируя положения данного Указа, обращает внимание на то, что уже в то время «суд скорый» является неким принципом судопроизводства и отмечает: «Строки эти актуальны и сегодня, и лишь особенности стиля выдают их возраст» [16, с. 48−53]. По мнению М.В. Духов-
ского, «вопрос об ускорении процесса составляет действительно предмет особой важности…» [7, с. 165]. Таким образом, анализ нормативных источников дореволюционного периода, позволяет нам сделать вывод о том, что нормы первых памятников русского права содержали положения о соблюдении сроков рассмотрения конкретных дел, пресекая тем самым имеющиеся факты волокиты и необоснованного затягивания процесса.
Проблемы соблюдения сроков рассмотрения уголовного дела нашли законодательное разрешение и в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1923 года. УПК РСФСР содержал гарантию явки обвиняемого в судебное заседание, следователь должен был «от каждого лица, привлеченного в качестве обвиняемого, брать подписку о явке к следователю и суду. В случае неявки подсудимого без уважительных причин, суд откладывал дело и возлагал на подсудимого издержки по отложению заседания» [23].
УПК РСФСР 1960 года ужесточил требования к соблюдению сроков разрешения уголовных дел, закрепив в ст. 2 одной из задач советского уголовного судопроизводства «быстрое и полное раскрытие преступлений» [24]. По мнению известного процессуалиста М. С. Строговича, который считал данную норму принципом досудебного производства, «значение соблюдения процессуального срока — это единственное необходимое условие, для того, чтобы процессуальное действие имело юридический эффект» [19, с. 291]. Аналогичное мнение имели И.Ф. Демидов" [6, с. 175] и А. М. Ларин. Последний признавал быстроту «принципом всей процессуальной деятельности» [13, с. 15, 25].
Однако, несмотря на это, в УПК РФ 2001 года положения о разумном сроке уголовного судопроизводства как принципе были включены только в 2010 году. Этот шаг был сделан законодателем в силу различных обстоятельств.
Во-первых, в Российской Федерации на протяжении длительного времени чрезвычайно остро стоит вопрос о систематическом нарушении сроков рассмотрения дел в судах, вследствие чего российские граждане все чаще обращаются в Европейский суд по правам человека (далее ЕСЧП) с жалобами на судебную волокиту, процессуальные нарушения и нарушения права на судопроизводство в разумный срок. Так, Н. М. Козлова отмечает, что за двенадцать лет в Страсбургском суде скопилось около пятидесяти тысяч жалоб от россиян на бесконечные судебные процедуры, которые могут длиться годами. Именно за невероятно долгое и неспешное судопроизводство нашу страну не раз критиковал Европейский суд по правам человека" [11]. В п. 50 постановления ЕСПЧ от 23. 09. 2004 года «Дело & quot-Еманакова (Yemanakova) против Российской Федерации& quot-» (жалоба № 60 408/00) Европейский Суд указал, что «в настоящем деле имело место нару-
264
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова iij- № 2, 2016
шение ст. 13 Конвенции, ввиду отсутствия закрепленных законодательством РФ средств правовой защиты, которыми заявительница могла бы воспользоваться для защиты своего права на рассмотрение дела в разумный срок» [15].
Во-вторых, разрешение дела в ЕСЧП сопровождается обязательными компенсационными выплатами гражданам России за ущерб, причиненный нарушениями закона, исчисляемыми в европейской валюте, что в совокупности с большим количеством жалоб финансовым бременем ложится на государственный бюджет.
В-третьих, принятие законодателем данного решения обусловлено необходимостью соблюдения Россией международных обязательств в связи с ратификацией международных нормативных актов о защите основных прав и свобод человека, а также выполнением требования ЕСЧП о создании «эффективного внутреннего средства правовой защиты, превентивного или компенсаторного, обеспечивающего адекватное и достаточное возмещение в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных против государства или его органов (п. 117 Постановления ЕСПЧ от 15. 01. 2009 года „Дело & quot-Бурдов (Вш^) против Российской Федерации& quot-“ (№ 2) (жалоба № 33 509/04).
В-четвертых, вышеизложенные обстоятельства в совокупности негативно отражались на авторитете России как правового государства, в том числе в международных отношениях, существенно снижали эффективность российского судопроизводства, тормозили процесс совершенствования правовой системы, препятствовали реализации конституционного права граждан на доступ к правосудию.
В-пятых, в течение длительного времени в научной литературе авторитетными учеными-процессуалистами высказывались мнения о том, что дальнейшее реформирование уголовного судопроизводства в направлении сокращения сроков разрешения дела без ущерба правам и законным интересам граждан, является одной из важнейших проблем современной науки уголовного процесса, разрешение которой связано с необходимостью и целесообразностью внесения положений о разумном сроке в УПК РФ.
За прошедшие пять лет исследованию данного уголовно-процессуального института посвящено достаточное количество научных монографий, статей, публикаций, однако до настоящего времени остается актуальной научная дискуссия относительно его места в уголовном судопроизводстве. Принципиальные позиции ученых-процессуалистов по данному вопросу разделились. Одни ученые считают, что разумный срок уголовного судопроизводства является самостоятельным принципом уголовного процесса.
Так Н. И. Апостолова полагает, что положение ст. 6.1 УПК РФ в силу своей важности и значимости для надлежащей защиты прав, свобод и законных интересов граждан, равно как и для обеспечения интересов правосудия, нельзя не признать одним из основополагающих демократических принципов современного уголовного судопроизводства» [1, с. 64]. В. М. Полухин считает, что законодатель не случайно посчитал разумный срок уголовного судопроизводства принципом уголовного судопроизводства, так как это положение является руководящим началом, основополагающей идеей для всех этапов уголовного процесса" [14, с. 169]. По мнению Л.И. Лавдарен-ко, требование быстроты (срочности) имеет значение принципа процесса — основополагающего начала, пронизывающего всю уголовно-процессуальную деятельность" [12, с. 18]. Для З. Д. Еникеева очевидно, что быстрота или срочность — не ошибочное, не случайное и не единичное для уголовного судопроизводства положение, а положение, имеющее «принципиальное, отправное, руководящее значение» [8, с. 19]. Признают разумный срок принципом процесса и А. В. Смирнов и К. Б. Калиновский [17].
Другие исследователи имеют противоположную позицию. По мнению В. М. Быкова нормы о процессуальных сроках никак нельзя отнести к принципам уголовного судопроизводства, так как они не определяют порядок и построение всего уголовного судопроизводства в целом, а являются только одним из институтов уголовного судопроизводства. Поэтому помещение законодателем ст. 6.1 о разумном сроке уголовного судопроизводства в гл. 2 УПК, где указываются все принципы уголовного судопроизводства, представляется неуместным [3, с. 23−29]. Данную позицию разделяют П. Я. Сокол [18, с. 10], В. Т. Томин, М. П. Поляков [9, с. 41], М. Т. Аширбекова [2, с. 64−66].
Анализируя мнения ученых процессуалистов, высказанные в обоснование своей позиции, полагаем, что следует поддержать точку зрения о принципиальности положений о разумном сроке. Во-первых, она наиболее аргументированная, во-вторых, отвечает требованиям современных международных стандартов и, в-третьих, соответствует основному предназначению уголовного судопроизводства. Уместным будет и высказывание В. М. Полухина о том, что «разумность сроков уголовного судопроизводства вполне соответствует требованиям принципа уголовного процесса, поскольку распространяется не только на процессуальную, а и на правотворческую, законодательную деятельность по регулированию уголовно-процессуальных отношений [14, с. 169−171].
Библиографический список
1. Апостолова Н. Н. Разумный срок уголовного судопроизводства // Российская юстиция. — 2010. -№ 9. — С. 63−66.
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. ?к № 2, 2016
265
2. Аширбекова М. Т. Соблюдение разумного срока как качественная характеристика производства по уголовному делу // Российская юстиция. -2010. — № 12. — С. 64−66.
3. Быков В. М. Новый закон о разумном сроке уголовного судопроизводства // Законность. -2010. — № 11. — С. 23−29.
4. Генеральный регламент или устав, по которому государственные коллегии, також и все оных принадлежащих к ним канцелярий и контор служители, не только во внешних и внутренних учреждениях, но и во отправлении своего чина подданней-ше поступать имеют // СПС КонсультантПлюс.
5. Давыдов Н. В., Полянский Н. Н. Судебная реформа. В 2 т. — М.: Изд-во Объединение, 1915. -Т. 2. — 311 с.
6. Демидов И. Ф. Принципы советского уголовного процесса. — М.: Изд-во «Юридическая литература», 1989. — 256 с.
7. Духовской М. В. Русский уголовный процесс. — М.: Тип. А. П. Поплавского, 1905. — 472 с.
8. Еникеев З. Д. Международно-правовые основы быстроты уголовного судопроизводства и проблемы их реализации в современной России // Международное публичное и частное право. -2010. — № 4. — С. 16−21.
9. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / науч. ред. В.Т. То-мин, М. П. Поляков. — М.: Юрайт, 2011. — 1292 с.
10. Краткое изображение процессов или судебных тяжб. Указ от 30 марта 1716 г. // СПС Консультант Плюс
11. Козлова Н. М. «Нескорый суд» // Российская газета. — 2010. — 4 мая.
12. Лавдаренко Л. И. Разумный срок как принцип уголовного судопроизводства // Российский следователь. — 2014. — № 2. — С. 16−20.
13. Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. — М.: Юридическая литература, 1975. — 224 с.
14. Полухин В. М. Нормативное закрепление принципа разумного срока уголовного судопроизводства: история вопроса и современность // Теория и практика общественного развития. — 2014. -№ 8. — С. 169−171.
15. Постановление ЕСПЧ от 23. 09. 2004 «Дело & quot-Еманакова (Yemanakova) против Российской Федерации& quot-» (жалоба № 60 408/00) // СПС Консуль-тантПлюс.
16. Самылина И. Н. «Разумные сроки» в уголовном процессе. — М.: Юрист, 2009. — С. 48−53.
17. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс: под общ. ред. Смирнова А. А. — М.: КНО-РУС. — 2008. — 704 с.
18. Сокол П. Я. Процессуальные гарантии быстроты предварительного расследования: авто-реф. … канд. юрид. наук. — М., 1990.
19. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. — М.: Изд. АН ССР 1958. — 703 с.
20. Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Классика российского права // СПС Консультант Плюс.
21. Тихомиров М. Н. Соборное уложение 1649 года. — М.: МГУ, 1961. — 63 с.
22. Указ Александра II от 20 ноября 1864 года «Об учреждении судебных установлений и о Судебных уставах» // СПС Консультант Плюс.
23. УПК РСФСР 1923 года // СПС Консультант Плюс.
24. УПК РСФСР 1960 года // СПС Консультант Плюс.
25. Штамм С. И. Судебник 1497 года: Учебное пособие. — М.: Юридическая литература, 1955. -112 с.
266
Вестник КГУ им. H.A. Некрасова. ?j. № 2, 2016

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой