Эволюция пенсионного обеспечения в показателях уровня жизни пенсионеров

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ
И.М. Айзинова
ЭВОЛЮЦИЯ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ПОКАЗАТЕЛЯХ УРОВНЯ ЖИЗНИ ПЕНСИОНЕРОВ
В статье рассматриваются предварительные итоги первого этапа пенсионной реформы 2002−2008 гг., а также состояние пенсионного обеспечения в предреформенный период и влияние их параметров на показатели уровня жизни пенсионеров в связи с методологическими вопросами организации пенсионной системы.
Отношение к старости как к социальному проявлению биологического феномена служит «лакмусовой бумажкой» гражданской зрелости государства и общества и их приверженности гуманистическим ценностям, которые находят свое выражение не только в формально провозглашаемых лозунгах, но и во вполне конкретном материальном содержании. Его размер, разумеется, непосредственно зависит от общего уровня экономического развития, однако не в последнюю очередь определяется и теоретическими воззрениями, лежащими в основе концепции обеспечения достойного уровня жизни населения старшего возраста.
Переход от частной благотворительности и индивидуального (семейного) иждивения старости к ее законодательному государственному обеспечению явилось серьезным гуманитарным прорывом в общественно-экономическом развитии. Исторически возникновение пенсионных систем в западных странах сопровождало процесс становления промышленности, увеличение доли наемных работников, зарождение и усиление влияния профсоюзного движения и борьбы за права трудящихся.
В дореволюционной России пенсионное обеспечение по старости охватывало военных и государственных служащих, а на работников наемного труда оно было впервые распространено только в 1912 г. и только в случае потери трудоспособности из-за увечья на производстве. В советский период колхозники были вначале полностью лишены пенсионных прав, затем их выход на пенсию был обставлен гораздо более жесткими условиями, чем промышленных рабочих, и лишь под конец социалистической эпохи члены коллективных хозяйств были уравнены с ними в возможности получения пенсии по старости.
Безусловно, на параметры пенсионной системы прямое влияние оказывают факторы [1] макроэкономического значения (объем, структура и динамика ВВП, доля оплаты труда, уровень инфляции, покупательная способность национальной валюты, состояние потребительского рынка) — демографические характеристики населения (показатели естественного движения населения, его половозрастная структура, соотношение экономически активного и нетрудоспособного населения) — социально-трудовые отношения (ситуация на рынке труда, уровень и динамика его оплаты, размер и соотношение в динамике прожиточного минимума работающих и пенсионеров как между собой, так и по отношению к соответствующему уровню дохода). Однако все эти условия являются экзогенными — они не затрагивают внутренней логики существования пенсионного обеспечения как самостоятельного социально-экономического механизма и не связаны с функциональным назначением его отдельных элементов, взаимодействие которых должно отражаться в его структуре.
Собственно говоря, игнорирование этой внутренней логики и отсутствие понимания социального и экономического предназначения составных частей пенсии во многом и определяют перманентную неэффективность пенсионной системы и нехватку средств для ее наполнения.
Пенсионное обеспечение в 1992—2001 гг. Основным показателем изменения уровня жизни пенсионеров является динамика их материального положения по сравнению с предшествующими периодами. На протяжении этого временного отрезка интенсивно происходило старение населения, в результате число пенсионеров увеличилось на 9,5%, а в расчете на 1000 населения — на 12%. В то же время число занятых, приходящихся на одного пенсионера, сократилось с 2,08 в 1992 г. до 1,69 — в 2001 г., т. е. почти на 20% [2]. Несмотря на это (Приложение, рис. 1а) в течение 1992−2001 гг. номинальный размер средней пенсии постоянно увеличивался. В значительной степени это связано с проводившимся в этот период в законодательном порядке повышением минимального размера пенсии и с введением с 1993 г. компенсационной выплаты, учитываемой при исчислении средней пенсии.
Хотя повышение минимального размера пенсии в указанный период проводилось в общей сложности 27 (!) раз (только в 1994 и 1995 гг. — по пять раз в год), динамика среднего размера назначенных пенсий по отношению к величине прожиточного минимума пенсионера имела тенденцию к снижению (Приложение, рис. 2а). Так, если в 1993 г. (именно в связи с введением компенсационной выплаты)1, средний размер пенсии превышал ПМ пенсионера на 38%, то в 1999 г. он снизился до 70% ПМ, а к концу рассматриваемого периода составлял 90% ПМ, что, собственно, и побудило к реформированию пенсионной системы.
Величина минимальной пенсии2 по отношению к ее среднему размеру сократилась за этот период с 70,6% до 17%, (Приложение, рис. 3). При этом минимальная пенсия не выделялась как составная часть общего размера пенсии, а принималась как некий условный норматив в системе социальных гарантий, фактически далекий от реальных материальных условий жизни пенсионеров, если судить по динамике показателя ПМ за тот же период (Приложение, рис. 4). Если в его начале минимальная пенсия достигала 86,5% ПМ, то к 2002 г. это соотношение снизилось до 15,2% [2].
Численность лиц пенсионного возраста, живущих за чертой ПМ, в общей численности населения данной категории, постепенно сокращавшаяся от 1992 к 1997 г., затем снова начала увеличиваться, и ее прирост составил к 2001 г.: 2,5% женщин старше 55 лет и 2,3% - мужчин старше 60 лет.
Что касается динамики реального размера пенсии, то, поскольку пенсионеры освобождены от налоговых платежей, в отдельные отрезки рассматриваемого периода средний размер пенсии относительно опережал среднедушевой денежный доход и заработную плату, однако его рост по сравнению с предыдущим годом наблюдался только в 1993, 1996 и 2000 гг. (Приложение, рис. 5а) и только от отрицательной базы. В остальные отрезки рассматриваемого периода отмечалось падение величины пенсионных выплат в реальном выражении, определяемое ростом потребительских цен.
Наиболее наглядно снижение реальных доходов пенсионеров в этот период проявилось в динамике покупательной способности среднего размера пенсии по продовольственным товарам [2] (табл. 1): удельный вес их в 2001 г. в расходах группы населения с наименьшими располагаемыми ресурсами, к которой принадлежит подавляющее большинство пенсионеров, составлял 52,8%.
1 Здесь и далее данные о среднем размере назначенной пенсии за 1993−2001 гг. приводятся с учетом компенсации.
2 Рассчитано нами в среднегодовом исчислении.
Таблица 1
Изменение покупательной способности среднего размера назначенных пенсий по продовольственным товарам, %
Продукт 2001/1990 гг. 2008/2001 гг. 2008/1990 гг.
Говядина 39,9 176,7 70,6
Свинина 47,0 149,0 70,1
Молоко цельное 32,8 152,8 50,1
Творог 24,4 132,0 32,2
Сыры сычужные твердые 27,4 185,4 50,8
Яйца куриные 66,6 192,7 128,3
Рыба свежая 27,3 199,2 54,4
Сахар-песок 58,2 267,5 155,6
Масло подсолнечное 66,3 147,3 97,7
Масло сливочное 50,9 168,9 85,9
Картофель 70,4 137,1 96,6
Капуста белокочанная свежая 44,6 174,3 77,7
Лук репчатый 66,3 184,2 122,1
Свекла столовая 83,8 133,9 112,2
Морковь 65,4 147,2 96,2
Яблоки 95,0 183,3 174,1
Цитрусовые 101,5 254,5 258,4
Хлеб и булочные изделия из пшеничной муки 34,1 152,0 51,9
Мука пшеничная 50,6 168,9 85,5
Горох и фасоль 34,2 189,0 64,7
Рис шлифованный 62,7 139,3 87,4
Крупы 55,6 164,4 91,4
Макаронные изделия 32,6 182,3 59,5
Как показывают данные табл. 1, в течение 1990-х годов по сравнению с концом советского периода наибольшее снижение покупательной способности произошло, к сожалению, по группе молочных продуктов, которые в силу специфических возрастных особенностей старших групп населения должны составлять основу рациона их питания. Очень сильно снизилась покупательная способность по хлебным изделиям, которые, хотя и не полезны в больших количествах, вследствие относительной дешевизны в сравнении с другими продуктами питания продолжают оставаться для людей с низким достатком часто употребляемой пищей.
Реформа пенсионной системы 2002 г. и ее результаты. Снижение реальной покупательной способности пенсионных выплат и падение среднего размера пенсии ниже ПМ пенсионера инициировали новый порядок расчета пенсии по старости. С 1 января 2002 г. ее полная величина складывается из трех частей: базовой3, страховой и накопительной, которая образуется только у лиц, родившихся после 1966 г. В основу расчета страховой части пенсии были заложены три параметра: коэффициент, учитывающий продолжительность трудового стажа, коэффициент, учитывающий соотношение индивидуальной заработной платы со среднероссийским уровнем, и размер средней по стране заработной платы за период, предшествующий расчету. Однако в конкретных расчетах использовались «лукавая» цифра и не менее «лукавый» коэффициент. Дело в том, что среднемесячная заработная плата в РФ в 2001 г. составляла 3240,4 руб., тогда как для расчета пенсии постановлением правительства был утвержден ее размер в 1750 руб., т. е. в 1,85 раза меньше, а индивидуальный коэффициент соотношения со среднероссийской заработной платой, независимо от его фактического значения, был ограничен сверху
3 Законодательством Р Ф размеры базовой части устанавливаются отдельно для пенсии по старости, по инвалидности — в зависимости от степени (группы) — и по случаю потери кормильца — для детей и для других членов семьи. Далее в среднегодовом исчислении ее величина была рассчитана нами в соответствии с устанавливаемыми индексации в каждом году коэффициентами.
величиной 1,2. Другими словами, с самого начала реформы пенсионная планка была занижена практически вдвое.
В рамках принятой методологии в течение 2002−2008 гг. базовая и страховая части пенсии индексировались [3] в зависимости от темпа роста потребительских цен по 13 раз каждая, с некоторым временным сдвигом (табл. 2). В результате в 2008 г. средний размер назначенной пенсии превысил уровень 2002 г. в 3 раза, увеличившись с 1378,5 руб. до 4198,6 [4] (Приложение, рис. 1б). Однако величина ПМ пенсионера все-таки значительно обгоняла рост среднего размера пенсии, и его соотношение с ПМ на протяжении всего периода было более низким, чем в 19 922 001 гг., и в 2008 г. средняя пенсия была всего на 15% больше ПМ пенсионера (Приложение, рис. 2б).
Таблица 2
Индексация базовой и страховой частей пенсии в 2002—2009 гг.
Базовая часть Страховая часть
Дата Размер повышения, % Дата Размер повышения, %
2002 г.
1 февраля 6,5 1 февраля 6,5
1 августа 9,0 1 августа 9,0
2003 г.
1 февраля 6,0 1 апреля 12,6
1 августа 8,0 1 августа 8,0
2004 г.
1 апреля 3,8 1 апреля 9,0
1 августа 6,3 1 августа 6,3
2005 г.
1 марта 36,4
1 августа 6,0 1 августа 11,1
2006 г.
1 апреля 8,5 1 апреля 6,3
1 августа 6,2
2007 г.
1 апреля 7,5 1 апреля 9,2
1 октября 13,2
1 декабря 23,8
2008 г.
1 февраля 12,0
1 апреля 7,5
1 августа 15,0 1 августа 8,0
2009 г.
1 марта 8,7 1 апреля 17,5
1 декабря 31,4 1 августа 7,5
В 2009 г. дважды индексировались и базовая, и страховая части пенсии, причем повышение базовой было вторым по величине за все время проведения реформы по сравнению с мартом 2005 г.
Что касается собственно базовой части, то она росла более низкими темпами по сравнению со средней пенсией и увеличилась за рассматриваемый период в 2,99 раза. Тем не менее, если в конце периода, предшествующего реформе, соотношение минимальной и средней пенсий составляло 17%, то в течение 2002−2008 гг. оно колебалось в среднем на уровне 35% (Приложение, рис. 6).
В отличие от периода 1992−2001 гг., когда произошел стремительный «скачок» соотношения минимальной пенсии с ПМ пенсионера с 86,5 до 15,2%, базовая часть пенсии в 2002—2008 гг. росла чуть быстрее ПМ, однако за весь период приблизи-
лась к нему лишь менее чем на 5%, составив в 2008 г. всего 40,7% величины ПМ пенсионера (Приложение, рис 7).
Страховая часть пенсии возросла за это время в 3,1 раза, т. е. в большей степени, чем базовая часть, составляя в начале и в конце этого периода примерно 64% среднего размера, но в 2005—2006 гг. ее удельный вес несколько снизился. Это имеет принципиальное значение, поскольку именно в страховой части проявляются индивидуальные характеристики пенсионера, отражающие результаты его прошлой трудовой деятельности. Поэтому любое относительное снижение ее доли ведет к нивелированию влияния различий в трудовых показателях и «усреднению» средней пенсии, что подрывает стимулы к интенсификации труда в допенсионном возрасте.
В кризисном 2008 г., когда основной задачей социальной политики стало предотвращение возможного роста бедности [5], особенно среди пожилого населения, к двум индексациям страховой части пенсии в феврале и апреле 2008 г4, добавилось в августе, когда наступление кризиса уже было зафиксировано, одновременное повышение базовой части пенсии сразу на 15% и страховой части — на 8%.
Такая превентивная мера позволила пенсионерам без особых потерь преодолеть пик кризиса осенью 2008-зимой 2009 гг. В 2009 г. дважды повышалась страховая часть пенсии, а с 1 декабря ее базовая часть была увеличена сразу более чем на 30%. На фоне снижающейся динамики реальной заработной платы и денежных доходов реальный размер пенсий в этот период относительно увеличился (Приложение, рис 5 б).
Однако, как показывают данные табл. 1, покупательная способность среднего размера назначенных пенсий по продовольственным товарам, хотя существенно и увеличилась по сравнению с уровнем 2001 г., за восемь лет пенсионной реформы так и не вышла на уровень 1990 г. по 17(!) из 23 учитываемых наименований, а по хлебу и молоку практически не превысила 50% уровня показателя конца советского периода, в то время как поступление средств из федерального бюджета в ПФР за этот период возросло почти в 30 раз.
Несмотря на сокращение доходов бюджета, в 2010 г. предприняты дополнительные меры по повышению жизненного уровня пенсионеров. Пенсионный капитал, заработанный человеком до начала пенсионной реформы, т. е. до 1 января 2002 г., будет переоценен с увеличением на 10%, и за каждый год работы в советский период (до 1991 г.) прибавка составит 1%. Пересчет пенсий коснется 36,5 млн. чел. На денежную переоценку пенсионных прав (валоризацию) из федерального бюджета предусмотрено 502 млрд руб. Очередная индексация теперь распространится на всю величину трудовой пенсии, а не на ее отдельные составные части.
Из трех основных параметров пенсионной системы: финансового обеспечения, коэффициента замещения утраченного заработка, соотношения с величиной ПМ пенсионера, на первое место традиционно ставятся финансовые возможности [1]. При таком подходе два других параметра из целевых ориентиров автоматически становятся производными. По существу, эта дилемма сводит любые попытки реформирования пенсионного законодательства и реального улучшения жизни пенсионеров к извечному выбору между остаточным и программно-целевым принципами финансирования социальной сферы в целом, и пенсионного обеспечения в частности.
Пожалуй, впервые за все время проведения пенсионной реформы в 2009 г. первостепенным был принят именно целевой ориентир — сделать общий размер пенсии5 не
4 К началу 2008 г. средний размер назначенной месячной пенсии составлял 24,5% среднего размера начисленной месячной заработной платы вместо рекомендованных МОТ 40%.
5 К сожалению, речь идет именно об общем размере пенсии со всеми социальными выплатами и доплатами, а не о величине базовой части. (подробнее см. ниже). Возможно, именно нехватка финансовых ресурсов для такой постановки вопроса и вызвала предстоящее объединение базовой и страховой частей, чтобы нельзя было вычленить ее в общем размере и проследить ее динамику.
ниже регионального ПМ, и исходя из этого изыскивать финансовые возможности. На повышение пенсий и социальные доплаты ассигновано 4,4 трлн. руб. из бюджета Пенсионного фонда РФ. Выделенных средств должно хватить, чтобы покончить с бедностью среди пожилого населения. (По данным выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств в 2008 г. за чертой ПМ находились 3,5% мужчин старше 60 лет и 9,1% женщин пенсионного возраста, а по признаку занятости среди малоимущего населения неработающие пенсионеры составляли 14,3%) [4].
Относительно меньшее число представителей самых старших пенсионных возрастов среди лиц, входящих в категорию малообеспеченных, объясняется комплексом причин как демографического, так и социально-экономического характера. Из-за естественной убыли населения их численность относительно невелика, а в соответствии с российским законодательством они получают дополнительные выплаты к пенсии (по возрасту — для граждан старше 80 лет, для ветеранов войны и труда и пр.), поэтому имеют более высокий, чем в среднем, размер пенсии при прочих равных условиях.
Социальные доплаты, позволяющие повышать уровень пенсии до величины ПМ пенсионера, получили с 1 января 2010 г. почти 5,7 млн. неработающих пенсионеров, в том числе, для 3,2 млн. чел. они выплачиваются из федерального бюджета, а для 2,47 млн. чел. установлена региональная социальная доплата. Такое разделение связано с разбросом регионального ПМ вокруг его среднего показателя по РФ. Если пенсионер проживает в регионе, где ПМ ниже, чем в среднем по стране, он получает федеральную доплату. В регионах, где ПМП выше среднероссийского, неработающему пенсионеру полагается региональная доплата.
По оценкам Минэкономсоцразвития, на конец 2009 г. в 17-ти субъектах Федерации П М пенсионера превышает среднероссийский показатель, причем 4 из них (Москва, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа и Самарская область) не могут претендовать на федеральную помощь, так как имеют достаточно собственных бюджетных средств на доплату до ПМП. На помощь остальным 13-ти регионам из федерального бюджета в 2010 г. выделяется 23,2 млрд руб. на выплату федеральных доплат, и 2,1 млрд руб. — региональных [6].
Улучшая материальное благосостояние пенсионеров, установление социальных выплат (как постоянных, так и единовременных) и доплат одновременно подрывает стимулы к труду, так как практически сводит «на нет» различия в продолжительности трудового стажа и прошлой заработной плате.
Пенсионное обеспечение и оплата труда. Вторым направлением оценки динамики уровня жизни пенсионеров служат относительные показатели их благосостояния по сравнению с другими социальными группами, в первую очередь с работающим населением. В течение 1992−2001 гг. вследствие увеличившейся доли поступлений из федерального бюджета в Пенсионный фонд РФ с 2,6 до 6,4% (а в отдельные периоды, как например в 1997 г., она составляла 13%) усилия по предотвращению нарастания разрыва в уровне жизни пенсионеров и работающих принесли определенный результат (Приложение, рис 8а). Соотношение среднего размера назначенной пенсии со средней начисленной заработной платой возросло с 26,7 до 31,6%, а в отдельные периоды (1995, 1996 и 1998 гг.) приближалось к рекомендуемой МОТ пропорции. Только за 1998−2001 гг. средний размер пенсий повысился в 2,6 раза (среднемесячная заработная плата увеличилась в 3,1 раза).
Однако на протяжении всех восьми лет проведения пенсионной реформы это соотношение постоянно ухудшалось и уменьшилось с 31,6% в 2002 г. до 22,9% в 2007 г. И только в 2008 г. несколько повысилось до 24,3%, причем эта цифра оказалась меньше самого низкого показателя за период, предшествующий началу реформы (Приложение, рис. 8б).
Уровень оплаты труда в РФ серьезно отстает от аналогичного показателя в развитых странах. Так, в 2005 г. — на четвертом году пенсионной реформы -, когда средняя пенсия составляла 27,6% к уровню начисленной заработной платы, среднемесячная номинальная заработная плата наемных работников в России была в 10,3 раза ниже, чем в США, едва превышая 300 долл., а по паритету покупательной способности уступала ей в 6,74 раза [4]. По сравнению с Францией заработная плата по ППС в России была меньше почти вполовину (54%). Более того, в России по паритету покупательной способности она была ниже, чем в странах Восточной Европы, ранее входивших в социалистический лагерь, за исключением Болгарии. Даже в 2008 г. в таких видах экономической деятельности, как сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство, а также текстильное и швейное производство, среднемесячная номинальная заработная плата превышала ПМ работающего всего на 70% (в 2005 г. — соответственно на 12% и на 22%). Средняя по экономике заработная плата была меньше четырех ПМ. В численности малоимущего населения в 2008 г., по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств, 59,7% (!) составляли занятые в экономике [4].
По данным за 2007 г. (причем включающим скрытую заработную плату, с которой не взимался ЕСН и, следовательно, не уплачивались страховые взносы) удельный вес оплаты труда наемных работников в ВВП в РФ составлял всего 45,6% [7], по сравнению с 55,5% в Великобритании (2006 г.), 54,1% - в Швеции, 51,9% - во Франции. В беднейшей стране Евросоюза — Португалии — этот показатель равнялся в 2005 г. 50,1%.
Если работник имеет достойную заработную плату, то за стандартный период трудовой деятельности, т. е. 35 лет, он сам «обеспечивает» свою старость, поэтому следует отдавать отчет, что в масштабах эффективной экономики пенсионеры не являются иждивенцами работающих. В России, несмотря на то, что численность занятых, приходящихся на одного пенсионера, увеличилась с 1,7 в 2002 г. до 1,78 -в 2008 г. при сложившейся заработной плате, часть работников, вообще, не зарабатывает на пенсию. В 2009 г. 10,4% всех работников, в том числе, 12,8 в Южном федеральном округе, 11,3 — в Приволжском, 13,1 — в Сибирском и 13,6% - в Дальневосточном имели заработную плату ниже прожиточного минимума работающего в соответствующем субъекте РФ. Понятно, что такая оплата труда не может обеспечить будущую пенсию даже в минимальном размере.
Помимо низкого уровня оплаты труда, на величину пенсионных выплат оказывает существенное влияние высокая дифференциация заработной платы, что ставит пенсионеров в неравное положение не только по отраслевому, но и по территориальному признаку. Так, в 2008 г. заработная плата работников текстильного и швейного производства — одного из самых низкооплачиваемых видов деятельности — в соседних Смоленской и Воронежской областях Центрального Ф О различалась в 1,8 раза, а занятых тем же трудом москвичей была в 3,1 раза выше, чем воронежцев.
Мировой опыт деятельности различных пенсионных систем показал, что для их эффективного функционирования допустимый размах дифференциации в оплате труда составляет 5−6 раз [8]. В России, по данным выборочного обследования, соотношение средней заработной платы 10% работников с наибольшей и 10% работников с наименьшей заработной платой в отдельные годы (2004, 2005, 2006) превышало 25 раз, а в 2007 г. — 22,1 раза6. Снижение коэффициента фондов по заработной плате в 2009 г. до 14,7 раза объясняется, к сожалению, не улучшением организации заработной платы, а напротив, кризисными явлениями на рынке труда, вызвавшими замедление темпов ее роста и некоторым снижением верхней планки заработков. Но даже 15-кратное различие в уровне оплаты труда делает пенсион-
6 С 2007 г. обследование проводится раз в два года.
ную систему заведомо неэффективной, поскольку те работники, которые получают самую высокую заработную плату, вообще не заинтересованы в солидарном пенсионном обеспечении. Такая дифференциация отсекает высокооплачиваемые группы от участия в формировании фонда пенсионных выплат, ограничивая его потенциальные возможности.
Установленный в настоящее время верхний предел годовой заработной платы в 415 тыс. руб. (34,5 тыс. руб. в месяц), с которого уплачиваются страховые взносы, означает, что в соответствии со шкалой распределения по размерам начисленной заработной платы около 10% работников не будут участвовать в формировании пенсионных выплат. При этом в 2009 г. на долю двух верхних 10-процентных групп с наибольшей заработной платой, приходилось 48,8% ее общей начисленной суммы. Другими словами, почти половина общего фонда заработной платы выпадает из-под уплаты взносов на пенсионное страхование.
Переход от налогового платежа к страховым взносам заставляет вновь вернуться к осмыслению важнейших функций пенсии как специфического социальноэкономического норматива и механизма, защищающего нижнюю границу потребления нетрудоспособного населения.
Теоретико-методологические принципы пенсионного обеспечения. Основанием для назначения пенсии по старости служит … сама старость, т. е. определенный возраст, наступление которого связано с необратимыми физиологическими процессами в человеческом организме, вызывающими снижение умственной и физической активности. То же происходит в более молодом возрасте в результате травмы или тяжелого заболевания, влекущих статус инвалида. Поэтому основной из двух функций пенсии является алиментарная функция, и в этом смысле она представляет собой пособие, компенсирующее частичную или полную утрату трудоспособности [9]. И если государство (общество) признает за человеком право на жизнь и конституционно гарантирует это право, то оно должно выполнить свою гуманитарную обязанность и предоставить ему минимальный стандарт жизненных условий и потребления в силу того, что он является гражданином и достоин социального обеспечения не ниже соответствующего ПМ.
В этом и состоит смысл базовой части пенсии (минимальной пенсии, социальной пенсии — название не имеет значения). Важно, что именно эта часть, а не полный размер пенсии, должна иметь величину не ниже ПМ пенсионера. Хотя на деле это далеко не так, теоретически любое пособие, имеющее статус социальной гарантии, по определению, не должно быть ниже соответствующего ПМ. Такой подход означал бы реализацию на практике принципа социальной справедливости, основанного не на классовом подходе («Кто не работает — тот не ест»), а на общечеловеческих гуманитарных ценностях, милосердии и уважении к старости.
Собственно страховая (трудовая) часть пенсии, непосредственно зависящая от индивидуальных характеристик прошлой трудовой деятельности, выполняет стимулирующую функцию. Чем больше, дольше, эффективнее работал человек на протяжении трудоспособного периода, чем выше была его квалификация и оплата труда, тем выше должен быть его доход после наступления пенсионного возраста. Трудовая (страховая) часть пенсии является надстройкой над базовой частью7 и определяет дифференциацию индивидуальных пенсионных выплат [9].
И если бы базовая часть равнялась ПМ пенсионера, а соотношение базовой и страховой частей как раз и составляло 40% и 60%, то в 2008 г., когда ПМ пенсионера равнялся 3644 руб., средняя пенсия сложилась бы в размере 5466 руб. вместо
7 Поэтому, на наш взгляд, полный размер пенсии не может именоваться трудовой пенсией.
фактических 4198,6 руб., а соотношение со средней заработной платой повысилось хотя бы до 29% вместо фактического, немногим превышающего 24%.
Соответственно различной природе и функциям двух частей пенсионного обеспечения должны быть и различные источники их финансирования: государственный бюджет — для базовой части и средства Пенсионного фонда РФ, образующиеся из страховых взносов работодателей (ранее — социального налога) — для страховой (трудовой) части пенсии.
Одним из нововведений (логичнее — «старовведений») 2009 г., направленных на улучшение социального обеспечения, был отказ от единого социального налога (ЕСН) и возврат к уплате целевых страховых взносов. На наш взгляд, этот шаг имеет принципиальное значение, поскольку персонифицированный учет трудового вклада каждого работника не просто изменяет порядок перечисления денежных средств, а возвращает страховым взносам их функциональный смысл в качестве «платы за кадры». Если рассматривать совокупный трудовой потенциал как общественное достояние, то занимая определенную его часть на своем предприятии (учреждении), каждый работодатель ограничивает возможность использования трудовых ресурсов другими работодателями (в данном случае не имеет значения, является ли работодатель частным предпринимателем, использующим рабочую силу для извлечения прибыли, или она отвлекается для выполнения государственных, либо общественных обязанностей). Поэтому страховые взносы выступают в качестве платы за отчуждение конкретной доли экономически активного населения, обладающего специфическим набором профессионально-квалификационных характеристик.
В отличие от ЕСН, выполнявшего фискальную функцию в ряду прочих налогов,
8
причем стоявшего на последнем месте по очередности взыскания, страховые взносы -это целевые платежи, используемые по прямому назначению, поскольку перечисляются непосредственно в ПФР, который будет заниматься их сбором и администрированием.
Тарифы страховых взносов в 2010 г. останутся равными налоговой ставке ЕСН, а с 2011 г. взносы в ПФР возрастут с 14 до 26%, что вызовет рост издержек производства в тех видах экономической деятельности, где относительно выше удельный вес оплаты труда. (До 2002 г. ставка страховых взносов составляла 29%: 28% платил работодатель и 1% - работник). Между тем пенсионная система и в части условий выхода на пенсию, и в отношении размера взносов на обязательное и дополнительное пенсионное страхование, в принципе, должна быть устроена таким образом, чтобы согласовать интересы пенсионеров, работающих и работодателей, а не противопоставлять их друг другу.
В связи с этим теоретически, если после наступления пенсионного возраста человек находит в себе силы для продолжения работы, то на ту часть пенсии, которая компенсирует утрату трудоспособности, он претендовать не может, и ему должна выплачиваться только заработанная им страховая (трудовая) часть пенсии. Такой порядок значительно сэкономил бы бюджетные средства, направляемые на выплату базовой части пенсии. В частности, в 2008 г., когда численность работающих пенсионеров составляла 10 970 тыс. чел., ежемесячная экономия могла бы составить около 40 млн руб.
Однако в реальности по достижении пенсионного возраста значительная часть пенсионеров, по свидетельству статистики, продолжает трудовую деятельность. Более того, за период 2002—2008 гг. доля работающих пенсионеров увеличилась с 16,9 до 28,4%, или в 1,7 раза, в том числе доля работающих пенсионеров по старости — в 1,8 раза и достигла 32,7%. При этом подавляющее число людей пенсион-
8 Администрированием и сбором ЕСН занималась ФНС, при этом она не могла выставлять инкассовые поручения и списывать задолженность со счетов организаций. Поэтому, если работодатель вовремя не уплачивал ЕСН, то в текущем году эта сумма выпадала из-под индексации страховой части, а на накопительную часть не начислялся инвестиционный доход, т. е. пенсионеры теряли в размере пенсий.
ного возраста продолжает работать не потому, что сохранили в старости отменное здоровье (статистика заболеваемости, смертности и общей продолжительности жизни свидетельствует как раз об обратном) и не из любви к профессии (обычно работающие пенсионеры занимают далеко не престижные должности), а по той простой причине, что только на пенсию, как и только на заработную плату (а зачастую, и на ту, и на другую вместе) прожить просто невозможно. В 2008 г., по данным выборочного обследования, среди малоимущего населения 4,2% составляли работающие пенсионеры, причем по сравнению с 2003 г. их удельный вес даже увеличился на 1,2% [4].
Учитывая, что пенсионеры, в основном, действительно замещают рабочие места с неквалифицированными, нередко с тяжелыми и вредными условиями труда, давно требующими полной ликвидации, и от которых отказываются более молодые работники, это наносит ущерб экономике, препятствуя ее модернизации и техническому перевооружению. Вместе с тем, что особенно ярко проявилось в условиях кризиса, когда ужесточилась конкуренция на рынке труда, именно работающие старших возрастов, а также вплотную приблизившиеся к пенсионному возрасту, первыми оказались в списках уволенных и без особых перспектив на получение работы в других местах.
Что касается накопительной части, то попытка внедрить индивидуальное добровольное накопительное страхование пенсии предпринималась еще в конце советского периода и бесславно провалилась. Несмотря на очевидную экономическую и юридическую безграмотность подавляющего большинства населения, люди, руководствуясь многовековой народной мудростью относительно синицы в руках и журавля в небе, сделали вполне резонный выбор в пользу текущего потребления. В современных условиях экономической нестабильности пенсионные деньги, которые принадлежат к числу «длинных», тем более, утратили привлекательность в качестве долговременных инвестиций. Накопительная часть пенсии, сознательно или «по умолчанию» отданная под управление ПФР и помещенная им во Внешэкономбанк, имеет ограниченную доходность, поскольку может инвестировать только в государственные ценные бумаги.
Более высокую доходность в среднем показывают негосударственные пенсионные фонды (НПФ), управляющие частью пенсионных накоплений. Успешность НПФ в принципе определяется их корпоративным основанием, когда работодатели и работники связаны общими интересами, решают одни и те же задачи и вместе заботятся об успехе общего дела: усилении устойчивости предприятия, повышении конкурентоспособности продукции и услуг, внедрении передовых технологий, освоении новых рынков. В этом случае дополнительные пенсионные выплаты являются разновидностью участия в прибылях и непосредственно стимулируют работника к интенсификации труда.
За период 2002—2008 гг. под давлением конкуренции и в связи с ужесточением требований к деятельности НПФ и со стороны государства, и со стороны органов финансового контроля их число уменьшилось почти на 20% [4], но при этом численность участников увеличилась более чем в 1,5 раза (табл. 3).
Однако, несмотря на то, что общая сумма пенсионных выплат, произведенных НПФ, увеличилась в 8,8 раза, темпы роста размера ежемесячной выплаты на одного получателя отставали от повышения государственной пенсии. Кроме того, получивших в 2008 г. дополнительно около 1,3 тыс. руб. (в среднем) набралось менее 3% общего числа пенсионеров, зарегистрированных в ПФР. При этом и в благополучном в экономическом отношении 2007 г. только шесть НПФ из сорока трех, по которым приводились данные, показали доходность пенсионных накоплений выше уровня инфляции (13,3%), и лишь два из них — существенно выше: «Русь» — 16,15% и «Торгово-промышленный фонд» — 17,3% [10].
Таблица 3
Основные показатели системы негосударственного пенсионного обеспечения
Показатель 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2008/2002 гг., %
Число НПФ Численность участни- 287 283 296 290 289 252 235 81,9
ков, тыс. чел. Численность получателей негосударственных пенсий: 4370 5202 5547 6059,1 6420,7 6757 6746,3 154,4
тыс. чел. % от общей численно- 351,8 428 500,6 705,7 865,5 1026 1131,4 321,6
сти пенсионеров, Общая сумма пенсион- 0,9 1,1 1,3 1,8 2,3 2,7 2,9 322,2
ных выплат, млн. руб. Сумма пенсионных выплат в среднем в ме- 1990 3318 4962 7569 10 317,4 13 843 17 515,4 880,2
сяц на получателя, руб. Справочно: Средний размер назначенных государствен- 471,4 646 825,9 893,8 993,4 1124 1290,1 273,7
ных пенсий, руб. 1379 1637 1915 2364 2726,1 3116 4198,6 304,0
По итогам 2008 г. даже крупнейший фонд — НПФ «Газфонд» — сообщил о нулевой доходности. По информации НПФ «Лукойл-Гарант», в 2008 г. доходность от инвестирования средств пенсионных накоплений также установлена на уровне 0% годовых. Нулевая доходность по итогам 2008 г. была и у НПФ «Норильский никель». Большинство ПИФов в год экономического кризиса показало отрицательную доходность, хотя некоторые и сумели добиться положительных результатов: от 9,72 до 13,34% доходности (НПФ «Социальное развитие») [11]. Но и самому успешному НПФ удалось не приумножить накопления своих клиентов, а только сохранить их, поскольку рост потребительских цен в 2008 г. составил 13,3%.
По предварительным данным, опубликованным отдельными НПФ, доходность инвестирования пенсионных накоплений по итогам 2009 г. у большинства фондов более чем на 10 проц. п. превысит инфляцию за тот же период.
Десятка частных управляющих компаний показала в 2009 г. доходность пенсионных накоплений от 10,25 до 18,14%, что значительно превышало уровень инфляции и доходность, обеспеченную ГУК [12].
В случае обезличенного характера НПФ, когда его клиентами становятся люди различной профессиональной и отраслевой принадлежности, он, по существу, ничем не отличается от любой другой финансовой структуры «пирамидального» типа. Однако в любом случае за весь период накопления, ориентировочно составляющий 30−35 лет, инфляция уничтожит пенсионные деньги с очень высокой степенью вероятности.
Индивидуальное накопление средств «на старость», на наш взгляд, открывает более широкий спектр возможностей для будущих пенсионеров: паевые инвестиционные фонды, ценные бумаги, банковские вклады, игра на бирже, приобретение недвижимости и драгоценных металлов и пр. Во всяком случае, самостоятельное управление накопительной частью, как и определение размера отчисляемых на эту цель средств из текущего дохода (но при этом и собственная ответственность) представляется лучшим вариантом поведения. Выбор становится гораздо более разнообразным и возможно прибыльным, позволяющим самому активно контролировать ход событий и влиять на результат. Несмотря на падение в 2008 г. в среднем на уровне 75%, за 2009 г. восемнадцать наиболее успешных ПИФов обеспечили своим участникам доходность свыше 200%, а «Уралсиб Энергетическая пер-
спектива» показал доходность в 308,06%- ПИФ «Трубная площадь — Российская металлургия в 2009 г. имел доходность 251,49%, и за два первых месяца 2010 г. продемонстрировал самый высокий показатель доходности — 28,73% [13].
Анализ статистических данных о динамике материального благосостояния пенсионеров в процессе проведения пенсионной реформы позволяет сделать ряд выводов.
За период реформы характер динамики среднего размера назначенных пенсий и его соотношение со среднедушевыми денежными доходами и среднемесячной заработной платой практически не изменились, причем средняя пенсия росла медленнее, чем до начала реформы.
Соотношение денежных доходов и заработной платы в период 2002—2008 гг. с соответствующими величинами ПМ имело тенденцию к повышению, тогда как средняя пенсия колебалась вокруг ПМ пенсионера, а по сравнению с периодом 1992−2001 гг. имела гораздо более низкий уровень относительно ПМ пенсионера.
Увеличивавшийся на протяжении 1992−2001 гг. разрыв между минимальной пенсией и средней пенсией был частично преодолен в период проведения пенсионной реформы, и в 2008 г. удельный вес базовой части пенсии в ее среднем размере достиг 35,7%.
Несмотря на многократное повышение минимального размера пенсии в период, предшествующий началу реформы, в 2001 г. она составляла всего 15,2% уровня ПМ пенсионера. В результате индексации базовой части пенсии на протяжении 2002−2008 гг. она составила в 2008 г. 40,7% величины ПМ пенсионера.
Поступления из федерального бюджета в ПФР за период 2002—2008 гг. возросли без малого в 30 раз, тогда как средний размер назначенных пенсий увеличился только в 3 раза, причем численность пенсионеров практически не изменилась.
В реальном выражении размер назначенных пенсий на отдельных этапах предре-форменного периода рос более высокими темпами по сравнению со среднедушевыми денежными доходами населения и начисленной заработной платой. В 2002—2008 гг. динамика реального размера пенсий значительно отставала от них, за исключением 2008−2009 гг., когда в отношении пенсионеров был предпринят специальный набор антикризисных мер.
Покупательная способность пенсии среднего размера по большинству видов продовольственных продуктов, в том числе по хлебу и молоку, так и не вышла на уровень 1990 г.
За период проведения пенсионной реформы 2002−2008 гг. материальное положение пенсионеров относительно других слоев населения, и особенно работающих, не только не улучшилось, а напротив, значительно снизилось.
Денежная переоценка пенсионных прав пенсионеров старших пенсионных возрастов (валоризация) была проведена не в полном объеме, так как размер пенсионного капитала был первоначально занижен.
Повышение уровня жизни пенсионеров происходит, в основном, не в рамках пенсионной системы, а благодаря мерам внесистемного характера — выплатам и доплатам.
Низкий уровень оплаты труда и его доли в ВВП в сочетании с высокой отраслевой и территориальной дифференциацией подрывает финансовую основу пенсионной системы, поскольку фонд оплаты труда работников с наиболее высокой заработной платой «выпадает» из-под уплаты страховых пенсионных взносов.
Приходится признать, что пенсионная реформа оказалась затратной, но неэффективной и будет «пробуксовывать» до тех пор, пока не будут урегулированы экономические и правовые аспекты системы оплаты труда.
Литература
1. Соловьев А. К. Основные параметры долгосрочного развития пенсионной системы на основе актуарных расчетов //Проблемы прогнозирования. 2009. № 4.
2. Российский статистический ежегодник, 2002. М.: Госкомстат России, 2003.
3. www. pfrf. ru
4. Российский статистический ежегодник, 2008. М.: Госкомстат России, 2009.
5. Айзинова И. М. Социальная защита населения в периоды экономического роста и спада //Научные труды ИНП РАН. М.: МАКС Пресс, 2009.
6. Российская газета, 17 ноября 2009 г.
7. Труд и занятость в России. М.: Госкомстат России, 2009.
8. Роик В. Д. Государственное и договорное регулирование заработной платы и пенсионного обеспечения. Зарубежный и отечественный опыт. М.: МИК, 2008.
9. Айзинова И. М. Некоторые вопросы пенсионного обеспечения и помощи семьям, имеющим детей // Экономика и математические методы. Т. XXIV, вып. 6, 1988.
10. npf. investfunds. ru/
11. РБК daily 13. 04. 2009
12. www. pensiamarket. ru/
13. www. stockportal. ru/
Приложение
Руб.
Руб.
Год
б
а
Рис. 1. Динамика номинальных денежных доходов, заработной платы и пенсий: — среднедушевые денежные доходы населения- - среднемесячная номинальная
начисленная заработная плата, работающих в экономике--------средний размер
назначенных пенсий
% 300 200 —
Год
б
Год
Рис. 2. Соотношение денежных доходов (-), заработной платы (-) и пенсий (--)
с соответствующими величинами прожиточного минимума
%
450
350
250 —
150 —
0
50
а
Руб.
Рис. 3. Минимальная и средняя пенсии в 1992—2001 гг. :
¦ минимальный размер пенсии в месяц в среднегодовом исчислении- ЕИИ средний размер назначенных пенсий
Руб.
Рис. 4. Минимальный размер пенсии и прожиточный минимум пенсионера в 1992—2001 гг.: щ минимальный размер пенсии в месяц в среднегодовом исчислении-
^ средний размер назначенных пенсий
% к пред. году
% к пред. году
Год
СЛСЛСЛСЛСЛСЛСЛСЛО
б
Рис. 5. Динамика реальных денежных доходов (-------), заработной платы (--)
и пенсий (-----):
а
Руб.
2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Рис. 6. Базовая часть пенсии и средняя пенсия в 2002—2008 гг. :
ЁЗ средний размер назначенных пенсий-
¦ размер базовой части пенсии в месяц в среднегодовом исчислении
Руб.
4000 3500 3000 2500 2000 1500 1000 500 0
2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Рис. 7. Базовая часть пенсии и прожиточный минимум пенсионера в 2002—2008 гг.: средний размер назначенных пенсий-
¦ размер базовой части пенсии в месяц в среднегодовом исчислении
%
Год
б
Рис. 8. Изменение среднего размера пенсии по сравнению с динамикой денежных доходов (-о-) и заработной платы (-?-)
%
а

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой