Концепт «Духовность» в русской языковой картине мира: светские и религиозные компоненты

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 20 (311).
Филология. Искусствоведение. Вып. 79. С. 44−48.
КОНЦЕПТ «ДУХОВНОСТЬ» В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА: СВЕТСКИЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ КОМПОНЕНТЫ
Рассматривается культурный концепт «духовность» в русской языковой картине мира, его светские и религиозные компоненты, исторически сложившиеся и существующие в содержании этого концепта. Религиозная и светская стороны духовности имеют в сфере «человек-человек» общее мощное основание (общегуманистическое) — нравственное начало.
Ключевые слова: культурный концепт, картина мира, религиозное, светское, духовно-нравственное воспитание, конфессия, диалект.
Взаимосвязь языка и духовной жизни народа утверждалась уже в трудах видных филологов Х1Х-ХХ столетий: В. фон Гумбольдта, бр. Гримм, Э. Сепира, А. А. Потебни, Д. С. Лихачева и других. В современную эпоху, когда в общественном сознании подвергаются коррозии фундаментальные этические ценности, когда формирование духовно-нравственных идеалов у молодого поколения России становится практически вопросом национального выживания, актуальность рассмотрения самого понятия «духовность» в русской языковой картине мира не вызывает сомнений.
Духовность и нравственность в современном образовательном стандарте возведены во главу угла, в 2009 г. опубликована «Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России», которая легла в основу соответствующей статьи «Закона об образовании» 2012 г. Духовно-нравственное воспитание, по мнению авторов «Концепции… «, — это «педагогически организованный процесс усвоения и принятия обучающимся базовых национальных ценностей». В их числе (патриотизм, семья, труд, наука, природа и др.) указаны традиционные российские религии, на первое место среди которых ставится православное христианство[2. С. 9].
Духовность — понятие многогранное, оно присутствует и в светской, и в религиозной частях русской картины мира- которая понимается нами как совокупность знаний человека о мире, компонентами являются также ценностные установки, жизненные стереотипы, культурные смыслы и прочее. Воплощенное в языке, все это составляет языковую картину мира.
Единицами ментального уровня являются концепты. Духовность в русской картине мира также представляет собой культурный концепт- этот термин, вслед за Ю. С. Степановым, мы
рассматриваем как «отпечаток, слепок, сгусток культуры в сознании человека- то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека», посредством чего формируется менталитет и с чьей помощью человек входит в мир культуры и может влиять на нее. Концепты существуют как некое коллективное достояние русской духовной жизни и всего русского общества.
Ю. С. Степанов выделяет три «слоя» (компонента) концепта: 1) основной, актуальный признак, когда концепт актуально существует для всех пользующихся данным языком как средством взаимопонимания и общения-
2) дополнительный, пассивный, неактуальный, «исторический» признак, когда концепт актуален лишь для некоторых социальных групп-
3) внутренняя форма, не осознанная, запечатленная во внешней, словесной. Она открыта лишь исследователям, для носителей языка существует опосредованно, как основа, на которой возникли и держатся основные слои значений. «Разные слои являются результатом, «осадком» культурной жизни разных эпох», -считает ученый [10. С. 46−48].
Как пишет профессор МГУ Е. В. Петрухи-на, важно учитывать культурно-историческую обусловленность языковых значений, а также форм, категорий или «историческую память» языка. Общепризнано, что краеугольным камнем русской культуры является православное христианское вероучение, оставившее неизгладимый след в нашем языке [6. С. 6−11].
Исторически сложились два направления в понимании духовности: религиозное и светское. Изначальный смысл религиозного аспекта духовности проявляется в переживании человеком непосредственной связи с божественным началом, стремление к которому предполагается потенциально заложенным в каждом человеке, его природу, по библей-
ским представлениям, составляют дух, душа и тело. Именно так духовность как религиозный феномен трактуется в христианском мировоззрении. Духовность понимается как духовное начало в человеке или обществе, свойство и проявление духовной жизни- сфера религиозных интересов человека.
Отметим особенности христианского понимания духовности, оказавшего влияние на современную концептуальную систему. Как пишет Н. М. Дмитриева, с мнением которой мы совершенно согласны, «христианские основы духовности раскрываются в следующем: а) источник духовности усматривается в самой жертве Христа, искупившего грехи человечества, ставшего основным «нравственным архетипом сознания и поведения человека», воспроизводящимся в вечности- б) суть переворота, совершенного христианством в нравственных представлениях — в открытии возможности духовного преобразования для каждой личности- в) возрастание духовности человека — цель его жизни, духовность в наивысшей степени — святость- г) жертва Христа знаменует собой переход человека в качественно иное состояние, связанное с раскрытием в нем «богочеловеческого» начала (Н. А. Бердяев) — д) «богочеловечность» предполагает духовный аристократизм личности, выражаемый в ее устремлении к подлинному самоосуществлению — к подчинению низших стремлений Высшей безусловной ценности (С. Н. Булгаков)» [3. С. 85−87].
Христианское представление о духовности связано с «внутренним человеком», «голосом совести» (И. А. Ильин) и воплощается в особой форме — делании добра (но не только в отношении благотворительности), что наиболее полно выражается в молитвенном и аскетическом опыте подвижников, оказывающих невидимое, но ощутимое в духовно-нравственном отношении влияние на общество в целом: молитвенная помощь, духовная милостыня. В этом раскрывается общечеловеческая суть духовности — делание добра оказывается соборным. Несомненной и подлинной духовностью И. А. Ильин называл «способность внимать дыханию и зову Божию», любовь к ближним и к Отечеству, чувство справедливости, способность наслаждаться красотою природы и искусства, проявления собственного достоинства, правосознания и деликатности [4. С. 324 326]. Христианская духовность предполагает в первую очередь стяжание Духа Святаго, сле-
дование евангельским заповедям, принятие во всем воли Божией, постоянное предстояние перед Господом.
Никто не станет отрицать, что атмосфера подлинной живой духовности, благочестия и святости или душевной холодности, безучастности, формализма во многом зависит от пастырской настроенности священника… («Православная газета», № 37/2004).
С точки зрения здоровья, нравственности, духовности нужно победить в себе гордыню, самолюбие и одеваться в ту одежду, в которую женщина одевалась всегда — в платье («Православная газета». № 39/2006).
Духовность неразрывно связана с нравственностью, с ценностными установками отечественной культуры. Это актуальный для современности концепт, входящий в центральную часть русской концептосферы.
В контексте секулярного мировоззрения духовность понимается как свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными или, еще уже, внутренний мир человека в противопоставлении физическому, телесному — в этом, на наш взгляд, явно прослеживаются остатки советского атеистического мировоззрения. В «Словаре современного русского литературного языка» в 17 т.: «Духовная, интеллектуальная природа, сущность человека, противополагаемая его физической, телесной сущности- богатство духовного мира человека, высокий уровень нравственных, интеллектуальных потребностей, норм» [9. С. 531].
Появление столь значимого в духовно-нравственном и познавательном смысле издания вряд ли было бы возможным, если бы проект не поддержали сердцем и деньгами сотни жителей области. («Ва-банкъинфо». № 87/2005).
И это было, есть и будет лучшей памятью о Человеке, для которого слова «мир и духовность» не были просто штампом… («Глагол». № 7/2006).
Несмотря на то, что в советское время секу-лярное понятие духовности значительно отошло от конфессионального, мы склонны объединять эти два варианта смысла в одном концепте. Светское понятие духовности, на наш взгляд, изначально вырастает из религиозного. Рассмотрение материала диалектных словарей показывает, что в конце XIX — начале XX в. во многих русских говорах слова дух, духовный, духовность имели религиозный смысл, связанный с православной верой.
Дух в томских говорах, 1913 г. — душа. Чуть-чуть живой — в чем только дух держится [8. С. 274−275]. Это же значение у слова дух в говорах уральских казаков [5. С. 447]. Также одно из значений данного слова — исповедь (На духу придется каяться), это отмечается в говорах вологодских, вятских, самарских, новгородских, псковских и других, 1847−1916 гг., в 1930 г. дается с пометой «устар.» [8. С. 274 275]. Быть на духу — в говорах уральских казаков означало «быть на исповеди» [5. С. 447].
Духовный — церковнославянский (Обучалась духовному обучению) либо церковно-приходской (Теперь была в поселке при церкви духовна школа) — отмечено в говорах яицких казаков [5. С. 448]. В курских говорах, 19 001 902 гг., душевный означало духовный (священник): Отцы вы наши душевные [8. С. 282].
Духовник в ряде говоров означало «принимающий исповедь у священника», либо «духовный сын» (нижегородские, 1847 г.), в тамбовских наречиях, 1912 г., обозначало ученика духовной семинарии- современное значение этого слова претерпело определенные изменения: «религиозный христианский наставник, священник, постоянно принимающий исповедь у верующего». У Тамары духовник в Тро-ице-Сергиевой лавре [8. С. 279].
Духовность в тульских говорах, 1898 г., обозначало лиц духовного звания, духовенство: Я, говорит, в духовность сдал, в церкву. Во владимирских говорах, 1905−1921 гг., отмечается значение «принадлежность к тому или иному церковному приходу»: Чьей духовности? [8. С. 279]. В говорах уральских казаков наблюдается другой смысл данного слова — «душеспасительные разговоры, религ.». Ну, насчет духовности можно было с ним поговорить: он эвто любил [5. С. 447].
В совокупности эти языковые факты наглядно демонстрируют, как отразилось православное мировоззрение в языковой картине мира носителей русских диалектов. Они свидетельствуют о том, что духовная сфера жизни соотечественников во многом была связана с православной верой и церковью, ее традициями и обрядами. Православное знание, евангельские ценностные ориентиры играли огромную роль в духовно-нравственном воспитании простых русских людей, в формировании национального менталитета. Уже в советское время академик Д. С. Лихачев, размышляя о понятии «интеллигентность», приводил в пример необразованных, но внутренне интеллигентных
крестьян русского Севера: чистоплотных, ценящих хорошую речь и пение, гостеприимных, приветливых, понимающих горе и радость другого человека.
Рассматриваемые значения, естественно, не были сформированы именно в те временные промежутки, которые отмечены составителями диалектных словарей- концептуализация религиозного аспекта духовности произошла ранее, поскольку знания о мире, отраженные в языке, содержат память наших предков.
В концепте «Духовность» соединены сферы «Бог — человек» и «человек — человек», но в религиозном понимании присутствуют обе сферы, а в светском — лишь последняя из них. Светское понятие духовности в этом аспекте является неполным, усеченным.
Духовный в религиозном отношении человек — это святой, который в светском понимании совсем не интеллектуален и не эстетичен (то есть не духовен секулярно) — юродивые, например. В светском отношении атеист, безусловно, может быть духовным, здесь концепт «Духовность» поворачивается к нам другими своими гранями — нравственной (не всегда христианской), интеллектуальной, эстетической. Но в религиозном отношении такой человек не исполняет заповедь о почитании Бога со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Христианские священники говорят и о «духовности» третьего рода — от нечистого духа, антидуховности, и приводят в пример деятелей различных тоталитарных сект, а также А. Гитлера и др.
Во всех этих аспектах (религия, интеллект, нравственность-этика, эстетическое) духовность можно представить в виде шкал, где на одних полюсах расположены идеалы, а на других — антиидеалы. В религиозном, конфессиональном, мировоззрении (конфессия нами понимается, вслед за авторами «Толкового словаря русского языка» С. И. Ожеговым и
Н. Ю. Шведовой, как традиционная религия, но не секта) — православном, католическом (в их основе — общехристианские понятия, разница состоит в обрядах, молитвах, традициях и т. п.), мусульманском — идеал и антиидеал строго определены, степень удаленности -приближенности к одному либо другому полюсу и составляет «уровень» религиозной духовности.
Сравним лексемы, называющие степень веры в Бога и ее качества в православном мировоззрении: безверие, неверие, маловерие,
слабая вера, теплохладность, возрастание в вере, укрепление в вере, вера крепкая, стойкая, горячая, непоколебимая, нерушимая, святая. Это примеры «уровней» веры православного христианина. Идеал православной духовности — это святость, «обожение», Иисус Христос.
Иное дело — светская духовность. Здесь антиидеал вроде бы определен (бескультурный, безнравственный человек, невежа и невежда). Идеалов же столько, сколько самих носителей языка: для одного это ученые-интеллигенты (Ю. М. Лотман, Д. С. Лихачев), для другого -видные деятели искусства (Н. Рерих, Ф. Шаляпин), для третьего — поп-звезды, киноактеры и так далее. Разные люди имеют различные духовные идеалы, к тому же ценностная ориентация отдельного человека может меняться в зависимости от индивидуальных (возрастных, например) и социокультурных изменений. В связи с этим можно, думается, говорить о негармоничности светской картины мира наших современников. В советской идеологии общий идеал был определен более четко (фигура вождя мирового пролетариата с определенным набором духовно-нравственных качеств). Но сам принцип «векторности» духовности остается, на наш взгляд, и в религиозном, и в светском понимании.
Кроме того, религиозная и светская стороны духовности имеют в сфере «человек-человек» общее мощное основание (общегуманистическое) — нравственное начало. Эволюцию концептов нравственной сферы стыд и совесть рассматривает Н. Д. Арутюнова, определяя их как социо-оценочные единицы. По ее мысли, заповеди, формулы закона, убеждения и верования входят в промежуточную зону между сознанием человека и его волей. Стыд и совесть — координаторы сознания и воли личности, при этом ученый трактует совесть как «автономный компонент внутреннего человека», который формирует нравственную личность. Человек Нового Завета вместе с христианской верой и благодаря ей обретает совесть — голос Божий, нравственный закон, записанный в сердце и ставший частью естества [1. С. 55−58]. Еще одно значение слова дух в русских диалектах — совесть (Духу не хватат -совесть не позволяет). Для русского языкового сознания характерно понимание духовности и нравственности, непосредственно восходящее к евангельскому идеалу. Изначально христианская духовность была неотделима от нрав-
ственности, что сказалось на формировании концепта «Духовность». «Нравственное начало предполагает способность и потребность человека выйти за пределы своего эгоистического «я» и деятельностно утверждать добро» [11. С. 249].
Все вышесказанное дает нам основание полагать, что религиозная и светская стороны духовности составляют один макроконцепт «Духовность» (имеющий сложную и многомерную структуру) в русской картине мира, при этом религиозная составляющая этого концепта исторически сложилась ранее и была сформирована на основе христианского знания, русская духовность, прежняя и современная, базируется на православной аксиологии. «Ибо Русская Православная Церковь на протяжении более чем тысячелетней истории своего существования неизменно оставалась хранительницей высочайших духовно-культурных ценностей, исповедницей фундаментальных этических принципов человеческого бытия, на основе чего только и может совершаться процесс воспитания разносторонней, внутренне содержательной и нравственно зрелой личности» (Патриарх Кирилл) [7. С. 8].
Список литературы
1. Арутюнова, Н. Д. О стыде и совести // Логический анализ языка: языки этики / отв. ред. Н. Д. Арутюнова, Т. Е. Янко, Н. К. Рябце-ва. М., 2000. С. 54−79.
2. Данилюк, А. Я. «Концепция духовнонравственного развития и воспитания личности гражданина России» / А. Я. Данилюк, А. М. Кондаков, В. А. Тишков. М., 2009. 25 с.
3. Дмитриева, Н. М. Влияние литературы на развитие духовного мира человека // Искусство образования во втором тысячелетии (Теория. Практика. Педагогические позиции): материалы конф. Оренбург, 2001. С. 85−87.
4. Ильин, И. А. Сочинения: в 2 т. Т. 2. М., 1993. 485 с.
5. Малеча, Н. М. Словарь говоров уральских (яицких) казаков в 4 т. Т. 1. Оренбург, 2002. 496 с.
6. Петрухина, Е. В. Русская языковая картина мира и православное сознание // Виноград: православ. пед. журн. 2007. № 3 (19). С. 6−11.
7. Приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла участникам XVIII Международных Рождественских чтений. М., 2010.
8. Словарь русских народных говоров / под ред. Ф. П. Сорокалетова, Ф. П. Филина. Вып. 8. 2-е изд. С. -Пб., 2002. 375 с.
9. Словарь современного русского литературного языка / Л. П. Алекторова и др. — АН СССР, Ин-т рус. яз.: в 17 т. Т. 1. 2-е изд. перераб. и доп. М, 1991. 864 с.
10. Степанов, Ю. С. Константы: словарь русской культуры. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. 992 с.
11. Философия: основные проблемы философии / Н. Ф. Бучилло, В. И. Кириллов, С. И. Попов и др.- под ред. В. И. Кириллова: учебник: в 2 ч. М., 1997. 318 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой