Организационные и эколого-экономические аспекты диверсификации АЭС в контексте энергетической стратегии России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ЭКОАОГО ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДИВЕРСИФИКАЦИИ АЭС В КОНТЕКСТЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ
М.А. СТРЕЖКОВА,
кандидат экономических наук, доцент, кафедра экономики ЖКХ, ФГОУ ВПО «Новочеркасская государственная мелиоративная академия»,
e-mail: mayastrezhkova@mail. ru
В статье рассмотрена перспектива социально-ориентированной диверсификации АЭС, способствующей инновационному развитию атомных станций и повышению экологической безопасности водоснабжения региона.
Ключевые слова: ресурсно-инновационное развитие- регионально-ориентированная диверсификация- химико-энергетический комплекс- обеззараживание воды- эколого-экономическая эффективность.
Коды классификатораЕЬ: Q55, Q56.
Основой динамичного развития российской экономики, начиная с 1998 г., явилось увеличение экспорта сырьевых ресурсов, и в первую очередь энергетических, как в натуральном, так и стоимостном выражении. Обусловленность данного прецедента интерпретируется сокращением внутреннего спроса на энергоресурсы, вызванного стагнационными процессами в экономике России конца двадцатого века, происходящим на фоне значительного запаса капитала, накопленного в энергетической отрасли со времен плановой экономики.
Динамика потребления энергоресурсов явилась основой для разработки и принятия в 2003 г. «Энергетической стратегии России на период до 2020 года» (ЭС-2020). Цели, задачи, основные направления и параметры развития топливно-энергетического баланса, установленные ЭС-2020, предусматривали преодоление тенденции доминирования природного газа на внутреннем и внешнем энергетическом рынке с уменьшением его доли в общем потреблении топливно-энергетических ресурсов, в частности, за счет увеличения выработки электроэнергии [3].
За прошедшие с начала реализации ЭС-2020 пять лет была подтверждена адекватность ее важнейших положений реальному процессу развития энергетического сектора страны даже в условиях происходивших резких изменений внешних и внутренних факторов, определяющих основные параметры функционирования топливноэнергетического комплекса России. С 2008 г. обсуждался и в августе 2009 г. правительством РФ был одобрен проект новой «Энергетической стратегии России на период до 2030 года» (ЭС-2030), которая, являясь преемственной по отношению к ЭС-2020, обеспечивает ее корректировку и пролонгацию горизонта рассмотрения до 2030 г. Вместе с тем, по замыслу авторов, ЭС-2030 не просто пролонгирует предыдущую стратегию — она формирует новые стратегические ориентиры развития энергетического сектора в рамках перехода российской экономики на инновационный путь развития, заявленный в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Р Ф от 17. 11 2008 № 1662-р.
Новая энергетическая стратегия, учитывая возможные колебания внешних и внутренних условий экономического развития России, базируется как на оценке существующих тенденций и опыта реализации ЭС-2020, так и на анализе имеющих место вызовов развитию энергетики. При этом главные вызовы в соответствии с концепцией ЭС-2030 следует разделять на внешние и внутренние. Главный внешний вызов заключается в преодолении угроз, связанных с неустойчивостью мировых энергетических рынков, волатильностью мировых цен на энергоресурсы, а так же в обеспечении энергетическим сектором страны необходимого вклада в повышение эффективности ее внешнеэкономической деятельности. Главный внутренний вызов — в выполнении энергетическим сектором РФ своей важнейшей роли в рамках намеченного перехода страны от экспортно-сырьевого к ресурсноинновационному развитию с качественным обновлением самой энергетики и смежных отраслей [3].
Таким образом, доминантой ЭС-2030 является создание инновационно-развитого и эффективного энергетического сектора страны, адекватного как потребностям растущей экономики в энергоресурсах, так и геополитическим интересам России, и вносящего необходимый вклад в социально-ориентированное инновационное развитие смежных отраслей и регионов страны. Предполагается, что энергетический сектор сохранит свое определяющее значение при решении важных стратегических задач развития страны, в частности, в отношении строительства новой энергетической инфраструктуры, повышения энергетической и экологической эффективности российской экономики и ТЭК, в том числе за счет структурных сдвигов и активизации технологического энергосбережения.
Формируя новые стратегические ориентиры, авторы ЭС-2030 акцентируют на том, что спрос на российские энергоресурсы, обеспеченные экспортом России, увеличится преимущественно на электроэнергию — в 6,66 раза, и в меньшей степени на первичные энергетические ресурсы: природный газ — в 1,44 раза, уголь — в 1,37 раза- при этом экспорт сырой нефти предположительно упадет на 3,14%. Внутреннее потребление ТЭР увеличится в 1,65−1,71 раза, при этом электроэнергии в 2,0−2,57 раза, твердого топлива -в 1,73−1,88 раза, нефти в 1,32−1,61 раза, газа в 1,46−1,47 раза. Таким образом, прогнозный топливно-энергетический баланс России предусматривает постепенное затухание прироста добычи нефти (с 38,6% до 30,6−32,4%) и газа (с 42,5% до 41,2%) при одновременном увеличении объемов и темпов добычи угля (с 12,5% до 14,7−14,8%), производства электроэнергии, причем в первую очередь за счет увеличения доли атомной и нетрадиционных источников энергии (с 6,4% до 11,2−11,6%) [3].
Стратегическая инициатива развития атомной энергетики детерминирована не только ее экономическими преимуществами в наиболее энергодефицитных регионах страны, не имеющих достаточной собственной топливной базы (Центральный, Северо-Западный, Южный, Приволжский федеральные округа), но и императивами
© М. А. Стрежкова, 2009
ТЕRRА ECONOMICUS ^ Экономичeский вестник Ростовского государственного университета 2009 Том 7 № 4 (часть 2)
ТЕRRА ECONOMICUS ^ Экономичeский вестник Ростовского государственного университета ^ 2009 Том 7 № 4 (часть 2)
148
М.А. СТРЕЖКОВА
государственной энергетической политики в сфере обеспечения экологической безопасности за счет последовательного ограничения нагрузки ТЭК на окружающую среду и климат путем снижения выбросов загрязняющих веществ, а также эмиссии парниковых газов, сокращения образования отходов производства и потребления [3].
Вышеозначенные принципиальные особенности формируют адекватный приоритет атомной энергетики в обозримой перспективе, для которой характерно обострение экологических требований к энергетической деятельности и приближающаяся стабилизация углеводородных возможностей ТЭК. Для целей своевременной подготовки и развития соответствующих направлений атомной энергетики наряду с продолжением и форсированием строительства АЭС с традиционными водо-водяными энергореакторами (ВВЭР), предполагается создание серийных АЭС с реакторами на быстрых нейтронах с уран-плутониевым топливом (БН, СВБР) и соответствующие предприятия замкнутого ядерного топливного цикла на площадках Белоярской, Южно-Уральской, Северной АЭС и других.
Однако кризисные явления, охватившие базовые отрасли экономики в 2008—2009 гг. внесли свои отрицательные коррективы и в электроэнергетику. По данным Росстата, спад производства в России за октябрь-декабрь 2008 г. достиг 20%, что обусловило снижение потребности в электроэнергии на 7−9%. Потребление электроэнергии за январь-сентябрь 2009 г. в целом по РФ сократилось на 6,8%, по сравнению с аналогичным периодом 2008 г, и составило 693,4 млрд кВт/ч. Производство электроэнергии за тот же период снизилось на 6,7% и составило 714 млрд кВт/ч [5].
Атомными электростанциями в 2009 г. было произведено 117 млрд кВт/ч электроэнергии, что на 6,7% меньше аналогичного показателя 2008 г., в частности, в сентябре АЭС произведено 12,8 млрд кВт/ч электроэнергии, что на 4,2% меньше аналогичного показателя прошлого года и на 3,1% ниже по сравнению с августом 2009 г. ТЭС за отчетный период выработали 460 млрд кВт/ч, что на 11,2% меньше, чем в 2008 г. Гидроэлектростанции в сентябре 2009 г. выработали 13,1 млрд кВт/ч, снизив производство электроэнергии по сравнению с сентябрем прошлого года на 2,9%, а по сравнению с августом текущего года — на 14,1%. По данным Минэкономразвития, производство электроэнергии в РФ в целом за 2009 г. сократится на 4,7% - до 991,6 млрд кВт/ч [5].
В соответствии с концепцией ЭС-2030 государство сохраняет энергетику в условиях бюджетного регулирования, при этом акцентируя особое внимание на атомной энергетике, что позволяет сглаживать финансовые проблемы предприятий отрасли, связанные с кризисом. Так, в соответствии с ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007−2010 годы и на перспективу до 2015 года», утвержденной постановлением правительства от 06. 10. 06 № 605 в отрасль предполагается инвестирование 1 трлн 471,4 млрд руб. (в том числе на строительство и запуск второго энергоблока Ростовской АЭС), после чего она должна выйти на самоокупаемость.
Вместе с тем, несмотря на предполагаемые финансовые вложения, в ЭС-2030 отмечается, что одними из основных проблем, с которыми столкнулась российская электроэнергетика в XXI в., является высокий износ основных производственных фондов и отсутствие необходимых инвестиций для их масштабного и своевременного обновления. В этой связи весьма тревожным можно признать принятое в ЭС-2030 направление в сторону увеличения выработки электроэнергии на АЭС, в том числе за счет продления срока их эксплуатации и увеличения коэффициента использования установленной мощности.
Таким образом, кризисные процессы в экономике России, как следствие, динамичность объемов производства и потребления электроэнергии и высокий износ основных средств, наметившаяся тенденция перехода электроэнергетики к условиям конкурентного рынка и бизнеса, основанным на прибыли, а так же стратегическая необходимость увеличения доли на рынках высокотехнологичной продукции, основанной на повышении эффективности использования потенциала, заложенного в традиционных энерготехнологиях, позволяет сделать вывод о целесообразности и высокой экономической привлекательности диверсификации энергетического производства. Основываясь на том, что себестоимость электроэнергии, производимой предприятиями отрасли на собственные нужды, значительно ниже поставляемой на оптовый рынок и, тем более, промышленным предприятиям, целесообразно организовать на базе региональных электростанций крупномасштабное производство общественно-значимой востребованной и конкурентоспособной продукции, наибольший удельный вес в себестоимости которой будет приходиться на электроэнергию.
Особую актуальность данное предложение приобретает в контексте действующей системы ценообразования на оптовом рынке электроэнергии. Начиная с 2007 г., объемы электрической энергии (мощности), продаваемые на оптовом рынке по регулируемым ценам, планомерно уменьшаются в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации № 205 от 7 апреля 2007 г. «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросу определения объемов продажи электрической энергии по свободным (нерегулируемым) ценам». С 1 января 2011 г. произойдет полная либерализация рынка, все объемы электроэнергии будут поставляться потребителям по свободным (нерегулируемым) ценам. Исключение составят абоненты, приравненные к группе населения, — до 2014 г. в отношении физических лиц будет применяться регулируемый тариф. Несмотря на то, что тарифы поставщиков предполагается рассчитывать методом индексации тарифов предшествующего года, учитывающим уровень фактической, а не прогнозной инфляции, представляется возможным значительный рост цен на электроэнергию.
Примером использования «дешевой» электроэнергии в результате диверсификации служит интегрированный холдинг «РусАл», состоящий из 15 алюминиевых и 13 глиноземных заводов, расположенных в 19 странах мира на пяти континентах. Структуру управления холдинга в настоящее время представляют шесть дивизионов, один из которых энергетический, что и позволяет успешно нивелировать в структуре себестоимости высокие транспортные расходы на бокситы, доставляемые из Ямайки и Австралии, и получать высококонкурентную продукцию, востребованную на внутреннем и внешнем рынках.
В ряде научных работ последнего времени также находит отражение прагматичность подхода, предполагающего использование электроэнергии, вырабатываемой на угольных электростанциях в целях производства инновационной продукции. Однако наиболее перспективными в данном направлении представляются именно атомные электростанции. Во-первых, это отвечает концептуальным основам ЭС-2030.
Во-вторых, на фоне постоянного роста тарифов на электроэнергию атомная энергия является источником самой дешевой и стабильно поставляемой энергии. На первый взгляд данное положение носит амбивалентный характер. С одной стороны, в течение последних лет имело место значительное количество авторитетных исследований, как в России, так и за рубежом, которые доказывают эффективность ядерной энергетики. С другой
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ.
149
стороны, бесспорным является то, что существование ядерной индустрии невозможно без соответствующих ценовых и рыночных гарантий, субсидий государства. Данный феномен обусловлен разницей между относительно низкими эксплуатационными расходами атомных станций и весьма высокими капитальными вложениями на стадии их строительства. Таким образом, эксплуатация АЭС считается выгодной, когда на основе значительных финансовых вложений государства ее строительство завершено. В контексте данной работы рассматриваются перспективы диверсификации действующей региональной АЭС, что обуславливает низкую стоимость производимой на ней электроэнергии.
В-третьих, себестоимость атомной электроэнергии определяется в основном капитальными вложениями в строительство АЭС, а не топливными затратами, в отличие от нефти, газа и угля- топливная составляющая в общей стоимости электроэнергии, вырабатываемой АЭС, не более 25%, а для ТЭС, работающих на органическом топливе, находится на уровне 50−80%. Данное обстоятельство приводит к повышенной устойчивости цены на атомную электроэнергию по отношению к колебаниям цены на топливо.
В-четвертых, потребление электроэнергии в течение суток происходит весьма неравномерно: пиковые нагрузки на энергосистему приходятся на утренние и вечерние часы. Чем выше колебания в нагрузке атомной электростанции, тем ниже эффективность деятельности, так как в силу технологических особенностей эксплуатации ядерных реакторов снизить объем производства в ночное время весьма проблематично. Использование электроэнергии, вырабатываемой в ночное время для целей диверсификации, позволит выпрямить нагрузку на энергосистему, повысить коэффициент использования мощности и эффективность производства.
В-пятых, диверсификация существующих АЭС, связанная с выпуском дополнительной инновационной товарной продукции, позволит увеличить создаваемую добавленную стоимость на единицу установленной мощности АЭС.
В-шестых, нельзя не учитывать экологический фактор, о чем говорилось выше. Учет данного фактора предоставляет возможность прогнозирования значительного роста рентабельности производства атомной электроэнергии с момента вступления в полную силу механизмов Киотского протокола, в соответствии с которым тепловым станциям придется оплачивать эмиссию двуокиси углерода.
Принимая во внимание тот факт, что в условиях современного экологического диссонанса значимость инновационной продукции будет возрастать не только пропорционально росту ее экономической эффективности, но и соответствию социально-экологическим императивам общества, в качестве перспективного направления диверсификации атомных электростанций нам представляется организация производства гипохлорита натрия, а на последующих стадиях в рамках водородной технологии таких продуктов, как водород, пероксид водорода и аммиачные удобрения.
Гипохлорит натрия и пероксид водорода как дезинфектанты имеют весьма широкий спектр использования в здравоохранении, пищевой промышленности, сельском хозяйстве, животноводстве, однако приоритетным направлением их применения представляется альтернатива хлору по надежности, качеству воздействия и ценовой категории при обеззараживании питьевой и сточных вод. Беспрецедентные последствия тотального применения хлорных технологий в федеральных масштабах привели к осознанию необходимости поэтапного перехода на использование гипохлорита натрия в качестве реагента при обеззараживании воды в системах централизованного водоснабжения населенных мест и пероксида водорода, в первую очередь как эффективного средства для разрушения остаточного хлора от предыдущих стадий водоподготовки, его производных, а так же в целях очистки и обеззараживания сточных вод, содержащих цианиды, сульфиды, тяжелые металлы и пр., при обработке отстоев и застаревших отложений, для сокращения отрицательных последствий эвтрофикации [1].
Однако в силу перманентных кризисных явлений, свойственных жилищно-коммунальному хозяйству, данные реагенты малоприменимы. Лишь около 100 водоснабжающих предприятий России (в том числе водоканалы г. Москвы и г. Санкт -Петербурга) перешли на обеззараживание воды с использованием гипохлорита натрия, что обусловлено высокозатратностью производства данного вещества не только с точки зрения инвестиционных вложений, но и значительной энергоемкостью производства (в частности, затраты электроэнергии на получение одного кг -эквивалента хлора составляют от 2 до 7 кВт) [4]. В контексте сказанного несомненный практический интерес приобретает организация централизованного регионально-ориентированного производства гипохлорита натрия и пероксида водорода, которое будет являться основным элементом в общей системе подготовки питьевой воды и очистки сточных вод на соответствующих предприятиях средних и малых городов, сельских муниципальных образований субъектов Российской Федерации, имеющих низкий инвестиционный потенциал.
О возможностях и эффективности внедрения подобных технологий на атомных станциях весьма наглядно свидетельствует опыт АЭС, построенных при участии России на Ближнем Востоке и в Южной Азии. С целью выполнения технологических и экологических требований, выдвигаемых к качеству воды, используемой на охлаждение атомного реактора, на АЭС «Бушер» в Иране и «Куданкулам» в Индии организовано производство гипохлорита натрия и пероксида водорода. Производительность по активному хлору в первом случае составляет 458 кг/ч, при этом выделяется 13,3 кг/ч водорода, во втором — соответственно 1500 кг/ч и 43,5 кг/ч- годовая выработка пероксида водорода на указанных объектах не менее 1980 и 6480 т соответственно.
Последующим этапом диверсификации АЭС, вытекающим из технологических особенностей первого, является организация производства кислорода и азота, так как значительное количество данных веществ образуется в качестве отходов при электролизе хлорида натрия и электролитическом разложении воды. Для увеличения объемов производства может быть использована типовая установка по разделению воздуха. Азот и водород с рассматриваемых позиций служат достаточно дешевым сырьем для получения аммиака по типовой схеме с последующим использованием его для производства сульфата аммония и другого концентрированного азотного удобрения — аммиачной селитры (через стадию получения азотной кислоты).
Рассмотрим более предметно основные организационные и социально-эколого-экономические аспекты предлагаемой диверсификации на примере атомного энергопроизводящего предприятия Ростовской области — Волгодонской АЭС. На территории региона в настоящее время действует более 250 водоснабжающих организаций, имеющих различный организационно-правовой статус. Если все города и поселки городского типа имеют централизованные водопроводы, то сельские населенные пункты данного субъекта Федерации обеспечены ими только на 58%. Годовая подача воды в сеть водопроводами Ростовской области составила в 2007 г. 495 276 тыс. м3, при этом пропуск через очистные сооружения водопровода составил 362 515 тыс. м3 (73%). В городах через очистные сооружения водопровода было пропущено 80%, в сельской местности — только 16% воды. Установленная производственная мощность очистных сооружений системы водоснабжения в 2007 г. в целом по региону соста-
ТЕRRА ECONOMICUS ^ Экономичeский вестник Ростовского государственного университета 2009 Том 7 № 4 (часть 2)
ТЕRRА ECONOMICUS ^ Экономичeский вестник Ростовского государственного университета ^ 2009 Том 7 № 4 (часть 2)
150
М.А. СТРЕЖКОВА
вила 1683,9 тыс. м3/сут., из них 1592,7 тыс. м3/сут. (94,6%) в городах и только 91,2 тыс. м3/сут. (5,4%) в сельской местности. Самыми неблагополучными по вышеозначенным показателям являются Азовский, Волгодонской, Зи-мовниковский, Октябрьский, Тацинский и другие муниципальные районы. [2].
Для обеззараживания воды на территории Ростовской области до 2008 г. использовался исключительно жидкий хлор. В сентябре 2008 г. была запущена электролизная установка очистных сооружений Центрального водопровода в г. Ростове-на-Дону, разработанная учеными и специалистами г. Новочеркасска. Электролизная рассчитана на производство 750 кг — эквивалента хлора в сутки, что полностью покрывает потребности очистных сооружений в реагенте указанной городской агломерации. Строительство подобных установок на предприятиях муниципальных образований региона в настоящее время не планируется вследствие отсутствия соответствующих статей в региональных и местных бюджетах и инвестиционных ресурсов на местах, что можно рассматривать как одну из прямых предпосылок к возникновению социальной напряженности и нестабильности в указанном субъекте Федерации. По предварительным расчетам потребность в гипохлорите натрия для обеспечения бесперебойной работы водоканалов Ростовской области в настоящее время составляет не менее 1300 кг эквивалентного хлора в сутки, капитальные вложения в производство гипохлорита натрия — 76, 95 млн руб., срок строительства объекта — 1 год 8 месяцев.
Значительному увеличению эколого-экономической эффективности капитальных вложений в диверсификацию АЭС по сравнению с аналогичным производством на очистных сооружениях Центрального водопровода г. Ростова-на-Дону будет способствовать мембранный способ производства электрохимического гипохлорита натрия. Использование мембранного способа позволит: верифицировать качество получаемого гипохлорита натрия не только ГОСТ 1086–76 (марка «А»), но и европейским нормативам DIN 901 (тип 1) — добиться высокой концентрации (17−18%) готового вещества, что многократно сократит объемы складов реагента, при этом удельные расходы соли и электроэнергии сократятся практически в 2 раза в сравнении с альтернативными методами- значительно снизить прессинг на окружающую природную среду за счет локализации вредных веществ в границах их производства- объем полученного в рамках предлагаемой технологии водорода будет на порядок выше.
Следует подчеркнуть, что для устойчивого функционирования диверсифицируемой Волгодонской АЭС, представляющей с данных позиций энергохимический комплекс, не потребуется находящихся за пределами региона материальных и энергетических ресурсов. Исходным сырьем для получения продуктов диверсификации являются питьевая вода, воздух, электричество- исключение составляет поваренная соль (ГОСТ Р 51 574−2000), которую нельзя назвать дефицитным или дорогим видом сырья. Для транспортировки исходной соли, готовых и сопутствующих продуктов представляется целесообразным использование автотранспорта, так как дальность перемещения в пределах региона не превышает 300 км, при этом объем доставки гипохлорита натрия и пероксида водорода не должен превышать суточное потребление каждой из водоочистных станций.
Проект диверсификации, в том числе и Волгодонской АЭС, можно оценить положительно, если выполняются определенные экономические и экологические требования. К экономическим условиям следует отнести, прежде всего, инвестиционную привлекательность проекта: гарантированность постоянного спроса (как на рынке, так и для удовлетворения собственных нужд) на новые непрофильные виды продукции- доступность (по цене, качеству и количеству) сырьевых материалов и энергии- наличие условий для осуществления диверсификации непосредственно на предприятии (квалифицированные кадры, необходимая территория, оборудование, транспорт, подъездные пути и т. д.). Соблюдение экономической компоненты в нашем случае имеет место. Дополнительно отметим весьма существенную специфическую составляющую повышения экономической эффективности АЭС в результате диверсификации за счет использовать избыточной энергии, вырабатываемой в ночное время.
В качестве основного экологического условия выступает то, что результатом диверсификации будет меньший уровень экологической опасности. Соблюдение данного условия становится очевидным, если учесть, что атомная станция будет использовать продукцию диверсификации для целей обеззараживания воды в пруду-охладителе. И последним в списке аргументов, но весьма существенным по значимости, можно признать социальную составляющую планируемой диверсификации — создание дополнительных рабочих мест, что весьма важно для развития экономического потенциала депрессивных территорий, снижение заболеваемости и смертности наиболее социально-незащищенных слоев населения в результате потребления более качественной питьевой воды, создание позитивного имиджа АЭС.
ЛИТЕРАТУРА
1. Комарова Н. В. О проблемах использования и охраны водных объектов, являющихся источниками питьевого водоснабжения [Текст] / Доклад председателя Комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии Госдумы России 19 мая 2009 г. (www. priroda. ru).
2. Коммунальное хозяйство Ростовской области [Текст]: Стат. сб./ Ростовстат. Ростов-на-Дону, 2008.
3. Концепция Энергетической стратегии России на период до 2030 г. (проект) // Прил. к научн., обществ. -дел. журналу «Энергетическая политика». М.: ГУ ИЭС, 2007.
4. Храменков С. В. Повышение экологической и промышленной безопасности системы водоснабжения Москвы при использовании гипохлорита натрия /С.В. Храменков, Ю. Д. Браславский, Г. Б. Перельштейн // Водоснабжение и санитарная техника. 2009. № 8.
5. Федеральная служба государственной статистики. Информация о социально-экономическом положении России (краткий доклад) за январь-октябрь 2009 года (www. gks. ru).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой