Концепт лето и его воплощение в языковой культуре Тамбовского края ______________

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'-37
Ю. А. Непрокина, С.В. Пискунова
КОНЦЕПТ ЛЕТО И ЕГО ВОПЛОЩЕНИЕ В ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЕ ТАМБОВСКОГО КРАЯ
Категория времени имеет многообразные интерпретации в различных отраслях научного знания. Восприятие времени в народном сознании приобретало аксиологическое отношение. Концепт ЛЕТО раскрывается за счет лексики с семантикой сезонности, который в произведениях тамбовских писателей подвергается различным семантическим трансформациям, отражающим авторское видение мира.
Ключевые слова: категория времени, концепт ЛЕТО, лексика с семантикой сезонности,
семантические трансформации.
Фундаментальный статус категории времени отражается во всех областях знаний, регулирует не только социальную жизнь общества, но личностное пространство индивида, в результате чего интерес к данной проблеме никогда не ослабевает, а если учесть ускоренный жизненный темп сегодняшнего времени, лишь возрастает. К одному из проявлений времени можно отнести семантику сезонности, которая входит в понятие «времена года». Человечество всегда хотело проникнуть в тайные завесы Вселенной, поэтому категория времени рассматривается во всех отраслях знаний: философское понимание, физический аспект времени, биологическое время, психологический аспект времени и др. Но, несмотря на изученность понятий времени, «времена года» как текстовые единицы в данной тематической группе лексики никогда не становились объектом изучения в Тамбовском регионе. Фрагментарно тема «Времена года» привлекала внимание этнографов, фольклористов, лингвистов [Афанасьев 1995- Грушко, Медведев 2006- Толстой 1997]. Эта тема нашла отражение и в таких фундаментальных изданиях как «Славянские древности» [1995]. Эта тема находит отражение в диссертационных исследованиях ученых. Так, К. А. Кочнова проанализировала лексико-семантическое поле «Природное время» в языковой картине мира А. П. Чехова [Кочнова 2005]- Т. А. Бадертдинова дает анализ функционирования данной тематической группы в творчестве И. А. Бунина [Бадертдинова 2004]. Большой вклад в эту область внесли ученые Тамбовской лингвистической школы [Писку-нова 1991, 2000, 2002, 2003- Руделев, 1995- Мах-рачева 2002,2003].
Богатейшая духовная культура русской нации, накапливающаяся веками, прошедшая испытания поколениями, предстает перед нами не в первозданном виде. Понятие языковой культуры
как системы речевого проявления в различных ситуациях общения, связано с нацией, с ее культурой, в которой сконцентрированы знания об истории, традициях, быте народа [Пискунова 2002]. Концептуальный анализ в настоящее время стремительно развивается, приобретая различные подходы в лингвистических исследованиях, среди которых центральным является изучение базовых концептов [Логический анализ языка 1991, 1997- Вежбицкая 1997 и др.] Категория времени отражает мировоззрение определенного исторического периода, поэтому сбор, классификация, анализ лексики, реализующей семантику «сезонности», необходим для более целостной мировоззренческой картины жителей Тамбовской области, системы языковой культуры. Это и составляет предмет нашего исследования.
К лексике «сезонности» мы относим лексические единицы, содержащие в своей семантике циклическое представление о времени с периодической повторяемостью времен года: прямые названия сезонов и месяцев года, которые составляют подгруппу собственно-сезонной лексики- названия природных явлений, календарных праздников, сельскохозяйственных работ, закрепленных за определенным промежутком времени, а также сезонные изменения в растительном и животном мире, что образует подгруппу несобственно-сезонной лексики.
С этой точки зрения рассмотрим, как в произведениях тамбовских писателей представлено понятие «время года» на примере «летнего» контекста. Здесь необходимо привлечение других общеизвестных словарных, этимологических данных с целью сопоставления и выявления общего и частного для более точного определения индивидуального стиля писателей Тамбовщины.
Рассмотрим, как в сознании древних славян формировался концепт ВРЕМЕНА ГОДА, и про-
анализируем функционирование собственно-сезонной лексики, которая участвует в вербализации данного концепта: лето, июнь, июль, август. В лексикографической литературе отражены в основном рамки времени года, определенная температурная шкала, явления природы, характерные для данного сезона, порядок следования времен года, их длительность, астрономические границы. Некоторые источники представляют этимологические данные. У В. И. Даля лето определяется как «самое теплое из четырех времен года- по календарю (астрономическое лето), от вступления солнца в знак Рака, до вступления его в знак Весов, от 9 июня до 11 сентября, от равноденствия до солнцестояния». Месяц июнь характеризуется у Даля как «шестой месяц в году, червень, изок. Конец пролетья, начало лета», июль — «седьмой месяц в году, народное грозник, липец" — июль — «макушка лета: сенозарник, страдник, месяц прибериха" — август — «название восьмого месяца в году, серпень, зарев- всего обильно, густо едят» [Даль 1998]. Мы видим, что у Даля данная группа лексики представлена с позиции народного восприятия окружающей действительности. В трактовке последнего летнего месяца присутствуют положительные коннотации в связи с тем, что этот месяц богат продовольствием, в этом месяце начинается основной сбор урожая зерновых.
Начальным этапом концептуального анализа, по мнению Н. Н. Болдырева, является анализ словарных дефиниций, где не последнее место занимают этимологические данные [Болдырев 2001]. Богатая семантика, накапливающаяся веками за определенными понятиями, находит отражение в этимологии названий времен года и в названиях месяцев, в связи с этим следует обратиться к истории возникновения данной группы лексики. Л. Р. Ахмерова в результате исследования функциональных особенностей слов с общим значением времени приходит к выводу, что темпоральная лексика, в том числе названия времен и месяцев года, мотивирована погодными условиями, явлениями, происходящими в природе в этот период, сельскохозяйственными работами, а так же отглагольные наименования времени года, каким, в частности, и является лексема лето, которая связана с глагольной семантикой. По убеждению О. Н. Трубачева, на которого в своей работе ссылается Л. Р. Ахмерова, слово лето первоначально обозначало часть года, в которой происходило «оттаивание», «раскрепощение» природы, и отношений между людьми [Ахмерова 2004: 72].
Факт связи названий месяцев и времен года с явлениями природы мы находим в других источниках. По мнению И. П. Сахарова, июнь по-старославянски изок — кузнечик. Такое название обусловлено тем, что в июне все поет, стрекочет, шумит на разные голоса, как хор кузнечиков. Июль — чер-вень, возможно, от красочности плодов и ягод в это время. [Цит. по Полная энциклопедия быта русского народа 1998: 223, 233]. В Тамбовской области этот месяц называется макушкой лета именно потому, что в это время вся растительность на пике своей красоты и красочности, отсюда и червень -червленый — «багряный, темно-красный». В то же время июль носил названия сенозорник и грозник, так как это пора сенокосов и гроз- август — зорев или зарев, так как в это время у животных «начинается гон», и они ревут, призывая друг друга [Полная энциклопедия быта русского народа 1998: 29- Грушко, Медведев 2006: 144].
Н. И. Толстой отмечал, что восприятие времени в народном сознании имело «природную» интерпретацию, поэтому время наделялось положительной или отрицательной оценкой, в зависимости от погодных условий [Толстой 1997: 17], а так как лето в черноземной полосе России теплое, богатое плодами и ягодами, то можно предположить, что это время года вызывало у славян положительные эмоции. Современное восприятие летнего времени года мы выяснили в результате опроса населения города Тамбова (см.: Таблицу «Любимое время года»).
Таблица
«Любимое время года»
ВремяТода Возраст Лето Зима Осень Весна
От 25 лет 73,3% 6,6% 20%
10−11 лет 86,8% 9,9% | 3,3%
73,3% из 30 опрошенных горожан своим любимым временем года назвали лето, мотивировав это тем, что оно благоприятно для отпусков, для активного отдыха- 20% ответов приходится на весну- 3% опрошенных отдали предпочтение осени и зиме. Таким образом, лето окрашено преимущественно положительными эмоциями. Отношение подрастающего поколения к циклическому изменению в природе, связанное со сменой времен года выражено в данных эксперимента, который проводился в 4-м классе школы № 35 г. Тамбова. По результатам опроса летнее время
года как самое любимое выбрало 86,8% детей из 30 участвующих в эксперименте, объясняя свой выбор тем, что в это самое теплое время года можно купаться в речке, ловить рыбу, долго гулять на улице, играть в различные подвижные игры во дворе и т. п.
Концепт ЛЕТО в художественном тексте подвергается различным семантическим трансформациям. Рассмотрим семантико-функцио-нальный статус летней собственно-сезонной лексики в творчестве С.Н. Сергеева-Ценского и А. М. Акулинина.
С.Н. Сергеев-Ценский в своем повествовании традиционно использует следующий состав собственно-сезонной лексики: лето, летний, летом, июнь, июньский, июль, июльский. Затем данная группа лексики в микроконтекстах входит в синтагматические отношения со следующими словами: упругость, сила, тихое солнце, вызревают, золотея, пряные дни, тощее, пыльное, тучами плавали и гудели мухи, засуха. Состав лексики неоднороден по эмоциональности. Лето воспринимается писателем неоднозначно. Вначале может показаться, что оно вдохновляет писателя яркостью красок, буйным цветением и плодовитостью земли. Здесь следует заметить, что при таком изображении лета в основном участвуют названия месяцев: Это были их брачные дни, дни июля, и только затем и поднималось солнце, чтобы могли они целиком во всю ширь отдаваться друг другу при его свете (Сергеев-Ценский С.Н. «Печаль полей»). Так кузнечики в полях над самой землей внизу колышут июльский жаркий воздух сплошным стрекотаньем, — и кажется, что живет земля (Сергеев-Ценский С.Н. «Печаль полей»). Но присутствует еще одно семантическое наслоение — обреченность, неизбежность смерти. Вся пышная летняя природа лишь иллюзия, которая развеется совсем скоро, с приходом зимы: … как дождь в летнюю засуху, когда жадно пьет земля корнями засохших трав и откуда-то буйно лезут зеленея, новые побеги, и поет над ними густой от влаги воздух… А смысла нет. (Сергеев-Ценский С.Н. «Лесная топь») — …и около дома, между клумбами, на которых умирало лето и распускались уже какие-то немного жуткие, резко окрашенные осенние цветы. (Сергеев-Ценский С.Н. «Печаль полей») Поэтому в «Печали полей» события, происходящие в это время года, заканчиваются неизбежно трагично: ребенок, которого донашивает Анна в летнее время года, появляется на свет мертвым- в «Лесной топи» дочь у Антонины рождается летом, и мы помним,
что она сгорела при пожаре: Летом, когда в избе тучами плавали и гудели мухи, Антонина родила девочку с огромным пятном в половину лица. (Сергеев-Ценский С.Н. «Лесная топь») Пожар у нас летом был, разбрелись кто куда… (Сергеев-Ценский С.Н. «Лесная топь») Сема «смерть, обреченность», входящая в лексический компонент данных текстов, выражается также в грамматической форме прошедшего времени глаголов плавали, гудели, разбрелись. Лето в повествовании часто соотносится с уже прошедшим, или еще не пришедшим, что обусловливает связь с семантикой сезонности. Вспомним, что естественное соотношение смерти, увядания характерно для поздней осени, зимы, а не лета. В этой трансформации смысла проявляется авторская картина мира.
Часто автор, организуя семантику текста, противопоставляет лето и зиму. В таких единицах традиционно предполагается распределение положительных и отрицательных коннотаций, но не всегда положительные эмоции у писателя связаны с летним временем года, чаще даже наоборот: Есть, храм деревянный, но очень ветхий, так что не только зимою служению невозможность, по причине морозов, но и летом от дождей промокает (Сергеев-Ценский С.Н. «Печаль полей»). Такой элемент встречается и без каких-либо оценочных характеристик: колдовал он по целым зимам в теплых до истомы подземельях большой оранжереи, где пушистые персики вылеживались в печурках и цвели лимоны, а летом на высокой средней клумбе заводил цветочный календарь и рано утром, когда все спали, как гном, приходил и менял числа (Сергеев-Ценский С.Н. «Печаль полей»). Лексемы лето и зима занимают постоянную синтаксическую позицию обстоятельства, тем самым уступают в произведении писателя место для действий человека, оценки его судьбы. При этом увеличивается объем семантики времени в поэме за счет данных текстовых единиц. Интересно, что результат анализа подтверждает теоретическое предположение В. Г. Руделева о распределении слов по грамматическим классам, частям речи [Руделев 1995]. Взаимодействие существительных и наречных слов, к последним следует отнести лето и зиму, передает динамические изменения в системе языка, что связано с нейтрализацией, которая способствует семантическому обогащению текстов.
Ценскому свойственны сравнения, где прослеживается связь мира природы и психологических настроений, эмоций человека, что порождает в тексте явление поэтизации, семантического
расширения слова [Пискунова 2002]. Например, в рассказе «Небо» клоунов в цирке автор сравнивает с подсолнухами: как подсолнечники в жаркий полдень на июльском огороде (Сергеев-Ценс-кий С.Н. «Небо»). Описывая переживания Анны за жизнь своего ребенка в «Печали полей», автор уподобляет тревогу в ее душе отблеску далеких молний на небосклоне: И когда Анна и от его слов, и от бегло сверкнувших, как летние зарницы, предчувствий бессильно обмякла на его руке… (Сергеев-Ценский С.Н. «Печаль полей»)
У А. М. Акулинина это время года наиболее востребовано в тех произведениях, где героями являются дети. Такой выбор не случаен. Если учесть вышеприведенные данные эксперимента в детском коллективе, то мы видим, что это время года у детей самое любимое. А. М. Акулинина относит современная критика к писателям-деревенщикам. Автор пишет о сельской жизни, о жизни простых людей, описывает быт крестьянина, поэтому повествовательной традиции Акулинина характерно в большей степени имплицитное выражение времени при помощи несобственно-сезонной группы лексики, обозначающей виды сельскохозяйственных работ: До уборочной оставалось недалеко. (Акулинин А.М. «Поводырь») — названия праздников христианского календаря: К рождеству отмолотимся? Как пить дать. (Акулинин А.М. «Поводырь») — а также при упоминании каких-либо культурно-исторических событий: Хлопчик появился в колхозе в первый год войны (Акулинин А.М. «Поводырь»). Такой способ номинации временных периодов является актуальным для сельской местности, так как сельскохозяйственные работы полностью регламентируют день крестьянина-труженика. Это обозначение характерно в основном для летнего времени, что объясняется действительностью и разнообразит повествовательный фон.
При экспликации летнего времени автор использует группу собственно-сезонной лексики, определяющаяся следующим составом: лето, летний, июнь, июль, август. А. М. Акулинин в отличие от С.Н. Сергеева-Ценского в тексте активно использует субстантивы: Может, ради этого «духа» и колготилась однажды в жаркое лето Матрена Поликарповна (Акулинин А.М. «Летние хлебы»). Лексема лето входит в синтагматические отношения со словами: ночь, коротка, вечера короткие, каникулы, зной, задождило не по-летнему, вольная трава, пруд, искупаться, жаркий.
В тексте лето не является просто фоном разворачивающихся событий, детской беззаботности. Автор рисует послевоенное время, быт
простых людей, победивших фашистов, поднимает совсем не детские проблемы, которые ложатся на хрупкие плечи его героев. Не смотря на свой достаточно юный возраст — Илюшка из рассказа «Душевная музыка», Горька из повести «Плач конопатого мальчика» и шестилетний мальчик, от лица которого ведется повествование в рассказе «Два пуда ржаной муки» и другие — все они вместо того, чтобы проводить весело время во дворе с друзьями, идут по дорогам взрослой жизни, решают взрослые проблемы добра и зла, благородства и подлости, сохраняя в памяти самые яркие острые впечатления, которые надолго западают в детскую душу, где остаются на всю жизнь. В ходе анализа текстовых компонентов выявлено, что во всех произведениях этого цикла подчеркивается возвышенность детской души.
Для изображения осеннего времени года автор также использует летнюю лексику «сезонности», что наделяет повествование положительными коннотациями: Лето кончилось, но ветерок по-летнему мягок и ласков. (Акулинин А.М. «Тыквенные семечки»), Солнце было очень ярко и еще грело почти по-летнему. (Акулинин А.М. «Тыквенные семечки»). На дворе — конец августа. Высокое солнце греет по-летнему, и небо еще голубое, далекое… (Акулинин А.М. «Письма про дядю Митрия»).
Для писательской традиции А. М. Акулини-на характерно дробление какого-либо временного периода на более мелкие: Август перевалил за половину, но солнце еще ходит по высокому кругу и к полудню жарит вовсю. (Акулинин А.М. «Дом старого учителя»). В конце августа пали на землю первые заморозки. (Акулинин А.М. «Поводырь»). В первый день июля он вышел из вагона поезда «Москва — Волгоград» на пыльный перрон своей станции. (Акулинин А.М. «Серафим с женой и дочерью»). Июнь клонился к сенокосу, пришел с войны слепым Шуркин отец. (Акулинин А.М. «Поводырь»).
Как мы видим, у Акулинина лето наделено внешними положительными коннотациями. Но сочетаемость слов в предложении говорит о другом. Обратим внимание на исходную и текстовую семантику слова сенокос как части семантического поля лето, которое включает в себя другие компоненты знаний о ситуации, представленной в авторском тексте. Следует обратить внимание на экономный способ передачи информации. В небольшом предложении сочинительного характера противопоставленность ситуации: середина лета, разгар — июнь клонился к сенокосу- война — при-
шел с войны слепым- судьба человека — слепым Шуркин отец. Пора сенокосов у крестьян-тружеников самая ответственная и напряженная, когда нужно поскорее убрать урожаи трав. От этого периода зависит дальнейшее благополучие семьи, детей. Если все удачно, скосить, высушить траву без дождей, то это сытость зимой, довольство. Поэтому сенокос — это не только вид сельскохозяйственной работы, но и праздник, когда люди благодарят природу за щедрость. Это закрепилось в языковом сознании русского народа. Именно к этому времени приурочены пословицы и поговорки: Работа и мучит, и кормит, и учит- У кого работа, у того и хлеб- Где работано, там густо, а в ленивом доме пусто [Круглый год 1991: 270]. Вспомним, что у В. И. Даль июль характеризуется как месяц напряженных полевых работ, когда работа в огороде сочетается с сенокосом. В Тамбовской губернии к этому месяцу были приурочены такие пословицы и поговорки, которые в точности характеризуют данный временной период в жизни крестьянина: Плясала бы баба, да макушка лета настала. Макушка лета устали не знает, все прибирает. Всем лето пригоже, да макушка тяжела [Полная энциклопедия быта русского народа 1998: 233]. Сенокос — макушка лета, «ставка на будущее», здесь основу семантики составляют положительные эмоции. Не случайно дети сохранили это в своей речи (см. эксперимент). И этому благополучию противопоставлена война. Такое противопоставление сообщено в самом начале, а дальнейшее повествование раскрывает каждое звено заявленной оппозиции. Так, время сенокоса и в авторском тексте имеет положительные коннотации, что находит подтверждение вышесказанному: Долго ждал Шурка, глядь — а там уж сенокос на носу, сли-вушкой запахло. (Акулинин А.М. «Поводырь») Сенокос-то ждут, может, больше, чем иной годовой праздник… (Акулинин А.М. «Поводырь») Лексема война уже содержит в себе отрицательные коннотации, аккумулируя в сознании ассоциативные связи со смертью, бедой, ужасом. А если учесть, что при актуальном членении предложения война как второй член оппозиции составляет рему высказывания, это еще больше усиливает мысль о том, что уже ничего не будет как раньше, что теперь нужно строить жизнь заново. Война ломает привычный уклад жизни, разрушает традиции народа. Забота о благополучии семьи ложится полностью на плечи женщин: Бедность беспросветная. Лошади нет, а без коня и корову не продержишь: корм на зиму-зимскую
одним горбом не напасешь. (Акулинин А.М. «Поводырь»).
Неблагополучие в жизни людей автор переносит и на природу: Вдруг по-осеннему задождило. Дождь и утром, и днем, и ночью. Мелкий, холодный и какой-то липкий. Раскисла дорога, вымокли, почернели избы. (Акулинин А.М. «Поводырь»). Здесь по средством циклического времени автор дает характеристику линейному времени. Для описания летней природы автор прибегает к осенней собственно-сезонной лексике, а лексема осень и ее дериват осенний в повествовательной традиции Акулинина наделена отрицательной экспрессией. В результате такого употребления семантика благополучия, связанная с летним периодом, с сенокосом постепенно «рассеивается». Однородные члены предложения, характеризующие дождь, соединенные союзом и реализуют семантику бесконечности, нудности этого дождя, а также адъективы мелкий, холодный, липкий, глагольные лексемы раскисла, вымокли, почернели насыщают текст отрицательным экспрессивным фоном, который сохраняется и в последующем повествовании: Вишь, дождь безвременный. Пора сено косить, мокрота мешает. (Акулинин А.М. «Поводырь»).
Из проделанного анализа можно заключить, что концепт ЛЕТО вербализируется в творчестве тамбовских авторов по средствам лексики с семантикой сезонности, которая не только организует временное пространство повествования. Данная группа активно участвует в раскрытии идеи художественного произведения. Вступая в различные синтагматические, оппозитивные отношения, лексика с семантикой сезонности способна трансформироваться, приобретая совсем иные коннотации, по средствам чего обеспечивается создание авторской картины мира. Функционирование данной лексической группы в тексте отражает мировоззрение человека в тот или иной исторический период, а также может отражать и социальное положение героя в обществе.
Список литературы
Акулинин А. М. Избранное: в 2 т. Т. 1. Тамбов, 2006.
Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: в 3 т. М., 1994.
Ахмерова Л. Р. Функциональные особенности слов с общим значением времени в современном русском языке: дис. … канд. филол. наук. Казань, 2004.
Бадертдинова Т. А. Семантика и сочетаемость имен-названий времен и месяцев года в языке произведений И. А. Бунина: дис. … канд. филол. наук. Казань, 2004.
Болдырев Н. Н. Концепт и значение слова // Методологические проблемы когнитивной лингвистики. Воронеж, 2001.
Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / отв. ред. М. А. Кронгауз. М.: Русские словари, 1997.
Грушко Е. А., Медведев Ю. М. Русские легенды и предания. М.: Изд-во Эксмо, 2006.
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 1998.
Кочнова К. А. Лексико-семантическое поле «Природное время» в языковой картине мира А. П. Чехова: дис. … канд. филол. наук. Н. Новгород, 2005.
Круглый год. Русский земледельческий календарь / сост., вступ. ст. и примеч. А. Ф. Некрыловой. М., 1991.
Логический анализ языка. Культурные концепты / отв. ред. Н. Д. Арутюнова. М.: Наука, 1991.
Логический анализ языка. Язык и время / ред. Н. Д. Арутюнова, Т. Е. Янко. М.: Индрик, 1997.
Махрачева Т. В. Символика, семантика и функции календарных обрядов на территории Тамбовской области (на материале этнолингвистических экспедиций 1998−2001 годы) // Культура русской провинции. Новые исследования: материалы науч. -практ. конф. Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2002. С. 66−71.
Махрачева Т. В. Семантика ранневесенних хрононимов в календарной культуре края (на примере праздника Благовещение Пресвятой Богородицы) // Современные говоры в системе язы-
ковой культуры / под ред. С. В. Пискуновой. Тамбов: ТГУ, 2003. С. 164−172.
Пискунова С. В. Тайны поэтической речи (грамматическая форма и семантика текста): монография. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2002.
Пискунова С. В. Мифологические образы поэтических текстов (на материале тамбовского фольклора) // Русский фольклор. Проблемы изучения и преподавания: материалы межрегиональной науч. -практ. конф.: в 3 ч. Ч. 3. Тамбов: Тамб. гос. пед. ин-т, фолькл. центр ЦЧЗ, 1991.
Пискунова С. В. Лексика природы в поэме С.Н. Сергеева-Ценского «Лесная топь» // Актуальные проблемы современной педагогической лингвистики: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. Мичуринск: МШИ, 2000.
Полная энциклопедия быта русского народа: в 2 т. Т. 1. М., 1998.
Руделев В. Г. Руделева О.А. «Вначале было слово.» (Популярная лингвистическая теория для учеников национальных школ) 5−7 классы. Тамбов, 1995.
Сергеев-Ценский С. Н. Неторопливое солнце: роман, повести, рассказы. М.: Современник, 1985.
Славянские древности: Энциклопедический словарь: в 5 т. М., 1995.
Словарь тамбовских говоров (духовная и материальная культура) / под ред. С. В. Пискуновой. Тамбов, 2002.
Словарь тамбовских говоров (растительный, животный мир) / под ред. С. В. Пискуновой. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2003.
Толстой Н. И. Времени магический круг (по представлениям славян) // Логический анализ языка. Язык и время / ред. Н. Д. Арутюнова, Т. Е. Янко. М.: Индик, 1997. С. 17−27.
Yu.A. Neprokina, S.V. Piskunova
THE CONCEPT SUMMER IN A LANGUAGE CULTURE OF THE TAMBOV LAND
The time category has multiform interpretations in various branches of scientific knowledge. Time perception in popular consciousness takes on an axiological aspect. The concept of SUMMER is made clear due to vocabulary with «seasonality» semantics, this concept in Tambov writers'- works undergoing various semantic transformations that reflect author'-s perception.
Key words: time category, the concept of SUMMER, vocabulary, seasonality semantics, semantic transformations.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой