Организационные и психологические аспекты поисково-спасательных работ при взрыве дома

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 614. 83:615. 851:612. 812. 3
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОИСКОВО-СПАСАТЕЛЬНЫХ РАБОТ ПРИ ВЗРЫВЕ ДОМА
© 2005 г. Е. А. Максимова, И. А. Поливаный
Областная служба спасения, г. Архангельск
Информация о катастрофе поступила в информационно-диспетчерский центр (ИДЦ) Архангельской областной службы спасения (АОСС) 16 марта 2004 года в 03. 01 от женщины, которая сообщила о взрыве машины на улице. В 03. 02 зафиксирован первый звонок, где было сказано, что взорвался дом по адресу пр. Советских космонавтов, 120. С 03. 04 звонки о взрыве шли сплошным потоком.
Дежурной сменой ИДЦ в 03. 02 по указанному адресу было отправлено дежурное отделение службы спасения в составе четырех спасателей на аварийно-спасательном автомобиле ЗИЛ-131, которое прибыло на место в 03. 07. В 03. 09 прибыл дежурный караул ПЧ-12. В 03. 09 ИДЦ АОСС получил от командира отделения доклад о ситуации, в результате которого на место ЧС было отправлено 2-е отделение службы спасения на УАЗ-39 629, оповещено руководство службы и объявлен общий сбор для личного состава АОСС.
Погодные условия в Архангельске на момент аварийно-спасательных работ (АСР): облачно, с кратковременными осадками в виде снега, температура ночью до -5, днем до +2.
При первом осмотре установлено, что рухнул весь пятый подъезд 9-этажного дома «ульяновской» серии. Ранее в городе были взрывы газа в домах подобной серии, но повреждения не выходили за масштабы разрушения максимум трех этажей.
В начале работ некоторые пострадавшие были сняты при помощи пожарных автолестниц, а также извлечены из-под завалов, насколько это позволяли средства малой механизации. Надежда при выстраивании плана ведения АСР возлагалась на то, что панели дома при падении могли образовывать пустоты, в которых был шанс выжить пострадавшим, тем более что из-за повреждения внутридомовых коммуникаций (теплоснабжение, горячая вода) под завалами поддерживалась плюсовая температура. Однако сложилась максимально неблагоприятная ситуация по характеру завала: плиты не падали одна на другую хаотично, образовывая пустоты, а «соскальзывали» друг на друга, образуя своеобразный «сэндвич» — расстояние между панелью пола и панелью потолка составляло всего 10−15 см на протяжении практически всего завала. Этим объясняется, что все тела погибших были довольно сильно повреждены, а количество спасенных непосредственно из-под завалов (и только в течение первых 6 часов ведения спасательных работ) ничтожно мало — 6 человек. Начиная с 9 часов утра 16 марта извлекались только погибшие.
С самого начала АСР стало ясно, что без строительных кранов разобрать завал не представляется возможным, поэтому в штаб ликвидации чрезвычайной ситуации (ЧС) было сообщено о необходимости привлечения дополнительной техники. До прибытия кранов рухнувшие панели
Проанализированы результаты поисково-спасательных работ при взрыве жилого дома в Архангельске 16 марта 2004 года. Представлены принципы, по которым строилась психологическая коррекция пострадавших и родственников погибших, а также алгоритм действий психологов при работе по снижению эмоциональной напряженности населения. Приводятся стратегии индивидуальной и групповой психотерапии со спасателями, получившими стрессовые расстройства, профилактических и реабилитационных мероприятий с личным составом службы спасения, принимавшим участие в ликвидации чрезвычайной ситуации.
Ключевые слова: служба спасения, поисково-спасательные работы, пострадавшие, эмоциональная напряженность, острые и пост-травматические стрессовые расстройства.
снимали с помощью автомобильных лебедок трех автомашин ЗИЛ-131 АОСС. Было установлено освещение: сначала по переносному варианту при помощи генераторов АОСС и Управления государственной противопожарной службы (УГПС), позже — по постоянному варианту специалистами Горсвета.
В первые часы на завале работал весь прибывший личный состав АОСС и УГПС. К утру было принято решение об организации посменной работы в связи с большой скученностью разбиравших завал, что создавало большой риск получения травмы самими спасателями, а также помехи для эффективной работы, тем более что она принимала затяжной характер.
Питание всех участвующих в ликвидации ЧС было организовано в пищеблоке детского сада, расположенного напротив разрушенного дома. Пункт питания работал круглосуточно. Отдыхал личный состав на месте постоянного базирования. Начальная схема работы — отдыха составляла 4 часа работы и 6 часов сна, на вторые сутки время отдыха было увеличено до 8 часов, что обусловливалось большой усталостью спасателей и высоким психологическим напряжением (вид большого количества погибших, сильная деформация тел, много погибших маленьких детей). Было увеличено и количество работающих на завале людей за счет военнослужащих срочной службы, привлеченных для уборки строительного мусора по краям завала.
Проведение работ на самом завале изначально строилось по планам расположения квартир разрушенного подъезда, полученного из бюро технической инвента-
ризации города. Предполагалось, что из-за ночного времени люди в основном должны были находиться в спальных помещениях, в проекциях которых по завалу в первую очередь и надо проводить разведку и работы. Это предположение впоследствии полностью оправдалось. Регулярно (в первые часы 1 раз в 30 минут) проводились «минуты тишины», в ходе которых удалось установить местоположение живых людей.
16 марта к 10 часам утра для участия в ликвидации последствий ЧС из Москвы прибыли сотрудники Центроспаса, кинологи, сотрудники центра по проведению операций особого риска «Лидер», а к 11 часам прибыли спасатели из Вологды и Петрозаводска.
Все работы по расчистке завалов и демонтажу опасно нависающих конструкций были закончены 19 марта в 05. 15 утра. В ЧС пострадало 116 человек, из них погибших — 56, плюс 2 человека, извлеченных живыми, но умерших позже в больнице. Госпитализировано 16 человек (с учетом двух умерших). Амбулаторная помощь при медицинском штабе оказана 42 пострадавшим.
В ходе спасательных работ травмы легкой степени (в основном вывихи и попадание инородного тела в глаза) получили 6 спасателей и пожарных. Наиболее тяжким последствием данной ЧС явились моральнопсихологические последствия катастрофы у личного состава. Поскольку все психологи АОСС и УГПС были мобилизованы для оказания помощи жильцам пострадавшего дома и их родственникам, спасатели лишились возможности получать помощь психолога в мо-
менты отдыха между рабочими сменами. Сегодня это расценивается нами как ошибка, так как неразрешенный стресс тех дней сейчас выливается у спасателей в обострение соматических заболеваний и необходимость осуществлять психологическую коррекцию уже в условиях стационара.
Деятельность психолога АОСС при рассматриваемой ЧС можно условно разделить на два основных направления:
1. Работу в составе психологической службы штаба по ликвидации ЧС (в момент проведения АСР).
2. Работу по реабилитации личного состава спасательных формирований (после ликвидации ЧС).
Первое заключалось в основном в работе с родственниками пострадавших и погибших во время трагедии, а также с жителями окружающих домов и другими. Эта деятельность осуществлялась в течение первых трех суток после взрыва и велась совместно с психологами Управления внутренних дел г. Архангельска, УГПС, Управления по борьбе с организованной преступностью.
Работа с родственниками погибших и пострадавших строилась на следующих принципах:
1. Стараться по возможности держать этих людей в поле наблюдения. Так, когда родственники выходили из психолого-медицинского центра к месту завала, чтобы следить за ведением спасательных работ, в большинстве случаев за ними наблюдал один из психологов либо сотрудников Красного Креста.
2. Информировать людей о том, что избыточное употребление алкоголя только усугубляет состояние стресса. Для естественной транквилизации требуется в среднем 30−40 г спирта (т. е. около 70 г водки). При увеличении дозы алкоголя в основном идет значительное понижение настроения и увеличение чувства тревоги.
3. Рекомендовать родственникам как можно больше спать (при этом бессонницу следует ликвидировать медикаментозно) и допускать как можно меньше внешних раздражителей (ограничить информацию из средств массовой информации, от очевидцев и т. д.). Поскольку спасательные работы на месте трагедии продолжались в течение трех суток, для выполнения этой задачи в медико-психологическом центре штаба были организованы специальные помещения для сна и отдыха. Медики при необходимости вводили пострадавшим антидепрессанты, снотворное, витамины и препараты, улучшающие мозговое кровообращение.
4. Рекомендовать полноценное питание и адекватный прием жидкости. В пище обязательно должны присутствовать белковые продукты, богатые аминокислотами. Для этого при штабе ликвидации ЧС был организован пункт постоянного питания.
Следует отметить, что накормить родственников или самих пострадавших достаточно сложно. Дело в том, что большинство людей, находясь даже по несколько суток на месте ЧС в ожидании новостей о родственниках или близких, отказываются от приема пищи и даже от горячего питья. Одним из способов уговорить
человека поесть является переориентация человека на будущее: от него еще может потребоваться помощь либо выжившему близкому человеку, либо родным, чтобы пережить горе, а для этого нужны силы. Ориентация на будущее позволяет разбудить простейшие физиологические потребности и уговорить человека поесть.
Основная психологическая работа заключалась:
— в активном слушании-
— формировании целей и задач на будущее-
— работе с чувством вины, если оно есть-
— работе со страхами.
В рамках работы с родными и близкими погибших разрабатывались рекомендации и доводились до сведения тех людей, которые будут впоследствии находиться рядом с лицами, пережившими утрату, и помогать им. Для этого людям объясняли, на каком этапе можно ожидать тех или иных реакций человека и что при этом делать.
Разъяснение осуществлялось по следующему алгоритму:
В фазу шока и оцепенения у человека может возникать «маниакальная защита» — повышенный фон настроения с отрицанием произошедшего. Может наблюдаться утрата чувствительности, ступор или, наоборот, повышенное возбуждение и активность. Повышенный фон настроения должен насторожить намного больше, чем утрата чувствительности. При нем человек теряет чувство реальности (состояние дереализации и деперсонализации). Внешне он ведет себя как всегда, занимается обычными делами, возможно, механистично. И окружающие часто чувствуют эту неестественность.
Рекомендации близким:
Разговаривать с таким человеком и утешать его совершенно бесполезно. Он все равно «не слышит», а на попытки утешения может удивленно ответить: «Я себя чувствую хорошо». Главное не оставлять человека одного, не упускать его из поля внимания. При этом не обязательно говорить с ним, можно это делать молча. Важно не оставить человека наедине с собой, если вдруг начнется реактивное состояние.
Ребенка, который учится, лучше не пускать в школу, даже если он будет утверждать, что вполне справится.
Как можно больше телесного контакта с человеком. Иногда достаточно одних тактильных ощущений, чтобы вывести человека из тяжелейшего шока. Особенно если это такие символические движения, как поглаживание по голове. В этот момент большинство людей начинают чувствовать себя маленькими, беззащитными, им хочется заплакать, как в детстве. Если же удалось вызвать у человека слезы, то он переходит на следующую стадию реакций.
Нужно пробудить у человека любые сильные эмоции, которые выведут его из шока. Радости в такой ситуации ожидать трудно, поэтому можно спровоцировать злость. Иногда помогающему стоит «вызвать огонь на себя», разозлив горюющего.
Фаза депрессии (страдания) продолжается в среднем 4−6 недель. Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих мыслей и чувств. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночества, злость, вина, страх и тревога, беспомощность.
Рекомендации близким:
Предоставить человеку возможность побыть одному, в то же время, если он хочет поговорить, не отказывать ему.
Прощать и понимать человека, если он будет раздражительным или агрессивным.
Если человек плачет, не утешать его. Слезы — возможность сильнейшей эмоциональной разрядки. Успокаивая человека, мы не даем этому процессу завершиться.
Фаза ассимиляции — постепенное принятие реальности. Человек начинает говорить о будущем.
Рекомендации:
Основная психологическая помощь на данном этапе состоит в том, чтобы помочь строить всевозможные планы.
Можно отвлекать, переключать внимание человека с темы смерти близкого. Нужно постепенно приобщать его к общественно полезной деятельности: отправить в школу или на работу, начать загружать домашними делами. Это очень полезно, так как дает возможность отвлечься от основной проблемы.
Приучать его к новым контактам.
Формировать новые потребности [3].
Для снижения эмоциональной напряженности населения осуществлялась просветительская работа. Она заключалась в информировании обратившихся:
— о характере ЧС-
— объеме проводимых работ-
— местах медицинской помощи-
— пострадавших родных и близких, местонахождении раненых, характере травм-
— числе и фамилиях погибших и умерших-
— местах оказания специализированной психологической помощи (например, при работе с детьми).
Проблемой при организации указанных видов просветительской деятельности являлось отсутствие общего информационного поля об оказании услуг психологической помощи в городе (специфика центров, фамилии и контактные телефоны психологов, специфика их работы: каким категориям лиц, в рамках каких психотерапевтических направлений, с помощью каких техник оказывается психологическая помощь). Вероятно, при наличии такой информации работа психологического центра по ликвидации ЧС была бы более эффективной и заключалась бы не только в экстренной помощи, но и в направлении людей конкретным специалистам в зависимости от специфики обращения.
Второе направление основной деятельности психолога службы спасения заключалось в работе по реабилитации личного состава спасательных формирований. Оно включало индивидуальные беседы и консультации оперативного и административного состава, а также групповую терапию.
В рамках индивидуальной работы проводилось информирование спасателей о проявлении типичных реакций на стресс, периодах их проявления, выяснение из клинической беседы возникающих симптомов и работа с беспокоящими (в основном навязчивыми неприятными) переживаниями и воспоминаниями, выдача рекомендаций по нормализации состояния. Диагностических признаков для постановки диагноза «острое стрессовое расстройство» у сотрудников не выявлено. В то же время отдельные симптомы, такие, как нарушение сна, повышенная раздражительность, нежелание говорить о происшедшем, имели место, но они являлись единичными у отдельных людей, не вызывали клинически значимого дистресса и прошли в основном за первые две недели после ЧС.
Стратегии (этапы) терапии при остром и посттрав-матическом стрессовом расстройстве:
1. Создание зоны доверия и конфиденциальности. Этот этап может длиться до нескольких встреч (консультаций).
2. Формирование ресурсного состояния. Возможные методы работы: техники телесно-ориентированной терапии- арт-терапевтические техники- эриксо-нианский гипноз- ресурсные мотивы из психосинтеза.
3. Отреагирование посттравматического опыта — создается ретравматическая ситуация. Возможные
методы работы: NLP (техника «кинотеатр» — особенно эффективна при избавлении от фобий) — ДПДГ (десенсибилизация путем движения глаз).
Показателем завершения работы на этом этапе служит то, что человек начинает сам говорить о событии или хотя бы как-то эмоционально реагировать на это. При простом посттравматическом расстройстве на этом работа может быть закончена.
4. Интеграция личности (осознавание психотравматического материала). Заключается в реальном видении прожитой ситуации- позитивных сторон события- интегрировании травмированной части с целостной личностью- переформировании системы ценностей и убеждений.
Этот этап терапии нужен в том случае, если мы уверены, что имеем дело с травматизацией личности. В данном случае нужно изменить мировоззрение. Но так как человек привык уже к старой системе ценностей, предстоит долгий и сложный путь. Возможные методы работы: NLP (рефреминг, «линия жизни») — эриксон-метафоры- экзистенциальная терапия (техника «Что ты хочешь?» — работа с чувством вины, смена убеждений) — когнитивные техники- работа с кошмарными сновидениями- психосинтез.
Групповая психотерапия проводилась со всем личным составом, принимавшим участие в ликвидации ЧС.
Основные цели и принципы групповой работы с травмой: разделение с терапевтом и группой повторного переживания травмы в безопасном пространстве- снижение чувства изоляции- работа в одной группе с теми, кто имеет похожий опыт, что дает возможность почувствовать свою неуниверсальность- избавление от чувства изолированности и отчуждения- возможность быть в роли того, кто помогает- преодоление чувства собственного обесценивания («мне нечего предложить другому») — уменьшение чувства вины и стыда- возможность работы с «секретом» (делиться с кем-то информацией о себе) — получение возможности составить собственное представление о реальности изменений, которые происходят с каждым членом группы.
Групповая работа проводилась в два этапа:
1. Дебрифинг, представляющий собой форму кризисной интервенции — особо организованное обсуждение в группах людей, совместно переживших стрессовое или трагической событие, с целью минимизировать вероятность тяжелых психологических последствий [1].
2. Телесно-ориентированная терапия — психотерапевтическое воздействие на тело (например, работы с процессами дыхания или сокращения мышц), что, в свою очередь, влечет за собой психические изменения или излечение [2].
Специфика проведения реабилитационных мероприятий со спецконтингентом состояла в том, что возможность начать групповую психотерапию появилась только спустя 6 дней после окончания поисково-спасательных работ. Вероятно, психопрофилактические и
реабилитационные мероприятия были бы более эффективными при возможности отслеживать состояние личного состава во время проведения поисковоспасательных работ (или в периоды отдыха и приема пищи) и проводить соответствующие мероприятия с нуждающимися сотрудниками в кратчайший срок. Результатом профилактически-реабилитационных мероприятий стало угасание проявления отдельных симптомов острого стрессового расстройства у спасателей в ближайшие недели после трагедии и отсутствие их в последующем.
В реабилитационных целях было проведено психофизиологическое обследование личного состава на базе Архангельского областного центра медицины катастроф. Клинически значимых изменений выявлено не было. Четыре человека из оперативного состава с повышением астенических симптомов получили рекомендации по медико-психологической коррекции и были направлены для реабилитации в специализированную больницу.
В качестве выводов и рекомендаций хотелось бы отметить необходимость проведения подобных психопрофилактических и реабилитационных мероприятий не только со спасателями, но также с медицинскими работниками и психологами, принимавшими участие в ликвидации последствий ЧС.
Список литературы
1. Методическое пособие по работе с посттравмати-ческими стрессовыми расстройствами / Сост. Т. И. Михайлова, М. М. Певзнер. — Псков: ИПК «Гармония», 2001.
— 78 с.
2. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике / Сост. В. Баскаков. — М.: НПО «Психотехника», 1992. — 105 с.
3. Черепанова Е. М. Психологический стресс. Помоги себе и ребенку / Е. М. Черепанова. — М.: Прогресс, 1997. — 180 с.
ORGANIZATIONAL AND PSYCHOLOGICAL ASPECTS OF SEARCHING-RESCUE WORKS BY APARTMENT HOUSE EXPLOSION
E. A. Maksimova, I. A. Polivany
Regional Rescue Service, Arkhangelsk
The results of the searching-rescue works by the apartment house explosion in Arkhangelsk on 16. March, 2004 have been analyzed. The principles have been presented according to which psychological correction of victims and relatives of killed people was arranged as well as the algorithm of actions of psychologists working for reduction of emotional tension of the population was created. The strategies of individual and group psychotherapy with rescuers that have got stress disorders, preventive and rehabilitation measures carried out with the staff of the rescue service that participated in liquidation of the emergency situation are given.
Key words: rescue service, searching-rescue works, victims, emotional tension, acute and posttraumatic stress disorders.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой