Европейский суд по правам человека и судебная защита свободы слова в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ю.Е. Конышева, старший преподаватель кафедры международного и международного частного права Орловского государственного университета.
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА СВОБОДЫ СЛОВА В РОССИИ
Данная статья посвящена исследованию проблемы реализации и судебной защиты свободы слова в России. Автор рассматривает право и обязанность судов общей юрисдикции обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова — с другой. Автор анализирует прецеденты Европейского суда по правам человека и практику их применения в российских судах, их эффективность при защите свободы выражения мнения и, в частности, в случаях реализации выражения этой свободы через прессу.
Ключевые слова: судебная защита, свобода слова, суды общей юрисдикции, конституционные права, защита, Европейский суд.
В большинстве демократических государств право на свободу выражения мнения закреплено в правовых документах самого высокого уровня — в их конституциях. Международно-правовые акты также подтверждают значение и важность этого права. Так, например, статья 19 Всеобщей декларации прав человека, статья 19 Международного пакта гражданских и политических прав, а также статья 10 Европейской конвенции прав человека начинаются со слов: & quot-Каждый имеет право на свободу выражения мнения& quot-.
В исторической ретроспективе свобода выражения мнения увенчала развитие других прав и свобод — прежде всего свободы слова. Продолжив собой, развитие принципа свободы слова, свобода выражения мнения стала при этом основой для возникновения новых прав и свобод, провозглашавшихся в ходе революций, которые знаменовали конец авторитарных и недемократических режимов.
В этом плане весьма показателен и интересен пример Франции. Одним из первых событий, ознаменовавших Великую французскую революцию, явилось принятие 26 августа 1789 года Учредительным Собранием Декларации прав человека и гражданина. Необходимо привести статьи 10 и 11:
Статья 10: & quot-Никто не может преследоваться за свои убеждения, в том числе религиозные, если их выражение не нарушает общественный порядок, установленный законом& quot-.
Статья 11: & quot-Свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека: каждый гражданин может свободно их высказывать, писать, публиковать, отвечая лишь за злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законом & quot-,
Таким образом, право на свободу выражения своего мнения — не только краеугольный камень демократии, но и предпосылка для реализации многих других прав и свобод, закрепленных в Европейской Конвенции
Ст. 29 Конституции Р Ф гарантирует каждому свободу мысли и слова. Свобода мысли и свобода выражения мнений является основой демократического общества и одним из главных условий его прогресса.
Правовая позиция Европейского суда по правам человека заключается в том, что свобода информации и выражения мнений в смысле статьи 10 ЕКПЧ применяется не только к информации и идеям, которые корректны или нейтральны и получены & quot-предпочтительным"- путем, но также и к
© Ю. Е. Конышева, 2008
обидным, шокирующим или раздражающим государство или часть населения. Таковы требования плюрализма, терпимости и свободомыслия, без которых нет демократии. Это значит, что 10 статья должна трактоваться с учетом высокого уровня защиты, предоставляемой свободе выражения мнений, даже если распространяемая информация причиняет вред интересам государства или групп населения, предприятий или политических деятелей (Sunday Times, 1979- Barthold, 1985- Lingens, 1986- Weber, 1990- Oberschlick, 1991- Castells, 1992- Thorgeirson, 1992- Schwabe, 1992- Open Door, 1992- Jersild, 1993).
Практика Суда показывает, что нужно принимать во внимание цель и контекст сильных формулировок или жесткой критики (дело Лингенса (1986)). Суд проявляет более высокую степень терпимости в отношении жестких выражений, если они высказываются в адрес политиков, правительства или органов государственной власти. Заявления против коммерческих предприятий (Markt Intern, 1989 и 1991- Jacubowski, 1994) обвинения в адрес судей (Barfod, 1989- Prager/Oberschlick, 1994) не располагают такой высокой степенью защиты в рамках статьи 10.
По делу Швабе (1992) Суд установил, что утверждения в пресс-релизе являлись оценочными суждениями, где доказательства не применимы. Суд также подчеркнул, что факты, на которых заявитель основал свое мнение, были истинными, а его добросовестность не подлежит сомнению.
При рассмотрении в российских судах дел о защите чести и достоинства подлежит установлению не только достоверность, но и характер распространения сведений, исходя из чего суд должен решить, наносит ли распространение сведений вред защищаемым Конституцией ценностям, укладывается ли это в рамки политической дискуссии, как отграничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду. Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова — с другой.
Согласно п. 4. ст. 57 Закона Р Ф & quot-О СМИ& quot- редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений.
Однако часто в судах возникают споры о том,
что считается официальным выступление должностного лица. Зачастую мы можем услышать мнение, что если должностное лицо выступает публично и освещает вопросы, находящиеся в его компетенции, то редакция, публикуя & quot-дословное воспроизведение& quot- его речи, ответственности не несет. В случае же, если то же самое должностное лицо сообщает те же самые факты, отвечая на вопросы журналиста, то редакция несет ответственность за распространенные этим должностным лицом сведения. Тем самым на редакцию возлагается ответственность за слова должностного лица, что, разумеется, не лучшим образом сказывается на реализации права на свободу слова.
Как выход из подобной ситуации можно рассматривать, если информацию, сообщаемую в интервью должностным лицом в пределах его компетенции, понимать в качестве сведений, полученных в ответ на устный запрос журналиста, что, согласно ст. ст. 39, 57 Закона о СМИ, освобождает редакцию от ответственности за распространение этих сведений.
Кроме того, при решении вопроса об ответственности журналиста за обнародованную информацию необходимо учитывать отношение публикатора к воспроизводимым или цитируемым материалам. Несправедливо отождествлять позицию редакции или взгляды журналиста и идейное содержание цитируемого источника.
Журналист не обязан перепроверять официальную информацию. Должностное лицо органа власти или управления, публично по своей инициативе распространяя какие-либо данные, несет ответственность за их содержание самостоятельно. Журналист или редакция не обладают полномочиями проверять слова официальных лиц, это не в их компетенции.
Кроме того, правила журналистской этики запрещают журналисту как-либо воздействовать на освещаемое им событие или влиять на мнение респондента.
В решении Европейского суда по правам человека от 23. 09. 1994 по делу & quot-Йерсилд против Дании& quot- сказано: & quot-Репортажи, основанные на интервью, неважно, отредактированных или нет, представляют собой одно из важнейших средств, при помощи которых пресса может играть свою исключительно важную роль & quot-сторожевого пса общества& quot-. Наказание журналистов за содействие в распространении заявлений, сделанных другим лицом в ходе интервью, могло бы серьезно помешать СМИ вносить свой вклад в обсуждение проблем, представляющих общественный интерес& quot-.
Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукин в докладе, опубликованном 31 марта 2005 г. и носящего & quot-говорящее"- название & quot-Что для гражданина право, то для чиновника долг& quot- отмечает:
& quot-Государство, которое не может или не желает гарантировать своим гражданам беспрепят-
ственный доступ к информации, затрагивающей их права и свободы либо представляющей общественный интерес, не является правовым и демократическим. Право на информацию и свобода информационного обмена, с одной стороны, при-
надлежат к числу основных прав и свобод граждан, а с другой — выступают как один из главных механизмов реализации права граждан на участие в управлении общественными делами, принципа народовластия и публичности власти.
Konisheva J.E.
European Court on the rights of human rights and court defense of freedom of word in Russia
The given article is devoted to examining the problem of court defense of freedom of word in Russia. The author examines rights and duties of the courts of general jurisdiction to fulfill proper equality while using constitutional rights for honor and dignity defense, on the one hand, and freedom of word on the other hand. The author analysis precedents of European Court on human rights and the practice of its application in Russian courts, their efficiency while defending the freedom of expression of opinion, in cases of expressing this freedom via press..
Key words: court defense, freedom of word, courts of general jurisdiction.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой