Факторы, детерминирующие преступность в сфере незаконной добычи (вылова) вод ных биологических ресурсов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2. Адъяа Я., Тэрбиш X. Экология. Улан-Батор, 2009. С. 107.
3. Цэлмэг Ц. Криминология. Улан-Батор, 2005. С. 65.
4. Голубев В. В. Уголовная ответственность юридических лиц // Юридический консультант. М., 2000. № 6. С 4−6.
Ц. Цэлмэг — докторант юридического факультета Монгольского государственного университета.
Ts. Tselmeg — doctorant of law faculty
of Mongolian State University.
УДК 343. 775 О.В. Бардонов
Факторы, детерминирующие преступность в сфере незаконной добычи (вылова)
водных биологических ресурсов
В работе рассматривается причинный комплекс преступности в сфере незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Знание данных причин позволяет более эффективно использовать меры противодействия преступлениям в этой сфере.
Ключевые слова: экологическая безопасность, криминогенные факторы, водное браконьерство, коррупция, несовершенство уголовного законодательства.
О.У. Bardonov
Factors determining the crime in the area of illegal harvest (catch) of aquatic biological resources
The article deals with the complex of reasons for crime in the area of illegal harvest (catch) of aquatic biological resources. Knowledge of these causes allows to use the counter-measures of crime in this area more efficiently.
Keywords: environmental security, criminogenic factors, water poaching, corruption, imperfection of criminal law.
Без преувеличения можно сказать, что проблема установления и исследования причин преступности является одной из центральных для криминологии. То или иное решение этой проблемы определяет научное содержание криминологической теории и ее практическую направленность.
В некоторых юридических источниках можно наблюдать четкое разграничение причин и условий преступности [1, с. 188]. Однако, рассматривая преступность как социальное явление, следует иметь в виду, что оценка одних явлений в качестве причин, а других в качестве условий всегда будет носить относительный характер. В различных условиях одно и то же явление может выступать либо причиной, либо условием [2, с. 87]. Основное различие между причиной и условием заключается в том, что если причина порождает следствие, то условие этому только способствует.
В связи с этим зачастую невозможно, описывая систему детерминант, конкретно обозначить то или иное явление в качестве причины либо условия. Это, в свою очередь, вынуждает опи-
сывать причинный комплекс в качестве системы факторов, обусловливающих преступность. По мнению К. К. Горяинова, фактором можно считать и причину, и условия (необходимые и сопутствующие), и явления, состоящие в функциональной связи, и т. п. Под фактором надо понимать определенное свойство социальных процессов и явлений, их взаимообусловленных сочетаний быть двигателем, переменной в формировании и изменениях состояния криминологической обстановки [3, с. 24].
Заслуживает внимание система причин преступности, предложенная Ю. М. Антоняном. По его мнению, причины преступности в современной России могут быть сведены к следующим главным факторам [4, с. 30−32]:
1. Резкое расслоение общества на богатых и бедных. Бедные не получают необходимой социальной помощи и поддержки, для них общество не определило перспективы.
2. Недостаточное развитие экономики России, несбалансированность и противоречия экономических отношений, пороки хозяйственного механизма и экономической политики, а также недо-
статки в системе распределительных отношений.
3. В целом население страны по сравнению с советскими временами материально обеспечено лучше, но живет хуже: неизмеримо возросла его информированность о том, что можно жить намного лучше, но это для низших слоев общества недоступно. Отсюда травматические переживания и социальный протест, иногда принимающий форму преступления.
4. Утеря прежнего государственного патронажа, что для многих людей оказалось болезненным, они почувствовали себя выброшенными за борт, никому не нужными. Криминогенность этого обстоятельства усилилась благодаря разрушению прежних идеологических ориентиров, что ошибочно было принято за утерю нравственных ценностей.
5. В силу ментальных особенностей людей нашего общества, их восприятия себя в окружающем мире, что в значительной мере сформировалось под влиянием православия и буддизма, российский человек ориентирован не на достижение большого личного успеха путем собственных усилий, а лишь самых скромных результатов. Однако он, узнав о том, что можно жить гораздо лучше, далеко не всегда готов довольствоваться убогой жизнью. Поэтому прибегает к запрещенным методам обогащения и повышения социального статуса.
6. Низкий уровень нравственности части населения.
7. Под действием названных обстоятельств в российском обществе значительно усилились депрессивные настроения и тревожность, как по поводу физической безопасности, так и в связи с опасениями утери социального статуса, наступления материальной нужды.
8. Традиционная агрессивность, привычка людей в России решать все проблемы с помощью насилия.
Подобную систему основных причин преступности в России называет и ряд других известных ученых [2, с. 97−105].
Кроме того, среди криминогенных факторов, способствующих незаконной добыче (вылову) водных биоресурсов, можно назвать детерминанты, присущие всем экологическим преступлениям в современной России. О. Л. Дубовик отмечает, что в последние годы исследованию детерминации (причин) экологических преступлений не уделяется должного внимания, а меры по предупреждению такого рода противоправ-
ных деяний разрабатываются не столько криминологами, сколько экологами-практиками. По ее мнению, имеет смысл вновь обсудить методологические подходы к детерминации преступного поведения на примере преступного экологического поведения [5, с. 189]. О. Л. Дубовик и А. Э. Жалинским была разработана наиболее полная характеристика содержания причин экологических преступлений, по их мнению, она должна включать описание следующих элементов криминогенной причинности: источники и факторы причинного воздействия- предметная основа процесса причинности- промежуточный криминогенный эффект- механизм превращения причинного воздействия в следствие, т. е. преступление [6, с. 92].
Перечень криминогенных факторов, вызывающих экологическую преступность в России, учеными формулируется по-разному. Однако, систематизировав различные группы детерминант экологической преступности в России, можно выделить следующие криминогенные факторы, обусловливающие состояние и тенденции современной преступности в сфере экологии:
1. Основной причиной экологической преступности является противоречие между обществом и окружающей средой, отражающее взаимосвязь общества и природы [7, с. 522]. Наиболее значителен конфликт между человеком как части природы и целостной природой. Это противоречие продиктовано следующими условиями: для поддержания жизни необходимо затрачивать большой объем ресурсов, поэтому происходит рост потребления природных ресурсов, хотя идет сокращение запасов- при повышении благосостояния человека осуществляется рост давления на природу- скудность природных ресурсов [6, с. 92].
2. Помимо этого, усиливают криминогенное воздействие причиняющих факторов пробелы экологического сознания и его деформация. К таковым в первую очередь относятся явная переоценка возможностей человека, его якобы способности оптимально воздействовать на окружающую среду, своевременно познавать природу и процессы взаимодействия с ней- ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов- переоценка способности природы к самовосстановлению- ориентация на ложные цели, определяющие безразличие к состоянию природы- безучастное отношение к судьбе природы, ее состоянию, нанесенному ущербу- неуважение к закону, охраняю-
щему природу, либо неверие в его эффективность [8, с. 33].
Наконец, выделяются причины и условия, характерные для незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Среди факторов, детерминирующих преступления, связанные с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, можно выделить следующие основные их группы: экономические, политические, правовые, организационные, собственно социальные и нравственные.
В криминологической литературе негативные явления в экономике нередко именуются системообразующими криминогенными детерминантами [9, с. 67−87]. К основным факторам рассматриваемой группы относятся экономическая нестабильность в стране- безработица- более высокий уровень прибыльности незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов по сравнению с легальной.
На наш взгляд, основной причиной растущего браконьерства является экономическая нестабильность в стране. Действительно, ликвидация предприятий, массовая безработица, низкий уровень жизни населения стали движущей силой, подтолкнувшей жителей околоводных районов путем браконьерства добывать средства к существованию. Кроме того, государство перестало контролировать многие экономические процессы, в результате чего появляются перерабатывающие предприятия с не совсем законным происхождением доходов, высокая степень монополизации [10, с. 168].
Немаловажным фактором, способствующим совершению преступлений, связанных с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, является возможность получения сверхприбыли. Увеличение числа преступлений в сфере охраны водных биологических ресурсов объясняется тем, что этот незаконный промысел характеризуется высокой доходностью и быстрой оборачиваемостью капитала [11, с. 87]. Стабильно высокий спрос на водные биологические ресурсы как на внутреннем, так и на мировых рынках превратил использование данных природных ресурсов в одну из наиболее криминализированных сфер. По мнению С. Бажутова, «браконьерство можно считать показательным примером организации теневой отрасли экономики, создавшей сложные иерархические системы, легко приспосабливающиеся к изменениям действующего законодательства» [12, с. 2].
Помимо указанных социально-экономических факторов необходимо отметить социальнополитические факторы незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов. К основным политическим детерминантам преступлений, связанных с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, следует отнести коррупцию. В рыбохозяйственной отрасли коррупционные проявления охватили практически все сферы природоохранной и рыбодобывающей деятельности. Зачастую незаконная добыча водных биологических ресурсов служит лишь первым этапом преступной деятельности, основными целями которой являются их нелегальный вывоз и продажа в зарубежных государствах без таможенных и налоговых платежей.
Тесная связь незаконной добычи с перевозкой, реализацией, перемещением незаконно добытых биоресурсов через Государственную границу России свидетельствует о том, что данные преступления предполагают совершение их организованными преступными группами, с участием должностных лиц контролирующих и правоохранительных органов, а незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов является лишь звеном в цепи таможенных, налоговых, имуще -ственных и иных преступлений.
В рыбохозяйственной отрасли развивается коррупция в наиболее опасных организованных формах. И как результат — незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов приобрела массовый и организованный характер. Приведем следующий пример. В феврале 2007 г. Управлением по борьбе с организованной преступностью при УВД по Сахалинской области были задержаны лидер и активные участники организованной преступной группы, занимавшейся на протяжении года добычей водных биологических ресурсов (трепанга) на территории Сахалинской области в водах озера Буссе. По факту незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 256 УК РФ. На основании материалов в отношении двух коррумпированных сотрудников (офицеров) Сахалинского пограничного управления береговой охраны, которые фактически покрывали незаконную деятельность преступной группы, были возбуждены уголовные дела по факту совершения должностных преступлений [13]. Данный факт не единичен, С. Хлопушин отмечает, что сотрудники правоохранительных и рыбоохранных органов легко втягиваются во внеслужебные взаимоотно-
шения с правонарушителями, создают «крыши» [14, с. 6].
Изложенное свидетельствует о том, что незаконная добыча водных биологических ресурсов сопровождается покровительством со стороны должностных лиц органов, уполномоченных осуществлять охрану водных биологических ресурсов, а также лиц, осуществляющих определенные функции в области рыболовства.
К наиболее характерным правовым факторам сохранения и роста распространенности преступлений, связанных с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, относятся несовершенство правовой базы в сфере добычи (вылова) водных биологических ресурсов- несовершенство уголовного законодательства.
Важной причиной совершения массового браконьерства является то, что региональные власти иногда принимают нормативные акты, которые либо превышают полномочия этих органов, либо противоречат федеральному законодательству. Так, Генеральная прокуратура Российской Федерации выявила 5 таких законов и 22 постановления глав администраций субъектов России [15].
Максимальное наказание, предусмотренное
ч. 2 и ч. 3 ст. 256 УК РФ, — лишение свободы на срок до двух лет, а ч. 1 ст. 256 УК РФ вообще не предусматривает лишения свободы. Данное положение не соответствует характеру и степени общественной опасности браконьерства. Такое мягкое наказание порождает у браконьеров чувство безнаказанности и способствует вовлечению в преступную деятельность новых лиц.
К социально-психологическим факторам, способствующим совершению незаконной добычей (вылову) водных биологических ресурсов, можно отнести следующее: факторы личности правонарушителя, детерминирующее преступное поведение в сфере незаконной добычей (вылова) водных биологических ресурсов- равнодушие населения к браконьерству, нежелание или боязнь граждан сотрудничать с органами власти.
Анализ следственно-судебной практики свидетельствует о том, что факты незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов выявляются, как правило, в ходе проведения профилактических мероприятий, проводимых сотрудниками правоохранительных органов либо сотрудниками рыбоохраны, а также совместных мероприятий. Крайне редко кто-то из граждан сообщает какие-либо сведения о браконьерах в
правоохранительные органы, как уже было отмечено, граждане не считают такие деяния преступлениями, относятся к браконьерам лояльно.
Следующей группой факторов, детерминирующих преступления в сфере незаконной добыч (вылова) водных биологических ресурсов, являются организационные факторы. К числу соответствующих негативных явлений, как показывает анализ юридической литературы [16], специальных исследований, а также результатов экспертного опроса, могут быть отнесены отсутствие надлежащего взаимодействия многочисленных органов, служб и подразделений, осуществляющих охрану, надзор и контроль в сфере добычи водных биологических ресурсов- недостатки кадрового и материально-технического обеспечения- недооценка общественной опасности преступлений.
Среди организационных факторов необходимо рассмотреть недостатки в деятельности правоохранительных органов. Контроль за добычей (выловом) водных биологических ресурсов осуществляется различными ведомствами, которые зачастую не взаимодействуют друг с другом. Между субъектами, занимающимися охраной рыбных запасов, отсутствует обмен информацией, что способствует процветанию преступлений, связанных с незаконной добычей рыбы [15].
Материально-техническая база не отвечает стоящим перед этими органами задачам и масштабам криминализации. Отсутствие современных транспортных средств не позволяет полноценно вести борьбу с браконьерами, оснащенными современными устройствами обнаружения и скоростными транспортными средствами передвижения. Начальник управления по борьбе с правонарушениями в сфере водных биоресурсов ГУВД Ростовской области А. А. Палий отмечает: «Техническому оснащению браконьеров рыбоохрана может только позавидовать — от новейших плавсредств до международной системы ориентирования GPS. Защитники рыбы вынуждены опираться на оперативную информацию, опыт работы и немалую отвагу» [17].
Недооценка правоохранительными органами общественной опасности рассматриваемого преступления ведет к безнаказанности преступников и усилению криминализации данной сферы, преступность растет не только количественно, но изменяется и качественно.
Суды в некоторых случаях не предпринимают мер для изъятия орудий лова, самоходных транс-
портных средств. Пленум Верховного суда РФ в п. 19 Постановления от 05. 11. 1998 г. № 14 разъяснил, что орудия, с помощью которых совершался вылов рыбы и иных водных животных, а также использовавшиеся при этом плавучие средства, принадлежащие виновным, могут быть конфискованы в случае умышленного использования их самим осужденным либо его соучастниками в качестве орудия совершения преступления. Однако, как показал анализ судебной практики, вопрос о судьбе орудий преступлений, связанных с нарушением законодательства о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, решается не во всех случаях в соответствии с требованиями закона. Изъятые в ходе следствия и признанные вещественными доказательствами лодки по приговору суда возвращаются владельцу, которым, как правило, является осужденный.
Следует отметить, что уголовные дела по ст. 256 УК РФ прекращаются в связи с примирением с потерпевшим. А. Багмет обращает внимание на то, что в настоящее время складывается практика, когда по заявлению потерпевшего о примирении с обвиняемым, после выяснения судом оснований подачи заявления, делопроизводство прекращается, такая практика становится повсеместной [18, с. 38]. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим по данной категории дел представляется не соответствующим положениям закона по следующим основаниям.
Как нами уже было отмечено, непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 256 УК РФ, — это охраняемые уголовным законом общественные отношения, направленные на обеспечение экологической безопасности водных биологических ресурсов.
Согласно ст. 76 УК РФ лицо, совершившее преступление, должно примириться с потерпевшим и загладить причиненный ему вред. В уголовном праве потерпевшим признается человек, которому преступлением причинен физический вред либо в отношении которого совершается преступление, посягающее на его личную свободу, честь, достоинство, половую свободу и неприкосновенность, конституционные права и свободы [19, с. 96−97].
Основываясь на изложенной нами позиции, фигура потерпевшего в уголовно-правовом смысле по делам о незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов отсутствует, ведь в качестве объекта преступления выступают, пре-
жде всего, интересы общества или государства. Однако в качестве участника уголовного судопроизводства потерпевший в таких делах участвует (потерпевший в уголовно-процессуальном смысле).
Поскольку по данной категории дел ущерб причиняется биоресурсам, которые, как правило, находятся в федеральной собственности, то в качестве представителя потерпевшего привлекается один из федеральных органов исполнительной власти субъекта РФ, на которого федеральным законодательством возложены функции по контролю и надзору за сохранением водных биоресурсов. В Республике Бурятия таким органом является Ангаро-Байкальское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству.
Росту количества преступлений этого вида способствует сложившаяся практика назначения судами мягкого наказания. Президент Р Ф Д. Медведев в своем послании Федеральному собранию РФ 30. 11. 2010 г. заявил: «В прошлом Послании я говорил о необходимости совершенствования уголовного законодательства, о том, что это законодательство должно быть жестким, но в то же время современным и гуманным в разумном смысле этого слова, а восстановление справедливости посредством правосудия и защита прав потерпевших не должны приводить к пополнению преступного мира большим количеством новых кадров. Я еще раз подчеркну: санкция за нетяжкие. малозначительные преступления должна быть по возможности не связана с лишением свободы. Это, кстати, особенно актуально в тех случаях, когда речь идет о молодых людях, о подростках, о тех, кто впервые нарушил закон. Сегодня я внесу в Государственную Думу закон, который позволит суду применять дифференцированный подход при назначении наказания. По целому ряду составов преступлений будут исключены нижние пределы санкций. У суда появится возможность более широко применять такие альтернативные меры наказания, как штраф и принудительные работы. Но главное, чтобы в отсутствие нижнего предела уголовной санкции суды не воспринимали верхний предел как единственный ориентир при назначении наказания. Ведь сила суда не в жесткости, а в неотвратимости и справедливости наказания, а миссия правосудия — не только карать, но и исправлять».
Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что изучение причин и условий преступно-
сти является важнейшей составляющей криминологического воздействия на рассматриваемую сферу общественных отношений, а знание явлений, обусловливающих совершение преступных посягательств, позволяет более эффективно использовать меры противодействия преступлениям в сфере незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов.
На совершение незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов влияют факторы, оказывающие воздействие на все сферы социальной жизни, в том числе на преступность в рыбохозяйственном комплексе. К таковым относятся социальные противоречия: экономические, политические, собственно социальные, нравственные и другие.
Среди криминогенных факторов, способствующих незаконной добыче (вылову) водных биологических ресурсов, выделяют детерминанты, присущие всем экологическим преступлениям: противоречие между обществом и окружающей средой- пробелы экологического сознания и его деформация.
К причинам и условиям, характерным непосредственно для незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, относятся социально-экономические факторы: эконо-
мическая нестабильность в стране, безработица- возможность получения сверхприбыли от незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов по сравнению с легальной- социальнополитические факторы: в первую очередь, коррупция- правовые факторы: несовершенство правовой базы в сфере незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов и уголовного законодательства- социально-психологические факторы: факторы личности правонарушителя- равнодушие населения к браконьерству- организационные факторы: отсутствие надлежащего взаимодействия многочисленных органов, служб и подразделений, осуществляющих охрану, надзор и контроль в сфере незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов- недостатки кадрового и материально-технического обеспечения- недооценка общественной опасности данных преступлений.
Литература
1. Звирбуль, В. К. Криминология: учебник / отв. ред.
В. К. Звирбуль, Н. Ф. Кузнецова, Г. М. Миньковский. М.: Юрид. лит., 1979.
2. Бурлаков Н. М. Криминология: учебник для вузов / под ред. В. Н. Бурлакова, Н. М. Кропачева. СПб.,, 2003.
3. Горяинов К. К. Криминологическая обстановка: методологические аспекты. М., 1991.
4. Лнтонян Ю. М. Концепция причин преступности и причины преступности в России // Российский следователь.
2004. № S.
5. Дубовик О. Л. Детерминация экологически значимого поведения // Российский криминологический взгляд.
2005. № 4.
6. Дубовик О. Л., Жалинский Л. Э. Указ. соч.
7. Кудрявцев В. Н. Криминология: учебник / под ред.
B.Н. Кудрявцева и ВЕ. Эминова. М., 2005.
S. Конюшкина Ю. Л. Криминологическая характеристика экологических преступлений против вод, водных животных и растений // Российский следователь. 2003. № 7.
9. Бородин С. В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990.
10. Гончарова Ю. С. Незаконная добыча водных животных и растений: уголовно-правовое, компаративное и криминологическое исследования: дис. … канд. юр. наук. Саратов, 2007.
11. Жевлаков Э., Суслова Н. Предупреждение средствами прокурорского надзора преступлений и иных правонарушений в рыбной отрасли // Уголовное нраво. 2001. № 2.
12. Бажутов С. Борьба с незаконной добычей водных биологических ресурсов // Законность. 200б. № 12.
13. Уголовное дело в отношении организованной преступной группы, занимающейся незаконной добычей трепанга, направлено в суд // Прокуратура Сахалинской области. 200S. Режим доступа: www. sakhalinprokuror. ruIprint/ php? id=460
14. Хлонушин С. Прокурорский надзор в сфере охраны биоресурсов Каспия // Законность. 2005. № 9.
15. Вареца В. П. Причины и условия, способствующие развитию преступлений в сфере использования водных ресурсов // СПС «Консультант плюс».
16. Зумакулов Д., Прохоров Л. Квалификация экологических преступлений // Российская юстиция. 2000. № S.
C. 3б-37- Проблемы борьбы с экологическими правонарушениями в свете решений 27 съезда КПСС: сб. науч. тр. / отв. ред. Л. И. Рарог. М., 1990- Галимов Д. И. Уголовно-правовые и криминологические проблемы противодействия преступности в сфере добычи водных биоресурсов: дис. канд. юр. наук. М., 2007. С. 93−123- Максимов Л. М. Уголовноправовые и криминологические аспекты борьбы с незаконной добычей водных животных и растений: автореф. дис. канд. юр. наук. Краснодар, 2004. С. 143−155- и др.
17. Лукьянченко С. Ловить и ловить // Южный репортер. Режим доступа: www. reporterufo. ru/article. cfm?
article=1446
18. Багмет Л. Прекращение уголовных дел судом в связи с примирением сторон // Законность. 2007. № 4.
19. Eндольцева Л. В. Институт освобождения от уголовной ответственности: проблемы и пути их решения. М., 2004.
Бардонов Олег Васильевич — адъюнкт Восточно-Сибирского института МВД России. Тел.: 8−951-б27−43−21, e-mail: olegbardonov@gmail. com
Bardonov Oleg Vasilievich — associate of East-Siberian Institute of Ministry of Internal Affairs of Russia. Tel.: 8−951-б27−43−21, e-mail: olegbardonov@gmail. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой