Концепция Н.В. Лазарева об адаптогенах в аспекте учения о нервной трофике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

(c)О.Н. ЗАБРОДИН- 2005
Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова
Резюме______________
Представлены положения концепции Н. В. Лазарева об адаптогенах — препаратах растительной, химической и биологической природы, создающие в организме «состояние неспецифически повышенной
сопротивляемости» — СНПС.
В основе СНПС, согласно исследованиям школы Н. В. Лазарева, лежит активация энергетического и пластического обеспечения функций организма, что входит в понятие «трофика». Дано обобщающее определение понятия «нервная трофика», основные положения которого совпадают с эффектами СНПС. На основании значительного сходства этих эффектов с проявлениями адаптационнотрофической функции симпатической нервной системы сделан вывод о том, что в основе СНПС лежит активация симпатических механизмов нервной трофики.
Ключевые слова
адаптогены- состояние неспецифически повышенной сопротивляемости- нервная трофика- адаптационнотрофическая функция симпатической нервной системы
КОНЦЕПЦИЯ Н.В. ЛАЗАРЕВА ОБ АДАПТОГЕНАХ В АСПЕКТЕ УЧЕНИЯ О НЕРВНОЙ ТРОФИКЕ
Термин «адаптогены» был предложен Н. В. Лазаревым в 1960 году применительно к группе препаратов растительной, химической или биологической природы, создающих в организме «состояние неспецифически повышенной сопротивляемости» — СНПС.
Н. В. Лазаревым и сотрудниками получено большое количество данных о том, что препараты из растений семейства аралиевых — женьшень, элеутерококк, левзея, аралия, заманиха, родиола розовая, лимонник китайский, также вещества известной химической структуры — дибазол, витамин В№ кроме того, — экстракт из пантов северного оленя пантокрин повышают резистентность организма к повреждающим воздействиям. Адаптогены повышают устойчивость и адаптированность организма к чрезвычайным и чужеродным воздействиям физической, химической и биологической природы, в частности, увеличивают физическую и психическую работоспособность, устойчивость к гипоксии, перегреванию и охлаждению, угловому ускорению, инфекциям и интоксикациям, в частности — действию химических веществ в токсических дозах [8, 28]. Исследования школы Н. В. Лазарева были направлены, главным образом, на установление защитных и лечебных эффектов адаптогенов в широком круге стрессорных воздействий и патологических состояний. Однако вопрос о механизмах действия адап-тогенов и по настоящее время окончательно не решен. Первые результаты исследований школы Н. В. Лазарева трактовались в аспекте концепции Ганса Селье о стрессе, с позиций предупреждения адаптогенами гиперактивации системы гипофиз-кора надпочечников. При этом было выявлено, что они, обладая антистрессор-ным действием, неодинаково влияют на такие проявления «аларм-реакции», как гипертрофия коры надпочечников и инволюция ти-мико-лимфатической системы. Напротив, общим для них является предупреждение третьего признака «аларм-реакции» — изъязвлений слизистой оболочки желудка и широкого круга трофических нарушений — уменьшения массы тела и внутренних органов: сердца, печени и почек [21]. Н. В. Лазарев [24] подчеркивал различия и преимущества СНПС перед общей адаптационной реакцией по Селье: отсутствие стадий тревоги и истощения, большую длительность и вызываемость его физиологическими стимулами (физическая тренировка, закаливание) и адаптогенами.
Сходство фармакологических эффектов «классических адапто-генов», изученных школой Н. В. Лазарева, и представителей других групп фармакологических веществ — ноотропов, антигипоксан-
тов, антиоксидантов, актопротекторов заставляет предположить наличие общих механизмов их действия, что позволило П. Д. Шабанову [33] расширить в отношении них термин «адаптогены». Исследователи адаптогенов связывали эти механизмы с активацией энергетического и пластического обеспечения функций организма [11, 21, 28]. Подобное обеспечение функции и структуры органов входит в понятие «трофика» [7, 17]. В процессе эволюции трофика оказалась подчиненной нервному контролю, превратившись в «нервную трофику».
Существование различных определений понятия «нервная трофика» заставило нас дать обобщенное его определение, согласно которому под нервной трофикой следует понимать способность нервной системы, и, в первую очередь, симпатического ее отдела, к поддержанию структуры, функции, энергетических и пластических процессов клеток, тканей, органов и систем, и организма в целом, их резистентности к повреждающим воздействиям, а также к восстановлению структуры и функции после повреждения [13]. Нетрудно заметить, что в приведенном определении находят отражение многие эффекты адаптогенов: поддержание и восстановление психической и физической работоспособности, остроты зрения и слуха, резистентности органов и тканей к повреждающим воздействиям, стимуляция их репаративной регенерации.
Явления, аналогичные СНПС, были обнаружены не только под действием адаптогенов, но и под влиянием тренировки к регулярным физическим нагрузкам и холодового закаливания [29], для которых характерна активация симпатической нервной системы (СНС), учение об адаптационно-трофической функции которой было создано Л. А. Орбели. В связи с этим Л. А. Орбели [26] писал: «…под трофическим действием мы понимаем влияние на физическое состояние и на течение химических процессов, а под адаптационным — влияние на возбудимость, на хронаксию и на другие функциональные показатели мышечной или нервной ткани» (с. 594). Школой Л. А. Орбели показано, что СНС оказывает адаптационно-трофические влияния на центральную и периферическую нервную систему, скелетную и гладкую мускулатуру, сердце и органы чувств.
Сопоставление эффектов активации адаптационно-трофической функции СНС и действия адаптогенов обнаруживает значительное сходство. Многие адаптогены обладают свойством стимулировать и восстанавливать психическую работоспособность. Так, препараты «золотого корня»
(родиолы розовой) восстанавливают психическую работоспособность у людей после утомления в так называемом «корректурном тесте» [30]. Таким же 1109 действием обладают центральные симпатомиме-тики фенамин и пиридрол, высвобождающие но-радреналин (НА) из терминалей центральных но-радренергических нейронов [3]. Адаптогены, а именно экстракт элеутерококка и дибазол, при введении крысам внутрь в течение 12−14 дней повышали содержание НА и серотонина (5-НТ) в подкорковых образованиях головного мозга, адреналина в надпочечниках и препятствовали истощающему влиянию резерпина на содержание этих аминов [1]. Эти данные позволяют предположить наличие центральных норадренергических и серотонинергических механизмов действия адаптогенов. По-видимому, адаптогены мягко активируют симпатические центры заднего гипоталамуса, оказывая тонизирующее влияние на кору головного мозга [30].
Важно подчеркнуть, что эффекты адаптогенов зависят от сезонных колебаний резервных возможностей норадренергической и серотонинергической систем головного мозга. Установлено, что содержание НА и 5-НТ в головном мозге белых крыс является наибольшим в осенне-зимний период и наименьшим — в весенне-летний [1, 2, 34]. В соответствии с этим, положительное действие адаптогенов в наибольшей степени проявляется осенью и в наименьшей — весной. Это относится к ослаблению повреждающего действия термического ожога, повышению сопротивляемости животных к перегрузке в центрифуге и увеличению остроты зрения [8].
Восстановление работоспособности скелетных мышц характерно для действия адаптогенов, а также для так назывемого феномена Орбели-Гинецин-ского, состоящего в восстановлении силы сокращений утомленной икроножной мышцы лягушки после раздражения паравертебральной цепочки симпатических ганглиев [27, с. 416].
Нанесение на кожу ноцицептивных раздражений, приводящих к активации СНС, вызывает повышение адаптированности органа слуха у собак и людей и органа зрения у людей, что Л. А. Орбели [27, с. 459−461] связывал с усилением адаптационно-трофической функции СНС. Подобным же образом можно объяснить усиление остроты слуха и зрения под действием адаптогенов.
Для токсиколога особый интерес представляет способность адаптогенов ослаблять токсическое действие многих химических агентов, в том числе — лекарственных веществ, вне зависимости от
их химического строения и действия, таких, как окись углерода, окислы азота, этанол, эфир, бар-1110 битураты, бензин и др. [8, 28]. Согласно А. Х. Ашир-метову и М. Э. Краковскому [4], симпатическая денервация печени у крыс приводит к значительному снижению в гепатоцитах активности ферментов микросомальной монооксигеназной окислительной системы (ММОС), ответственной за биотрансформацию ксенобиотиков, в частности — лекарственных веществ. При этом уменьшались количество цитохрома Р450 и В5и активность N-деметилазы амидопирина, гидроксилазы анилина и НАДФ-Н-цитохром-С-редуктазы. В этой связи особый интерес представляют данные о том, что симпатолитик орнид предупреждает ослабление ресинтеза белка в микросомальной фракции гомогената ткани печени у крыс — замедление включения в эту фракцию 2С14-лейцина, вызываемое раздражением рефлексогенной пилородуоденальной зоны [23]. Перечисленные данные созвучны результатам исследований В. С. Ильина [20] и его школы о существовании нервного контроля синтеза ферментных, изоферментных и других белков в цитоструктурах, что определяет возможность поддержания структурно-химической организации клеток ткани высших организмов.
У больных пожилого и старческого возраста замедленная биотрансформация лекарственных веществ в печени объяснима, в частности, выявленным у них понижением тонуса СНС вследствие дегенерации симпатических нервных окончаний, уменьшения в них синтеза НА [32, 35, 36] и связанным с этими нарушениями ослаблением активирующих влияний это системы на ММОС.
Следует предположить, что подобным действием могут обладать также стрессорные воздействия, вначале возбуждающие, а затем истощающие СНС и запасы ее медиатора НА. Известно, что функциональное состояние и резервные возможности симпатико-адреналовой системы (САС) при действии чрезвычайных раздражителей (в частности, химических) претерпевают фазные изменения. Если однократное введение крысам в больших дозах (½ ЛД50) пестицидов хлорофоса, линдана, валексона вызывает повышение функциональной активности САС, сравнимое с таковым при физических нагрузках, то длительное введение пестицидов в малых дозах (1/1000−1/100 ЛД50), а также бромсодержащих антипиренов, в частности гексабромбензола (ГББ), приводит к снижению резервных возможностей и медиаторной активности САС. При этом усиливается токсическое действие ГББ: повыша-
ется выделение протопорфирина и копропорфи-рина [18, 19].
Согласно исследованиям школы С. В. Аничкова, в условиях чрезвычайных воздействий (раздражение рефлексогенных зон в эксперименте, а также в клинике в процессе оперативных вмешательств на сердце и легких, различные виды шока) чрезмерная активация САС и последующее истощение медиатора НА приводят к развитию нейрогенной дистрофии внутренних органов [14, 16]. В соответствии с этим развитие дистрофических изменений в миокарде крыс после длительного (в течение 1, 3 и 6 месяцев) введения пестицидов происходит в условиях истощения эндогенных резервов САС и снижения ее медиаторной активности [18]. Таким образом, САС, в частности, СНС, поддерживает активность ферментов детоксикации и резистентность тканей организма в целом к действию ксенобиотиков.
Адаптогены обладают свойством стимулировать репаративную регенерацию кожи, слизистой оболочки желудка, печени, поджелудочной железы [5, 25]. Физиологическую и репаративную регенерацию тканей ускоряют также динамические физические нагрузки (плавание, бег в третбане), активирующие СНС [29]. Восстановление в стенке желудка содержания НА, сниженного в процессе стрессорного воздействия — электрораздражения иммобилизированных крыс, и тем самым — адренергических механизмов нервной трофики, способствовало ускорению заживления геморрагических эрозий слизистой оболочки желудка. Такой эффект достигался введением в течение трех дней после окончания раздражения животных предшественников катехоламинов тирозина и L-диоксифенилаланина, симпатомиметика фенамина, ингибитора обратного захвата НА имипрамина или ингибитора моноаминоксидазы ипразида [12]. Кроме того, получены данные о том, что СНС у экспериментальных животных стимулирует репаративную регенерацию миокарда [22], печени [9, 38], роговицы глаза [6], ушной артерии кролика [10], кровеносных сосудов большеберцового нерва [37]. Показано, что процесс ре-паративной регенерации гепатоцитов после частичной гепатэктомии у мышей происходит в условиях активации СНС, которая осуществляет этот процесс, в частности, через посредство печеночных лимфоцитов — натуральных Т-килле-ров [38].
Перечисленные факты позволяют связать эффекты адаптогенов и создание СНПС с усилением симпатических механизмов нервной трофики, в ча-
стности — адаптационно-трофической функции СНС.
ЛИТЕРАТУРА
1. Абрамова Ж. И., Черный З. Х., Наталенко
B.П., Гутман А. М. Стимулирование кругооборота катехоламинов и серотонина под влиянием элеутерококка и дибазола // Лекарственные средства Дальнего Востока. — Владивосток, 1972. — Вып. 11. — С. 106−108.
2. Андреев С. В., Кобкова И. Д. Роль катехоламинов в здоровом и больном организме. — М., 1970 — С. 44.
3. Арушанян Э. Б., Белозерцев Ю. А. Психостимулирующие вещества. — Чита, 1979. — 150 с.
4. Аширметов А. Х., Краковский М. Э. Деток-сикационная функция печени после ее денервации у крыс // Физиол. журн. СССР им. И. М. Сеченова. — 1989. — Т. 75, № 9. -
C. 1262−1266.
5. Барнаулов О. Д. Поиск и фармакологическое изучение фитопрепаратов, повышающих резистентность организма к повреждающим воздействиям, оптимизирующих процессы репарации и регенерации: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Л., 1989. — 47 с.
6. Бекаури Н. В., Колосова Л. И., Леонтьева Г. Р. Симпатическая иннервация и ревас-куляризация роговой оболочки глаза при ее регенерации в периоде обратного развития нейрогенного кератита // Докл. АН СССР. -
1973. — Т. 213, № 4. — С. 983−986.
7. Бергер Э. Н. Нейрогуморальные механизмы нарушений тканевой трофики. — Киев: Здоров'-я, 1980. — 104 с.
8. Брехман И. И. Элеутерококк. — Л.: Наука, 1968. — 168 с.
9. Вундер П. А., Вундер В. П., Андронова Т. А. Влияние блокаторов адренорецепторов на митотическую активность регенерирующей печени // Бюлл. экспер. биол. мед. — 1976. — № 11. — С. 1373 — 1376.
10. Говырин В. А., Антонова Э. А. О трофической функции сосудистых нервов // Физиол. журн. СССР им. И. М. Сеченова. — 1982. — Т. 68, № 7. — С. 885−889.
11. Дардымов И. В., Хасина Э. И. Элеутерококк. Тайна панацеи. — СПб.: Наука, 1993. — 125 с.
12. Забродин О. Н. Роль адренергических механизмов в развитии и заживлении экспериментальных нейрогенных повреждений слизистой желудка (фармакологический анализ): Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Л., 1982. — 41 с.
13. Забродин О. Н. Проблема нервной трофики в трудах С. В. Аничкова и его школы // Физиол. журн. им. И. М. Сеченова. — 1993. — Т. 79, № 12. — С. 109−114.
14. Забродин О. Н. Роль симпатико-адрена-ловой системы в патогенезе травматической болезни // Пат. физиол. и эксперим. тер. — 1994. — № 3. — С. 59−61.
15. Забродин О. Н., Страшнов В. И. Концепция эпидуральной и сочетанной комбинированной спинально-эпидуральной анестезии как средства предупреждения нейродистро-фического компонента интра- и послеоперационных осложнений у больных, подвергнутых абдоминальным и торакальным операциям // Вестн. хирургии им. И. И. Грекова. — 2001. — Т. 160, № 1. — С. 70−73.
16. Заводская И. С., Морева Е. В. Фармакологический анализ механизма стресса и его последствий. — Л.: Медицина, 1981. — 213 с.
17. Зайко Н. Н. Развитие учения о нервной трофике // Пат. физиол. и эксперим. тер. — 1978. — № 2. — С. 3−11.
18. Иваницкий В. А. Состояние симпатико-адреналовой системы миокарда крыс в условиях длительного воздействия пестицидов // Гигиена применения, токсикология пестицидов и полимерных материалов. Вып. 16. — Киев, 1986. — С. 89−92.
19. Иваницкий В. А. Критериальная значимость симпато-адреналовой системы при оценке адаптационных возможностей организма. // Там же. Вып. 18. — Киев, 1988. — С. 131−133.
20. Ильин В. С. Противоречия и единство в развитии, становлении и нарушении механизмов нервной трофики // Методологические вопросы теоретической медицины. Вып. 1. — Л., 1975. — С. 140−153.
21. Кириллов О. И. Опыт фармакологической регуляции стресса. — Владивосток, 1966. — 108 с.
22. Кобкова И. Д. Нарушения катехоламино-вого обмена в сосудистой стенке при экспериментальном инфаркте миокарда у собак // Докл. АН СССР. — 1965. — Т. 160, № 5. — С. 1222−1224.
23. Корхов В. В. Нейрогенная дистрофия печени и ее фармакология. — Л.: Медицина. ,
1974. — 216 с.
24. Лазарев Н. В. Об истинной общей адаптационной реакции // Мат. конф. по пробл. адаптации, тренировки и др. способам повышения устойчивости организма. — Винница, 1962. — С. 10−11.
25. Молоковский Д. С. Патогенетические основы применения адаптогенных фитопрепаратов и их биологическая активность при раз-
личных патологических состояниях: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — СПб., 2GG4. — 34 с.
26. Орбели Л. А. 1962а. О некоторых достижениях советской физиологии: Избр. труды.- Т. 2. — М. -Л., 1962. — С. 587−6G6.
27. Орбели Л. А. 1962б. Лекции по физиологии нервной системы. Там же. — С. 416−418-
С. 459−461.
28. Розин М. А. Клетка и неспецифическая сопротивляемость организма. — Л.: Наука, 1967. — 148 с.
29. Русин В. Я. Влияние мышечной тренировки, адаптации к холоду и введений дибазола на неспецифическую сопротивляемость организма: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Л., 1969. — 39 с.
3G. Саратиков А. С., Краснов Е. А. Родиола розовая — ценное лекарственное средство (золотой корень). — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1987. — 251 с.
31. Страшнов В. И. Выбор адекватного метода анетезиологического обеспечения и регуляции гомеостаза при оперативных вмешательствах на легких (клинико-экспериментальное исследование): Автореф. дис. д-ра мед. наук. — Л., 1986. — 46 с.
32. Фролькис В. В. Старение. Нейрогумо-ральные механизмы. — Киев: Наукова думка, 1981. — 32G с.
33. Шабанов П. Д. Концепция адаптогенов: возвращаясь к истокам и заглядывая в будущее // Психофармакол. биол. наркол. — 2СЮ2. -Т. 2, № 3−4. — С. 466−467.
34. Beauvallet M., Fugazza J., Solier M. Nouvelles recherches sur les variations de la noradrenaline cerebrale // J. Phisiol. (Paris). — 1962. — VоI. 54. — P. 289−29G.
35. Bell C., Seals D.S., Monroe M.B. et al. Tonic sympathetic support of metabolic rate is attenuated with age, sedentary lifestyle, and female sex in healthy adalts // J. Clin. Endocrinol. Metabol. — 2GG1. — Vol. 86, N 9. — P. 444G-4444.
36. Garty M., Stull R., Kopin I.J., Goldstein D.S. Skin color, aging, and plasma L-dopa levels //
J. Auton. Nervous Syst. — 1989. — Vol. 26. -
P. 261−263.
37. Koistinaho J., Wadhwani K.C., Balbo A. at al. Regeneration of perivascular adrenergic innervation in rat tibial nerve after nerve crush // Acta Neuropathol. (Berl.). — 1991. — Vol. 81,
N 5. — P. 486−490.
38. Minagawa M., Hiroshi O., Yamamoto S. et al. Intensive expansion of natural killer T cells in the early phase of hepatocyte regeneration after partial hepatectomy in mice and its association with sympathetic nerve activation // Hepatology. — 2000. — Vol. 31, N 4. -
Р. 907−915.
Забродин О. Н. Концепция Н.В. Лазарева об адаптогенах в аспекте учения о нервной трофике // Психофармакол. биол. наркол. — 2005. — Т. 5, № 4. — С. 1108−1112. Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И. П. Павлова, 197 089, Санкт-Петербург
Zabrodin O.N. Conception of N.V. Lazarev about adaptogens in aspekt of teaching about of nervous trophism // Psychopharmacol. Biol. Narcol. — 2005. — Vol. 5, N 4. — P. 1108−1112. Pavlov State Medical University, Saint-Petersburg 197 089
Summary: The position of Lazarev'-s conception about adap-togens — the preparations of vegetative, chemical and biological nature, which create in organism the state of unspecific increased resistance (SUIR) are presented. According to investigations Lasarev'-s school the base of SUIR is the activation of energetic and plastic provision of organism'-s functions, which enter into definition «trophism». The generalized definition of «nervous trophism» is presented, which principal positions coincide with the effects of adaptogens. On base of significant similarity of these effects with manifestations of adaptive-trophic function sympathetic nervous system made the conclusion: in basis of SUIR lies the activation of sympathetic mechanisms of nervous trophism.
Key words: adaptogens- state unspecific increased resistance- nervous trophism- adaptive-trophic function of sympathetic nervous system

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой