Факторы формирования духовных песнопений немцев в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУЛЬТУРОЛОГИЯ
Редакторы раздела:
СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ БОРТНИКОВ — доктор культурологии, профессор Алтайской государственной академии культуры и искусств (г. Барнаул)
ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВНА ПЕРВУШИНА — кандидат культурологии, доцент, проректор по научной работе АлтГАКИ (г. Барнаул)
УДК 398. 88
Egle L. Yu. THE FACTORS OF FORMATION OF SPIRITUAL SONGS OF THE GERMANS IN RUSSIA. The present study focuses on a cultural analysis of religious choral traditions of the Volga Germans living in the early twenty-first century in the south of Western Siberia. The paper examines the historical, social factors, affecting the livelihood of the people, his world, life and customs. The researcher observes the ethnic, religious and linguistic isolation, internal marriages, secluded life, along with a privileged legal position and a special control system that have a positive impact on the preservation of traditional cultural elements. The paper states the importance of religion in lives of the Germans in Russia. The records of spoken material and handwritten texts with German spiritual songs are analyzed on the basis of the material received in the folklore-ethnographic expeditions in Krasnoyarsk and Kemerovo region. The author mentions some historical facts that influenced the interethnic integration, assimilation and urbanization and as the result played their role in destruction of the German traditional culture.
Key words: religious songs, religious songs, the Volga Germans, factors of preservation and transformation of traditional musical culture.
Л. Ю. Егле, канд. культурологии, доц. каф. теории и истории народной художественной культуры Кемеровского гос. университета культуры и искусств, г. Кемерово, E-mail: legle@mail. ru
ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ДУХОВНЫХ ПЕСНОПЕНИЙ НЕМЦЕВ В РОССИИ
Настоящее исследование посвящено культурологическому анализу религиозно-певческих традиций немцев, проживающих в начале XXI века на юге Западной Сибири. В работе анализируются исторические, социальные факторы, повлиявшие на жизнедеятельность народа, его мировоззрение, быт и обычаи. Отмечается что этническая, религиозная и языковая обособленность, внутренние браки, замкнутый образ жизни, наряду с привилегированным правовым положением и наличием особой системы управления, положительно сказались на сохранении традиционных элементов культуры. Особо отмечается значение религии в жизни немцев в России. На основе материала, полученного в ходе фольклорно-этнографических экспедиций, в Красноярский край и Кемеровскую область, анализируются записи изустного материала, а также рукописные тексты с немецкими духовными песнопениями.
Ключевые слова: духовные песнопения, религиозные песенники, немцы Поволжья, факторы сохранения и трансформации традиционной музыкальной культуры.
Актуальность исследования обусловлена необходимостью изучения, сохранения и научного осмысления уникальных локальных культурных традиций народов, проживающих в современной России. Процесс образования традиций немцев Поволжья детерминирован исторической судьбой и социальными условиями жизнедеятельности народа, его мировоззрением, национальным самосознанием, бытом и обычаями. Этот субэтнос отличается специфическими особенностями от остальных групп немцев России. Немцы Поволжья, проживающие сегодня на территории Западной Сибири, сохранили черты традиционной немецкой культуры, утраченные в метрополии, в их фольклоре интегрировалась, закреплялась и аккумулировалась традиция, вырабатываемая локальной группой. Важное место в немецкой культуре занимают духовные песнопения/ Geistliche Lieder. В ходе фольклорно-этнографических экспедиций последних лет в Красноярском крае и Кемеровской области нами были обнаружены наряду с записями изустного материала, рукописные тексты с немецкими духовными песнопениями. В связи с этим необходимо рассмотреть факторы, способствующие формированию
и сохранению этого уникального явления, синтезировавшего традиции средневековой Германии и трех последних столетий России. Все это требует теоретического осмысления и приобретает, на наш взгляд, сегодня особое значение.
Изучением традиционной духовной культуры немцев Поволжья занимались зарубежные и отечественные ученые с XVIII в. В работах историков, этнографов, филологов, музыковедов рассматриваются разные аспекты традиционной культуры этого субэтноса. Запись и публикация народного песенного творчества и других жанров традиционного творчества немцев Поволжья начинается в начале XX столетия. В сборниках фольклорных текстов и мелодий, в монографиях наряду с немецкими песнями, балладами встречаются и духовные песнопения (П. Вайнанд, Й. Эрбес и П. Зиннер, Г. Шюнеман). В 20-е годы в фольклор-но-этнографические экспедиции в немецкие колонии приезжали студенты и преподаватели техникумов и институтов. Организаторами экспедиций были профессор Саратовского университета Г. Дингес, художественный руководитель Ансамбля песни и танца АССР НП Г. Шмидер, председатель Союза немецких писате-
лей А. Закс. Однако исследования музыкальной традиционной культуры немцев Поволжья с 1930 годов ХХ века перестали быть достоянием мировой науки, а после начала войны все музыкально-этнографические исследования были прекращены. В 60-е годы проблема музыкальной этнографии российских немцев вновь обращает на себя внимание ученых, однако в этих исследованиях как правило используется данные исторического, социально-бытового характера. Среди современных исследований необходимо отметить искусствоведческую работу Е. М. Шишкиной «Традиционное музыкальное наследие волжских немцев в прошлом и современности».
Изначальное расселение немцев на территории Российской империи в XVIII—XIX вв.еках привело к формированию шести основных субэтнических групп: немцы Поволжья, Кавказа, Украины, Прибалтики, Москвы, Петербурга и Волыни. Мы остановимся на изучении традиционной культуры немцев поселившихся на берегах Волги во второй половине XVIII века, после издания Екатериной II Манифеста «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселятся в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах». В этот период в Россию прибыло более 70 тысяч переселенцев, образовавших свыше 300 немецких колоний, более ста из которых в Поволжье. Среди факторов, изначально способствующих сохранению традиционных элементов культуры переселенцев, можно выделить такие как предоставление свободных земель, предназначенных к заселению, свобода вероисповедания, внутреннее самоуправление, освобождение от воинской службы на все времена и др.
Немцы селились на Волге строго обособленными этнокон-фессиональными группами, ими были созданы колонии лютеранские (Schaffhausen, Bettinger, Basel, Unterwalden, Reinwald, Rosenheim), католические (Wittmann, Urbach, Rohleder, Mariental, Brabander, Rothammel, Leichtling) и меннонитские (Rosental, Reinsfeld, Bergtal, Liebental, Hoffental, Strassburg). Религиозная жизнь немцев Поволжья с самого начала ориентировалась на строгое соблюдение традиции при разделении евангеличе-ско-лютеранской, реформатской и католической конфессий. Целых сто лет немцы Поволжья не знали сектантства и религиозного брожения, хотя отдельные конфликты между прихожанами и священнослужителями, которые находились под влиянием рационализма, здесь также имели место. Таким образом моноконфессиональные лютеранские, католические поселения немцев в Поволжье способствовали консервации и обособлению религиозных традиций принесенных переселенцами из Гессена, Вюртемберга, Рейнской области, Пруссии, Северной Германии, Эльзаса, Баварии, Бадена, Саксонии.
Религия, вера, Церковь, религиозные общины составляли основу жизнедеятельности немцев в России, помогали сохранению их самобытности. Характер религиозности немцев определяется большинством исследователей как «всепроникающий», так О. А. Лиценбергер пишет: «Жизнь немцев-колонистов Поволжья, их дела и помыслы выли вдохновляемы верой. На духовных интересах, которыми жили немцы-колонисты, и религиозных устоях строилась их жизнь, быт, образ мыслей, характер и нравственный облик. Церковь занимала в жизни немцев центральное место» [1, с. 5]. Религиозная жизнь у поселенцев была очень активной. С первых лет колонизации начали строить церкви, на это немцы вносили в качестве пожертвования крупные суммы денег. К 1885 году на Волге действовало уже 120 немецких церквей, из них 83 лютеранских и 37 католических, не считая молельных домов. Немецкие церкви во внешнем и внутреннем убранстве резко отличались от русских церквей, и своим архитектурным стилем напоминали оставленные на родине исторические образцы неоклассицизма. В первые годы после переселения в приходах кроме недостаточного числа церквей, проповедников, школ, остро стояла проблема — нехватка духовной литературы: Библий, проповеднических книг, молитвенников и церковных песенников, поэтому особенно бережно сохранялись принесенные с родины религиозные книги и песенники.
До второй половины XIX века немецкие крестьяне жили в условиях относительной социальной изоляции, определяющими факторами которой явились этническая, религиозная и языковая обособленность, внутренние браки, замкнутый образ жизни, наряду с привилегированным правовым положением и наличием особой системы управления, что положительно сказалось на сохранении традиционных элементов культуры. А. Минх в своей книги «Народные обычаи, обряды, суеверия и предрассудки крестьян Саратовской губернии» отмечает, что в конце XIX в. «немцы составляют совершенно обособленный тип- они не сме-
шиваются браками ни с одной народностью… Более половины здешних колонистов почти совершенно не говорят по-русски, что же касается до женщин, то едва ли найдутся две или три в каждом селении, умеющих сказать несколько русских слов» [2, с. 11]. Тем не менее, внутри этноса происходило взаимодействие и трансформация народной культуры, в том числе в области музыкального наследия. В новых условиях проживания, под влиянием иноэтнического окружения, немецкое население воспринимало не характерные для данной традиции мелодии, музыкальные ритмы и лады. Начался процесс реконструкции традиционного музыкального наследия. Однако церковь по-прежнему оставалась центром немецкой культуры, а также центром развития вокальной и инструментальной музыки. В церковных школах велось обучение пению, игре на музыкальных инструментах (органе, фортепиано), музыкальной литературе, теории музыки, сольфеджио. Важную роль играло духовное пение.
При изучении трансформации традиционной культуры особенно важным является языковой вопрос. Изначально основу разговорного варианта немецкого языка этой группы составили в основном средненемецкие диалекты. Покинув Германию немцы более двух столетий сохраняли в своей среде язык XVIII века, который к тому же вобрал в себя многие русские элементы. Проводниками литературного языка служили церковь, школа и газеты, но и он в значительной степени был подвержен влиянию жаргонизмов. Школа считалась средством сообщения народу основ веры, она способствовала овладению колонистами элементарной грамотой и сохранению самобытности немцев в России. Образование и религиозное обучение были тесным образом связаны между собой. Библию колонист читал чаще всего и знал лучше других книг. Кроме того, почти в каждой семье имелись сборник церковных песнопений, нравоучительные книги, церковный календарь. Вплоть до 1891 г. в каждом немецком селе была школа, в которой преподавание велось только на немецком языке. С конца XIX в. начался процесс русификации народного образования, школы все чаще стали переводиться на русский язык. Принятые 1914−1915 гг. «ликвидационные законы», запретили немецкоязычные издания, публичное использование немецкого языка, общественные организации. Однако после заключения большевиками мира с Германией к немцам стали относится более благосклонно. К началу 40-х годов ХХ века немцы, проживавшие на территории АССР Нп, говорили на уникальном немецком языке. Однако репрессии в советское время и принудительное переселение практически до основания разрушили эту уникальную языковую систему.
Запрещение религиозной темы в стране после событий 1917 года Декретом Совнаркома РСФСР «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», решительная и бескомпромиссная борьба с Церковью и церковнослужителями привели не только к отделению Церкви от государства и школы от Церкви, но и к экспроприации церковных ценностей. Под идейным руководством партии в тридцатые годы советская власть закрывала немецкие церкви, колокола пускала на переплавку, церковнослужителей подвергала репрессиям. Если в 1929 г. в немецких селах было 90 пасторов, то через пять лет их осталось всего 41, а в конце 1935 г. всего четыре пастора, проповедующих по-немецки. В 1937 г. последний лютеранский пастор исчез в одном из лагерей ГУЛАГа и «Евангелически-Лютеранская церковь в России» в качестве организованной церкви прекратила свое существование. При всем при этом подпольная религиозная жизнь российских немцев все же продолжалась в различных формах. Так, например, в латентном состоянии существовали и развивались духовные песнопения/Geistliche Lieder, как продолжение молитвы, способ выражения чувств и переживаний вне храма, в обыденной и праздничной обстановке.
Параллельно с ликвидацией организованной религиозной жизни шло уничтожение крестьянства. При этом следует помнить, что более зажиточные российские немцы пострадали в ходе большевистской коллективизации гораздо больше других этнических групп. Это подтверждают и архивные данные. Во всяком случае, к осени 1929 г. многим крестьянам-немцам стало ясно, что большевистские правители задались целью уничтожить их как общность. Разрушалась семья, а веру отцов лишали всякого будущего [3]. Несмотря на то, что в следствии антирелигиозной политики немцы лишились всяких условий для полноценной религиозной жизни, к началу массовой депортации в Поволжье все же оставались моноконфессиональные общины немцев, сохраняющие сформировавшийся на протяжении веков этноконфессиональный жизненный уклад.
Таким образом, можно отметить, что вплоть до начала массовой депортации немецкое население было в основном изолированным от российского общества географически, административно, конфессионально, хозяйственно и социально. Разбросанность немецких поселений по южным степям и отде-ленность большими расстояниями, изолированность препятствовали развитию культурных связей не только с Германией, но и с Россией. В этих условиях основным средоточием духовной жизни народа была религия, а также вывезенные из германских земель богатейшие традиции немецкой крестьянской культуры: календарные и семейные праздники, обычаи и обряды, хоралы, духовные песни и легенды, народные песни, инструментальная музыка и музыкальные инструменты, пословицы и поговорки, загадки и шванки, изречения, народные приметы и способы лечения, гадания, игры и многое другое.
До начала Великой Отечественной войны немецкая диаспора оставалась одной из крупнейших в СССР Однако в августе 1941 года было принято постановление, согласно которому более полмиллиона немцев Поволжья были отправлены в Сибирь и Казахстан. На спецпоселении в Сибири, по данным НКВД на 1 января 1942 г., было размещено около 400 тыс. человек. Депортированных немцев расселяли в сельских районах по колхозам и совхозам, там же происходило их первичное трудоустройство. В результате депортации моноконфессиональные лютеранские, католические поселения и религиозные общины прекратили свое существование. Был нарушен традиционный принцип мо-ноконфессиональности поселений. В новых местах поселения, в Сибири, немцы нередко оказывались среди местного инокон-фессионального и инонационального окружения, наблюдалось также смешение различных конфессиональных групп немецкого населения [4, с. 195].
В период с 1941 года в культурно-бытовой сфере немцев Поволжья идет процесс унификации с культурой народов, проживающих в Сибири. Здесь не просто поддерживались и развивались перенесенные из Поволжья традиции, но и создавались новые -путем синтеза, трансформации и осложнения новациями разно-локальных культурных фрагментов. Однако процесс культурных контактов взаимообразен, и заимствование предполагает в воспринимающем существование сходного направления мыслей, чувств, образов, поэтических форм, а также усвоение чужого — не механический перевод на другой этнокультурный язык, а творческая переработка и, наконец, заимствование — естественный, закономерный фактор внутреннего развития традиции, поскольку обмен с чужой мыслью, выросшей на иной почве, в другом круге представлений, — непременное условие внутренней истории народа. Другими словами, только вступая во взаимодействие с иными культурами, традиция становится сама собой.
Хотя в начале XXI века в Западной Сибири еще остаются места компактного проживания немецкого населения, они не идут ни в какое сравнение с 40−60 гг. Все меньше становится семей, в которых сохранены национальные, языковые и культурные традиции. Традиции немецкой музыкальной культуры были разрушены в связи с нивелированием национальной культуры, что привело к исчезновению традиционных форм музыкального творчества, а также в связи с отсутствием профессионального музыкального образования на традиционной основе. Все сильнее становится влияние русского народного песенного творчества, что сказывается на репертуаре немцев в котором сегодня преобладают лирические и танцевальные жанры. А религиозные песнопения как правило сохраняются и исполняются отдельными мастерами или давно «спетыми» коллективами на собраниях.
Таким образом, разрушается локальная культура, со своей системой функционирования традиций немцев Поволжья, жанровой системой, системой местных праздников, праздничных и бытовых форм общения, обусловленных целым рядом хозяйственно-бытовых, природно-климатических, социально-культурных и административно-конфессиональных условий. Уходят из употребления жанры, наиболее ярко характеризующие национальную культуру, образ жизни и религиозные воззрения немцев.
Свою роль в постепенном разрушении немецкой традиционной культуры сыграли процессы межэтнической интеграции и ассимиляции, усиленные урбанизацией. В 1960 — 70-е гг. среди немцев, проживающих в Западной Сибири стала стремительно расти доля городского населения. В результате этого процесса в 1989 году доля сельских жителей среди немцев Кемеровской области составила 81,2%, в Омской области 63,8%, в Новосибирской области 49,4% и т. д. В 1990-е гг. значительно ускорились процессы этнической ассимиляции немцев Западной Сибири. 522
Ярким проявлением этих процессов является развитие немецко-русского двуязычия. Русский язык стал для немцев не только средством межэтнического, но и внутриэтнического общения.
В условиях репрессивной национальной и антирелигиозной политики уделом всех конфессиональных групп немецкого населения на долгие десятилетия стала так называемая «катакомб-ная Церковь» — подпольная религиозная жизнь в молитвенных группах, чаще всего без священников, пасторов и проповедников. Основной формой религиозной жизни стала молитва — тайная групповая, семейная и личная [4, с. 196]. И не смотря на это, как показывают экспедиционные исследования, духовные песнопения продолжали бытовать и развиваться.
В ходе фольклорно-этнографических экспедиций в Красноярском крае и Кемеровской области, нами были зафиксированы книги и рукописные сборники текстов религиозного содержания на немецком языке. Основную часть текстов составляют духовные песнопения. Духовные песнопения/Geistliche Lieder — это уникальный по своей художественной и образной ценности комплекс народно-песенных и церковно-певческих произведений, объединенных общностью христианского религиозного содержания. Они отражают возвышенное мировосприятие, отличаются необычайной святостью, обладают огромной силой эмоционального воздействия и несут в себе яркую национальную окрашенность. Это памятники народного певческого искусства, сохранившие в музыкально-поэтических образах философско-религиозные идеалы народа и не утратившие за столетия эстетической и этической ценности. Духовные песнопения играют важную роль в традиционной культуре немцев и до наших дней сохраняют сюжеты и поэтические тексты средневековых легенд и псалмов, принадлежащих VII — XVI вв.: песни-легенды о святых Одилии, Марии, Екатерине. Анализ стиха, слогоритма, мелодики и типа многоголосия, проведенный Е. М. Шишкиной показал, что из всех жанров «именно духовные песнопения более всего до сего дня сохраняют зависимость от полученного традиционного наследия Германии: католических песнопений и протестантского хорала, а проявления в нем пликативности — одна из изначальных культурных трансформаций жанра с начала XIX века» [5].
Религиозные книги и тетради обнаружены в немецких семьях, депортированных в этот регион в начале 40-х годов ХХ века из республики немцев Поволжья и из Украины. Среди найденных источников есть книги, напечатанные типографским способом, например, «Sammlung Christlicher Lieder fur die offentliche und hausliche Andacht zum Gebrauch der deutschen evangelischen Kolonien an der Wolga"/Сборник христианских песен для общественного и бытового использования в немецких протестантских колониях на Волге» и рукописные тетради. Особый интерес для нас представляют рукописные тексты. По преимуществу они отражают современное состояние рукописной традиции, в основном это записи, сделанные в 40−70 годы ХХ столетия. Они представляют собой общие и ученические тетради, а также отдельные листы из тетрадей, с текстами, написанными скорописью шариковой ручкой, и чернилами. «Для памяти», «для сохранности» записывались духовные песнопения, неканонические молитвы. Поэтические тексты многих образцов усваивались по типу молитв и других сакральных текстов путем заучивания по песенникам, которые бережно хранятся. По сведениям информаторов, еще в 80-е годы песенники переписывались, пополнялись новыми понравившимися стихами, однако сегодня они как правило являются фамильными реликвиями. Современные песенники, как и старинные рукописные сборники, фиксируют для исполнителя те произведения, которые отвечают его духовным запросам.
Таким образом можно сделать следующие выводы. Изменения коснулись практически всех сторон жизни российских немцев. В конце ХХ — начале ХХ1 века резко снизилась численность немцев в России, компактный характер расселения сменился дисперсным, произошла трансформация традиционной культуры и идентичности, возникли новые формы самоорганизации, активизировались контакты с немцами, проживающими в Германии. Все активнее происходит разрушение традиционной музыкально-жанровой системы, уходят из употребления жанры, наиболее ярко характеризующие национальную культуру, образ жизни и религиозные воззрения немцев. На трансформацию духовных песнопений немцев, проживающих в начале хХ| века в Западной Сибири оказали влияние исторические, хозяйственно-бытовые, природно-климатические, социально-культурные, административно-конфессиональные условия, а также творческая одарен-
ность отдельных исполнителей. На развитие певческого стиля воздействовали не только принесенные традиции, особенности изначального бытования, но и бытование традиций в новой этнической среде. Принесенные традиции впоследствии изменялись, приспосабливаясь к иным условиям. В основном изменения коснулись мелодических и фактурных характеристик, так мужское одноголосие меняется на женское протяжное многоголосие.
Культурные трансформации связаны и с тендерными смещениями, так как исполнение немецких народных песен переместилось в женские группы общества. На наш взгляд, дальнейшее детальное изучение духовных песнопений, зафиксированных в Западной Сибири поможет глубже и полнее раскрыть закономерности развития немецкой народной культуры, поскольку в частных деталях отражаются порой существенные проявления всеобщего.
Библиографический список
1. Лиценбергер, О.А. Евангелическо-лютеранская церковь Святой Марии в Саратове. — Саратов, 1995.
2. Народные обычаи, обряды, суеверия и предрассудки крестьян Саратовской губернии. Собраны в 1861 — 1888 годах А. Н. Минхом. Предисл. А. Пыпина. — СПб., 1890.
3. Корн, Р Помните их имена. Штрихи к истории религии российских немцев [Э/р]. — Р/д: http: //www. rd-zeitung. eu/geschichte/religion. htm
4. Бургарт, Л. А. Разрушение религиозного уклада жизни немецкого населения вследствие депортации и принципиальные подходы современной отечественной историографии к определению места и роли религии в истории немцев в России и СССР // Начальный период Великой Отечественной войны и депортация российских немцев: взгляды и оценки через 70 лет: материалы 3-й Международной научно-практич. конф. (Саратов, 26−29 августа 2011). — М., 2011.
5. Шишкина, Е. М. Традиционное музыкальное наследие волжских немцев в прошлом и современности: автореф. дис. … д-ра искусствоведения. — Саратов, 2011.
Bibliographi
1. Licenberger, O.A. Evangelichesko-lyuteranskaya cerkovj Svyatoyj Marii v Saratove. — Saratov, 1995.
2. Narodnihe obihchai, obryadih, sueveriya i predrassudki krestjyan Saratovskoyj gubernii. Sobranih v 1861 — 1888 godakh A.N. Minkhom. Predisl. A. Pihpina. — SPb., 1890.
3. Korn, R. Pomnite ikh imena. Shtrikhi k istorii religii rossiyjskikh nemcev [Eh/r]. — R/d: http: //www. rd-zeitung. eu/geschichte/religion. htm
4. Burgart, L.A. Razrushenie religioznogo uklada zhizni nemeckogo naseleniya vsledstvie deportacii i principialjnihe podkhodih sovremennoyj otechestvennoyj istoriografii k opredeleniyu mesta i roli religii v istorii nemcev v Rossii i SSSR // Nachaljnihyj period Velikoyj Otechestvennoyj voyjnih i deportaciya rossiyjskikh nemcev: vzglyadih i ocenki cherez 70 let: materialih 3-yj Mezhdunarodnoyj nauchno-praktich. konf. (Saratov, 26−29 avgusta 2011). — M., 2011.
5. Shishkina, E.M. Tradicionnoe muzihkaljnoe nasledie volzhskikh nemcev v proshlom i sovremennosti: avtoref. dis. … d-ra iskusstvovedeniya. — Saratov, 2011.
Статья поступила в редакцию 17. 11. 14
УДК 008
Panova D. N., Astakhov O. Yu. CATEGORY OF LIFE AS A BASIS FOR THE CONCEPT OF DEVELOPING CULTURE IN PHILOSOPHY OF OSWALD SPENGLER. The problem of determining the bases of developing culture in philosophy of Oswald Spengler is considered in the article. The main conclusion of O. Spengler was the understanding that the life way of each culture is programmed by its specific contents, being determined by the specific vital soul. Therefore, the unity and the unique identity of each culture is conditioned by special life of the soul, which is immanent and & quot-organic"- form of the constitution of life: the fact of its existence expresses the personal integrity and forming this integrity. At that point O. Spengler became a continuer of the philosophy of life ideas, focused on the desire to understand the life as it is, and not from outside of the area of metaphysics, which would undoubtedly open new opportunities for discovering social and cultural reality with regard to its contradictions and antagonisms, but not excluding, however, its inherent integrity.
Key words: cultural and historic character, category of life, culture soul, civilization.
Д. Н. Панова, преп. каф. классической и современной хореографии Кемеровского гос. университета культуры и искусств, г. Кемерово, E-mail: pd. nikolaevna1990fix@yandex. ru-
О. Ю. Астахов, канд. культурологии, доц. каф. культурологии Кемеровского гос. университета культуры и искусств, г. Кемерово, E-mail: astahov_oleg@mail. ru
КАТЕГОРИЯ ЖИЗНИ КАК ОСНОВА КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ В ФИЛОСОФИИ ОСВАЛЬДА ШПЕНГЛЕРА
В статье рассматривается проблема определения оснований развития культуры в философии Освальда Шпенглера. Основным выводом автора явилось понимание того, что жизненный путь каждой культуры запрограммирован ее конкретным содержанием, определяющимся специфической жизненной душой. Поэтому единство и неповторимое своеобразие каждой культуры обуславливается особой жизнью души, которая и есть имманентная, «органическая» форма конституции жизни: самим фактом своего существования она выражает личностную целостность и формообразует целостность. В этом отношении О. Шпенглер выступил продолжателем идей философии жизни, ориентированной на стремление понять жизнь из нее самой, а не из внешней метафизики, что, несомненно, давало новые возможности для открытия социокультурной реальности с учетом ее противоречий и антагонизмов, не исключающих однако и ее имманентной целостности.
Ключевые слова: культурно-исторический тип, категория жизни, душа культуры, цивилизация.
В начале ХХ века многосторонний анализ проблемы определения оснований динамики культурных изменений был проведён немецким философом Освальдом Шпенглером. И не смотря на то, что многие выводы автор подвергались серьезной научной критике в силу его ориентированности на субъективизм и релятивизм, его значимость неоспорима при рассмотрении вопросов
становления и развития культуры как самостоятельной целостности.
Культуроцентризм автора явился исходным основанием при построении логики исторических изменений, при этом одним из ключевых моментов в его суждениях была идея соотношения статики и динамики в объяснении специфики организации

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой