Факторы инфляции в России в 2016 году

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ECONOMIC THEORY
УДК 330. 101. 541
DOI 10. 17 150/1993−3541. 2016. 26(2). 229−241
ФАКТОРЫ ИНФЛЯЦИИ В РОССИИ В 2016 ГОДУ
С. А. Курганский
Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Российская Федерация
Информация о статье
Дата поступления 2 февраля 2016 г.
Дата принятия к печати 25 февраля 2016 г.
Дата онлайн-размещения 29 апреля 2016 г.
Ключевые слова
Инфляция- темпы (уровень) инфляции- индекс потребительских цен- инфляционные ожидания
Аннотация
В статье выявлены и проанализированы наиболее значимые факторы, ускоряющие темпы инфляции (девальвация рубля, институциональная среда, рост тарифов естественных монополий, состояние госбюджета, ценовые / инфляционные ожидания, монетарная политика эмитентов резервных валют) и замедляющие темпы инфляции (падение цен на сырьевые товары, санкции и «антисанкции», отток капитала, денежно-кредитная политика Банка России, падение доходов населения, эффект высокой базы). Взаимодействие этих двух групп факторов приводит к установлению некоторой равнодействующей, к «инфляционному равновесию» в экономике, которая и является предметом оценок и прогнозов. Показано, что основными причинами существенного замедления темпов инфляции в 2016 г. станут фундаментальные тенденции в мировой экономике, прежде всего, продолжающееся дефляционное сжатие и конъюнктура в российской экономике.
INFLATION FACTORS IN RUSSIA IN 2016
Sergey A. Kurgansky
Baikal State University, Irkutsk, Russian Federation
Article info
Received February 2, 2016
Accepted February 25, 2016
Available online April 29, 2016
Keywords
Inflation- inflation rate- consumer price index- inflationary expectations
Abstract
This paper reveals and analyzes the most important factors that accelerate the inflation rate (such as devaluation of the national currency, institutional environment, the rising tariffs of natural monopolies, State budget, price/ inflationary expectations, monetary policy of the issuers of world currencies) and lower the inflation rate (such as fall of commodity prices, sanctions and «anti-sanctions», capital outflow, monetary policy of the Bank of Russia, decline in the household income, effect of the high base). The interaction of these two groups of factors results in some sort of «inflation-ary balance» which presents the subject for the evaluation and forecast. It has been shown that such fundamental trends of the global economy as deflationary pressure and the state of the Russian economy will be the major reasons for the considerable slowdown in inflation in 2016.
Инфляция — одна из тех экономических категорий, которая продолжает вызывать бурные научные (и не только) дебаты, и это явление по-прежнему остается актуальной проблемой российской экономики и монетарной политики.
В статьях «Инфляционный тренд в России» (2009) [1] и «Инфляция в России: факторы и тенденции» (2012) [2] мы уже анализировали наиболее значимые факторы и процессы, определявшие темпы инфляции в стране в период острой фазы мирового экономиче-
© С. А. Курганский, 2016
ского кризиса и в период послекризисной коррекции. Сделанный в них вывод о том, что в краткосрочной перспективе будет сформирован мощный антиинфляционный тренд и темпы инфляции замедлятся до 6,5% годовых, в целом подтвердился (табл. 1, рис. 1).
Однако в 2014 г. ситуация кардинально изменилась. Многочисленные как официальные, так и неофициальные прогнозы инфляции в России на 2014−2015 гг. оказались заниженными. Прогнозы же на 2016 г. весьма противоречивы.
Таблица 1
Объем производства и инфляция в России за 2006−2015 гг., % (декабрь к декабрю предыдущего года)
Показатель 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Номинальный ва- 26 917,2 33 247,5 41 276,8 38 807,2 46 308,5 55 799,6 62 599,1 66 190,1 71 406,4 80 412,5
ловой внутренний
продукт, млрд р.
Реальный валовой 108,2 108,5 105,2 92,2 104,5 104,3 103,4 101,3 100,6 96,3
внутренний
продукт
Дефлятор вало- 115,2 113,8 118,0 102,0 114,2 115,5 108,5 105,0 107,2 107,3
вого внутреннего
продукта
Индекс потреби- 109,0 111,9 113,3 108,8 108,8 106,1 106,6 106,5 111,4 112,9
тельских цен
Индекс цен 110,4 125,1 93,0 113,9 116,7 112,0 105,1 103,7 105,9 112,5
производителей
промышленной
продукции
Составлено по: URL: http: //quote. rbc. ru/macro/?country_id=1#group2- http: //icss. ac. ru/macro/index_year. php? id=2- http: //icss. ac. ru/macro/index_year. php? id=6.
СП N N
a & amp-
СЧ О
& lt-0 N
s
о
N? E
Ф ^
n
и & lt-
tf) и
Ё о с о
и
ш
ф
*
п *
W л
(r)
з
со
20 18 16 14 12 10 8 6 4 2
2012
2013
2014
2015
2016
Рис. 1. Индекс потребительских цен в России в 2012—2016 гг. (по состоянию на 1 января), %
Источник: URL: http: //quote. rbc. ru/cgi-bin/ macro/graphic_gist. cgi? c_id=1&-ind_id=174
Наша гипотеза заключается в том, что, несмотря на инфляционный всплеск, в
краткосрочной перспективе инфляционное давление на экономику России вновь начнет спадать.
Основными причинами замедления темпов инфляции (дезинфляции) будут влияние фундаментальных процессов в мировой экономике (прежде всего, продолжающегося дефляционного сжатия), а также сдвиги в российской экономике. Это вполне согласуется с долгосрочным прогнозом инфляции от Агентства прогнозирования экономики (АПЭКОН), в соответствии с которым, за исключением отдельных периодов, темпы инфляции в России в долгосрочном периоде будут снижаться (рис. 2). Интересно, что АПЭКОН еще в 2011 г. спрогнозировало некоторое временное ускорение темпов инфляции в 2016—2017 гг., но затем предупредило о продолжении понижательной тенденции.
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024 2025 2026
Рис. 2. Долгосрочный прогноз инфляции в России до 2026 г.
Источник: Прогноз инфляции в России. URL: http: //www. apecon. ru/content/view/87/30/
0
7
6
5
4
Однако в 2014 г. ситуация кардинально изменилась. Многочисленные как официальные, так и неофициальные прогнозы инфляции в Российской Федерации на 20 142 015 гг. оказались заниженными. Прогнозы же на 2016 г. оказались весьма противоречивыми. Новый прогноз АПЭКОН только подтверждает данный тренд (табл. 2).
Таблица 2
Прогноз инфляции в России на 2016−2020 гг., %
Год Прогноз Max Min
2016 10,4 12,4 8,4
2017 8,6 10,6 6,6
2018 6,8 7,8 5,8
2019 6,2 7,2 5,2
2020 6,5 7,5 5,5
Источник: Прогноз инфляции в России на 2016−2020 годы. URL: http: //apecon. ru/content/ blogcategory/27/126/.
Глобальный финансовый кризис 2008 г. отнюдь не закончился, поскольку не разрешил основные противоречия и диспропорции мировой экономики, а перешел в следующую фазу — бюджетно-долговую. Это привело к изменению состава факторов, как ускоряющих, так и замедляющих повышение общего уровня цен в России, а также их значимости в этом процессе. При этом экономическая конъюнктура в России по-прежнему существенно отличается от большинства развитых стран мира, но во многом соответствует тенденциям в развивающихся странах. В последние годы целый ряд стран Европы балансирует на грани дефляции, а в некоторых странах (Швейцария, Швеция, Япония) снижение общего уровня цен уже стало реальностью. В условиях дефляционного сжатия начинают применяться нестандартные инструменты монетарной политики (поскольку традиционные уже не работают). В частности, в перечисленных странах центральные банки начали проводить политику отрицательных процентных ставок по банковским депозитам (!).
В России же уровень инфляции остается весьма высоким. В сложившихся обстоятельствах монетарная политика должна быть ориентирована на снижение инфляции, поскольку без стабильно низкого данного показателя невозможно мобилизовать внутренние ресурсы и направить их на производительные инвестиции. Инфляционные ожидания являются важными факторами принятия решений экономическими субъектами, включая формирование домохозяйствами долгосрочных сбережений в национальной валюте
и инвестиций в основной капитал предпринимателями. Низкая инфляция необходима для создания условий сбалансированного и устойчивого экономического роста, что является основной целью денежно-кредитной политики.
Считается, что оптимальным целевым показателем инфляции в среднесрочной перспективе является диапазон в 3−5%. Банк России, решая свою главную задачу — поддержание ценовой стабильности, намерен снизить инфляцию до 4% в 2017 г. и в дальнейшем поддерживать ее вблизи этого уров-ня1. Этим во многом объясняется специфика мер денежно-кредитного регулирования экономики в стране и переход Банком России в 2014 г. к стратегии таргетирования инфляции при гибкой курсовой политике. Решения в области монетарной политики принимаются сегодня на основе соотнесения оценки баланса инфляционных рисков и рисков для экономического роста, сохраняя при этом финансовую стабильность в экономике.
Следует напомнить, что, в отличие от большинства стран мира, инфляция в России официально измеряется не дефлятором валового внутреннего продукта (ВВП), а индексом потребительских цен (ИПЦ). На практике статистическое измерение инфляции сопряжено с определенными трудностями. При этом в разных странах существует своя специфика вычисления этого показателя, т. е. стандартной общепринятой методики не выработано. Так, используются разные индексы (корзины), применяются различные корректировки (сезонные, гедонистические и др.), а также имеется немало альтернативных способов расчета ценовых индексов, у каждого из которых есть как свои достоинства, так и недостатки. По этой причине в экономической литературе можно встретить весьма отличающиеся оценки уровня инфляции — не только официальные, но и экспертные.
Под инфляцией обычно понимается тенденция длительного и устойчивого (не менее года) повышения общего уровня цен и соответствующего обесценения денег, вызванного увеличением их количества по отношению к массе товаров и услуг (включая факторы производства). В экономической истории можно отыскать примеры как открытой, так и подавленной инфляции, относящиеся практически к любому периоду времени и любой стране. Нередко инфляционные процессы
1 Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и период 2017 и 2018 годов. URL: http: //www. cbr. ru/ publ/?PrtId=ondkp.
п *
о
о
о
а ^
о
4
я ф
X X
о
5& lt-
э *
о
X
о 3
5
?
ф
о *
о
5& lt-
а
а
д
ф 3
ю о
2
Z
ю
О
2
2 —
N 4
затрагивали практически всю мировую экономику (1970-е гг.).
Инфляция и дефляция отражают, прежде всего, денежный дисбаланс в экономике. При инфляции платежеспособный, денежный спрос опережает реальные возможности предложения благ. При этом вовсе не обязательно, чтобы возрастали цены всех товаров и услуг — достаточно повышения цен на некоторые из них, формирующие основу потребительского спроса. При дефляции, напротив, платежеспособный спрос отстает от реального предложения благ. Как правило, дефляция также начинается в определенных сферах (например, в США в 2007 г. на рынке недвижимости), которые затем оказывают понижательное давление на уровень цен во всей экономике.
Однако инфляция не сводится к чисто денежному феномену. Это сложное социально-экономическое явление, отражающее диспропорции воспроизводства в различных сферах национального хозяйства. Изменения цен оказывают большое влияние на ожидания и поведение всех экономических субъектов, а принятие решений субъектами задает вектор развития экономики. Показатели инфляции служат важными индикаторами динамики не только рынков реальных благ и денег, но и состояния всей социально-экономической системы.
В целом инфляция расценивается как негативное явление, а по ее уровню принято судить о степени устойчивости и сбалансированности экономики страны и ее денежной системы. При этом умеренную инфляцию (до 20%) обычно не считают серьезной проблемой, а иногда полагают даже благом на том основании, что она свидетельствует о структурных сдвигах в экономике, позволяет корректировать цены применительно к изменяющимся условиям воспроизводства, поддерживая равновесие и перераспределяя доходы и богатство. Субъектом проведения проинфляционной политики, как правило, выступает государство, собирающее таким образом «инфляционный налог». Заметим, что каких-либо общепринятых критериев, устанавливающих «критическую черту» допустимой инфляции в экономике, нет. Однако галопирующая инфляция сигнализирует уже о существенном нарушении пропорций в экономике, чреватом тяжелыми последствиями, а гиперинфляция свидетельствует о коллапсе экономики, крахе существующей модели развития. За всю историю было отмечено около 20 таких случаев, в частности в России в 1992 г. (около 2 620% годовых).
Недавний абсолютный мировой рекорд по потребительской инфляции был установлен в Зимбабве, где только в первой половине 2009 г. цены (по официальным данным) выросли примерно на 231 млн % в год (!). В итоге страна отказалась от национальной валюты (зимбабвийского доллара), а все расчеты стали проводиться в долларах США. Этот опыт показывает, что существует предел доверия к валюте, после которого она просто перестает выполнять основные функции и прекращает свое существование. В текущем году гиперинфляцию и ее последствия намерена продемонстрировать Венесуэла, по оценке Международного валютного фонда (МВФ), — до 720%.
Существует достаточно много концепций, объясняющих природу и причины возникновения инфляции. Все они делятся на экономические и политические теории. Политические связывают причины инфляции с неэкономическими факторами, такими как войны, стихийные бедствия, предвыборные циклы и т. д. Экономические теории подразделяются на денежные и неденежные (немонетарные) [3].
Рассматривать различные теории не входит в задачу данной статьи. Отметим только выдвинутую в последние годы в отечественной экономической литературе концепцию многофакторной инфляции, претендующую на системный подход [3- 4]. О признании данной концепции (и, следовательно, отступлении от идей монетаризма) свидетельствует тот факт, что сегодня многими авторами и официальными институтами учитывается зависимость инфляции не только от денежных, но и от немонетарных факторов.
Многочисленные отрицательные последствия высокой инфляции, уже четверть века сказывающиеся на социально-экономическом развитии России, вынуждают ставить борьбу с ней в приоритетные макроэкономические цели и уделять внимание регулированию ее факторов.
Далее мы попытаемся проанализировать текущую ситуацию и, по воз-можности, сделать некоторые заключения.
В литературе встречается достаточно много различных сценариев раз-вития экономической конъюнктуры и прогнозов уровня инфляции в России в 2016 г., причем как оптимистичных, так и пессимистичных. Так, согласно прогнозам Банка России, уровень инфляции снизится до 8%. Такого же мнения придерживается и Росстат. По расчетам Министерства экономического развития, инфляция составит 7−8% [3]. Эксперты МВФ
не столь оптими-стичны и прогнозируют, что темпы инфляции достигнут 10%. Следует отме-тить, что объявленные цифры по мере изменения ситуации пересматривают-ся.
Согласно официальным сообщениям Федеральной службы государ-ственной статистики (Росстата) инфляция в России в начале 2016 г. продол-жала замедляться. Ее значение в годовом исчислении в январе опустилось до уровня 9,8%, за январь прирост общего уровня цен составил 1,0% (в янва-ре 2015 г. — 3,9%). При этом стоимость условного (минимального) набора продуктов питания в расчете на месяц в среднем по России в конце января 2016 г. составила 3 627,1 р. и по сравнению с предыдущим месяцем выросла на 1,4%. Цены производителей промышленных товаров в декабре 2015 г. увеличились по сравнению с предыдущим годом на 10,7%.
Далее проанализируем наиболее значимые факторы и процессы, определяющие темпы инфляции в России в ближайшем будущем, но не с целью выявления их причин, а в разрезе направления влияния: являются ли они ускоряющими или замедляющими инфляцию факторами (рис. 3). Такое деление в некоторой степени условно, а анализ применим лишь к определенному периоду времени, поскольку данные факторы при известных обстоятельствах могут меняться местами.
Рассмотрим сначала ускоряющие инфляцию факторы:
1. Девальвация рубля. Начиная с осени 2014 г. российская валюта стремительно
девальвировала по отношению ко всем резервным валютам. Так, к февралю 2016 г. по отношению к доллару США рубль с уровня около 35 р. снизился до 78 р., т. е. более чем в два раза (рис. 4).
Этому способствовало сразу несколько обстоятельств. Во-первых, замедление развития и рецессия в экономике России (по итогам 2015 г. реальный ВВП по официальным данным снизился на 3,7%), в то время как среднемировое развитие, хотя и замедленными темпами, но продолжалось. Во-вторых, стремительное падение цен на нефть и другие ресурсы, являющиеся основой экспорта РФ. В-третьих, действия Банка России при переходе к стратегии таргетирования инфляции осенью 2014 г. В-четвертых, программа повышения ставок Федеральной резервной системы (ФРС) США, приведшая к укреплению за полгода доллара США примерно на 20% по отношению к корзине из шести ведущих валют. Одним из результатов девальвации стало резкое подорожание импортных товаров, что явилось сильным фактором ускорения роста цен в 2015 г. По имеющимся оценкам, ослабление национальной валюты на 10% приводит к повышению уровня цен на 1%. Следовательно, вклад девальвации рубля в рост цен составил не менее 50%. Вместе с тем многие аналитики предполагают в ближайшей перспективе ослабление влияния динамики обменного курса рубля на уровень цен, связывая это с ситуацией в мировой экономике.
Факторы инфляции


Ускоряющие Замедляющие

Девальвация рубля Падение цен на сырьевые товары

Институциональная среда Санкции и «антисанкции»

Рост тарифов естественных монополий Отток капитала

Состояние государственного бюджета Денежно-кредитная политика Банка России

Ценовые (инфляционные) ожидания Падение доходов населения

Монетарная политика эмитентов резервных валют Эффект высокой базы
Рис. 3. Наиболее значимые факторы инфляции в России в 2016 г.


. Л V, А /
/ J
v
/ w
J … …
ВЯнЕ
10. 02. 2013 11. 10. 2013 11. 06. 2014 10. 02. 2015 11. 10. 2015
77 70 63 56 49 42 35 28
Рис. 4. Обменный курс рубля по отношению к доллару США в 2013—2015 гг.
Источник: URL: http: //quote. rbc. ru/exchanges/demo/selt. 0/USD000UTSTOM/intraday?show=intra3
2. Институциональная среда. Влияние данного фактора сводится к недостаточному развитию конкуренции и предпринимательской активности. Большое влияние на уровень цен оказывает монопольное ценообразование и политика ценовых сговоров. Косвенным свидетельством существования практики последних в России является повышение внутренних цен на целый ряд товаров при их снижении на мировых рынках. Активизация Федеральной антимонопольной службы и предание гласности ряда таких сговоров на олигопольных рынках (сотовой связи, медикаментов, топлива и др.) кардинально ситуацию не изменило. Серьезными проблемами остаются низкое качество и эффективность управления, огромные непроизводительные издержки, большое количество посредников и коррупция. Без активных действий государства в этом направлении институциональные факторы еще долго будут служить постоянным и значимым источником структурных перекосов и инфляции в стране.
3. Рост тарифов естественных монополий. Данный фактор тесно связан с предыдущим и считается одним из основных немонетарных факторов инфляции в России. На протяжении многих лет традицией стало увеличение с нового года цен на товары и услуги естественных монополий, а также повышение коммунальных платежей и тарифов железнодорожного транспорта, поскольку они заложены в себестоимость производства практически всех благ, то, несомненно, это вызывает инфляцию издержек.
В целях сглаживания сезонного влияния данного фактора Правительство Р Ф еще в 2012 г. приняло решение о более плавном повышении тарифов в течение года. Внедрены и новые подходы к регулированию тарифов и цен на либерализованных сегментах рынков,
а также на услуги жилищно-коммунального хозяйства. Например, было предусмотрено разбить процесс повышения регулируемых цен и тарифов на два этапа. Однако под давлением госмонополий Правительство Р Ф понемногу сдает консервативные позиции. Так, в начале 2015 г. Министерство экономики РФ предлагало индексировать тарифы, исходя из уровня прогнозной инфляции — 7,5% в 2016 г., но на совещании в Правительстве Р Ф 30 апреля эту цифру взяли уже как нижнюю границу коридора, верхняя граница которого была поднята на уровень 9−11%. Появление подобной вилки — это уступка монополиям, требовавших еще более резкого роста тарифов (до 16% в 2016 г.) [3].
Впрочем, влияние данного фактора не следует переоценивать. Так, валовая выручка всех предприятий по производству и распределению электроэнергии, газа и воды даже при монопольно завышенных ценах не превышает 3% ВВП. Соответственно, двукратный рост тарифов способен увеличить потребительскую инфляцию не более чем на 2%. По этой причине, на наш взгляд, при сохранении административного давления на цены и тарифы ожидать значительного вклада данного фактора в рост цен 2016 г. не следует.
4. Состояние госбюджета. Одна из особенностей инфляции в России заключается в том, что она развивается в условиях как профицита, так и дефицита государственного бюджета, что свидетельствует о слабой связи инфляционных процессов с бюджетно-налоговой политикой. Бюджетный профицит, характерный для предкризисных лет, в 2009 г. сменился значительным дефицитом в связи с экономическим спадом, сокращением экспортной выручки, увеличением антикризисных и социальных расходов
и дотаций регионам. В период коррекции в 2011—2012 гг. бюджет был сведен с профицитом, но с 2013 г. вновь стал дефицитным2.
14 декабря 2015 г. Президент Р Ф подписал закон «О федеральном бюджете на 2016 г. «, в котором прописаны следующие основные характеристики: прогнозируемый уровень инфляции не более 6,4%- среднегодовая цена нефти марки Urals 50 дол. США за баррель- дефицит бюджета 3%3. Однако уже в январе цена на нефть упала значительно ниже и стала очевидной его нереалистичность. Правительство Р Ф не планирует корректировать бюджет до апреля 2016 г., но Министерство экономического развития РФ разрабатывает уточненные сценарии развития российской экономики. Новый базовый сценарий проекта макроэкономического прогноза, на основе которого Правительство Р Ф планирует внести изменения в указанный закон4 и принимать антикризисный план, рассчитан исходя из цен Urals в 40 дол. за баррель. Он предполагает продолжение рецессии в экономике (-0,8% ВВП) — инфляцию в диапазоне 8,0−8,5%- дефицит федерального бюджета в 5,1% ВВП (3,9 трлн р.) — падение инвестиций на 6%- снижение реальных располагаемых доходов на 3,9%- некоторое укрепление курса рубля- сохранение порядка 1,5 трлн р. в Резервном фонде с распечатыванием Фонда национального благосостояния (ФНБ). В 2017 г. сохранение низких цен на нефть вызовет уже неизбежный рост налогов. Для цены нефти в 25 дол. за баррель, при которой Министерство экономики РФ рассчитало консервативный сценарий, сбалансированной бюджетной стратегии пока нет, но бюджетный дефицит оценивается приблизительно в 6,0−7,0% ВВП, а инфляция — в диапазоне 8,8−9,2% [3]. Одновременно ведется разработка «антикризисных планов» на сумму около 1 трлн р. В такой ситуации вынужденно проциклические меры по дальнейшему сокращению госрасходов и доходов зависимых от бюджета слоев населения дополнительно усилят спад ВВП, а также инфляционное давление на экономику.
Финансирование бюджетного дефицита в условиях санкций представляет серьезную проблему. Поскольку внешние заимствования практически исключены, предполагается взять из Резервного фонда
2 Бюджетные показатели. URL: http: //icss. ac. ru/ macro/index_year. php? id=10.
3 О федеральном бюджете на 2016 год: федер. закон РФ от 14 дек. 2015 г. № 359-ФЗ // СПС «Кон-сультантПлюс».
4 Там же.
2,1 трлн р. (останется около 1,6 трлн р.), еще 0,9 трлн р. должна принести «большая» приватизация. Оставшуюся сумму планируется получить за счет роста государственного долга, преимущественно за счет размещения внутренних облигаций федерального займа. Рассматривается также дальнейшее сокращение расходов бюджета и увеличение налогов. В целом указанные меры не приведут к существенному ускорению инфляции, при условии, что в целях финансирования бюджета не будет проводиться целенаправленная девальвация рубля (по некоторым оценкам, при цене на нефть на уровне 30 дол. за баррель повышение курса доллара на 1 р. прибавляет к доходам бюджета 35−40 млрд р.).
Но трудности, весьма вероятно, не ограничатся одним годом. При сходных параметрах обменного курса рубля и при 40 дол. за баррель в 2017 г. Министерству финансов РФ придется покрывать дефицит примерно на те же 3,0−3,5 трлн р. — и это при наличии в Резервном фонде всего 1,6 трлн р., в то время как приватизация на 2 трлн р. или размещение госдолга на 3,0−3,5 трлн р. представляются проблематичными, а при стоимости нефти в 25 дол. за баррель дефицит бюджета в 6,0−7,0% ВВП в течение двух лет не покрывается не только Резервным фондом, но и ФНБ. В этом случае остается только финансирование эмиссионным путем, что неизбежно вызовет ускорение инфляции. С позиции экономической безопасности страны накопление золотовалютных резервов, безусловно, сыграло положительную роль в период острой фазы кризиса, позволив осуществить масштабные антикризисные меры и не допустить критического ухудшения социально-экономической обстановки в стране. Однако использование Резервного фонда и ФНБ в качестве источника покрытия бюджетного дефицита будет фактором усиления инфляции по мере его монетизации.
Отметим, что текущая долговая политика государства на инфляцию существенного влияния не оказывает. Ожидается, что в 2016 г. объем государственного долга РФ достигнет 15,6% от ВВП (около 599 млрд дол. на начало 2016 г. при 728 млрд дол. на начало 2014 г.). На фоне многих развитых стран, где госдолг превышает 100% ВВП и становится одной из основных причин дефляции, в России проблемы он не представляет, особенно если учитывать довольно значительные международные резервы (371 млрд дол. на начало февраля 2016 г.). Большая часть общего долга — это долги частных компаний и банков,
п ч
п *
о
о
о
а ^
о
4
я ф
X X
о
5& lt-
э *
о
X
о 3
5
?
ф
о *
о
5& lt-
а
а
д
ф 3
м
о 2
Z
10
О 2
м —
2 4
причем более половины частных российских долгов приходится на госкомпании, пребывающими ныне под западными санкциями, но дефолт которых допустить нельзя. В последние годы внешний госдолг продолжал снижаться (на 1 октября 2015 г. составлял около 32 млрд дол.), в то время как внутренний государственный долг рос ускоренным темпом (7,4 трлн р. на конец 2015 г.). В федеральном законе «О федеральном бюджете на 2016 г.» заложено его увеличение до 7,9 трлн р. Согласно планам Министерства финансов РФ в 2016 г. на внутреннем рынке планируют привлечь 1,24 трлн р. Внешние заимствования планируется сделать в объеме до 3 млрд дол. 5
В условиях спада проявились слабые стороны бюджетной системы и инфляционная составляющая фискальной политики в России. Приоритетность экономического роста за счет валютных поступлений закрепила экспортно-сырьевую модель развития экономики, затрудняет ее диверсификацию и модернизацию. Бюджетная политика была ориентирована (в соответствии с монетаристскими рецептами) на подавление инфляции за счет сжатия денежной массы и стерилизации нефтегазовых доходов в государственные фонды (Резервный фонд и ФНБ). Такое ее направление ограничивалось лишь воздействием на монетарные факторы инфляции, но не принимало во внимание или недооценивало немонетарные. Инфляционная направленность фискальной политики в значительной степени обусловлена неэффективностью бюджетных расходов.
С углублением рецессии налоговые поступления в консолидированный государственный бюджет резко снизились. Несмотря на то, что еще в 2012 г. в бюджетном послании6 Президент Р Ф предложил не увеличивать налоговую нагрузку на несырьевые секторы экономики вплоть до 2018 г., в условиях падения доходов Правительство Р Ф начинает корректировать налоговую систему, вводя различные поборы и увеличивая акцизы. Впрочем, инфляционного давления эти меры не вызывают, поскольку уменьшают располагаемые доходы и сжимают совокупный спрос.
5. Ценовые (инфляционные) ожидания. В России, особенно в среде предпринимателей, традиционно превалируют статические
5 Минфин России: государственный долг. URL: http: //www. minfin. ru/ru/perfomance/public_debt/.
6 О бюджетной политике в 2013—2015 годах: бюджетное послание Президента Р Ф В. В. Путина от 28 июня 2012 г. // СПС «КонсультантПлюс».
(экстраполяционные) ожидания по типу «как повышали цены, так и будем повышать». Такие настроения подогрела резкая девальвация рубля в конце 2014 г., когда в попытке сохранить свои накопления население ажиотажно скупало товары длительного пользования. Однако затем в условиях падения реальной заработной платы и слабого спроса на многих рынках такое поведение стало нерациональным, поскольку рост цен ведет к снижению объемов продаж (особенно товаров с неэластичным по цене спросом) и, далее, выручки и прибыли — действие законов спроса и предложения никто не отменял, даже в России, поэтому стратегия выживания субъектов экономики диктует трансформацию их ожиданий в адаптивные. Тем более, что ситуация повторилась в январе 2016 г., хотя и в более мягкой форме. В целом в начале года инфляционные ожидания в секторе домохозяйств и среди предпринимателей, провоцируемые ослаблением рубля, остаются достаточно высокими, что подогревает инфляцию.
Банк России пытается управлять инфляционными ожиданиями, делая регулярные вербальные интервенции, а также публикуя квартальные доклады о денежно-кредитной политике (до 2013 г. — квартальные обзоры инфляции), в которых содержатся прогнозы инфляции, но для эффективного применения этого инструмента необходимо высокое доверие к центральному банку, которого по известным причинам недостает.
6. Монетарная политика эмитентов резервных валют. Начиная с 2011 г. центральные банки всех без исключения стран-эмитентов мировых резервных валют осуществляют программы, по сути, масштабной эмиссии необеспеченных денег. В США с ноября 2008 г. ФРС провела три раунда «количественного смягчения» (quantitative easing — QE), в результате которых в финансовую систему США (и далее всего мира) было влито до 4,5 трлн дол. Целью было преодоление замедления темпов роста американской экономики и борьба с высоким уровнем безработицы. Подобные действия проводили Европейский центральный банк (активно с 2014 г.), центральные банки Японии, Швейцарии и Великобритании в рамках борьбы с долговым кризисом, укреплением валют и дефляцией. Одним из крупнейших эмитентов в мире стал и Народный банк Китая, стремящийся сохранить высокие темпы экономического роста. Одновременно с этим ведущие центробанки проводили экспансионистскую монетарную
политику, доведя учетные ставки до нуля. Избыточная дешевая ликвидность шла не только на фондовый рынок и формирование «пузырей» на различных рынках, но и на рынки развивающихся стран, в основном в виде спекулятивных портфельных инвестиций и кредитов.
Один из эффектов такой политики, приводящей к снижению обменного курса резервных валют и укреплению валют развивающихся стран (экспортеров сырья), получил название «валютных войн». Последствия проводимой политики для России оказались в большей степени отрицательными и заключались в углублении нефтяной зависимости и затруднении перехода к новой модели роста- укреплении реального курса рубля к доллару, что приводило к существенному снижению темпов роста физических объемов несырьевого экспорта и росту импорта- оттоку капитала и иностранных инвестиций в связи с улучшением состояния мировых финансов7. Однако в 2015 г. ФРС начала сворачивать программу количественного смягчения и в конце года перешла к политике повышения процентных ставок, что в краткосрочном периоде на экономике России сказалось крайне негативно — укрепление доллара США примерно на 20% за вторую половину 2015 г. внесло заметный вклад в девальвацию рубля и усилению инфляционного давления на экономику. Однако уже в ближайшее время политика ФРС перейдет в группу факторов, замедляющих повышение общего уровня цен, поскольку вызывает падение цен на практически все сырьевые товары и отток капитала с развивающихся рынков.
Далее проанализируем факторы, замедляющие инфляцию:
1. Низкие цены на сырьевые товары. В предкризисные годы экспорт сырья (нефти, газа, металлов и т. д.) обеспечивал мощный поток экспортной выручки, большая часть которой обменивалась экспортерами на свежеэмитированные рубли в Банке России и, так или иначе, просачивалась на внутренний рынок. Это приводило к опережающему (по отношению к товарам и услугам) росту денежной массы и оказывало сильное инфляционное давление на экономику.
С началом острой фазы финансового кризиса цены на большинство сырьевых товаров резко упали. Так, цены на нефть с пиковых значений середины 2008 г. к началу
7 Россия после QE: перестройка и шоковая терапия // Финмаркет. URL: http: //www. finmarket. ru/
main/txt. asp? id=3 491 460.
апреля 2009 г. снизились в 3 раза. Затем этот понижательный тренд был сломан масштабными вливаниями ликвидности в банковскую систему развитых стран и цены на практически все сырьевые товары значительно выросли, а к началу 2012 г. достигли предкризисных значений. Это вновь существенно повысило суммы экспортной выручки, притекающей в страну, и, как следствие, привело к росту рублевой денежной массы и уровня цен.
Однако по мере развертывания долгового кризиса в европейских странах и на фоне начавшейся там рецессии, замедления темпов роста в Китае, США и всей мировой экономике в 2015—2016 гг. спрос на товары, торгуемые на биржах, включая продукцию сельского хозяйства, начал снижаться. Это вызвало новое падение цен на них. В результате в начале 2016 г. цены на нефть и газ упали до давно не отмечавшихся значений, промышленные металлы стабилизировались на крайне низких уровнях, продукты сельского хозяйства также торгуются около многолетних минимумов, причем признаков улучшения на рынках этих товаров не просматривается. Некоторую коррекцию демонстрируют только драгоценные металлы на фоне возросших рисков (в качестве защитных активов). Интересно то обстоятельство, что низкий спрос на сырьевые товары не привлекает на данные рынки большие суммы спекулятивных денег. Заметим, что определенный вклад также внесло снижение интереса к теме биотоплива. В целом данная тенденция стала одним из мощных дефляционных факторов в мировой экономике.
Крайне негативное влияние на экономику России оказало падение цены на нефть (рис. 5). Основной маркой российской нефти является Urals, которая торгуется с дисконтом до 2 дол. к эталонной на мировом рынке марке Brent. В феврале 2016 г. российская нефть торговалась на уровнях около 30 дол. за баррель.
Хотя объемы экспорта нефти в физическом выражении пока не сокращаются, но падение цен на сырье и длительная перспектива их сохранения на низких уровнях явится основным (вклад — не менее 50%) фактором замедления инфляции в России.
2. Санкции и «антисанкции». Введенные рядом стран в середине 2014 г. санкции против России и последовавшие ответные меры, закрытие зарубежных кредитных линий, усиление геополитической напряженности и общая тенденция на замедление между-
п *
о
о
о
а
и ^
о
4
я ф
X X
о
5& lt-
э *
о
X
о 3
5
?
ф
о *
о
5& lt-
а
а
д
ф 3
ю о
2
Z
10
О
2
2 —
N 4
народной торговли оказали существенное воздействие на чистый экспорт России. По данным Федеральной таможенной службы, за 2015 г. внешнеторговый оборот составил 530,4 млрд дол., что меньше аналогичного показателя за 2014 г. на 33,2%. Объем экспорта при этом оценивается 345,9 млрд дол. (-31,1%), объем импорта — 184,5 млрд дол. (-36,7%), сальдо торгового баланса составило 161,4 млрд дол. (-48,9 млрд дол., или -23,3%) [3]. Таким образом, внешняя торговля страны за один год сократилась на треть, причем в почти равной степени как со странами дальнего зарубежья, так и со странами СНГ. Заметим, что при этом профицит сохраняется, что способствует накоплению международных резервов и в некоторой степени препятствует оттоку капиталов. Данная тенденция сохраняется и в начале 2016 г. Указанные процессы ведут к притоку валюты, а значит, оказывают некоторое инфляционное давление на экономику страны. Однако двукратное подорожание импортных товаров, напротив, инфляцию замедляет. В целом же влияние данного фактора ограничивается, по нашим оценкам, повышением общего уровня цен примерно на 1,0−2,0%.
3. Отток капитала. В докризисные годы приток спекулятивных, «горячих» иностранных денег, в первую очередь в виде портфельных инвестиций и кредитов в банковский сектор и ряд крупных компаний, служил весомым фактором стимулирования инфляции (поскольку под них эмитирова-лись рубли). С началом глобального финансового кризиса этот приток резко затормозился, а осенью 2008 г. и вообще развернулся. Усиление этого процесса происходило в ответ на обострение ситуации на мировых финансовых рынках.
146,01 134,23 122,42 110,61 98,80 86,99 75,18 63,37 51,56 39,75
В результате за 2015 г. чистый отток капитала из России, по оценке Министерства экономического развития РФ, составил 57 млрд дол., а по данным Банка России — 56,7 млрд. дол., что оказалось значительно ниже прогнозов на этот год и практически в три раза меньше по сравнению с 2014 г. Отток капитала из страны в текущем году должен составить по расчетам Министерства финансов РФ около 60 млрд дол., Министерства экономического развития РФ — 72 млрд дол., по официальному прогнозу Банка России — 70 млрд дол. 8
Причиной оттока капиталов является не столько «отмывание денег», сколько кредитование ведущими российскими банками российских же компаний, зарегистрированных за пределами страны (а это большинство крупных, в том числе «государственных» компаний), из-за резкого ухудшения условий финансирования на внешнем рынке (санкций), а также выплата ранее взятых кредитов. Это ведет к сокращению международных резервов страны, но одновременно и к сокращению государственного и частного дол-га России. Продавая необходимую для этого валюту, Банк России получает и затем стерилизует рубли, уменьшая денежную массу. В итоге данный процесс останется в 2016 г. заметным фактором снижения монетарной инфляции.
4. Денежно-кредитная политика Банка России. Основной функцией Банка России, в соответствии с конституцией страны, является защита и обеспечение устойчивости рубля. Для этого необходимо поддержание ценовой стабильности, сохранение покупательной способности рубля, что равносильно устойчиво низкой инфляции.
8 Отток капитала в 2015 году составил 56,9 млрд дол. URL: http: //www. eg-online. ru/news/301 941/.
27,94 05
А
Д н л
i л juAAM Л AJSL_
J- / V
?W t Т/: r
IT? г
(ГЧ /Г L/v
У/


07 10. 07 04. 08 09. 08 03. 09 09. 09 02. 10 08. 10 01. 11 07. 11 12. 11 06. 12 11. 12 04. 13 09. 13 03. 14 08. 14 03. 15 07. 15 10. 15 Рис. 5. Динамика цен на нефть марки Brent, дол. /баррель
Источник: Нефть России: динамика цен на нефть. URL: http: //www. oilru. com/dynamic. phtml
Банк России при разработке Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 г. был намерен снизить инфляцию до 4% в 2017 г. (согласно базовому сценарию), следуя стратегии таргетирования инфляции. Последняя характеризуется следующими принципами: основной целью выступает ценовая стабильность- целевой уровень инфляции четко обозначен и объявлен- в условиях режима плавающего валютного курса основное воздействие денежно-кредитной политики на экономику осуществляется через процентные ставки- решения по денежно-кредитной политике принимаются на основе анализа широкого круга макроэкономических показателей и их прогнозам- при этом Банк России стремится создавать четкие ориентиры для населения и бизнеса, в том числе путем информационной открытости9. Заметим, что проводимая Банком России стратегия таргетирования инфляции является предметом острой полемики в экономической литературе [3−5].
Основным объектом регулирования со стороны Банка России является денежная масса. В докризисные годы ежегодный прирост денежной массы составлял в среднем 40%. Не анализируя подробно применение различных инструментов денежно-кредитной политики, отметим лишь, что в отличие от послекризисного всплеска, в 2015 г. темп роста денежного предложения в национальном определении (агрегата М2, включающего наиболее ликвидные активы) оставался низким, составив 11,4% (в 2014 г. — 2,2%) (рис. 6). 81,0 70,5 60,0 49,5 39,0 28,5 18,0 7,5 -3,0 -13,5 -24,0
Рис. 6. Темпы роста денежной массы в России с 1 февраля 2005 по 1 января 2016 гг., %
Источник: URL: http: //quote. rbc. ru/macro/ indicator/1/181. shtml







01. 02. 2005 1/ 01. 01. 2016

9 Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и период 2017 и 2018 годов // Центральный Банк Российской Федерации: офиц. сайт. URL: http: //www. cbr. ru/ publ/?PrtId=ondkp.
При этом денежная база за 2015 г. выросла только на 2,1%, а объем наличных денег в обращении — на 0,9%10. Причинами снижения темпов роста денежной массы является проведение достаточно жесткой денежно-кредитной политики, воздействие экономического спада на каналы эмиссии денег и ее структуру. Остается относительно низким коэффициент монетизации экономики России (отношение объема денежного агрегата М2 к объему номинального ВВП около 45%), что в 2−3 раза ниже, чем в развитых странах. Соответственно, ниже и скорость оборота денег. Относительно низко и значение денежного мультипликатора (отношение денежного агрегата М2 к денежной базе — 4,4 в 2015 г.). На этом фоне Министерство финансов РФ не исключает введения законодательных ограничений на наличные денежные расчеты в стране (под предлогом борьбы с теневой экономикой и с целью расширения налоговой базы). Доля наличных денег в России составляет 20% от общей денежной массы, тогда как в развивающихся странах этот показатель — 15%, а в развитых государствах не превышает 10% и продолжает снижаться. Вместе с остающейся высокой ключевой ставкой (11% годовых), сложной ситуацией в банковском секторе (отзыв лицензий и санация коммерческих банков, закрытый доступ к зарубежному фондированию, резкое замедление кредитования, рост просроченной задолженности) данные монетарные факторы оказывают существенное сдерживающее влияние на рост цен.
5. Падение доходов населения. В докризисные годы на рынке труда обозначился дефицит многих, особенно рабочих, профессий, поэтому заработная плата росла значительно быстрее, чем производительность труда. В 2009 г. началась структурная коррекция, особенно заметная в ряде «перегретых» ранее секторах экономики: сырьевом, строительном, финансовом. Многие компании уже тогда провели оптимизацию издержек, выразившуюся в сокращении персонала, а также замораживании зарплат и премий работникам и даже бонусов топ-менеджменту. Последующее восстановление экономики несколько ослабило давление на рынок труда. Как результат, общая численность безработных и уровень безработицы в России постепенно снижались, в то время как реальная начисленная заработная плата увеличивалась, способствуя росту оборота
10 Макроэкономическая статистика России. URL: http: //quote. rbc. ru/macro/?country_id=1#group81.
п *
о
о
о
а ^
о
4
я ф
X X
о
5& lt-
э
*
о X
о 3
5
?
ф
о *
о
5& lt-
а
а д
ф 3
м
о 2
Z
10
О 2
м —
2 4
розничной торговли. При этом реальные располагаемые денежные доходы практически не росли.
Однако за последние два года произошли драматические изменения. Несмотря на то, что уровень безработицы в 2015 г. значительного роста не показал (5,8% на конец
2015 г.), доходы населения в реальном выражении сократились на 4%, причем спад заработной платы составил 10%. Вследствие этого потребление товаров и услуг сократилось на 9,1%, изменилась структура доходов и расходов населения, выросла его зависимость от бюджета. Это дало основание министру экономического развития А. Улю-каеву заявить, что население сменило потребительскую модель на сберегательную [3].
В итоге 10%-ный спад частного потребления внес максимальный вклад в падение ВВП в 2015 г. — 5,4 процентного пункта из 3,7%, что является абсолютным минимумом с 1995 г. При этом покупательная способность доходов россиян, если считать ее в ценах на основные продовольственные товары, снизилась на 23 из 24 основных товаров на 2,0−25,0%. Отметим еще, что из-за падения доходов продолжается снижение цен (в рублях) на рынке недвижимости, делая недвижимость менее привлекательной в качестве объектов инвестирования, подавляя активность в строительной отрасли (которая обладает большим мультипликационным эффектом для всей экономики) и вызывая замедление роста цен в смежных отраслях.
Поскольку указанные процессы в начале
2016 г. продолжаются, данный фактор оказывает мощное давление вниз на уровень потребительских цен. По нашим оценкам, его вклад составляет не менее 25%.
6. Эффект высокой базы. Торможение инфляции в начале 2016 г. объясняется в том числе и высокой базой — если за первый месяц текущего года уровень цен вырос на 1%, то за январь прошлого года он повысился существенно больше (на 3,9%). При этом цены на продовольственные товары выросли на 1,2%, тогда как годом ранее их прирост составил сразу 5,7%.
Впрочем, с середины года этот эффект под влиянием сезонных факторов, а также в связи с перенесением на апрель основной тяжести индексации тарифов естественных монополий начнет работать против дальнейшего снижения темпов роста цен.
Итак, анализ основных факторов инфляции позволяет сделать некоторые заключения. Сохраняются и играют заметную роль факторы, ускоряющие инфляцию в россий-
ской экономике. Вместе с тем ряд факторов замедления инфляции, большинство из которых транслируют на экономику России процессы в мировой экономике, в совокупности сформировали достаточно сильную тенденцию снижения темпов роста общего уровня цен в стране. Взаимодействие этих двух групп факторов приводит к установлению некоторой равнодействующей, к «инфляционному равновесию» в экономике, которая и является предметом оценок и прогнозов. Заметим, что количественную оценку анализируемым факторам дать весьма сложно — часть их является некван-тифицируемой, другая требует использования более качественной статистики и более точных прогнозов. Такая работа требует построения весьма сложной экономико-статистической модели, что не входило в нашу задачу. По мере изменения экономической конъюнктуры (весьма динамичного) и макроэкономических прогнозов оценки по инфляции часто пересматриваются.
Итак, темпы инфляции в 2016 г. будут продолжать замедляться. По итогам года наиболее сбалансированной представляется цифра в 10% годовых — при условии, что никаких экстраординарных событий в мировой геоэкономике и геополитике не случится.
В дальнейшем многое будет зависеть от сценария развития мирового экономического кризиса. При продолжении дефляционного сжатия мировой экономики мощный антиинфляционный тренд сохранится, и, безусловно, продолжит оказывать влияние на ситуацию в России, но даже в этом случае дефляция России не грозит. Возможны различные инфляционные эксцессы, но их характер будет весьма ограниченным по времени и по масштабам и не станет серьезной проблемой для населения и экономики страны. Если же экономический кризис резко обострится и будет сопровождаться дальнейшей дестабилизацией энергетического рынка, торговыми войнами и протекционизмом, валютными войнами и разрушением мировой валютной системы, фрагментацией мировой экономики и политическими потрясениями, то кардинальное решение долговых проблем не исключено через гиперинфляцию резервных валют. При подобном развитии событий темпы инфляции становятся практически непрогнозируемыми. Впрочем, нужно иметь в виду, что в 2016 г. проходят выборы в ряде ключевых стран, где элиты не заинтересованы в серьезных потрясениях, поэтому катастрофический сценарий маловероятен.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОМ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Курганский С. А. Инфляционный тренд в России / С. А. Курганский // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2009. — № 3 (65). — С. 5−10.
2. Курганский С. А. Инфляция в России: факторы и тенденции / С. А. Курганский // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2012. — № 2 (82). — С. 40−55.
3. Протасов А. Ю. Циклические закономерности инфляционных процессов: мировой опыт и отечественная практика / А. Ю. Протасов. — СПб.: Изд-во С. -Петерб. гос. ун-та, 2013. — 152 с.
4. Красавина Л. Н. Актуальные проблемы инфляции и ее регулирования в России: системный подход / Л. Н. Красавина // Деньги и кредит. — 2011. — № 3. — С. 19−28.
5. Благих И. Новый подход к исследованию инфляции / И. Благих // Экономист. — 2015. — № 9. — C. 94−96.
6. Алексеева Ю. Глава Минэкономразвития назвал возможный уровень инфляции в России на конец года / Ю. Алексеева // Коммерсантъ. — 2016. — 14 февр.
7. Монополии одолевают Минэкономики / Н. Скорлыгина, А. Шаповалов, А. Фомичева, Е. Попов // Коммерсантъ. — 2015. — 15 мая.
8. Бутрин Д. Разведанные запасы прочности / Д. Бутрин, Д. Скоробогатько // Коммерсантъ. — 2016. — 8 февр.
9. Кузнецов И. Внешняя торговля России в 2015 г. снизилась на треть / И. Кузнецов // Экономика и жизнь. — 2016. — № 05 (9621).
10. Глазьев С. О таргетировании инфляции / С. Глазьев // Вопросы экономики. — 2015. — № 9. — C. 124−135.
11. Криворучко С. В. Структурные элементы режима таргетирования инфляции / С. В. Криворучко, Е. М. Свирина // Банковское дело. — 2015. — № 4. — C. 15−20.
12. Картаев Ф. С. Таргетирование инфляции и экономический рост / Ф. С. Картаев // Вестник Московского университета. Сер. 6, Экономика. — 2015. — № 3. — C. 26−40.
13. Кувшинова О. Россияне переходят на модель выживания / О. Кувшинова // Ведомости. — 2016. — 10 февр.
REFERENCES
1. Kurganskii S. A. The inflation trend in Russia. Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii = Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, 2009, no. 3 (65), pp. 5−10. (In Russian).
2. Kurganskii S. A. Inflation in Russia: factors and tendencies. Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii = Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, 2012, no. 2 (82), pp. 40−55. (In Russian).
3. Protasov A. Yu. Tsiklicheskie zakonomernosti inflyatsionnykh protsessov: mirovoi opyt i otechestvennaya praktika [Cyclic laws of the inflationary processes: the global and Russian experiences]. Saint Petersburg State University Publ., 2013. 152 p.
4. Krasavina L. N. Burning issues of inflation and its regulation in Russia: system approach. Den'-gi i kredit = Money and Credit, 2011, no. 3, pp. 19−28. (In Russian).
5. Blagikh I. New approach to studying inflation. Ekonomist = Economist, 2015, no. 9, pp. 94−96. (In Russian).
6. Alekseeva Yu. Head of the The Ministry of Economic Development of the Russian Federation announced the possible inflation rate for the end of the year. Kommersant = Kommersant Daily, 2016, February 14. (In Russian).
7. Skorlygina N., Shapovalov A., Fomicheva A., Popov E. Monopolies are taking over The Ministry of Economic Development. Kommersant = Kommersant Daily, 2015, May15. (In Russian).
8. Butrin D., Skorobogat'-ko D. Explored safety margin. Kommersant = Kommersant Daily, 2016, February 8. (In Russian).
9. Kuznetsov I. Russian foreign trade decreased by 30 per cent. Ekonomika i zhizn'- = Economy and Life, 2016, no. 05 (9621). (In Russian).
10. Kuznetsov I. On inflation targeting. Voprosy ekonomiki = Issues of Economy, 2015, no. 9, pp. 124−135. (In Russian).
11. Krivoruchko S. V., Svirina E. M. Building blocks of the inflation targeting regime. Bankovskoe delo = Banking, 2015, no. 4, pp. 15−20. (In Russian).
12. Kartaev F. S. Inflation targeting and economic growth. VestnikMoskovskogo universiteta. Seriya 6, Ekonomika = Moscow University Economics Bulletin, 2015, no. 3, pp. 26−40. (In Russian).
13. Kuvshinova O. The Russians are adapting to the survival model. Vedomosti, 2016, February 10. (In Russian).
Информация об авторе
Курганский Сергей Александрович — доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой банковского дела и ценных бумаг, Байкальский государственный университет, 664 003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: kurgan2612@mail. ru.
Библиографическое описание статьи
Курганский С. А. Факторы инфляции в России в 2016 году / С. А. Курганский // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2016. — Т. 26, № 2. — С. 229−241. — DOI: 10. 17 150/1993−3541. 2016. 26(2). 229−241.
Author
Sergey A. Kurgansky — Doctor habil. (Economics), Professor, Head of the Department of Banking and Securities, Baikal State University, 11 Lenin St., 664 003, Irkutsk, Russian Federation, e-mail: kurgan2612@mail. ru.
Reference to article
Kurgansky S. A. Inflation factors in Russia in 2016. Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii = Bulletin of Irkutsk State Economics Academy, 2016, vol. 26, no. 2, pp. 229−241. DOI: 10. 17 150/1993−3541. 2016. 27(2). 229−241. (In Russian).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой