Организация почвенно-ботанических исследований в Среднем Прииртышье в конце XIX начале XX вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014
КУДЛАНОВ Владислав Васильевич, кандидат исторических наук, доцент (Россия), доцент кафедры гуманитарных, социально-экономических и фундаментальных дисциплин.
Адрес для переписки: lev-15@mail. ru
Статья поступила в редакцию 18. 09. 2013 г. © В. В. Кудланов
УДК 631. 42(571. 1)109)
Д. В. КУЗНЕЦОВ
Омский государственный аграрный университет им. П. А. Столыпина
ОРГАНИЗАЦИЯ ПОЧВЕННОБОТАНИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СРЕДНЕМ ПРИИРТЫШЬЕ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX вв.
В статье рассматривается проблема организации почвенно-ботанических исследований в Среднем Прииртышье в начале XX в. На основе анализа обширного и разностороннего фактического материала автор показывает, что эти исследования проводились достаточно основательно и интенсивно. Однако вплоть до начала столыпинских переселений оставались неполными. Лишь с началом осуществления столыпинского курса аграрнопереселенческой политики была выработана комплексная концептуальная программа, которая обобщила отдельные разрозненные результаты и придала им целенаправленный организованный характер. С этого времени эти исследования были поставлены на серьезную научную основу и внесли значительный вклад в дело организации эффективной работы по сельскохозяйственному освоению данного региона. Ключевые слова: местный отдел Русского географического общества, Министерство земледелия и государственных имуществ, Переселенческое управление, научная программа, схематическая почвенная карта.
В связи с началом проведения самодержавием нового аграрного курса, выразившегося в переходе от запретительной политики к политике поддержки переселений и проведении землеустройства, в Среднем Прииртышье остро стала ощущаться потребность в организации широкой агрономической и культурной помощи населению. В этом плане необходимо было провести предварительное изучение местных природно-климатических и почвенно-ботанических условий и особенностей края. В этих целях состоявший при тобольском губернаторе статистический комитет рассылал в уезды вопросные бланки, в которых крестьянам предлагалось сообщать о наблюдаемых ими периодических явлениях природы происходивших в текущем году [1. Ф. 147. Оп. 1. Д. 16.] Вместе с тем велась работа по изучению агрономического опыта крестьян. Для этого администрация также распространяла вопросные бланки о том, какие технические новшества следует вводить, чтобы улучшить положение населения [2].
Рассматриваемый район по своим качественным почвенно-биологическим характеристикам, с точки зрения степени плодородия почв и их эксплуатации, обладал меньшими возможностями, в сравнении, скажем, с богатыми черноземами южносибирскими землями Алтая. Поэтому местные власти зачастую нарезали и отводили для переселенцев земли, непригодные или малопригодные для земледелия и сельскохозяйственного использования. Так, в докладе поземельной комиссии, посетившей Степной край в 1885 г. с целью выяснения условий его колонизации, сообщалось: «Участки, к сожалению, выбирались без
правильной системы, без достаточного предварительного изучения почвенных и климатических условий. Таким образом, переселенцами были заселены и такие участки, которые по свойству почвы, в большинстве глинисто-солонцеватой, даже и в урожайные годы непригодны для хлебопашества, а во время малоснежной зимы или сухого лета негодны даже для пастьбы скота. В общем, остаётся верным тот факт, что отведённые администрацией для заселения земли значительно хуже тех, которые избраны самими переселенцами» [3].
На подобные факты позднее обращал внимание тобольский агроном Н. Л. Скалозубов в записке, поданной 24 июня 1896 г. Управляющему Комитетом Сибирской железной дороги А. Н. Куломзину. Сообщая об исследованиях почв и растительности, которые были проведены в южной части Тобольской губернии летом 1895 г. приват-доцентом императорского Казанского университета А. Я. Гордягиным и ассистентом зоологии М. Д. Рузским, Скалозубов отметил, что эти исследования, помимо прочего, «дадут материал для решения вопросов о способах возмещения плодородия почвы во многих местах, благодаря хищнической культуре уже истощенной. Они должны охватить темный пока, но крайне важный для сибирского хозяина вопрос о природе солонцов и подготовить материал для постановки опытов улучшения солонцов. Какое значение этот вопрос имеет для сельского хозяйства в Сибири можно видеть из того факта, что в юго-восточном районе губернии до 50% всей площади земли за исключением неудобной, находится под солонцами». Обращая
внимание на наличие неблагоприятных природноклиматических факторов, препятствующих земледелию в этом районе, как-то: периодические засухи, поднятие и высыхание озер, заболачивание сухих мест и высыхание болотистых, исчезание, а иногда, наоборот, появление солонцов и пр., Скалозубов высказал мнение, что если бы эти явления подвергались серьезному изучению, которое «предшествовало заселению страны, или если бы в составе партий межевых чинов, отводящих переселенческие участки, были естественники, то этим предварительным изучением были бы предупреждены, к сожалению, нередкие случаи отвода участков, очень быстро оказывающихся неудобными для земледелия и покидаемых новоселами» [1, Ф. 147. Оп. 1. Д. 12а. Л. 5].
Эти ли соображения Скалозубова или советы других специалистов, были, по-видимому, отчасти учтены правительством. Об этом свидетельствует циркуляр от 12 июня 1901 г. за № 8, в котором Министерство земледелия и государственных имуществ (МЗиГИ) извещало старших чиновников сибирских поземельно-устроительных отрядов и заведующих временными партиями по образованию переселенческих участков об издающемся с недавнего времени почвенной комиссией, состоящей при Вольном Экономическом Обществе периодическом журнале «Почвоведение». Министерство указывало, что поскольку данный журнал «может представить немалый интерес для лиц, деятельность которых близко соприкасается с вопросами поземельно-устроительного характера», им желательно выписывать это издание, для чего необходимо обращаться в вышеупомянутую комиссию [1, Ф. 580. Оп. 1. Д. 1. Л. 140].
В южной части Среднего Прииртышья — Омском уезде общие исследования почв также проводились в 1896 г. профессором А. Я. Гордягиным и производителем работ с агрономической подготовкой Лапиным [4]. Позднее эти работы были дополнены почвенными исследованиями Н. Лебедева (1907 г.) и ботаническими исследованиями М. Сиязова (1904 г.). Эти ученые произвели сбор образцов почв и семян сельскохозяйственных и прочих растений Омского уезда для образованного в 1897 г. местным отделом Русского Географического Общества при поддержке МЗиГИ, других учреждений и частных лиц почвенноботанического отделения при своем музее [5 — 7].
Кроме организации сельскохозяйственного музея Западно-Сибирский отдел Русского географического общества (ЗСОРГО) уделял немало внимания изучению сельскохозяйственной жизни Западной Сибири [8]. За время своего существования отделом издано несколько десятков работ по разным вопросам сельского хозяйства и по вопросам, имеющим к нему то или иное отношение. На общих собраниях Отдела было прочитано по тем же вопросам свыше 60 докладов [9, 10]. Отдел устраивал в музее несколько раз специальные лекции по почвоведению и геоботанике для чинов Переселенческого управления. Позднее Географический Отдел брал на себя по поручению незадолго до того образованной агрономической организации Акмолинской области сборы и составление показательных гербариев, характеризующих типичные сельскохозяйственные районы области [11, Ф. 86. Оп. 1. Д. 175. Л. 18об — 19].
Тем не менее, несмотря на то что общие геобо-танические исследования Среднего Прииртышья проводились довольно интенсивно, они, по-видимому, вплоть до начала столыпинских переселений оставались неполными. Не было выработано стройной и целостной концептуальной программы, которая обоб-
щила бы отдельные разрозненные результаты и придала им целенаправленный организованный характер. Такие исследования, оставаясь бессистемными, не создавали серьезную основу для компетентного, всестороннего знания местных условий.
В 1908 году в системе Переселенческого управления во главе всех почвенных исследований становится профессор Александрийского сельскохозяйственного института К. Д. Глинка. Им совместно с магистрами ботаники Б. А. Федченко и А. Ф. Флеровым была разработана научная программа почвенно-ботанических исследований азиатской России [12, 13]. В ходе этой программы в течение 5 лет предполагалось провести следующее: для каждой губернии и области Сибири должна быть составлена 1) схематическая почвенная карта, где были бы выделены границы своеобразных областей, т. е. отличающихся друг от друга в почвенном отношении- 2) классификация встречающихся в ее пределах почвенных типов и их разновидностей, с подробной характеристикой таковых со стороны внешних признаков и внутренних свойств- 3) коллекция образцов главнейших почвенных типов, причем таковые коллекции, вместе со схематичной почвенной картой и более детальными картами, иллюстрирующими характер почвенного покрова отдельных почвенных областей (зон), должны быть помещены в местных музеях- 4) общая сводка всех данных о почвах в Сибири с иллюстрацией этой сводки картами, фотографиями, анализами и пр [14, 15, с. 16- 17].
Программа была обсуждена на специальном совещании, образованном 13 декабря 1908 года в Петербурге под председательством начальника Переселенческого управления Г. В. Глинки, при участии чинов Переселенческого управления, заведующих почвенными и ботаническими экспедициями, заведующих переселенческим делом на местах и местных переселенческих агрономов, а также в присутствии представителей Государственного Контроля и иркутского генерал-губернатора. По результатам совещания было выработано развернутое заключение, содержащее порядок проведения почвенно-ботанических исследований в осваиваемых районах азиатской России, имеющий вполне определенные принципы, характер и цели [11. Ф. 46. Оп. 1. Д. 1. Л. 39]. Заключение было утверждено 29 января 1909 г. товарищем Главноуправляющего землеустройством и земледелием сенатором Иваницким.
Текст этого заключения был направлен через три месяца Переселенческим управлением заведующему переселенческим делом Тобольской губернии вместе с предложениями от 29 апр. 1909 г., в которых управление предложило обратить самое серьезное внимание на неуклонное исполнение порядка, установленного для ведения почвенно-ботанических исследований новых колонизационных районов, подтвердив вновь всем производителям работ, командированным в текущем году в экспедиции о необходимости строгого и точного соблюдения как инструкций о внутреннем распорядке партий, так и программы самих исследований, разработанной профессором К. Д. Глинкой и магистрами ботаники Федченко и Флеровым и сообщенных при плане работ минувшего 1908 г. Тогда же Переселенческое управление поручило заведующему немедленно донести о времени начала работ экспедиций, а равно об их окончании, с указанием своевременности прибытия на места работ и отъезда оттуда каждого из участников названных экспедиций.
Ими могли состоять лишь те почвоведы, ботаники, помощники и агрономы, список которых утверж-
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014
дался начальником Переселенческого управления, а топографы назначались заведующими переселенческими районами. Все участники экспедиций собирались перед отправлением на исследования в том губернском или областном городе, где находился заведующий. Сроки начала работы экспедиций определялись для рассматриваемых районов заведующими. Окончание работ экспедиций определялось, при отсутствии иных уважительных причин, наступлением осеннего, неудобного для работ, времени.
Копии текстов, в которых содержались эти указания вместе с заключением, были направлены тобольским заведующим землеустройством и переселением заведующему Тюкалинской поземельноустроительной партией для сведения и руководства [11. Ф. 46. Оп. 1. Д. 1. ДА. 38−41].
Очевидно, такое же заключение с соответствующими предписаниями было направлено и переселенческой администрации Омского уезда Акмолинской области, где организованные почвенно-ботанические исследования также велись с 1908 года [4].
Итогом этих исследований должно было стать составление схематической почвенной карты всей азиатской России, причем каждая почвенная зона ее была освещена уже имеющимися детальными исследованиями. Однако для этого необходимо было предоставить возможность руководителям работ действовать более самостоятельно. Между тем, по словам Н. Л. Скалозубова, «почвоведы были лишь пассивными исполнителями воли чинов ведомства, шли со своими исследованиями туда, куда их посылали. Очень нередко и время, и силы, и средства затрачивались непроизводительно на изучение районов, безнадежных для колонизации и неинтересных в естественном отношении. И с другой стороны, исследователи лишены были возможности расширить свои экскурсии на соседние местности, важные для установления закономерностей в распространении почв и флоры» [15, с. 18]. Заведующий агрономической организацией Б. А. Федченко считал, что централизация всех исследований в Переселенческом управлении была важнейшим недостатком этого дела. Из-за этого, а также из-за нехватки средств и научных кадров имели место задержка и неполнота сведений, предоставляемых Переселенческому управлению почвенно-ботаническими экспедициями.
Л. Ф. Скляров, ссылаясь на отчеты некоторых заведующих землеустройством и переселением на местах, указывает на недостатки в организации работы экспедиции, малую ее эффективность и вообще считает, что «царское правительство не справилось с задачей планомерного и комплексного изучения колонизуемых районов, которое бы предшествовало землеотводным работам и водворению переселенцев» [16]. Очевидно, этот его вывод имеет под собой известные основания. Однако насколько он может считаться справедливым, будучи высказанным в столь категоричной форме? Если научный уровень организации и эффективность почвенно-ботанических экспедиций были изначально низкими, то как соотносить это с тем фактом, что уже в 1910 году (т.е. через 3 года после их начала) они дали столь существенные результаты, что возбудили интерес среди западноевропейских ученых, в чем убедился сам К. Д. Глинка, участвуя в заседаниях двух международных почвенных конференций в Будапеште и Стокгольме, где им были сделаны или доклады, или демонстрации сибирских работ [15, с. 17]. Скалозубов считал, что в случае успешного завершения почвенно-ботанических исследований Сибири их ре-
зультаты будут иметь громаднейшее значение для работы агрономических организаций. В Среднем Прииртышье эти исследования были в основном завершены к началу 1914 года [17−19].
Библиографический список
1. Тобольский филиал Государственного архива Тюменской области (ТФГАТюмО).
2. Горьковская, З. П. Влияние переселения на трудовые традиции крестьянства Сибири в эпоху капитализма / З. П. Горьковская // Крестьянство Сибири периода разложения феодализма и развитие капитализма. — Новосибирск, 1980. — С. 124.
3. Остафьев, В. Возможно ли при существующих знаниях и данных о Сибири определить количество свободных, годных и удобных земель: доклад, читанный в Западно-Сибирском отделе Императорского русского географического общества в Омске 14 дек. 1892 г., ИРГО в Петербурге в феврале 1893 г. — СПб., б.г. — С. 28 — 29.
4. Здравосмыслов, Н. М. Почвенный покров Акмолинской области / Н. М. Здравосмыслов // Сельскохозяйственный сборник. — Омск, 1913. — С. 1.
5. Лебедев, Н. К. К вопросу о почвенно-сельскохозяйственных условиях Акмолинской области (по личным наблюдениям в 1906 году). Омский уезд / Н. К. Лебедев// Записки Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества. Вып. XXXIV. — Омск, 1908. — С. 15 — 58.
6. Сиязов, М. Новый список видов Омской флоры / М. Сиязов // Записки Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества. Вып. XXXI. — Омск, 1904. — 129 с.
7. Программа по собиранию почвенно-ботанических образцов в целях учреждения при Музее Западно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества почвенно-ботанического отделения. — Омск, 1903. — 8 с.
8. Карзин, И. Изучение почв и климата заселяемых районов Западной Сибири как одна из главных задач местной агрономии / И. Карзин // Сельскохозяйственный сборник. — Омск, 1913. — С. 35 — 58.
9. Дергачев, А. Ю. Роль научных обществ в изучении колонизации Сибири конца Х1Х — начала XX вв. / А. Ю. Дергачев // Роль науки в освоении восточных районов страны: тез. докл. и сообщ. Всерос. науч. конф. 17 — 19 ноября 1992. — Новосибирск, 1992. — С. 31 — 32.
10. Дергачев, А Ю. Научные сообщества в Сибири в период капитализма (основные черты и особенности) / А. Ю. Дергачев// Проблемы истории Сибири. Общее и особенное. — Новосибирск, 1990. — С. 66.
11. Государственный исторический архив Омской области. (ГИАОО).
12. Журнал совещания, образованного для выработки программы почвенных и ботанических исследований колонизационных пространств Зауралья // Вопросы колонизации. — 1908. — № 3. — С. 252 — 264.
13. Федченко, Б. А. Задачи ботанического исследования в новых колонизационных районах / Б. А. Федченко // Вопросы колонизации. — 1908. — № 3. — С. 248 — 251.
14. Глинка, К. Д. Почвы / К. Д. Глинка // Азиатская Россия. Т. II. Земля и хозяйство. — СПб., 1914. — С. 7 — 24.
15. Скалозубов, Н. Л. О почвенных исследованиях в Сибири/ Н. Л. Скалозубов// Сибирские вопросы — 1911.- № 1.- С. 16−19.
16. Скляров, Л. Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы Столыпинской аграрной реформы / Л. Ф. Скляров. — Л., Изд-во Ленингр. ун-та, 1962. — С. 217 — 218.
17. Берг, Л. С. Устройство поверхности. Западно-Сибирская низменность / Л. С. Берг // Азиатская Россия. Т. II. Земля и хозяйство. — СПб., 1914. — С. 31.
18. Искюль, В. И. Омско-Кокчетавский район Акмолинской области / В. И. Искюль // Предварительный отчет об организации и исполнении работ по исследованию почв Азиатской России в 1913 году. — СПб., 1914. — С. 127 — 140.
19. Почвенно-ботанические экспедиции, организуемые Переселенческим управлением в течение лета 1909 г. // Вопросы колонизации. — 1909. — № 5. — С. 417.
КУЗНЕЦОВ Дмитрий Викторович, кандидат исторических наук, доцент (Россия), доцент кафедры истории и социально-педагогических дисциплин.
Адрес для переписки: kudv86@mail. ru
Статья поступила в редакцию 12. 11. 2013 г.
© Д. В. Кузнецов
УДК 930. 85:17. 023. 36 Е. в. МЕЛЬНИКОВА
Омский государственный институт сервиса
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ТЕАТРАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ (РУБЕЖ ХХ-ХХ1 вв.)
Статья посвящена использованию информационных технологий в театральной деятельности. В работе предлагается периодизация процесса проникновения информационных технологий в театральную деятельность, систематизированы направления применения информационных технологий в театральной деятельности.
Ключевые слова: театральная деятельность, информационные технологии в театральной деятельности, этапы проникновения информационных технологий в театральную деятельность, история русского театра, история русской культуры.
Цель данной статьи — выявить основные этапы в использовании информационных технологий в театральной деятельности на территории России.
В настоящее время информационные технологии охватывают различные сферы социальной деятельности, в том числе и традиционно далекие от техники. Данная тенденция находит своё полное отражение и в театральной сфере. В публикациях же исследователей затрагиваются отдельные аспек-ты нашей темы. В частности, речь идёт о работах Т. В. Астафьевой [1], В. В. Борзенко [2, 3], Е. А. Левшиной [4], И. Овчинникова [5], В. Павлюк [6], И. А. Третьякова [7], Д. Трубочкина [8], В. М. Шеповалова [9], С. Штер-нина [10] и др. В статьях указанных авторов рассматривается, как правило, какое-то одно из направлений применения информационных технологий в театральной деятельности.
Проведённый нами анализ театральной деятельности ведущих российских театров показал, что в применении информационных технологий в театральной сфере можно выделить следующие этапы.
Первый этап, который мы характеризуем как начальный период использования информационных технологий в театральной деятельности, охватывает период времени с начала 1990-х гг. до конца 1990-х гг. В указанный период времени в театральной деятельности начинается использование стандартных программных продуктов (таких как Word, Excel) для автоматизации функций бухгалтерии и управления: планирования деятельности, составления смет, оценки трудозатрат. В это же время, когда стандартные средства не позволяли осуществлять каких-то функций, многие театры собственными средствами создали уникальные программы для планирования гастролей, репертуара театра и т. д. На уровне Министерства культуры Российской Федерации создаётся государственный информационно-вычислительный центр, который начинает собирать и обрабатывать театральную статистику [4].
Кроме того, в обозначенный период времени в театральной деятельности начинается использование электронных адресов. Так, первый театральный электронный адрес появился в 1992 году у театра под руководством О. Табакова. Как отмечают исследователи [5], причиной появления веб-сайта являлась необходимость сокращения расходов на деловое общение с зарубежными коллегами. В 1996 году в России появляется театральный сайт — www. theatre. -ru. В начале это был сайт «Мастерской П. Фоменко», приурочен-ный к премьере спектакля «Месяц в деревне». В дальнейшем на этом сайте появляются страницы других театров, например, МХАТ им. А. П. Чехова, Театра на Таганке и др. И сегодня данный интернет-ресурс по-прежнему остается одним из самых уважаемых интернет-проектов, посвященных русскому театру. В 1995 году театр «Сатирикон» создает свою веб-страницу, содержащую краткую информацию о театре, его изображение и контактную информацию.
Вместе с тем следует особо отметить, что первые сайты театров создавались добровольцами из околотеатральной среды. В силу чего данные сайты имели ряд недостатков: сложные адреса, неполный контент, отсутствие оперативного обновления и т. д. Однако и создание сайтов профессионалами — web-дизайнерами, далекими от театральной среды, приводит к тому, что сайты театров вызывают интерес лишь у ограниченной Интернет-аудитории [7].
Некоторые российские театры начинают внедрять локальные билетно-информационные системы, опять-таки созданные собственными силами. Первыми билетными системами были программы, разработанные новосибирским театром «Глобус» (1993 — 1997) и компанией Бинарт (1995−1996) [11].
С середины 1990-х берет начало применение театральными художниками графических редакторов, таких как AutoCat, Photoshop, 3D studio, 3DS MAX. В это же время компьютерные технологии начали
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой