Факторы профессиональной самореализации мужчин и женщин в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2. Головаха, Е. И. Психологическое время личности / Е. И. Головаха, А. А. Кроник. — Киев: Наукова думка, 1984.
3. Крайг, Г. Психология развития / Г. Крайг. — СПб.: Питер, 2000.
ФАКТОРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ
самореализации мужчин и женщин в
РОССИИ Т. В. Михалкина Академия МНЭПУ, г. Пенза, Россия
Summary. The author tells about the various factors influencing professional self-realization of men and women. Female career is usually complicated by such circumstances, as gender stereotypes, lower payment, discrimination on work, etc.
Keywords: professional self-realization, career, gender
stereotypes.
В последние годы все более усиливается внимание как отечественных, так и зарубежных психологов к вопросам профессиональной самореализации и карьеры мужчин и женщин, а также к вопросам влияния разнообразных факторов на данные процессы.
Это связано с тем, что в современном обществе профессиональная карьера и творческая самореализация становятся все более значимыми в жизни людей, а социальные отношения становятся все более интенсивными и разнообразными.
В последние десятилетия во всем мире происходят большие изменения в полоролевых отношениях, меняются гендерные стереотипы, все большее число женщин принимает участие в управлении в экономической, управленческой и политической сферах.
В России при переходе к рыночной экономике доступ женщин к сфере управления и принятия решений в различ-
ных сферах государственного управления также возрос, однако этот процесс происходит не так интенсивно, как в других экономически развитых странах.
Такая ситуация обусловлена сложившимся общим положением женщин на рынке труда в нашей стране к концу 1980
— началу 1990-х гг., которое можно охарактеризовать следующим образом:
• более низкая по сравнению с мужчинами квалификация-
• более низкая по сравнению с мужчинами оплата труда-
• ограниченный набор профессий-
• специфически отраслевое распределение-
• горизонтальная профессиональная мобильность, т. е. без повышения в должности и квалификации-
• тяжелые и вредные условия труда-
• более высокий уровень безработицы среди женщин (по разным данным — от 61 до 75%) —
• отчуждение женщин от участия в высших политических и управленческих структурах-
• воспроизводство традиционного общественного сознания и массовой психологии, настроенных против профессионально и социально активной роли женщин [7. С. 78].
Немногочисленные исследования, проведенные в нашей стране, все же помогают, хотя и фрагментарно, представить и сравнить положение женщин и мужчин в менеджменте и предпринимательстве в России.
Профессиональный профиль женского предпринимательства в основном традиционен: легкая промышленность, ремесла и промыслы, консультативная и учебная деятельность, народная медицина, косметологические услуги и пр. Однако, по мнению многих экспертов, предпринимательство женщин носит пока элитарный характер.
Социологические исследования показывают, что большинство женщин предпочитает трудиться за гарантирован-
ную заработную плату в государственном секторе, однако, более трети среди них хотели бы перейти из государственного сектора экономики в кооперативы, малые и совместные предприятия, заняться индивидуальной трудовой деятельностью. При этом почти 15% женщин хотели бы создать свое дело, организовать свое предприятие [11. С. 36].
Однако созданию собственного дела, по мнению женщин, им мешают следующие причины:
• отсутствие правовых гарантий и несовершенство системы законодательства-
• нестабильная экономическая обстановка в стране-
• большая уязвимость перед рэкетом, отсутствие безопасности-
• заниженная самооценка.
Таким образом, существует немало факторов, препятствующих более полной профессиональной самореализации женщин.
На основании анализа существующей литературы факторы, препятствующие профессиональной самореализации женщин и мужчин в России, можно разделить на две группы: внутренние факторы и внешние.
К внешним относятся факторы окружающей среды -экономические, социальные, образовательные и политические [6. С. 340].
Так, влияние факторов окружающей социальной среды на профессиональную самореализацию женщин характеризуется тремя особенностями. Во-первых, считается, что женщины не так ценны и не так компетентны, как мужчины («женщины не могут»). Во-вторых, не принято, чтобы женщины делали традиционную «мужскую» карьеру, в традиционных для мужчин профессиональных сферах (т. е. «женщины не должны»). В-третьих, даже если женщины компетентны и действительно развивают свою карьеру в нетрадиционной сфере, они могут не получить соответствующего вознаграж-
дения, более того, могут быть даже «наказаны» (например, отсутствием детей и семьи, разводом, одиночеством).
Эти скрытые и явные барьеры становятся для женщин препятствием к выбору, освоению и развитию карьеры женщин в нетрадиционных профессиональных сферах, к которым относятся менеджмент в экономике и политике на разных уровнях, предпринимательство.
Сложившиеся в нашей стране социальные, экономические и политические условия являются важными факторами, оказывающими влияние и на результаты профессиональной деятельности мужчин.
К таким факторам следует отнести:
¦ сложные социально-экономические условия, сложившиеся в связи с установлением рыночных отношений в стране-
¦ наличие множества стрессовых ситуаций в профессиональной деятельности-
¦ высокая конкуренция среди мужчин в профессиональной и деловой сферах-
¦ высокие требования к деловым и личностным качествам мужчин со стороны общества-
¦ необходимость поддерживать установившиеся стереотипы в отношении мужчин как «сильного пола" —
¦ общественные установки на мужчин как социально успешных субъектов [8. С. 64].
Кроме того, существуют внешние подфакторы, оказывающие значительное влияние на профессиональную самореализацию как мужчин, так и женщин. Это — профессиональная дискриминация, полоролевая социализация и институциональный сексизм.
В большей степени эти факторы влияют на профессиональную самореализацию женщин.
Казалось бы, в России женщины наравне с мужчинами включены в производственный оплачиваемый труд и приобрели нетрадиционные для женщин профессии, но если
проанализировать статистику, то окажется, что они заняты в сфере низкооплачиваемого, полотипизированного труда — в низшем и среднем звене здравоохранения, образования, культуры, легкой промышленности. Даже для элементарного продвижения по службе от женщины требуются, по сравнению с мужчиной, более высокая квалификация и уровень знаний.
Несмотря на то, что дискриминация по признаку пола в сфере занятости запрещена Конституцией и законами Российской Федерации, подобная практика и явно и скрыто существует. Более того, за годы перестройки она усилилась [3. С. 59].
Дискриминация в профессиональной сфере является превалирующим и серьезным стрессором в жизни женщин. Структура профессиональных институтов часто базируется на ценностях соревновательности и агрессивности, на нормах жизни мужчин (отсутствие в их карьере проблем с детьми, больными и престарелыми родственниками) и мифе о мужчине как «добытчике» и основном содержателе семьи, хотя большая часть семей в России возглавляется и материально поддерживается женщинами. Эти ориентированные на мужчин нормы ставят дополнительные проблемы для женщин на рабочих местах.
Профессиональная дискриминация является институциональной формой сексизма. Она проявляется различными способами: это и оценка работы, и дифференциация условий труда, и темпы и условия продвижения, и зарплата, и явления сексуального приставания на работе, и возраст выхода на пенсию, и условия работы по найму.
Сексуальные приставания на работе, как наиболее исследованная форма институционального сексизма, включают в себя «нежелательные сексуальные предложения, требования или клевету, требования сексуальных отношений, сексуально оскорбительные слова, нежелательные для женщины жесты и замечания, прикосновения, письма, звонки, реальное сексуальное нападение и изнасилование. Исследования
сексуальных приставаний на работе отличаются по степени выявления распространенности этих инцидентов: от 40 до 90% инцидентов у работающих женщин» [5. С. 53].
Эти явления поддерживают традиционные культурные предостережения для женщин и сохраняют угрозу для тех женщин, которые отклоняются от данных норм.
Рассмотренные подфакторы — профессиональная дискриминация, полоролевая социализация и институциональный сексизм оказывают определенное влияние и на профессиональную самореализацию мужчин.
Черты и поведение, стереотипно приписываемые исключительно мужчинам, — компетентность, логическое мышление, инициативное поведение — заставляют работодателей и менеджеров по кадрам рассматривать мужчин более подходящими для тех профессий, где требуются лидерство, профессиональные и технические навыки. Стереотипные черты, приписываемые женщинам, например заботливость, нежность, ассоциируются с обслуживанием и заботой, т. е. с кругом низко-статусных и низкооплачиваемых профессий. К. Фоксли констатирует, что «женщины социально настраиваются на подготовку самих себя первоначально быть матерями и женами, и если их работа находится вне дома, то предпочитается выбор карьеры, который является продолжением их домашней роли» [1. С. 230].
Стереотипные представления о соответствующих ролях мужчин и женщин в профессиональной сфере также включают и следующие «положения»:
1) женщины не решают экономических проблем-
2) женщины не работают из-за экономической нужды-
3) женщины чаще меняют место работы, чем мужчины-
4) женщины слишком эмоциональны для некоторого рода работ и ответственности-
5) женщины не могут стать хорошими начальниками-
6) женщины более склонны к монотонной исполнительской работе-
7) мужчины более коммуникабельны и ориентированы на решение проблем-
8) мужчины менее эмоциональны и поэтому более продуктивны и креативны-
9) мужчины более способны, предрасположены к руководству и лидерству [4. С. 79].
Степень веры в данные мифы со стороны работодателя определяет его отношение к женщинам и мужчинам в профессиональном аспекте. Эти представления и мифы формально и неформально включены во множество профессиональных структур занятости, например в полоролевую типизацию профессий.
Полоролевая типизация профессий связана с мнением о существовании «соответствующих» профессий для мужчин и женщин. Половая типизация профессий проявляется в существовании:
¦ полотипизированных ярлыков (половая типичность профессий милиционера, стюардессы, офицера, няни, учительницы) —
¦ неравного распределения мужчин и женщин среди профессий-
¦ неравной экономической компенсации, получаемой мужчинами и женщинами (например, исключение из пенсионного стажа времени по уходу за ребенком) [10. С. 29].
Существует также огромное количество внутренних (психологических) факторов, оказывающих влияние на профессиональную самореализацию женщин и мужчин.
Это: приписывание (атрибуции), мотивация достижений, замещение достижений, страх неудачи, отсутствие самоуважения, низкая самооценка, низкий уровень принятия решения (рискогенность), боязнь успеха.
Приписывание (атрибуции). Мужчины приписывают свой успех личным способностям, в то время как женщины — удаче или усилиям. Женщины чаще относят свой успех к влиянию
внешних источников, а неудачу — внутренних, что вносит свой вклад в формирование низкого самоуважения и избегания некоторых ситуаций, ориентированных на достижения.
Большинство исследований по мотивации достижений было проведено на испытуемых мужчинах. На этом основана теория мотиваций Д. Мак-Клеланда, согласно которой мотивация достижений является приобретенной и зависит от ситуации. Следующим шагом на пути изучения мотивации достижений стала концепция Дж. Аткинсона и Н. Фитера о существовании двух основных мотивов: потребности в успехе и боязни неудачи. Мотивация достижений будет высокой, если боязнь неудачи ниже, чем потребность в успехе. Только в более поздних работах по мотивации достижений стали уделять внимание карьере женщин. Согласно современным представлениям, женщины иначе мотивированы на достижения, чем мужчины- мужчины и женщины мотивированы разными потребностями.
Для женщин потребность в аффилиации (эмоциональном принятии) важнее, чем потребность в достижениях- мотивации достижений у мужчин и женщин реализуются в разных видах деятельности.
Страх неудачи — ожидание невозможности достижения какой-либо цели — важный внутренний фактор, влияющий на профессиональную самореализацию. Если человек (мужчина или женщина) переживают страх неудачи, они более вероятно не смогут достичь цели. Мужчины и женщины могут испытывать страх неудачи одинаково сильно, но мужчины более уверенны и получают больше поддержки, поэтому страх неудачи имеет более негативное влияние на женщин.
Страх неудачи коррелирует с отсутствием самоуважения, низкой самооценкой, низким принятием риска (рискоген-ностью) и боязнью успеха. Последний фактор — ключевой в гендерных различиях в мотивации мужчин и женщин, персональная черта, которая развивается с детства и связана с развитием полоролевой идентичности. Женщины, ожидающие
негативных последствий своих успехов в нетрадиционной для себя сфере достижений, расценивая их как весьма вероятные, в связи с этим переживают боязнь успеха. Например, высококомпетентные женщины чаще не пользуются расположением ни мужчин, ни женщин, так как опровергают существующие гендерные стереотипы. Л. Иен и Д. Деппер рассматривают боязнь успеха как страх неудачи «быть успешной в карьере, но неуспешной в отношениях» [12. С. 21−39].
Следующим внутренним фактором, оказывающим влияние на профессиональную самореализацию, являются замещающие достижения.
Некоторые люди находят личное удовлетворение в отношениях с человеком, достигающим успехов, и идентифицируют себя с ним. В исследованиях замужних женщин обнаружено, что женщины, ориентированные на замещающие достижения, имеют слабые перспективы для продолжения своего образования и чаще ведут себя в соответствии с традиционными гендерными стереотипами [9. С. 528].
Самоуважение и самооценка также влияют на профессиональную самореализацию мужчин и женщин. У мужчин существует некоторая тенденция преувеличивать свои способности, в то время как у женщин — их недооценивать.
Таким образом, «гендерные установки и представления российских женщин и мужчин, сформированные под влиянием рассмотренных внешних и внутренних факторов, являются закономерной реакцией на предыдущую государственную политику всеобщей занятости в общественном производстве» [2. С. 48].
Пытаясь объяснить свою вовлеченность в профессиональный мир только финансовыми причинами, страдая от чувства вины за свои амбиции на работе, российские женщины не осознают реальную конкуренцию в профессиональной сфере и конфликтность в частных отношениях с мужчинами. Все это является препятствием для реконструирования гендерной политики и усиливает отчуждение между полами.
1. Берн, Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. — СПб.: Питер, 2000. — С. 203.
2. Бодрова, В. В. Работа или семья: что важнее для современной женщины / В. В. Бодрова // Материалы Первой российской летней школы по женским и гендерным исследования «Валдай-96». — М., 1997. — 293 с.
3. Клименкова, Т. А. Женщина как феномен культуры (взгляд из России) / Т. А. Клименкова. — М.: Аспкт-пресс, 1997. -159 с.
4. Кобзева, Е. Проблемы занятости женщин при переходе к рынку / Е. Кобзева. — Набережные челны, 1995. — 189 с.
5. Литвак, М. Е. Секс в семье и на работе / М. Е. Литвак. -Ростов-на Дону: Феникс, 2001. — 208 с.
6. Психология менеджмента: учебник для вузов / под ред. Т. С. Никифорова. — 2-е изд., доп. и перераб. — СПб: Питер, 2004. — 639 с.
7. Раковская, А. О. Особенности становления профессиональной карьеры женщин / А. О. Раковская // Гендерные аспекты социальной трансформации. — М., 1998. — 187 с.
8. Рогачева, М. И. Составляющая успеха руководителя и организации / Управление персоналом / М. И. Рогачева. -2004. — № 9. — С. 64.
9. Социальная психология / Ш. Тейлор, Л. Пипло, Д. Спирс.
— 10-е изд. — СПб.: Питер, 2004. — 767 с., ил.
10. Щедрина, Е. В. Психология бизнеса: гендерный аспект // Вопросы психологии / Е. В. Щедрина. — 2005. — № 5. — С. 27−39.
11. Яновский, Н. Г. Женщина и общество: социальнополитический аспект / Н. Г. Яновский // Социологические исследования. — 1998. — № 5. — С. 32−39.
12. Yoen, L. Fear of failure / L. Yoen, D. Depper // Women and therapy. — 1987. — Vol. 6. — P. 21−32.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой