Профессия цензор: подготовка и обучение кадров в Горьковском Обллите в 1953-1966 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(470. 341). 084. 9:351. 751−057. 51
М. С. Виноградов
Профессия цензор: подготовка и обучение кадров в Горьковском Обллите в 1953—1966 гг.
В статье рассматривается деятельность Горьковского Облита по обучению и аттестации цензорского состава, а также методы их проведения. Показано, что процесс обучения носил системный характер, а основная роль в этом процессе отводилась изучению основных документов Главлита и конкретной практической деятельности цензоров.
The article reviews the activities of censor’s education and attestation in the Gorky Obllit, as well as methods of its implementation. It is shown that learning was wearing a systemic nature, and the main role in this process was assigned to study the basic Glavlit documents and specific practices of censors.
Ключевые слова: цензура, профессия, обучение, архив.
Key words: censorship, profession, education, archive.
Состояние цензорской работы в Горьковской области, прежде всего, зависело от подбора и воспитания кадров как в самом Управлении, так и в районах. Как отмечалось в годовом отчете за 1953 г. «Советский цензор — самостоятельный, оперативный работник. Всё, что он делает, преимущественно решает самостоятельно, к тому же, часто на длинные размышления у него нет времени: печатные издания требуют быстрых и правильных решений. Следовательно, он должен знать в совершенстве цензорские документы, быть всесторонне развит, обладать широким политическим кругозором, быть сугубо принципиальным, умелым организатором» [2. Д. 54. Л. 3−4].
Как органы цензуры могли получить в своё распоряжение профессионала при условии, что государственная система образования СССР не имела образовательного курса по подготовке цензоров ни на базе высшего, ни тем более среднего образования? Существовал единственный способ приобретения такого специалиста — обучить и воспитать его своими силами. По результатам исследования дел по личному составу выяснилось, что в 1955−57 гг. из восьми цензоров Горьковского Обллита законченное высшее образование имел лишь один человек. Данная ситуация стала исправляться лишь к 1959 г. ввиду некоторых кадровых перестановок, когда количество человек с высшим образованием достигло трех человек и продолжало неуклонно расти [1].
© Виноградов М. С., 2012
В индивидуальных и общих для всех райцензоров письмах Управление неоднократно указывало на имеющиеся нарушения, настойчиво рекомендовало изучать цензорские документы, работать «не на память», а с документами [2. Д. 54. Л. 15]. Районные цензоры, кроме решения присылаемых им задач по «ОПЦ», никакими другими видами технической учебы не были охвачены [2. Д. 54. Л. 27]. В третьем квартале 1953 г., кроме одного производственного совещания, цензорской учебы в Управлении не было. В аппарате оставалось по 3−4 чел., остальные либо болели, либо были в отпуске, к тому же в это время проходила перестройка в связи с переходом в органы МВД.
Особенно остро кадровый вопрос встал на повестку дня в 1955 г., когда Главлитом СССР было повышено требование к подбору штата цензоров и поставлена задача по их профессионализации [3. Д. 6. Л. 20]. И если первая задача решалась привлечением кадров с высшим образованием, то вторая исключительно образовательными мероприятиями. С этого момента вопросам обучения и повышения профессионального уровня стало уделяться еще большее внимание.
Как следует из служебных характеристик и годовых отчетов, цензорский состав Горьковского Обллита периодически принимал участие в учебно-воспитательных занятиях и семинарах, на которых основным являлось глубокое изучение «Перечня» и других значимых для работы документов сводных и циркулярных указаний, дополнений и изменений к ним [2. Д. 54. Л. 27]. Занятия проходили регулярно раз в неделю по четвергам с 10 ч утра до 12−13 ч дня по планам, составленным на квартал [2. Д. 57. Л. 8]. Цензорскими занятиями и производственными совещаниями руководил начальник Управления, а в его отсутствие зам. начальника.
Так в октябре — декабре 1953 г. было проведено 12 занятий и производственных совещаний [2. Д. 54. Л. 26]- за 1954 г. — 40 [2. Д. 57. Л. 20]- за 1955 г. — 40 [3. Д. 6. Л. 18]- за 1958 г. — около 40 [3. Д. 20. Л. 14]- за 1959 г. — 32 [3. Д. 23. Л. 34] и т. д. Позднее занятия также проходили с периодичностью 2−3 раза в месяц.
Обучение было совмещено с решением типовых задач и примеров, по которым всем цензорам давалось подробное заключение. Как отмечалось, серии учебных задач, которые составлял и высылал Главлит СССР, оказывали весьма положительное влияние. К решению их все цензоры, в том числе и бывшие цензоры-совместители, относились со всей серьезностью. Ответы на них готовили все без исключения. По решениям давались подробные объяснения на занятиях, а районным цензорам посылался письменный подробный разбор. Случаи, что кто-то опоздал или совсем не решил той или иной задачи, были исключительно редки, а в
Управлении их не было совсем [3. Д. 6. Л. 19]. Кроме того, на производственных совещаниях обсуждались все приказы и указания Главлита СССР, замечания по годовому отчету, проводился разбор и обсуждение вычерков, сделанных цензорами, слушались и обсуждались итоги исследования работы Обллита бригадами Главного управления [2. Д. 54. Л. 26].
Ежемесячно от всех райцензоров поступали отчеты, и по каждому отчету каждому райцензору писались замечания, давались оценки [2. Д. 57. Л. 23]. Ежемесячный отчет в Управление стал очень важным документом, который помогал определить, где цензор нуждается в присутствии работника Управления, указать на необходимость активизировать свою деятельность и иной раз через райком или ГК партии.
Все цензоры повышали политические знания в политсети: одни слушали цикл лекций по политэкономии, другие по историческому материализму. В 1955 г. была проведена значительная политиковоспитательная работа в аппарате, в этом деле большую роль сыграли партийная и профсоюзная организации. Вопросы политического воспитания неоднократно обсуждались на партийных и профсоюзных собраниях [3. Д. 6. Л. 18].
Таким образом, к началу 1956 г. учебно-воспитательная работа, проводимая Обллитом, стала необходимостью и проводилась регулярно, оказывая «плодотворное влияние на состояние цензуры в области» [3. Д. 6. Л. 20].
В 1957 г. с получением нового «Перечня» все цензорские занятия были посвящены изучению этого основного документа цензуры. [3. Д. 15. Л. 4]. Прежде всего, было проведено общее ознакомление с «Перечнем». На этом занятии было решено изучать его не по порядку разделов и параграфов, а по важности ограничений применительно к условиям г. Горького и области, т. е. прежде всего изучить те разделы и параграфы, с которыми чаще всего встречается цензор: оборонная и гражданская промышленность, судостроение, наука и техника. Основной упор был сделан на самостоятельное, индивидуальное изучение. В помощь цензорам были выделены и утверждены консультанты — нач. Управления Боронин, ст. цензоры Пискунов и Быстров. По каждой изученной теме проводился семинар. В 1957 г. с цензорами аппарата было проведено три семинара по теме «Оборонная и гражданская промышленность и железнодорожный транспорт». Усвоение цензорами раздела было проверено через решение серии задач, составленных ст. цензором Пискуновым. С районными цензорами был проведен семинар в декабре 1957 г. Время для индивидуальных занятий не было установлено: «цензоры обращаются к консультантам в любое время» [3. Д. 15. Л. 5].
В целях более глубокого усвоения основного раздела «Гражданская промышленность и строительство», и в частности, § 84, с ограничениями которого цензоры чаще всего встречались, Облли-том был организован цикл лекций на темы: «радиотехническая промышленность», «машиностроение», «химия», «легкая промышленность» г. Горького и области. Часто Обллитом для чтения лекций приглашались профильные специалисты из Совнархоза, профессора и кандидаты наук Горьковских вузов. Так, на тему о космосе читал профессор Порошин, две лекции по новым видам химической продукции прочитал инженер управления химической промышлености тов. Карпов, по вопросам железнодорожного транспорта инженер управления Горьковской железной дороги и т. д. [3. Д. 26. Л. 8]. Ряд докладов и лекций на политические темы читали сами цензоры. Так, цензор тов. Романова прочитала лекцию о коммунистическом воспитании, тов. Симановский о социалистическом строительстве в странах народной демократии, тов. Боронин о Коммунистической морали, о революционной бдительности. Предполагалось, что благодаря установившейся тесной связи с Управлениями Совнархоза в течение 1958 г. представители всех Управлений, преимущественно начальники спецотделов, выступят на цензорских совещаниях с докладами о тех ограничениях, которые установлены для их предприятий [3. Д. 15. Л. 5]. Кроме того, в порядке углубления знаний экономики города Горького и области в 1958 г. были проведены экскурсии на завод «Красное Сормово», з-д им. Ленина, Автозавод, металлургический з-д, «Заводстрой», областную типографию, краеведческий музей [3. Д. 20. Л. 15]. Практика проведения подобных мероприятий применялась и в последующие года.
Способствовали усвоению «Перечня» обсуждения на цензорских занятиях вычерков и нарушений. Здесь часто возникали горячие споры. Цензор, сделавший вычерк, докладывая, был обязан убедительно обосновать своё вмешательство: для этого ему приходилось привлекать справочный материал, консультироваться со специалистами и т. д. [3. Д. 15. Л. 6].
Изучение «Перечня» проводилось с привлечением конкретных материалов предварительного и последующего контроля, цензоры обращались к дополнительной литературе, использовали местные материалы: вычерки, замечания по вычеркам Главлита СССР, «Бюллетень» Главлита СССР. Часто на семинарах развертывалась «творческая дискуссия», споры при толковании тех или иных параграфов [3. Д. 20. Л. 15]. Особенно большие дискуссии вызывали спорные вычерки, которые в большинстве случаев коллектив признавал необоснованными.
В целях расширения экономических знаний в практику цензорских занятий в 1958 г. были включены обзоры центральных газет и
журналов (новое в технике, новые строительства и т. д.). Обзоры делались самими цензорами и в дальнейшем проводились регулярно, несколько конкретизировав тематику (вопросы науки и техники, машиностроение, транспорт и т. д.) [3. Д. 20. Л. 16]. Цензоры, каждый по своему разделу, следили за периодической печатью и накапливали материал.
Основным методом изучения цензорских документов продолжала быть самостоятельная работа. В помощь изучающим также выделялись консультанты — нач. управления и ст. цензоры, к которым было прикреплено по несколько цензоров. С районными цензорами проводились занятия с выездом на места.
На протяжении 1959 г. два раза в квартал по «Перечню» проводились семинары, на которых «глубоко и всесторонне» были разобраны следующие темы: ограничение ЦУ № 4 по разделу «Наука и техника», «Водный, железнодорожный транспорт и шоссейные дороги», «Внешняя политика и внешняя торговля», по ЦУ №№ 5 и 6, по новым «Единым правилам» и приказу № 331, по второму разделу инструкции «О порядке цензорского контроля», «Гражданский воздушный флот», «Связь» и др. По последнему разделу предварительно была заслушана лекция инженера связи тов. Лбова «О новейших достижениях в области связи» [3. Д. 23. Л. 10].
С получением новой «Инструкции о порядке цензорского контроля» и нового «Перечня» издания 1960 г. основное внимание было сосредоточено на изучении этих документов и ознакомлении с ними редакционно-издательских работников, для чего был составлен особый план Обллита и индивидуальные планы каждым цензором в отдельности [3. Д. 26. Л. 9]. Следует отметить значительное улучшение содержания «Бюллетеня по обмену опытом», издаваемого Главлитом СССР. Статьи и материалы этого журнала помогали изучать и перенимать передовой опыт лучших главкрайобллитов, более глубоко изучать цензорские документы.
Начиная с 1961 г. цензоры управления принимали участие в семинарских занятиях по изучению отдельных вопросов марксистско-ленинской теории [3. Д. 43. Л. 4]. В то же время Обллит, направляя работу своих уполномоченных, смог добиться того, чтобы у каждого из них побывали работники управления, которые инструктировали их и оказывали практическую помощь. Райцензоры г. Горького и г. Дзержинска присутствовали на цензорских занятиях в Обллите, на них приглашались и уполномоченные из городов Кстово, Павлова, Городца. В управлении были заслушаны отчеты уполномоченных тов. Криушкиной (г. Арзамас), тов. Федориной (г. Павлово), тов. Баулина и Конураевой (г. Дзержинск) [3. Д. 40. Л. 11].
С 1962 г. в план учебных занятий включается подготовка рефератов. Так, за 1963 г. было прочитано 10 рефератов: «Распространение радиоволн. Обнаружение объектов радиотехническими средствами» (тов. Шапкина), «Газовые турбины» (тов. Симанов-ский), «Суда на воздушной подушке» (тов. Скоков, Шамберг), «Полупроводниковые материалы и технология их производства» (тов. Мордовченко) и т. д. [3. Д. 36. Л. 16−17].
В 1965 г. значительное обновление кадров Управления потребовало проведения мероприятий по подготовке вновь принятых работников, повышению деловой квалификации цензоров, трудящихся в Обллите продолжительное время, расширению общеобразовательного и идейно-политического кругозора работников, не обладающих достаточными знаниями. С молодыми цензорами в течение трех месяцев проводились занятия по особой программе. Были подготовлены и вынесены для обсуждения 12 рефератов: «Гражданская оборона» (тов. Быстров), «Организации, содействующие Вооруженным силам СССР» (тов. Блощицын), «Лазеры» (тов. Юл-ков), «Кожзаменители» (тов. Кольцов), «Бионика» (тов. Мордовчен-ко) и т. д. [3. Д. 43. Л. 14].
Периодическую аттестацию проходили все цензоры. Анализ дел по личному составу дает четкое представление, что первая аттестация чаще всего имела место не позднее, чем через год с момента поступления на должность [1]. Порядок проведения аттестации, подготовка к которой в Обллите длилась более года, раскрыт в отчете за 1959 г. [3. Д. 23. Л. 14]. На цензорском занятии был подробно обсужден приказ Главлита СССР по аттестации и намечены практические мероприятия. Вся цензорская учеба строилась в помощь цензорам по подготовке к аттестации. О том, как изучается «Перечень», циркулярные указания и другие документы цензуры, в том числе и райцензоры, по одному разу и больше были заслушаны на цензорских совещаниях.
В марте 1959 г. по договоренности с отделом пропаганды и агитации ОК КПСС была создана аттестационная комиссия в составе: председатель — нач. Обллита Боронин- члены — ст. цензор С. А. Быстров и цензор Т.К. Романова- представитель от ОК КПСС -зам. зав. отделов пропаганды и агитации В. Ф. Хмелев.
Членов комиссии аттестовали тов. Боронин и В. Ф. Хмелев.
Аттестационная комиссия заседала три раза. Первыми были аттестованы цензоры аппарата управления, затем райцензоры г. Горького и райцензоры области. Как отмечалось, большинство цензоров при аттестации показали хорошие знания цензорских документов- предварительная проверка их работы и беседы на комиссии показали, что они вполне справляются с возложенными на них обязанностями и соответствуют занимаемой должности.
Повторную аттестацию проходили старший цензор тов. Мальцев, райцензоры тов. Полтанова и Жаркова, которые оказались недостаточно подготовленными при первой аттестации. Следует отдать должное, они правильно восприняли рекомендации комиссии и стали работать лучше, проявлять большую требовательность и принципиальность. При повторной аттестации они показали, что учли рекомендации комиссии, стали более серьезно заниматься изучением документов и более глубоко вникать в работу [3. Д. 23. Л. 15].
После аттестации Обллит провел с райцензорами тов. Хлопковой, Бедновой и Жарковой семинар-практикум, проходивший в Главлите СССР. Работа тов. Конураевой подробно изучалась ст. цензором тов. Быстровым, доклад и содоклад о её работе был заслушан на совещании цензоров, на котором присутствовали и все райцензоры области, райцензор тов. Скоков.
Имела ли проводимая аттестация какие-то последствия или являлась исключительно формальным актом? Ответить на этот вопрос не представляется возможным, так как результатом во всех случаях было положительное решение об аттестации, несмотря на то, что порой ни на один вопрос правильного ответа не было [1. Д. 8]. Более того, ни в одном приказе об увольнении результаты аттестационной комиссии не фигурируют как причина служебного несоответствия.
Несмотря на организованный и отлаженный учебный процесс, в рекомендациях по результатам аттестации на первом месте всегда стоял пункт — более глубокое изучение «Перечня» и других основных документов по деятельности. Безусловно, при анализе данной рекомендации стоит понимать, что сам «Перечень» был объемным и в значительной степени динамично изменяющимся документом, отражавшим любые движения в понятии государственной и военной тайны, а поэтому требовавший постоянных усилий по его изучению как со стороны руководства Управления, так и со стороны всего цензорского состава.
Список литературы
1. Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). Ф. 4254. Оп. 1 «Л».
2. ЦАНО. Ф. 4254. Оп. 2.
3. ЦАНО. Ф. 4254. Оп. 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой