Концептуализация семантического расширения слухового восприятия в сторону когнитивных смыслов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

5. Dijk, T. A. van. Macrostructures [Text] / T. A. van Dijk. — Hillsdale, N.Y.: Lawrence Erlbaum. — 1980. — 200 p.
6. Dijk, T. A. van. Introduction [Text] / T. A. van Dijk // Handbook of Discourse Analysis. — Vol. 3: Discourse and Dialogue. — London: Academic Press. -1985. — P. 2−7
7. Halliday, M. A. K. Notes on Transitivity and Theme in English. Part 1 [Text] / M. A. K. Halliday // Journal of Linguistics. — Cambridge: Cambridge University Press. — 1967. — № 3. — P. 37−81.
8. Jones, L. K. Theme in Expository English [Text] / L. K. Jones. — Lake Bluff, IL: Jupiter Press, 1977. — 411 p.
9. Keenan, E. O. Topic as a Discourse Notion [Text] / E. O. Keenan, B. Schieffelin // Subject and Topic / Ed. by C.N. Li, N. Y.: Academic Press, 1977.
— P. 84−337.
10. Prince, E. F. Towards a Taxonomy of Given-new information [Text] / E. F. Prince // Radical Pragmatics / Ed. by P. Cole. — N. Y.: Academic Press, 1981. -P. 56−223
11. Longoria, E. [Electronic resource] / E. Longoria. — URL:
http: //www. oprah. com/entertainment/Eva-Longoria-Parkers-Aha-Moment (дата
обращения: 15. 03. 12).
Токарева Маргарита Валерьевна
Старший преподаватель кафедры английской филологии ФГБОУ ВПО «ИГЛУ», г. Иркутск, Россия
УДК 81−114.2 ББК 81. 032
КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ СЕМАНТИЧЕСКОГО РАСШИРЕНИЯ СЛУХОВОГО ВОСПРИЯТИЯ В СТОРОНУ КОГНИТИВНЫХ
СМЫСЛОВ
В статье рассматриваются проблемы языковой концептуализации семантического сближения слухового восприятия с ментальными значениями. Для перцептивной лексики характерным является семантический переход от восприятия к получению информации, вере, интроспекции, послушанию.
Ключевые слова: концептуализация- слуховое восприятие- когнитивные смыслы- семантическая деривация.
CONCEPTUALIZATION OF SEMANTIC EXTENSION OF THE AUDITORY PERCEPTION TOWARD COGNITIVE MEANINGS
The article deals with the problem of conceptualization of perceptive and mental meanings convergence. Verbs of auditory perception extend meanings toward cognitive meanings of receiving information, belief, introspection, obedience.
Key words: conceptualization- auditory perception- cognitive meaning- semantic change.
Вопрос о связи восприятия и мышления всегда интересовал философов, психологов, лингвистов. Античные философы отождествляли понимание и восприятие. Платон считал, что мнение возникает из ощущений и восприятий. Знание есть восприятие, по мнению Аристотеля, поскольку если бы люди ничего не ощущали, они бы ничего не познавали и ничего не знали [Аристотель, 2002]. Воспринимает конкретный субъект и в его восприятии всегда проявляется весь человек с его отношением к воспринимаемому, его потребностями, интересами, стремлениями и желаниями [Шиффман, 2003].
Когнитивная природа восприятия находит отражение в языке. Лингвисты, основываясь на языковых данных, подтверждают связь перцепции и познания. Для перцептивной лексики характерным является семантический переход от восприятия к ментальному значению [Апресян, 1995- Кустова, 2004- Wierzbicka, 1980]. Лексическим единицам, в частности, глаголам, со значением физического восприятия свойственно развивать ментальные значения- предикаты восприятия «повышаются» до предикатов знания, при этом происходит переход от перцептивного модуса к ментальному [Арутюнова, 1988- Падучева, 2004].
В английской языковой картине мира глагол слухового восприятия hear обширно развивает ментальные значения. Результат связи слухового восприятия и мыслительной деятельности отражен в толковых словарях. Все они фиксируют ментальное значение глагола hear — be told or informed (LDCE) — find out some news or information by someone telling you or by means of radio or television (COBUILD). Глагол hear переносит акцент с чисто перцептивного действия, на процесс узнавания, получения информации, ср.: «Ег.. any of you boys heard of any rules?& quot- he said after a while (Pratchett) — She didn’t want to hear the truth (Maxwell). Изменение значение предиката происходит в силу изменения когнитивной модели ситуации, то есть концептуализации денотативной ситуации. На передний план выходит не канал получения информации, а процесс приобретения знания. Происходит «повышение» значения предиката от восприятия к знанию. На языковом уровне ситуации получения информации могут быть категоризованы различными конструкциями с глаголом hear. Это могут быть предложения с глаголом hear и предлогами about, of, from- сложносочиненные предложения, вводимые союзами that, how, what, why, when, а также конструкции, где в качестве объекта восприятия выступает не звуковая, а ментальная сущность (типа hear truth, news, idea, opinion и др.).
Конструкции с предикатом hear about, hear of репрезентируют ситуации знания или получения информации о ком-то или чем-то, о каком-то положении вещей в мире. Рассматриваемый глагол hear в первой части предложения вербализует ситуацию получения знания, информации о некой музыкальной группе, ср.: The Silver Apples are one of those obscure bands that you might hear about, but never actually hear (LA). Во второй части предложения глагол имеет чисто перцептивное значение, речь идет уже не о группе, а о том, что их песни никто никогда не слышал.
Сложноподчиненные предложения с глаголом hear, вводимые союзами that, how, what, why, when, могут категоризовать ситуации получения информации, узнавания. Л. М. Ковалева отмечает, что придаточное дополнительное после глаголов восприятия в их прямом значении встречается редко, поскольку временная информация о воспринимаемом событии избыточна [Ковалева, 1987]. Следующие примеры репрезентируют не ситуацию перцепции, а ситуацию получения информации, ср.: Phil was really angry when he heard what you had done (BNC) — But when he heard what had happened that morning his face darkened and he turned angrily on Sam (BNC). В когнитивных моделях ситуаций, категоризованных приведенными предложениями, перцептивный компонент отходит на второй план. Объектом к глаголу hear в предложении выступают вовсе не перцептивные, не звуковые сущности, а некое происшествие, или ряд событий, которые предшествуют восприятию, о чем свидетельствует перфектная АВФ глагола happen, ср.: One look at her face convinced Harry that she heard what had happened. His heart plummeted (Rowling).
На языковом уровне ситуации получения информации также могут быть категоризованы конструкциями, где в качестве объекта восприятия выступает не звуковая, а ментальная сущность (truth, news, opinion). Следующий пример репрезентирует ситуацию, в которой субъект не воспринимает аудиально, а узнает новости, ср.: I'-m really pumped to hear the wisdom you learned in the Himalayas and the message you promised your teachers you would bring back to the West (Sharma) — «I can’t believe Gerry organized all this!& quot- gasped Denise when she heard the news (Ahern). В позиции объекта после глагола hear выступают существительные, категоризующие абстрактные ментальные сущности, такие как wisdom, idea, opinion, view, что влечет за собой изменение в семантике глагола, повышения его до ментальных предикатов, ср.: I’d like to hear your opinion of what I’m doing (Maxwell) — I should like to hear other 's views (Snow). Во всех приведенных примерах перцептивный компонент в семантике глагола hear не профильный, на первый план выдвигается ментальный компонент, и глагол приобретает значение узнать, ознакомиться, получить информацию.
Человек верит тому, что его органы восприятия сообщают ему об окружающей действительности. Следовательно, увиденное и услышанное человек считает истинным: если мы видим или слышим что-то, значит это правда. Подобная особенность восприятия является когнитивным основанием для смещения значения глагола listen в сторону значения ментального предиката believe. Словарные дефиниции подтверждают, что в данном производном значении профилируется ментальное действие субъекта над воспринятой информацией, а не само восприятие как таковое, ср.: listen — if you listen to someone, you believe them (CCEL) — to believe what sb says (OALD). В значении перцептивного глагола listen компонент 'воспринимать на слух' находится не в фокусе, на передний план выходит компонент оценки воспринимаемого объекта как такого, которому можно или нельзя верить, о чем на языковом уровне свидетельствуют примеры, ср.: Something was wrong- she should have
listened to her instincts (BNC) — Don’t listen to his promises (AВВYY). Необходимо отметить, что в качестве объекта с глаголом listen употреблены существительные, обозначающие не звуковые, а ментальные сущности: instincts, promises, что также свидетельствует о сдвиге в значении глагола. В ситуациях профилируется не перцептивный компонент (установление слухового контакта), а ментальный.
Внутренние состояния и чувства нельзя увидеть или услышать, но стороннему наблюдателю в большинстве случаев по некоторым признакам удается определить, какие чувства испытывает человек, какие эмоции переживает. Воспринимая звучащую речь, мы извлекаем не только смысл сказанного, а также интерпретируем «как» сказано, те есть мы категоризуем воспринимаемую информацию как определенное эмоциональное состояние [Семенова, 2003]. Таким образом, познать внутреннее состояние субъекта мы можем путем прямого наблюдения над возможными внешними проявлениями его эмоционального, психического состояния. Прототипическим объектом слуховой перцепции может являться только звуковая ситуация. Однако нередки случаи, когда в предложениях с предикатами восприятия позицию объектов восприятия занимают существительные, объективирующие незвуковые сущности, такие как fear, joy, pain, hatred, despair etc.: She heard the pain and appeal in his voice (Lawrence) — I could hear something else in his voice besides impatience. Stress. Nerves (Meyer). Слуховые впечатления, которые получил субъект восприятия, являются основанием для следующей концептуализации и репрезентации ситуаций, именно по определенным характеристикам голоса человек распознает, угадывает в нем боль, просьбу, раздражение и т. д. (heard pain, appeal, impatience, stress, nerves). Человек слышит некоторые симптомы и их интерпретирует. В вышеприведенных примерах «описывается и акт чувственного восприятия, и акт осмысления через восприятие этого события другого события» [Ковалева, 1987, c. 242]. Итак, прототипически перцептивный глагол hear перестаёт быть чисто перцептивным. В когнитивной модели ситуации присутствует компонент «осмысление внутреннего состояния человека», который выходит на первый план.
Глагол listen в своем прототипическом значении репрезентирует ситуацию активного, контролируемого восприятия, направленного на объект перцепции. Однако, в конструкциях с глаголом listen в повелительном наклонении типа «listen to yourself» человека просят вовсе не послушать самого себя в физическом плане, а подумать над тем, как он себя ведет, то есть призывают к интроспекции, ср.: You should listen to yourself, Caroline, and then you would know how readily and foolishly you make assumptions (BNC). Интроспекция является самонаблюдением, то есть тот, кто наблюдает, является одновременно субъектом и объектом наблюдения. В приведенных примерах кате-горизована ситуация, в которой субъекта просят обратить внимание на то, что и как он говорит, быть внимательнее к своим словам и действиям, таким образом, профилируется когнитивный, а не перцептивный компонент значения.
Являясь главным источником получения информации об окружающей действительности, воспринятая информация оказывает серьезное влияние на мысли, чувства, состояние и поведение человека. Свойство восприятия воздействовать на когнитивные системы человека, оказывать на него влияние, является когнитивным основанием для семантической деривации глагола listen, ср.: He was older so I listened to him, so I'-d shoplift all these things and give them to him (BNC) — You must all listen to her! Do what she says [DC], I’d beg him not to go sometimes or at least to wait till the weather was more settled, but he’d never listen. He’s obstinate, and when he’s once made up his mind, nothing can move him (Maugham). Признак перцептивности становится фоном, на передний план выходит то, как воспринимающий субъект действует, получая информацию, какое влияние на него оказывает объект. В описываемых ситуациях профилируется компонент значения 'слушаться, подчиняться', а не компонент 'воспринимать', что подтверждают словарные дефиниции: listen
— heed, obey (ABBYY) — do what they advise you to do (CCELD). Следующие примеры также репрезентируют фокусирование внимания на поведении субъекта, на том, как звуковое сообщение или ряд сообщений воздействуют на него: Looking at his physical vitality, his obvious tranquility, seeing his transformation confirmed that I would be wise to listen to his advice (Sharma) — Politeness alone made her go back to see the doctor, and listen to her almost stern advice (ABBYY) — Употребление существительных instructions, advice для обозначения объекта восприятия свидетельствует об изменении семантики глагола listen. В приведенных примерах значение глагола сближается со значениями глаголов follow, obey.
Итак, направление семантической деривации от восприятия к ментальным действиям свойственно глаголам слухового восприятия. Когнитивные операции профилирования, выдвижения на первый план того или иного фрагмента ситуации слуховой перцепции являются основанием для семантической деривации перцептивных предикатов. Когнитивные процессы мышления, знания, понимания, которые в прототипической ситуации слуховой перцепции присутствуют, но занимают периферические места, оказываются в коммуникативном фокусе ситуации. В когнитивной модели ситуации наблюдатель получает статус субъекта познающего, объект звучащий становится информационным, а акт перцепции усложняется, «повышается» до акта познания.
Библиографический список
1. Апресян, Ю. Д. Избранные труды [Текст]. В 2 т. Т.2. Интегральное описание языка и системная лексикография / Ю. Д. Апресян. — М.: Языки русской культуры, 1995. — 767 с.
2. Аристотель, Метафизика: переводы, комментарии, толкования [Текст] / Аристотель. — СПб.: Алетейя, 2002. — 832 с.
3. Арутюнова, Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. [Текст] / Н. Д. Арутюнова. — М.: Наука, 1988. — 341 с.
4. Ковалева, Л. М. Проблемы структурно-семантического анализа простой глагольной конструкции в современном английском языке [Текст]: монография / Л. М. Ковалева. — Иркутск: Иркутск. ун-та им. Жданова, 1987. -224 с.
5. Кустова, Г. И. Типы производных значений и механизмы языкового расширения [Текст] / Г. И. Кустова. — М.: Языки славянской культуры, 2004.
— 472 с.
6. Падучева, Е. В Динамические модели в семантике лексики [Текст] / Е. В. Падучева. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — 608 с.
7. Семенова, Т. И. Семиотический образ человека сквозь призму модуса восприятия [Текст] / Т. И. Семенова // Современные лингвистические теории: Проблемы слова, предложения и текста: Вестник ИГЛУ, Сер. Лингвистика. -Иркутск: ИГЛУ, 2003. — № 4. — С. 98−111.
8. Шиффман, X. Р. Ощущение и восприятие [Текст] / Х. Р. Шиффман. — СПб .: Питер, 2003. — 928 с.
9. Wierzbicka, A. Lingua Mentalis. The Semantics of Natural Language [Text] / A. Wierzbicka. Sydney etc.: Academic Press, 1980. — 367 p.
ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТИЛИСТИКА Рыжкова Татьяна Сергеевна
Ассистент кафедры иностранных языков гуманитарных факультетов при факультете журналистики ФГБОУ ВПО & quot-Алтайский государственный университет& quot-, г. Барнаул, Россия
УДК 81. 00 ББК 81. 001
ИСКУССТВОВЕДЧЕСКАЯ РЕЦЕНЗИЯ В МАССОВОИНФОРМАЦИОННОМ ДИСКУРСЕ. ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
В данной статье рассматриваются лингвистические особенности искусствоведческой критики в современных ежедневных и еженедельных изданиях ФРГ. Цель исследования — охарактеризовать искусствоведческую рецензию в СМИ как жанр массово-информационного дискурса.
Ключевые слова: рецензия- искусствоведческая критика- ежедневные и еженедельные периодические издания- лингвистический анализ.
ART REVIEW IN MASS MEDIA DISCOURSE. LINGUISTIC ASPEKT
The article discusses linguistic aspects of art criticism in present German daily and weekly newspapers. The research aim is to describe the genre of art review in mass media discourse.
Key words: review- art criticism- daily and weekly newspapers- linguistic analysis.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой