Организация учебно воспитательного процесса в церковно приходских школах конца XIX начала XX веков (по материалам Тульской и Калужской губерний)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ
УДК 371. 2
ОРГАНИЗАЦИЯ УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИХ ШКОЛАХ КОНЦА XIX — НАЧАЛА XX ВЕКОВ (ПО МАТЕРИАЛАМ ТУЛЬСКОЙ И КАЛУЖСКОЙ
ГУБЕРНИЙ)
А.С. Воловский
Рассказывается об организации учебно-воспитательного процесса в церковноприходских школах конца Х1Х-начала XX века, о содержании учебных программ, о воспитательных и благотворительных мероприятиях, организуемых на базе церковноприходских школ.
Ключевые слова: церковно-приходские школы, церковный приход, учебные программы, начальное образование, воспитание, Тульская губерния, Тульская епархия, благотворительность.
Важным аспектом существования церковно-приходских школ в России была организация учебно-воспитательного процесса в них — именно она определяла вектор развития и смысл существования подобного рода учебных заведений.
Цель обучения в церковно-приходских школах обозначалась первым параграфом «Правил о церковно-приходских школах», в котором говорилось: «Школы сии имеют целью утверждать в народе православное учение веры и нравственности и сообщать первоначальные полезные знания», и далее: «приходские школы нераздельно с Церковью должны внушать детям любовь к Церкви и богослужению, дабы посещение церкви и участие в богослужении сделалось навыком и потребностью сердца учащихся» [1, 6]. Таким образом, уже исходя из цели существования церковных школ, можно чётко понять, что данный тип образовательных учреждений не имел целью дать учащимся какие-либо глубокие знания, но был скорее воспитательным средством для подрастающего поколения.
В первые годы действия «Правил о церковно-приходских школах» обучение в них велось по объёму, определённому в положении о начальных народных училищах 25 мая 1874 года, но уже в 1886 году Священным Синодом были утверждены и опубликованы новые «Программы учебных предметов для церковно-приходских школ», действовавшие с 1887-го по
1903 учебный год. В 1903-м году были изданы новые временные программы, введённые в 1903/04 уч. г. сроком на шесть лет. Отличие вышеуказанных программ состояло, главным образом, в различных сроках обучения:
программы 1903-го года увеличили его на год. Применительно к программам 1886 года состав предметов был определён следующим образом (таблица).
Распределение предметных часов для одноклассной церковно-приходской школы
Предметы Число уроков по программам
двухгодичная школа трёхгодичная школа
1 год 2 год 1 год 2 год 3 год
1. Закон Божий 7 7 6 6 6
2. Церковное пение 4 4 2 2 2
3. Церковно-славянская грамота 4 4 3 4 4
4. Русский язык 7 7 6 6 6
5. Арифметика 6 6 5 6 6
6. Чистописание 3 2 2 2 2
Итого: 31 30 24 26 26
Как видно из таблицы, основными изучаемыми предметами были Закон Божий (иногда этот предмет вёл приходской священник или диакон, однако на практике вместо священника уроки зачастую проводил псаломщик, пономарь или даже светский учитель), церковное пение, церковнославянское чтение (грамота), русский язык, счисление (арифметика), чистописание. Наибольшее внимание из этих предметов уделялось Закону Божьему и русскому языку (7 часов в неделю), а также арифметике (6 часов), другим предметам уделялось от 2 до 4 часов. Церковное пение как предмет, вообще говоря, имелось не во всех школах, а только в наиболее организованных и материально обеспеченных.
В «Инструкции для церковно-приходских школ», утверждённой архиепископом Тульским и Белевским Никандром 14 июня 1885 года, достаточно чётко оговаривалось содержание курса всех вышеназванных предметов.
К примеру, после прохождения курса Закона Божьего ученики должны были знать наизусть и уметь объяснять содержание и отдельные слова важнейших православных молитв, последовательно излагать основные события истории Ветхого и Нового Заветов, понимать смысл и значение главных религиозных праздников.
По русскому языку на экзамене проверялось, главным образом, умение бегло читать гражданские и церковные книги, а также понимать и устно излагать смысл прочитанного. Довольно сложным испытанием было
чтение на церковно-славянском языке отрывка из евангелия или какой-либо богослужебной книги.
Экзаменующийся по письму должен был «четко, скорописью (средней скорости) и притом без пропуска и искажения слов» [2, с. 26] воспроизвести в письменном виде диктуемый текст. Важно было при этом суметь правильно отделить члены предложения и сами предложения знаками препинания.
По арифметике от выпускников требовалось знание четырёх действий над целыми числами и умение приложить это знание на практике, т. е. при решении несложных математических задач. Также учащиеся должны были иметь чёткое представление о системе мер «длины, веса, времени, сыпучих и жидких тел и монет» [3, с. 27−28].
Предмет «Церковное пение» в тех школах, в которых он имел место, согласно всё той же «Инструкции», включал в себя изучение певческого искусства и разучивание «исключительно церковных, религиозных и патриотических» [3, с. 11] песнопений. Пение должно было продолжаться в классное время не более получаса каждый день. Причём в первый год оно преподавалось только с голоса. В конце года, после изучения напевов нескольких простых молитв, изучались простейшие гаммы церковного лада. Во второй год обучения учащиеся уже привыкали к пению в церкви, знакомились с пением по нотным книгам. Интересно, что вместе с учениками в спевках могли принимать участие и взрослые прихожане, совершенствуя таким образом и свои певческие навыки.
Современный исследователь вопроса о церковно-приходских школах протоиерей Владимир Рожков верно замечает, что «в двухклассных школах к этим предметам добавлялись начальные сведения из истории Церкви и отечества» [7, с. 123]. По истории учащимся предлагались самые общие знания, которые были в общем-то оторваны от мирового исторического процесса. Кроме того, в двухклассных школах в общих чертах изучалась география, при этом особое внимание уделялось рассмотрению географического положения Российской империи, её климата и природы, а также наиболее значительных городов нашей страны.
Учебный год в большинстве церковных школ начинался примерно в середине сентября (хотя в некоторых школах ученики собирались и позднее — вплоть до 1-го октября), а заканчивался в апреле-мае, обычно до Пасхи, хотя выпускные классы занимались вплоть до лета [6, 1].
Порядок и строй ежедневной жизни в церковно-приходских школах были направлены прежде всего на то, чтобы воспитывать в учащихся религиозное и патриотическое чувство. Так, учебный день в школах начинался чтением в присутствии всех учеников утренних молитв, при зажженных лампаде или свече: молитвы читались обычно дежурным учеником или ученицей, но в некоторых школах молитвы произносил речитативом весь класс, при этом непременно пелись молитвы за царя. Вечерние
молитвы читались только в тех школах, в которых были ночлежные приюты или общежития, в иных — после уроков, но в большинстве школ ученикам просто «внушалась» необходимость чтения молитв дома перед сном. В воскресные, праздничные и другие знаменательные дни ученики обязаны были присутствовать на богослужении, за исключением разве что учеников из отдалённых поселений. Во время Великого поста (а с 1903-го года и в Рождественский пост) все учащиеся должны были «неопусти-тельно исполнять христианский долг исповеди и Св. Причастия» [5, с. 14]. Несмотря, на все вышеприведённые меры по укреплению нравственного характера учеников, в школьной среде нередко имело место сквернословие и даже воровство. Как отмечали в своих отчётах педагоги: им было «очень трудно отучить крестьянских детей от сквернословия и приучить их к вежливости и чистоплотности, особенно на первых порах поступления их в школу» [6, 2].
В начале XX века руководством некоторых, наиболее обеспеченных, церковно-приходских школ в летнее время организовывались для учащихся паломнические поездки по святым местам: в Троице-Сергиеву Лавру, Киев, Чернигов, Тихонову пустынь и другие места, а учащиеся Епифан-ского уезда периодически совершали путешествия на Куликово поле для служения панихиды по павшим воинам [5, с. 14].
Некоторые крестьянские семьи были крайне бедны, и потому нередко предпринимались попытки для обеспечения детей из таких семей одеждой и пропитанием. Для детей из отдалённых деревень по возможности устраивались ночлежные приюты и общежития, но содержание этих приютов зависело практически полностью от действий частных благотворителей. Пищевые продукты в ночлежки и общежития иногда доставляли родители более обеспеченных учащихся. В неурожайных 1891-м, 1892-м и 1906-м годах на пожертвования частных благотворителей и Красного Креста организовывались при школах бесплатные столовые для крестьянских детей.
В церковно-приходских школах велась также и внеклассная учебновоспитательная деятельность: в праздничные, а иногда и в учебные дни для школьников устраивались во многих школах чтения, сопровождаемые пением и показом «световых картин», а иногда и игрой на музыкальных инструментах, а также детские игры и прогулки. На этих чтениях присутствовали родители учеников и представители местной интеллигенции. Во время рождественских каникул в некоторых школах Тульской епархии организовывались ёлки с раздачей подарков учащимся. В Туле с 1895 по
1904 годы ежегодно устраивался большой школьный праздник по окончании учебного года: начинался он с совершения литургии в кафедральном соборе, после которой в зале Дворянского собрания проходили чтения и раздавались награды наиболее отличившимся за время учёбы ученикам [5, с. 15]. Отмечались в школах и другие знаменательные для Церкви и госу-
дарства даты: например, в день памяти святых Кирилла и Мефодия, т. е. в День славянской письменности и культуры, в кафедральном соборе при участии учеников церковных школ служилась литургия, а после неё детям раздавались брошюры религиозно-нравственного содержания. Кроме того, в 1896 году учащие и учащиеся церковно-приходских школ принимали участия в коронационных торжествах, в 1899 году — в юбилейном торжестве по случаю столетия образования Тульской епархии, в 1903 году — в торжестве по поводу прославления мощей прп. Серафима Саровского, а в 1909 году — в юбилейных торжествах в память Н. В. Гоголя и победы русских войск под Полтавой [ 5, с. 15].
Таким образом, как уже было отмечено в начале статьи, церковноприходские школы России не преследовали своей целью дать своим ученикам качественные практические знания. Как справедливо отмечает в своём труде «История русской педагогики» известный российский педагог и психолог конца XIX — начала XX века П. Ф. Каптерев: церковноприходская школа «есть простое орудие Церкви, подготовительное вероисповедное учреждение, его сущность, цель и задачи — миссионерские. Такое происхождение церковно-приходской школы определяет её программу, организацию и всю её жизнь» [4, с. 612]. Действительно церковноприходская школа старалась внушить ученикам прежде всего религиозно -нравственные и патриотические чувства, тогда как обучение собственно наукам явно отодвигалось на второй план. Тем не менее, данный тип школ, наряду с земскими, воскресными и школами грамоты, оказал существенное влияние на повышение базовой грамотности населения и многие выпускники данных школ стали в будущем вполне состоявшимися личностями. Достаточно назвать имена таких известных выпускников церковных школ, как знаменитый русский художник В. И. Суриков, учёный-физик Л. В. Киренский, великая певица Л. А. Русланова, советские маршалы В. К. Блюхер и А. М. Василевский, чтобы понять, что труд учителей церковноприходских школ определённо не пропал зря.
Список литературы
1. ГАКО. Ф-391. Оп. 1. Ед. хр. 5.
2. ГАКО. Ф-391. Оп. 2. Ед. хр. 108.
3. Инструкция для церковно-приходских школ. Тула, 1885. 30 с.
4. Каптерев П. Ф. История русской педагогики. Петроград, 1915.
746 с.
5. Одноклассные церковно-приходские школы в городе Туле // Двадцатипятилетие церковных школ Тульской епархии (1884−1909 гг.). Тула, 1909. 22 с.
6. Правила о церковно-приходских школах. СПб, 1885.
7. Рожков В., прот. Церковные вопросы в Государственной Думе. М.: Изд-во Крутицкого подворья. Общество любителей церковной истории, 2004. 560 с.
Воловский Александр Сергеевич, аспирант, ст. лаборант, chavezalex@yandex. ru, Россия, Тула, Тульский государственный университет.
ORGANIZATION OF THE EDUCATIONAL PROCESS IN PAROCHIAL SCHOOLS OF THE END OFXIX- BEGINNING OFXX CENTURY (ONMATERIALS OF TULA AND
KALUGA REGIONS)
A.S. Volovsky
Article tells about the organization of educational process in parochial schools of the late XIX — early XX century, about the content of educational programs, educational and charitable events organized on the basis of parish schools.
Key words: parochial schools, parishes, educational programs, primary education, upbringing, Tula region, Tula diocese, charity.
Volovsky Alexander Sergeevich, graduate student, senior laboratory assistant, chavezalex@yandex. ru, Russia, Tula, Tula State University.
УДК 94(38). 07
К ВОПРОСУ О НЕСОСТОЯВШЕЙСЯ НОЧНОЙ АТАКЕ ВОЙСК АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО ПРИ ГАВГАМЕЛАХ
А.А. Клейменов
Рассматривается известное по данным античной письменной традиции предложение Пармениона осуществить ночную атаку на лагерь персидского войска под Гавгамелами. Определяется, что тактика ночного боя была характерной чертой македонского военного искусства IV в. до н.э., однако прозвучавшее предложение было отвергнуто Александром из-за значительного численного перевеса в пользу противника и его бдительности.
Ключевые слова: Александр Македонский, Парменион, Дарий III, военное искусство, битва при Гавгамелах.
Большое значение для изучения военного искусства, в том числе и античного, имеет анализ как воплощенных полководцами на практике стратегических и тактических решений, так и сознательно ими отвергнутых на стадии планирования. Рассмотрение нереализованных планов отдельных операций и военных кампаний позволяет нам лучше понять особенности видения военачальником сложившейся обстановки, его мнение о специфике применения различных военных приемов. К сожалению, древние авторы редко предоставляют сведения подобного рода, в связи с чем особую ценность приобретает информация о планировании македонским

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой