Организация военной цензуры в период Русско-японской войны 1904-1905 годов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Пышнограев Сергей Викторович
ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОЙ ЦЕНЗУРЫ В ПЕРИОД РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ 1904−1905 ГОДОВ
Статья раскрывает становление системы военной цензуры в период Русско-японской войны 1904−1905 гг. Автор акцентирует внимание на документах, регламентирующих деятельность цензурных комиссий. На основе их анализа делается вывод об эффективности военной цензуры. В результате исследования выделены положительные и отрицательные стороны организации цензуры на театре военных действий.
Адрес статьи: м№^. агатоїа. пеї/таїегіаІ8/3/2012/10−1/36. І~гїтІ
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2012. № 10 (24): в 2-х ч. Ч. I. С. 153−156. ІББМ 1997−292Х.
Адрес журнала: №№^. агато1а. пе1/е<-^іоп8/3. І~і1тІ
Содержание данного номера журнала: www. агатоїа. пеї/таїе гіаІв/3/2012/10−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: уоргобу hist@gramota. net
CURRENT SITUATION IN ARCTIC AND CASPIAN REGIONS: COMPARATIVE ANALYSIS AND PROSPECTS FOR COLLABORATION IN GLOBAL PROBLEMS SOLUTION
Alina Nikolaevna Porokh, Ph. D. in History, Associate Professor Russian Society for Study of Canada in Volgograd anporokh@mail. ru
Lyudmila Mikhailovna Reshetnikova, Ph. D. in History
Department of International Relations and Foreign Region Studies Volgograd State University reshetmila@yandex. ru
The authors consider the main international problems of the Arctic and Caspian regions, tell that despite the remoteness of these regions from each other the processes occurring within them allow identifying similar tendencies in international relations development, pay particular attention to the aspects of regional biodiversity preservation and the Arctic and Caspian environment protection under the condition of oil and gas production rate conservation and decline, and substantiate the key component of international cooperation in the solution of significant regional problems such as the distribution of energy resources, borders demarcation and the social-economic conditions improvement of regional ethnicities.
Key words and phrases: Arctic region- Caspian region- international collaboration- energy resources- confrontation- legal status- environmental protection.
УДК 947. 083. 4
Исторические науки и археология
Статья раскрывает становление системы военной цензуры в период Русско-японской войны 1904−1905 гг. Автор акцентирует внимание на документах, регламентирующих деятельность цензурных комиссий. На основе их анализа делается вывод об эффективности военной цензуры. В результате исследования выделены положительные и отрицательные стороны организации цензуры на театре военных действий.
Ключевые слова и фразы: военная корреспонденция- военные действия- пресса- Русско-японская война 1904−1905 гг.- цензура.
Сергей Викторович Пышнограев
Кафедра истории России
Воронежский государственный педагогический университет s. pyshnograev@mail. т
ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЕННОЙ ЦЕНЗУРЫ В ПЕРИОД РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ 1904−1905 ГОДОВ (c)
В современном мире все более возрастает роль средств массовой информации (СМИ). Несмотря на развитие информационных технологий, газета все еще остается одним из самых востребованных и доступных информационных средств. Газетных корреспондентов можно увидеть на любом значимом событии, не является исключением и театр военных действий.
Часто в погоне за сенсацией журналисты готовы на многое, невзирая на морально-этическую составляющую вопроса, иногда разглашая жизненно-важные сведения. С середины XIX в., с распространением телеграфа, скорость передачи информации многократно возросла. Это сделало контроль за ее распространением достаточно сложным процессом, а СМИ получили возможность получать «свежие» сведения с мест событий. Как следствие, сведения, имевшие большое военное значение и не подлежащие разглашению, становились достоянием широкой общественности.
Во время Русско-японской войны 1904−1905 гг. на театре военных действий присутствовало 140 военных корреспондентов, среди которых 38 были иностранцами [1].
Среди корреспондентов были такие известные писатели, как Н. Г. Гарин-Михайловский, Н. М. Немирович-Данченко, представлявшие газету «Русское слово», Ю. Л. Елец и В. Л. Кинг-Дедлов, командированные «Новым временем». Официальным корреспондентом «Правительственного вестника» выступал подполковник В. А. Апушкин, позже замененный полковником Генерального штаба С. Добровольским [11].
Многие офицеры действующих армии и флота, в том числе занимающие высокие должности, брали на себя роль «добровольных» корреспондентов, занимаясь написанием статей о ходе боевых действий или просто отправляя в редакции периодических изданий копии своих рапортов. Данный факт стал причиной широкого доступа посторонних людей к информации, которая в военное время не должна подлежать разглашению (списки потерь среди личного состава, доставка подкреплений).
© Пышнограев С. В. 2012
В подобных условиях возникла необходимость организации специальных органов цензуры, которые должны были следить за передаваемыми сведениями, препятствуя распространению важной и секретной информации.
1 февраля 1904 г. при Главном управлении по делам печати Министерства внутренних дел состоялось совещание по вопросу организации военной цензуры во время Русско-японской войны. На совещании присутствовали представители Военного и Морского министерств. В результате был выработан план организации системы военной цензуры на время военных действий. Сущность его заключалась в следующем: все известия и статьи, предназначенные к помещению в периодические издания и касающиеся военных приготовлений, передвижения войск и флота, а также боевых действий, подлежали предварительному рассмотрению компетентными военными властями, а именно: полевым и морским штабами наместника на Дальнем Востоке, Особой комиссией из чинов Военного и Морского министерств, с участием Главного управления по делам печати и аналогичных комиссий при штабах военных округов. Основное внимание уделялось цензуре телеграмм о ходе военных действий [4, с. 91].
3 февраля 1904 г. начала свою работу Петербургская особая комиссия, вскоре подобные комиссии были организованы при штабах всех военных округов.
Непосредственно на театре военных действий распоряжение об установлении цензуры последовало 5 февраля 1904 г. приказом наместника на Дальнем Востоке № 105 [7, д. 3504, л. 6]. Цензура устанавливалась относительно «всех известий и статей, касающихся действий армии и флота», и была возложена на полевой и морской штабы наместника. Данный приказ касался только официальных известий, передающихся корреспондентами, но никак не затрагивал частную корреспонденцию, которая стала дополнительным источником распространения не подлежащих огласке сведений.
13 февраля 1904 г. приказом наместника № 132 была установлена цензура частных телеграмм [Там же]. Согласно приказу пользование телеграфом в частных случаях разрешалось только при условии предварительной цензуры отправляемых сообщений. Она была возложена на комендантов (в крепостях) и местных войсковых начальников для всех категорий лиц, не состоящих на государственной службе, цензурирование телеграмм государственных служащих, в том числе и военных, возлагалось на непосредственное начальство. Стоит отметить, что разрешение на отправление телеграмм должно было быть заверено печатью лица, ответственного за цензуру или учреждения, в котором проводилась проверка сообщения.
29 февраля 1904 г. для улучшения работы органов цензуры на Дальнем Востоке были созданы цензурные комиссии. Располагались они в следующих городах: Владивостоке, Ляояне, Порт-Артуре, Хабаровске, Харбине [Там же, л. 7].
Без разрешения цензурных комиссий ни одно сведение о военных действиях не могло быть принято на телеграфе [6, д. 50, л. 22 об.].
Позднее (14 и 24 марта 1904 г. соответственно — С. П.) цензурные комиссии были образованы на Сахалине и в Инкоу [7, д. 3504, л. 7]. С этого момента устанавливалась двойная цензура корреспонденции военнослужащих — их цензурировало начальство и цензурные комиссии. Кроме того, цензура распространялась на частные письма, идущие за границу, особенно в Англию, США и Японию.
Письма, адресованные за границу, должны были иметь на конверте разрешительные печати всех частей войск, штабов и военно-цензурных комиссий. Учреждение, поставившее печать, несло полную ответственность за содержание письма. Статьи русских журналистов, посылаемые для печати в российских периодических изданиях, освобождались от цензуры на театре военных действий, так как проходили обязательную военную цензуру в России [6, д. 50, л. 23].
Несмотря на предпринятые меры, нельзя говорить об эффективности цензуры, особенно касательно сообщений о военно-морских событиях. Причиной этого стал состав цензурных комиссий, в которых отсутствовали морские офицеры (за исключением цензурных комиссий Владивостока и Порт-Артура, а также морского штаба наместника — С. П.). Состоящие из сухопутных офицеров, органы цензуры не могли квалифицированно оценить важности сведений, касающихся положения военно-морского флота. Для решения этой проблемы 29 июня 1904 г. приказом № 530 наместника на Дальнем Востоке Е. И. Алексеева цензура сообщений о действиях флота была подчинена общим правилам, а для качественной цензуры таких известий в цензурные комиссии были включены морские офицеры [7, д. 3504, л. 8]. В Мукдене, где находилась ставка наместника, цензура была возложена на его морской походный штаб, а в городах, где отсутствовали комиссии, — на старших морских начальников. Согласно данному приказу была образована еще одна цензурная комиссия, располагавшаяся в Николаевске.
При А. Н. Куропаткине было образовано особое цензурное отделение при управлении генерал-квартирмейстера. Отделение выполняло следующие задачи: 1) заведывание военными корреспондентами-
2) цензура телеграмм и корреспонденции, посылаемой из места расположения главной квартиры командования [Там же, л. 12].
С назначением главнокомандующим Н. П. Линевича произошло расширение задач цензурного отделения [Там же, л. 13]. Теперь ведомство выполняло следующие функции: 1) заведывание военными корреспондентами- 2) наблюдение за корреспонденцией иностранных военных агентов- 3) прочтение иностранных газет и журналов и выборка из них сведений, касающихся японских вооруженных сил- 4) производство военной цензуры- 5) наблюдение за посылкой бесцензурных сведений за границу и телеграмм в Россию.
Для цензурных комиссий Главным штабом совместно с Главным морским штабом был составлен перечень сведений, не подлежащих оглашению.
Пропуску в печать не подлежали сведения, содержащие:
1) критику распоряжений и действий начальствующих лиц-
2) передвижения, маневры и иные действия военных кораблей и морских команд-
3) расположение и передвижение по театру военных действий начальствующих лиц, штабов, войск, эскадр, судов, транспортов, тыловых учреждений, сообщения о движении судов из одного порта в другой-
4) результаты бомбардировок российских портов и укреплений-
5) информацию об организации военных отрядов, дислокации и численности войск, планах командования-
6) данные о вооружение войск, крепостей, подготовке позиций, снабжении продовольствием, санитарном состоянии воинских подразделений-
7) сведения о подготовке войск, кораблей и экипажей и переброске их на театр военных действий, сообщения об усилении или выделении частей из состава эскадр или морских отрядов-
8) данные о состоянии транспортных путей-
9) фамилии убитых и раненых до официального их оглашения-
10) непроверенные сведения, которые могут вызвать «в публике излишнее беспокойство» (курсив наш — С. П.) [Там же, л. 14−15].
Такие подробные инструкции по борьбе с распространением секретных сведений не приносили полного контроля над информацией, посылаемой с театра военных действий, поскольку затрагивали только российскую территорию. Существовал относительно законный способ передачи корреспонденции через нейтральные страны (в основном Китай — С. П.), не подвергая ее при этом цензорской проверке. Наиболее компрометирующие сведения могли пересылаться частными китайскими почтами, которые содержались местными торговыми фирмами для личных нужд и не подлежали никакому контролю со стороны России [Там же, л. 30−31].
Обилие инструкций и размытость некоторых из них стали причиной низкого качества работы органов цензуры. Как отмечено в составленном в 1905 г. цензурным отделением штаба главнокомандующего «Отчете о применении цензуры на театре войны», сначала цензура была затруднительна ввиду отсутствия четких указаний, потом затруднена ввиду их обилия [9, д. 3504, л. 15].
Для регламентации работы цензурных комиссий и организации контроля за деятельностью прессы осенью 1904 г. были изданы «Правила распубликования известий, имеющих отношение к Русско-Японской войне» [7, д. 3504, л. 15].
Согласно данному документу все допущенные в печать сведения должны были содержать признаки разрешения к печати. В качестве признаков выступали полный чин и фамилия лица, выдавшего разрешение- известия, пропущенные особой комиссией, сопровождались подписью цензора и казенной печатью [10, д. 101, л. 1 об.].
Известия из иностранных газет, публикуемые в российских изданиях, не подлежали военной цензуре и печатались на общих основаниях цензурного устава. Обязательным условием была ссылка на первоисточник. Аналогичная ситуация сложилась и со статьями в российских бесцензурных газетах, таких как «Правительственный вестник» и «Русский инвалид». Подцензурные издания могли перепечатывать их публикации беспрепятственно, но с указанием газеты, откуда произошло заимствование.
Таким образом, Русско-японскую войну Российская империя провела с неотлаженной системой военной цензуры. Инструкции, писавшиеся для цензурных комиссий, были сложны и расплывчаты. Деятельность органов цензуры не могла охватить все источники сведений о событиях на театре военных действий.
Среди положительных сторон стоит отметить организацию цензурных комиссий непосредственно на театре боевых действий, что позволяло оперативно реагировать на факты распространения нежелательной информации.
Вторым позитивным моментом стало создание инструкций для особых комиссий штабом главнокомандующего на Дальнем Востоке, благодаря чему основной акцент делался на действительно необходимых мерах по организации контроля корреспонденции.
Тем не менее принятые меры не могли привести к безусловным результатам, так как не были проведены решительно во всех направлениях, в особенности в отношении почт.
Список литературы
1. Айрапетов О. Р. Пресса и цензура в Русско-японскую войну // Русско-японская война 1904−1905: взгляд через столетие: международный исторический сборник / под ред. О. Р. Айрапетова. М.: Три квадрата, 2004. С. 341−354.
2. Волковский В. Н. История информационных войн. СПб.: Полигон, 2003. Ч. 1. 502 с.
3. Вотинов А. Японский шпионаж в Русско-японскую войну 1904−1905 гг. М.: Воениздат НКО СССР, 1939. 72 с.
4. Деревянко И. В. «Белые пятна» Русско-японской войны. М.: Эксмо- Яуза, 2005. 416 с.
5. Российский государственный архив военно-морского флота (РГАВМФ). Ф. 32. Оп. 1.
6. РГАВМФ. Ф. 410. Оп. 1.
7. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1.
8. РГАВМФ. Ф. 470. Оп. 1.
9. РГАВМФ. Ф. 921. Оп. 2.
10. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1337. Оп. 1.
11. Смородина В. А. Русско-японская война в фотографиях иллюстрированных изданий // Русско-японская война 1904−1905: взгляд через столетие: международный исторический сборник / под ред. О. Р. Айрапетова. М.: Три квадрата, 2004. С. 323−340.
MILITARY CENSORSHIP ORGANIZATION DURING RUSSIAN-JAPANESE WAR PERIOD OF 1904−1905
Sergei Viktorovich Pyshnograev
Department of Russian History Voronezh State Pedagogical University s. pyshnograev@mail. ru
The author reveals the formation of military censorship system during the Russian-Japanese war of 1904−1905, pays attention to the documents regulating the activity of censorship commissions, basing on their analysis comes to the conclusion about military censorship effectiveness, and as a result of the research determines the positive and negative aspects of censorship organization at the theater of military operations.
Key words and phrases: military correspondence- military operations- press- Russian-Japanese war of 1904−1905- censorship.
УДК 332. 142:338. 124.4 Философские науки
В статье автор представляет методологию изучения кризисных явлений общества. В первой части работы дается критический анализ трудов отечественных и зарубежных философов, во второй части — собственная методология исследования переходных процессов общественного характера. В статье предпринята попытка разрешения противоречий между монизмом и дуализмом в познании на примере социальнофилософского анализа кризисных процессов общества в эпоху глобализации.
Ключевые слова и фразы: глобализация- дуализм- кризис- кризисное сознание- методология- мировоззрение- монизм- ценности.
Леонид Дементьевич Рассказов, к. филос. н.
Кафедра социальной работы и социологии
Сибирский государственный технологический университет
atropos@bk. ru
МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЙ ОБЩЕСТВА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ КАК ПУТЬ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ МЕЖДУ МОНИЗМОМ И ДУАЛИЗМОМ В ПОЗНАНИИ (c)
Актуальность темы исследования состоит в том, что до сих пор нет ясности о месте и роли методологии в анализе явлений общества переходного периода. Так, академик РАН В. С. Степин полагает, что «методология — учение о способах организации и построения теоретической и практической деятельности человека» [12, с. 420]. Автор проводит мысль об универсальности методологии и методов познания. Однако профессор А. А. Ивин среди всеобщих методов выделяет: 1) «метафизический (от греч. metaphysik — то, что после физики) метод — наука о сверхчувственных принципах и началах бытия» [8, с. 490]- 2) «диалектический (от греч. dialektikё ^есЬпё) — искусство вести беседу, спор) — как философская теория, утверждающая внутреннюю противоречивость как основной или даже единственный источник всякого движения и развития всего существующего и мыслимого» [Там же, с. 232]. Эти методы вполне подходят для познания явлений кризисной природы в целом, но требуют конкретизации. Например, с точки зрения метафизики, кризис — это непреодолимая преграда на пути всякого развития или полное крушение любой системы, а кризисные явления общества — это предвестники тупика и гибели человеческой цивилизации. Напротив, с точки зрения диалектики, кризис — это необходимый этап в развитии всякой системы, а кризисные явления общества -признаки его возможностей и перспектив. Обратимся к трудам зарубежных авторов, изучавших вопросы методологии познания природы и общества в разные исторические эпохи.
Например, Гераклит полагал, что «все сущее слажено в гармонию через противообращенность. Все возникает в силу противоположности, все течет, подобно реке, вселенная конечна, и космос один» [5, с. 15−19]. С одной стороны, согласно автору, космос — вечный, с другой — подвержен уничтожению. По мнению Аристотеля, «движению вообще противоположен покой, но отдельным видам движения отдельные виды движения. Возникновению соответствует уничтожение, увеличению — уменьшение, перемещению — пребывание на месте» [1, с. 88−89]. Он считал, что движение, по всей видимости, есть нечто непрерывное, а бесконечное проявляется, прежде всего, в том, что непрерывно. Согласно Аристотелю, «всякое изменение происходит из чего-нибудь во что-нибудь. Начало всех состояний есть сгущение или соединение и разрежение или разделение» [2, с. 103]. Так корифеи философии представляли кризисы или «переходные состояния», а также «вновь образованные качества» всего сущего.
© Рассказов Л. Д., 2012

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой