Прогностическая ценность фактора роста плаценты в развитии преэклампсии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ФАКТОРА РОСТА ПЛАЦЕНТЫ В РАЗВИТИИ ПРЕЭКЛАМПСИИ
О. В. Шетикова, Л.Е. Мурашко
ФГУ научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. Академика В. И. Кулакова росмедтехнологий ул. Академика Опарина, д. 4, 117 997, Москва, Россия
В статье представлены результаты изучения факторов роста плаценты и их прогностическая ценность в развитии преэклампсии. Показано, что существует отрицательная зависимость концентрации ФРП от тяжести преэклампсии и прямая зависимость со сроками ее наступления. Обнаружение уже во II триместре беременности сочетания снижения уровня ФРП в сыворотке крови с признаками нарушениями ФПК, а именно повышение ПИ и СДО, может явиться ранним предиктором развития ПЭ тяжелой степени в III триместре в среднем за 4 недели.
Ключевые слова: преэклампсия.
При современном уровне развития медицины преэклампсия (ПЭ) остается одной из важнейших проблем акушерства. Частота этого осложнения практически не снижается на протяжении последних двадцати лет и составляет по данным разных авторов 7−20% []. В России частота ПЭ занимает 3-е место в структуре материнской смертности. Известно, что доля преждевременных родов при ПЭ достигает 20−30%, перинатальная заболеваемость и смертность в 3−4 раза превышает популяционную [2].
Диагностика данного осложнения на стадии клинических проявлений, как правило, не представляет затруднений. Но в настоящее время остается актуальным поиск ранних предикторов развития данной патологии и разработка на основании этих данных четких профилактических мероприятий [3].
В патогенезе ПЭ принимает участие ряд тесно связанных между собой патологических факторов: нарушение процессов имплантации, дисфункция эндотелия, генерализованный сосудистый спазм, гиповолемия, гипоксия органов и тканей, в том числе маточно-плацентарного комплекса [4].
Для физиологического развития и течения беременности необходима успешная имплантация эмбриона. При П Э наблюдается торможение миграции и глубины инвазии трофобласта в том числе и за счет иммунологических и генетических отклонений. Поверхностное проникновение цитотрофобласта при преэклампсии не сопровождается адекватной адаптацией спиральных артерий матки к развивающейся беременности и приводит к плацентарной недостаточности и продукции факторов, определяющих повреждение эндотелия [5,6].
Контроль роста и развития плаценты осуществляется различными ангиогенными факторами, одним из которых является фактор роста плаценты (ФРП), оказывающий влияние на процессы миграции и инвазии клеток трофобласта. Изменения его уровня коррелирует с различными нарушениями функционирования плаценты в процессе гестации. Снижение содержания этого фактора в сыворотке крови беременных при преэклампсии указывает на нарушение пролиферации трофобласта и способствует повышению
проницаемости клеток эндотелия. В результате происходит поверхностная инвазия клеток трофобласта в спиральные артерии на ранних сроках беременности. Следовательно, изменение уровня ФРП может являться маркером нарушения функции плаценты, что требует дальнейшего детального изучения и исследования [7]. Вопрос участия и роли ФРП в развитии ПЭ остается до конца не изученным. Особенно актуальным при этом является анализ клинико-лабораторных взаимоотношений этого фактора и особенностей течения беременности.
В этой связи мы провели исследование, целью которого явилась оценка прогностической значимости фактора роста плаценты в генезе преэклампсии различной степени тяжести.
Материалы и методы. В отделении патологии беременных ФГУ НЦ АГиП им. академика В. И. Кулакова «Росмедтехнологий» в соответствии с целью исследования было обследовано 83 беременных на сроках от 24 до 40 недель в возрасте от 24 до 39 лет. Все обследуемые беременные были разделены на 3 группы:
I. Основная группа — 46 пациенток, беременность которых осложнилась ПЭ различной степени тяжести. В зависимости от степени тяжести ПЭ основная группа была разделена на две подгруппы:
a) беременные с ПЭ умеренной степени — 16 пациенток (34%) —
b) беременные с ПЭ тяжелой степени — 30 пациенток (66%).
Критерием включения в основную группу являлась одноплодная,
самопроизвольно наступившая беременность, осложнившаяся ПЭ. Степень тяжести ПЭ оценивали по классификации ISSHP, XVI World congress, 2008 г. В данной классификации ПЭ подразделяется по степени тяжести:
— умеренная (повышение АД до 140/90 — 160/110 мм рт. ст., выявленное при 2-кратном измерении с разницей как минимум 6 часов после 20-ой недели беременности- протеинурия более 300 мг/сут.- отеки распространенные- резкая прибавка в весе более 5 кг в неделю) —
— тяжелая (повышение АД во время отдыха в постели до 160/110 мм рт. ст. и выше, выявленное при 2-кратном измерении с разницей как минимум 6 часов после 20-й недели беременности- протеинурия более 5 г/сут.- олигурия, уменьшение суточного диуреза (& lt-500 мл), или определение уровня сывороточного креатинина свыше 1,2 мг/дл (независимо от предшествующей измерению величины), повышение уровня мочевой кислоты & gt-5 мг/дл- церебральные или зрительные расстройства- цианоз или проявления отека легких- боли в эпигастрии или в правом верхнем квадранте живота- нарушение функции печени — повышение АСАТ и АЛАТ свыше 70 ЕД/л- тромбоцитопения или явления микроангиопатической гемолитической анемии (выявляемой на основании изучения мазков периферической крови, повышения уровня билирубина свыше 1,2 мг/дл или повышенного уровня ЛДГ (600 ЕД/л и выше) — коагулопатия- ВЗРП.
Критериями исключения из исследования являлись многоплодная беременность, индуцированная беременность, наличие миомы матки, опухолевидные образования яичников, эндометриоз, сахарный диабет.
II. Группа сравнения — 16 женщин, перенесших ПЭ в предыдущие беременности, в том числе с перинатальными потерями. Все женщины были обследованы до наступления данной беременности. В зависимости от
выявленных нарушений осуществлялась их коррекция и подготовка к последующей беременности. Кроме этого, с ранних сроков всем этим женщинам проводились профилактические мероприятия, а также осуществлялся тщательный клинико-лабораторный мониторинг.
III. Контрольная группа — беременные (n=21) без тяжелых экстрагенитальных заболеваний, с неотягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом и физиологическим течением данной беременности.
При первичном обращении в ФГУ НЦ АГ и П им. В. И. Кулакова «Росмедтехнологий» беременные были тщательно обследованы: оценивались наследственность, акушерско-гинекологический анамнез, включая соматические и гинекологические заболевания.
Ультразвуковая фетоплацентометрия проводилась с целью определения срока беременности, массы тела и длины плода, толщины, локализации и структуры плаценты. С целью оценки кровотока в системе мать-плацента-плод производили допплерометрическое исследование. При допплерометрии пуповинной артерии плода рассчитывались следующие индексы, на основании которых качественно и количественно оценивались кровотоки: пульсационный индекс (ПИ) — PI=(S-D)/A (Gosling, 1976) — систоло-диастолическое отношение (СДО) S/D (Stuart & amp- Drumm, 1980), где S — пиковое значение кривой в систолу, D — минимальное значение кривой в диастолу, A — среднее значение за сердечный цикл.
Всем пациенткам определяли уровень ФРП в сыворотке крови беременных во II и III триместрах с помощью метода иммуноферментного анализа. Взятие крови производили следующим образом: у пациенток из локтевой вены натощак брали 5,0 мл крови. Кровь центрифугировали в течение 10 минут при 2800 оборотах в минуту. Отбирали сыворотку крови в пластиковые пробирки объемом 1,5 мл и хранили до проведения исследования при температуре -70° С. Уровни ФРП определяли с помощью наборов реактивов фирмы R& amp-D systems (USA). Содержание ММП-2 -9 — Human MMP-9(total), Human /Mouse/ Rat/MMP-2(total) определяли также с использованием наборов фирмы R& amp-D systems (USA).
Статистическая обработка материалов и оформление работы проводилось с использованием пакета прикладных программ Microsoft Office 2007 и Statistica 6, SPSS. В работе были применены следующие методы обработки данных: 1. Критерий ч2 для таблиц сопряженности признаков, рассчитанный с поправкой Йейтса на непрерывность или поправки Бонферрони в случае необходимости. Значение 2=3,841 являлось критическим для уровня значимости p & lt- 0,05. При незначительном количестве наблюдений в сравниваемых группах (ожидаемые значения в одной из клеток & lt- 5) использовался двусторонний точный критерий Фишера. 2. Сравнительный анализ переменных с помощью критерия Вилкоксона-Маина-Уитни или t-критерия Стьюдента для несвязанных совокупностей (в зависимости от результатов предшествующей проверки на нормальность). 3. Количественные показатели представлены в виде М ± SD. 3. Для определения корреляционного анализа использовалась ранговая
корреляция Спирмена. Учитывались все коэффициенты значимо отличные от нуля (р& lt-0,05).
Результаты исследования. Женщины в обследованных группах не различались по возрасту. Средний возраст женщин в основной группе составил 31,6±5,4 лет, в группе сравнения — 31,7±7,3 лет, а в контрольной группе -27±5,7лет.
При оценке течения настоящей беременности у обследованных женщин обращало на себя внимание то, что тенденция к подъему АД и альбуминурии в подгруппе 1Ь. прослеживалась уже со II триместра беременности. В основной группе сочетание АГ и отеков наблюдалось у 7 беременных (15,2%), артериальной гипертензии и протеинурии — у 3 беременных (6,52%). Классическая триада Цангемейстера встречалась у 36 беременных (78,3%). У подавляющего большинства женщин (п=23) погруппы 1Ь. имело место 4 симптомов ПЭ, в то врем как у беременных с умеренной ПЭ (подгруппа 1а.) в основном выявлялось 2 симптома (п=10). Только у 3-х пациенток этой группы имели место три симптома ПЭ, и четыре симптома — также у 3 женщин.
Частота плацентарной недостаточности (ПН), развившийся на фоне ПЭ, в основной группе составила 50,0% (у 23 беременных). Из них в подгруппе 1а. она не развилась, тогда как в подгруппе 1Ь. — у 23 беременных (76,6%). Гипотрофия плода выявлялась у 24 беременных (52,2%) с ПЭ, из них в подгруппе 1а. — у 2 беременных (12,4%), а в подгруппе 1Ь. — у 22 беременных (91,7%). Хроническая внутриутробная гипоксия плода была диагностирована у 14 беременных основной группы (30,4%): из них в подгруппе 1а. — у 1 беременной (6,2%) и в подгруппе 1Ь. — у 13 беременных (42,9%).
Особое внимание было уделено встречаемости сочетанных осложнений, наибольшее количество которых было зарегистрировано в подгруппе 1Ь. (ПЭ тяжелой степени) в сравнении с группой контроля и подгруппой 1а. (р& lt-0,005).
Всем женщинам основной группы с момента первого поступления в ОПБ НЦ АГ и П проводилось комплексное лечение, которое включало лечебно-охранительный режим, диету, дифференцированную антигипертензивную терапию под контролем АД, дегидратационную, дезинтоксикационную терапию, коррекцию гипопротеинемии и гиповолемии, назначение антиаггрегантных и антикоагулянтных препаратов по показаниям, лекарственных средств, улучшающих фето-плацентарный кровоток. Несмотря на проводимую терапию, стабилизация патологического процесса наблюдалась только у беременных подгруппы 1а с ПЭ умеренной степени (81%). Только у 4-х беременных (19%) из подгруппы 1Ь. с ПЭ тяжелой степени удалось несколько стабилизировать процесс на относительно более длительный период времени по сравнению с другими женщинами этой подгруппы. Так, у 93,8% женщин подгруппы 1а удалось пролонгировать беременность до 37−38 недель, и лишь у одной роды произошли в 34−35 недель по причине преждевременного излития вод. У пяти женщин с тяжелой ПЭ (подгруппа 1Ь) на фоне начатого лечения беременность была пролонгирована на срок до 37−38 недель, у остальных беременных этой подгруппы средняя длительность терапии составила только до 2−3 недель.
Следовательно, для ПЭ умеренной степени было характерно позднее начало, медленное, более доброкачественное течение, отсутствие ПН и возможность ее компенсации с помощью своевременно назначенного адекватного лечения. ПЭ тяжелого течения характеризовалась более ранним началом, полисимптомным проявлением, быстрым развитием ПН и рефрактерностью к лечению, что потребовало досрочного родоразрешения в большинстве случаев.
В группе сравнения ПЭ развилась у семи беременных (43,85%), из них у 4 беременных — в сроке 29−31 неделя и у 3 — после 35 недель. Средний срок наступления ПЭ в группе риска составил 32 ± 5 недель. Все женщины этой группы на этапе подготовки к беременности получали соответствующую профилактическую терапию. Сочетание А Г и протеинурии имело место у 3 беременных (18,75%) из этой группы, а классическая триада Цангемейстера — у 4 беременных (12,5%). Ни у одной женщины в этой группе не встречалось более 4 симптомов ПЭ. Только у 2 женщин из группы сравнения ПЭ осложнилась ПН, гипотрофией плода и хронической внутриутробной гипоксией. ПН, развившаяся в группе сравнения у других 2-х беременных, не была связана с ПЭ, но сочеталась с гипотрофией плода и внутриутробной гипоксией плода.
Если во время беременности в этой группе диагностировались признаки нарушения маточно- или фетоплацентарного кровотока, то они носили кратковременный характер и нормализовались в динамике. Это позволило в большинстве случаев родоразрешить женщин при доношенном или близком к нему сроке беременности.
В целом частота осложнений, таких как гипотрофия плода, хроническая внутриутробная гипоксия плода, ПН и развитие ПЭ в основной группе и в группе сравнения встречалась достоверно чаще по сравнению с контрольной группой (p& lt-0,001). При развитии ПЭ тяжелой степени у женщин основной группы отмечено более раннее ее начало и значительное количество сочетанных осложнений. При развитии ПЭ у 25% женщин в группе риска это осложнение во всех случаях имело умеренную степень выраженности и не прогрессировало при развитии беременности.
В нашем наблюдении оценивался характер динамики ФРП во II и III триместре у женщин с различной степенью тяжести ПЭ и при физиологической беременности (табл. 1). Средние значения концентрации ангиогенного фактора ФРП в сыворотке крови в контрольной группе во II триместре беременности составили 337,1±29,7 пгмл, а в III триместре — 477,5±80,8 пгмл соответственно. В целом концентрация ФРП в сыворотке крови у обследованных нами женщин с физиологическим течением беременности напрямую зависела от сроков гестации (коэффициент корреляции R=0,338- P=0,0049). Увеличение концентрации ФРП по мере прогрессирования физиологической беременности подтверждает участие данного фактора в процессе ангиогенеза в плаценте. В группе сравнения средние значения концентрации ФРП были достоверно ниже и составили во II триместре 129,1±40,6 пгмл, а в III триместре 151,1±61,6 пгмл (p & lt-0,05 в сравнении с группой контроля).
Таблица 1
Средние значения концентрации ФРП (пгмл) в сыворотке крови в обсследуемых группах во II и III триместрах
Срок беременности I группа II группа (n=16) III группа (n =21)
подгруппа 1a. (n=16) подгруппа 1b. (n=15)
II триместр -- 56,1±23,5* 129,1±40,6* 337,1±29,7
III триместр 124,5±44,1* 80,5±31,3* 151,1 ±61,6* 477,5±80,8
Примечание: *- достоверное различие по отношению к контрольной группе (p& lt-0,05).
В подгруппе 1а. основной группы развитие ПЭ умеренной степени во II триместре не наблюдалось. В данной подгруппе осложнение характеризовалось более поздним развитием (после 32 недель). Поэтому определение концентрации ФРП в этой подгруппе во II триместре не проводилось.
В III триместре беременности среднее значение концентрации ФРП в подгруппе 1а. составило 124,5±44,1 пгмл, что было достоверно ниже по сравнению с контрольной группой и группой сравнения (р& lt-0,05). В подгруппе 1Ь. с ПЭ тяжелой степени среднее значение концентрации ФРП составило во II триместре 56,1±23,5 пгмл, в III триместре — 80,5±31,3 пгмл, что было достоверно ниже, чем у женщин не только в группе контроля, но и в группе сравнения и в подгруппе 1а. (р& lt-0,05).
Следовательно, у беременных основной группы при ПЭ наблюдается резкое снижение концентрации ФРП, особенно при ее тяжелой степени в сравнении с контролем и группой сравнения.
Кроме того выявили сильную прямую достоверную корреляционную зависимость сроков гестации и уровня ФРП в группе женщин с ПЭ (коэффициент корреляции Я=0,6404- Р=0,001) и отрицательную зависимость концентрации ФРП от тяжести ПЭ (коэффициент корреляции -0,596- р=0,000), поэтому проследили зависимость степени снижения концентрации ФРП в сыворотке крови от срока развития ПЭ. Обнаружено, что в случаях развития ПЭ на ранних сроках (до 32 недель) беременности концентрация ФРП была меньше в 6 раз, а при возникновении ПЭ на поздних сроках (после 34 недель) концентрация ФРП была меньше в 3,5 раза по отношению к контрольной группе, соответственно (р& lt-0,05).
Таким образом, чем тяжелее была ПЭ, тем меньше был уровень ФРП. Причем его концентрация снижалась еще задолго до развития ПЭ тяжелой степени, что позволяет использовать этот фактор как ранний предиктор ПЭ.
При оценке взаимосвязи концентрации ФРП и с данными допплерометрического исследования выявили следующие закономерности. Уровень ФРП находился в обратной зависимости от пульсационного индекса (Я=-0,62- Р=0,01 и Я=-0,74, Р=0,0000) и систоло/диастолического отношения (Я=-0,63- Р=0,01 и Я=-0,53- Р=0,002) в III триместре беременности в подгруппах 1а. и 1Ь. соответственно у женщин с ПЭ. Так же была обнаружена подобная обратная зависимость и во II триместре в группе женщин с тяжелой ПЭ.
Интересные данные были получены в отношении динамики концентрации ФРП в сыворотке крови в группе сравнения. У женщин этой группы его концентрация была достоверно ниже, чем в группе контроля (129,1±40,6 У8.
337,1±29,7), но также и достоверно выше, чем в группе 1Ь. (56,1±23,5) (р & lt- 0,05). Наблюдалось повышение этого показателя по мере прогрессирования беременности. Однако и в III триместре он был у женщин этой группы достоверно ниже, чем в контрольной (151,1±61,6 У8. 477,5±80,8), но по-прежнему превышая концентрацию ФРП у женщин с ПЭ как тяжелой (80,5±31,3), так и умеренной степени (124,5±44,1) (р & lt- 0,05).
По всей вероятности, комплексные мероприятия по подготовке к беременности, профилактика на ранних сроках беременности позволяют избежать развития тяжелой формы ПЭ.
Из этого следует, что обнаружение уже во II триместре беременности сочетания снижения уровня ФРП в сыворотке крови с признаками нарушениями ФПК, а именно повышение ПИ и СДО, может явиться ранним предиктором развития ПЭ тяжелой степени в III триместре в среднем за 4 недели. Проведение своевременного комплексного лечения (антигипертензивной, антиаггрегантной, метаболической терапии) женщинам из группы сравнения без клинических проявлений ПЭ (10 — во II триместре и 6 — в III триместре беременности), имеющих низкий уровень ФРП, позволило улучшить показатели кровотоков и повысить уровень ФРП по сравнению со II триместром.
Следовательно, систематическое проведение допплерографии и определение в сыворотке крови концентрации ФРП у беременных во II триместре, в анамнезе которых была ПЭ в предыдущие беременности, может явиться прогностическим фактором риска этого осложнения. Проведение своевременной и адекватной профилактики может дать как снижение частоты развития ПЭ, так и степени ее тяжести.
Обсуждение результатов. Причины, лежащие в патогенезе ПЭ, пока не до конца изучены, но, по всей видимости, патологические процессы этого осложнения беременности закладываются на самых ранних этапах гестации. Первичный дефект при ПЭ, по всей видимости, обусловлен недостаточной инвазией трофобласта в спиральные артерии матки вследствие недостаточного иммунного ответа матери на аллоантигены плода и усиления цитотоксического эффекта материнского организма на фетоплацентарный комплекс [1,8].
Известно, что развитие беременности невозможно без четкого функционирования плацентарной сосудистой системы, формирование которой регулируется наряду с другими внутриклеточными компонентами, факторами роста. Изменение их продукции является универсальным патогенетическим механизмом развития основных осложнений беременности [9]. Оценка степени тяжести ПЭ относится к сложным вопросам, так как доступные клинико-лабораторные показатели далеко не всегда отражают изменения, происходящие в системе мать-плацента-плод. Определение и поиск более точных маркеров, отражающих многосторонность патогенеза ПЭ, и значимых критериев оценки ее может способствовать раннему прогнозированию и своевременному лечению. Поиск ранних маркеров прогнозирования ПЭ продолжается. Особую роль в развитии плацентарного кровообращения, а также функционировании плацентарного комплекса принадлежит ФРП. Увеличение концентрации этого
фактора в процессе прогрессирования беременности обусловлено интенсивным ростом клеточных структур плаценты, который должен быть скоординирован с развитием сосудистой системы. По данным ряда исследований, значительный рост продукции ФРП до 28 недель при физиологической беременности является безусловным показателем увеличения плацентарного кровообращения [10,11,12].
Известно, что факторы роста способны продуцироваться эмбриональными тканями и стимулируют пролиферацию клеток плаценты и плода, принимая активное участие в процессах ангиогенеза и неоваскуляризации [13,14,15]. ФРП является одним из основных активаторов ангиогенеза в плацентарной ткани [16]. Изменение уровней и соотношение различных ангиогенных факторов, и ФРП в том числе, во время беременности может явиться одной из причин развития ПЭ, что позволяет использовать эти закономерности как предикторы ПЭ на ранних сроках.
При нарушении динамики ФРП, в процессе развития беременности, было отмечено наличие метаболических изменений в плаценте, что являлось неблагоприятным прогностическим признаком для плода и новорожденного. Разнонаправленные изменения продукции ФРП в течение физиологического гестационного периода указывают на преобладание роли ФРП в регуляции сосудистой системы на определенных этапах его развития. При нарушении динамики ФРП в процессе развития беременности рядом авторов отмечены метаболические изменения в плаценте, что являлось неблагоприятным прогностическим признаком для плода и новорожденного [17].
В этой связи, в нашем исследовании, прослежена динамика изменений концентрации в сыворотке периферической крови ФРП во II и III триместрах у беременных обследованных групп.
У женщин с ПЭ концентрация ФРП во II и III триместре была достоверно ниже, чем в контрольной группе (р& lt-0,05).
Нами было выявлено, что тяжесть течения ПЭ коррелирует со степенью снижения концентрации ФРП в сыворотке у беременных. В основной группе у женщин с ПЭ умеренной степени тяжести концентрация ФРП была достоверно ниже во II и III триместре в 3,5 раза по сравнению с контрольной группой (р& lt-0,001). В основной группе у женщин с ПЭ тяжелой степени тяжести концентрация ФРП была достоверно ниже, во II триместре — в 6 раз, в III триместре — 3,5 раза по сравнению с контрольной группой (р& lt-0,001). Аналогичные данные были получены и рядом других исследователей [18,19,20]. Сниженное содержание ФРП в крови у пациенток с ПЭ свидетельствует о сниженной функции трофобласта и эндотелиальной дисфункции, а также развитии плацентарной недостаточности [21,22].
В нашем исследовании при проведении допплерометрии у пациенток в основной группе с ПЭ тяжелой степени выявлялось нарушение маточно-плацентарного иили плодово-плацентарного кровотока (НМППК), что напрямую коррелировало со снижением концентрации ФРП. У этой группы женщин снижение уровня ФРП было достоверно большим по сравнению с пациентками, у которых не было нарушений кровотоков (р& lt-0,05). Выявление низкого уровня ФРП в сыворотке крови во II триместре и нарушение НМППК
как правило ассоциируется с высоким риском и ранним началом ПЭ, что и было показано в нашем исследовании (табл. 2).
Таблица 2
Корреляционный анализ концентрации ФРП в сыворотки крови с анализируемыми данными
допплерометрии ФПК в группе с ПЭ
Анализируемые показатели Концентрация ФРП
I группа
общая подгруппа 1 a. подгруппа 1 b.
n=46 n=16 n=26
ПЭ умеренной или тяжелой степени -0,596 p=0,000
Пульсационный индекс -0,408 p=0,005 -0,620 p=0,010 -0,736 p=0,000
Систо-диастолическое отношение -0,670 p=0,000 -0,627 p=0,009 -0,534 p=0,002
Соответствующая неделя беременности 0,800 p=0,000 0,620 p=0,010 0,723 p=0,000
Расхождение в неделях от нормы -0,589 p=0,000 -0,628 p=0,009 -0,699 p=0,000
Также выявлена взаимосвязь понижения концентрации ФРП в зависимости от срока развития ПЭ. В случае развития ПЭ на ранних сроках (до 32 недель) беременности уровень ФРП был меньше в 6 раз, а при возникновении преэклампсии на более поздних сроках (после 35 недель) уровень ФРП был меньше в 3,5 раза по сравнению с контрольной группой (p& lt-0,05). Следовательно, для ПЭ тяжелой степени тяжести, как правило, характерно развитие фетоплацентарной недостаточности, раннее начало (до 32 недель), длительное прогрессирующее течение, сочетание с тяжелой соматической патологией. Как правило, это сопровождается НМППК с развитием синдрома задержки роста плода (СЗРП). При этом отмечены выраженные изменения ангиогенных факторов (ФРП), связанные с нарушением ангиогенеза в плаценте и плацентарном ложе матки.
Развитие П Э умеренной степени характеризовалось более поздним (после 35 недель) развитием, отсутствием или умеренным проявлением признаков. Уровень ФРП при этом снижается не столь сильно как при тяжелых формах ПЭ [23,14]. Важно отметить, что в нашем исследовании уровень ФРП снижался еще за 4 месяца до изменения показателей допплерометрии.
Таким образом, в нашем исследовании было показано, что снижение уровня ФРП происходит задолго до появления клинических проявлений ПЭ, что позволяет использовать этот фактор совместно с допплерометрическим исследованием как ранний предиктор ПЭ и своевременно начать специфические профилактические мероприятия.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Сидорова, И. С. Гестоз /И.С. Сидорова, — М.: Медицина, 2003. -416с. -с. 23−150
[2] Айламазян, Э.К., Гестоз: теория и практика / Э. К. Айламазян, Е. В. Мозговая. -М. :"МЕДпресс-информ", 2008. -272с. -с. 87−123.
[3] Шифман, Е. М. Преэклампсия, эклампсия, HELLP- синдром./ Е. М. Шифман. -Петрозаводск, -2003. -230с. -154−173с.
[4] Серов, В. Н. Эклампсия. Руководство для врачей / В. Н. Серов, С. А. Маркин, А. Ю. Лубнин. — М.: Медицинское информационное агенство, -2002. -213с.
[5] Сухих, Г. Т. Иммунология беременности / Г. Т. Сухих, Л. В. Ванько. -М.: Издательство РАМН, 2003. -400с. -с. 148−152.
[6] Соболева Г. М., Сухих Г. Т. Семейство матриксных металлопротеиназ: общая характеристика и физиологическая роль. // Акушерство и гинекология. — 2007. — N 1. -С. 5−8
[7] De Jager C.A., Linton E.A., Spyropoulou I., Sargent I.L., Redman C. W. MMP-9, placental syncytiotrophoblast and the endothelial dysfunction of preeclampsia. // Placenta. -2003. -Vol. 24. -N1. -P. 84−91
[8] Сидельникова, В. М. Гемостаз и беременность / В. М. Сидельникова, П. А. Кирющенков. -М.: «Триада-Х», 2004. -208с. -с. 24−58.
[9] Sikkema J.M., Franx A. Placental superoxide is increased in preeclampsia. \Placenta. -2001- Vol. 22. -N4.- P. 304−308
[10] Torry D.S., Wang H.S., Wang T.H., Caudle M.R., Torry R.J. Preeclampsia is associated with reduced serum levels of placenta growth factor.\ J Obstet Gynecol. -1998. -Vol. 179. N6. -P. 1539−1544
[11] Torry D.S., Mukherjea D., Arroyo J., Torry R.J. Expression and function of placenta growth factor: implications for abnormal placentation.\ J Soc Gynecol Investig. -2003.- Vol. 10. -N4. -P. 178−88
[12] Tsatsaris V., Goffin F., Foidart J.M. Circulating angiogenic factors and preeclampsia.\ N Engl J Med.- 2004. -Vol. 350. -P. 2003−2004
[13] Breier G. Angiogenesis in embryonic development — a review. // Placenta.- 2000.- Vol. 21. -N3.- P. 11−15
[14] Chung l.B., Yelian F.D., Zaher F.M. Expression and regulation of vascular endothelial growth factor in a first trimester trophoblast all line.\ Placenta.- 2000.- Vol. 21.- N4. -P. 320−324
[15] Solomon C.G., Seely E.W. Preeclampsia — searching for the cause.\ N Engl J Med. -2004. -Vol. 350. -N7. -P. 641−642
[16] Reister F., Kingdom J.C., Ruck P., Marzusch K., Heyl W., Pauer U., Kaufmann P., Rath W., Huppertz B. Altered proteases expression by periarterial trophoblasts cells in severe early-onset preeclampsia with IUGR.\ -2006. -Vol. 34. -N4. -P. 272−279
[17] Бурлев В. А., Павлович С. В. Ангиогенез и ангиогенные факторы роста вв репродуктивной системы у женщин. //Проблемы репродукции. -1999. -№ 5.- с. 6−14
[18] Соболева Г. М., Шуршалина А. В, Сухих Г. Т. Активность матриксных металлопротеиназ -2 и -9 в сыворотке крови. // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. -2006.- Т. 141.- № 2. -С. 210−213
[19] Tjoa M.L., Oudejans C.B., van Vugt J.M., Blankenstein M.A., van Wijk I.J. Markers for presymptomatic prediction of preeclampsia and intrauterine growth restriction. // Hypertens Pregnancy.- 2004. -Vol. 23. -N2. -P. 171−189
[20] VanWijk M.J., Kublickiene K., Boer K. Vascular function in preeclampsia. // Cardiovasc. Res. -2000.- Vol. 47-P. 38−48
[21] Lindheimer M.D., Umans J.G. Explaining and predicting preeclampsia.\ N Engl J Med. -2006. -Vol. 7. -N10. -P. 1056−1058
[22] Wiks^m A.K., Larsson A., Eriksson U.J., Nash P., Nordйn-Lindeberg S., Olovsson M. Placental growth factor and soluble FMS-like tyrosine kinase-1 in early-onset and late-onset preeclampsia^ Obstet Gynecol.- 2007. -Vol. 109. -N6. -P. 1368−1374
[23] Сидорова И. С., Чехонин В. П., Гурина О. И., Габибов А. Г. и др. Молекулярные маркеры в оценке степени тяжести гестоза.\ Акушерство и гинекология.- 2008. -№ 4. -С. 6−11.
PROGNOSTIC VALUE OF PLACENTAL GROWTH FACTOR IN DEVELOPMENT OF PREECLAMPSIA
O.V. Shetikova, L.E. Murashko
Research Centre for Obstetrics. Gynaecology and Perinatology named after V.I. Kulakov Akademika Oparina st., 4, 117 997, Moscow, Russia
The result of the study of placental growth factor (PlGF) concentration and their prognostic value are presented in this article. The concentration of PGF in the blood serum of the pregnant women with physiological course of pregnancy indirectly depended of gestation term. It was shown that decreased PlGF level in association with disturbed parameters of fetoplacental hemodynamics (increase of PI and S/D) can be considered to be the early predictors of PE development.
Key words: preeclampsia.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой