О роли блокаторов кальциевых каналов в фармакологической коррекции экспериментального нефролитиаза

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О РОЛИ БЛОКАТОРОВ КАЛЬЦИЕВЫХ КАНАЛОВ В ФАРМАКОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО НЕФРОЛИТИАЗА
А. Ю. Жариков, Я. Ф. Зверев, В. М. Брюханов, В. В. Лампатов, О. В. Азарова, О. С. Талалаева, Ю.Г. Мотин
ГОУ ВПО Алтайский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России, Барнаул
E-mail: zharikov_a_y@mail. ru
TO THE ROLE OF CALCIUM CHANNEL INHIBITORS IN PHARMACOLOGICAL CORRECTION OF EXPERIMENTAL NEPHROLITHIASIS
A. Yu. Zharikov, Ya.F. Zverev, V.M. Bryukhanov, V.V. Lampatov, O.V. Azarova, O.S. Talalaeva, Yu.G. Motin
Altay State Medical University, Barnaul
Изучено влияние нифедипина на течение экспериментального нефролитиаза. Эксперименты проведены на 30 самцах беспородных крыс. Первая (контрольная) группа животных на протяжении 6 недель получала в виде питья 1%-й раствор этиленгликоля (ЭГ). Крысам второй группы (подопытная группа), начиная с 4-й недели, на фоне продолжающегося потребления ЭГ вводился нифедипин в дозе 10 мг/кг. Каждые 3−4 дня в моче, собранной за сутки, определялась концентрация ионов оксалата, фосфата и кальция, активность маркерных ферментов: лак-татдегидрогеназы (ЛДГ), у-глютамилтрансферазы (ГГТ) и N-ацетил-р-Б-глюкозаминидазы (НАГ), а также показатели активности свободно-радикального окисления (СРО) в почках. Гистохимическим методом Косса на почечных срезах крыс определялось наличие кальций-позитивных отложений. Применение нифедипина обусловило существенное облегчение протекания экспериментального нефролитиаза. Наблюдалось ослабление пересыщения мочи оксалат-ионами и ионами кальция, выраженное снижение ферментурии, а также ослабление процесса СРО. Было зафиксировано значительное уменьшение количества кальциевых отложений и их размеров. В результате проведенных экспериментов получены свидетельства эффективности нифедипина как средства терапии экспериментального нефролитиаза.
Ключевые слова: экспериментальный нефролитиаз, нифедипин, фармакологическая коррекция.
The aim of present investigation was to study niphedipine’s effect on the experimental oxalate nephrolithiasis. Experiments were performed on 30 male rats, which were divided in 2 groups. 1% solution of ethylenglycole (EG) was given as a drink to rats of the control group during 6 weeks. Experimental group was given EG during the six weeks and from the 4-th week niphedipine in dose of 10 mg/kg was prescribed. Every 3−4 days oxalate, phosphate and calcium concentrations, activity of urothelium injury’s marker enzymes: lactate dehydrogenase (LDH), y-glutamyl transferase (GGT), N-acetyl-p-D-glucose aminidase (NaG), and oxygen’s free radicals activity were detected in daily urine’s portion. Moreover, hystochemistry Van Koss method detected calcium deposits in the rats' kidneys. Treatment of experimental nephrolithiasis by niphedipine led to alleviation of pathology. It was indicated by the significant reduction of urine’s oxalate concentration, pronounced decrease of marker enzymes activity: LDH, GGT, NAG, and reduction of oxidative stress. Finally, morphological studies showed very significant reduction of calcium’s deposits' number and their sizes. The results of the present research revealed niphedipine’s therapeutically effect on the experimental oxalate nephrolithiasis.
Key words: experimental nephrolithiasis, niphedipine, pharmacological correction.
Введение
Мочекаменная болезнь (МКБ) — распространенное заболевание почек, которым в развитых странах мира страдают 10−15% трудоспособного населения. При этом существующие методы лечения МКБ в основном сводятся к хирургическим и ударно-волновым способам разрушения и удаления камней, а методы фармакологической
коррекции данного заболевания сегодня весьма ограничены [8].
Согласно современной минералогической классификации, практически все почечные камни состоят из кальциевых биоминералов (вевеллит, веделлит, апатит, бру-шит и др.) [5]. Установлено, что процесс образования кальциевых камней берет свое начало в интерстиции почеч-
ного сосочка, прилегающего к тонкому отделу петли Ген-ле, что обусловлено анатомическими и физиологическими особенностями данного отдела нефрона. При этом важнейшее значение здесь имеют процессы трансмембранного переноса ионов кальция, которые определяют первичное увеличение концентрации данного электролита в интерстициальном пространстве [3]. Известно, что на базальной мембране клеток дистальных канальцев, а также собирательных трубок внешнего и внутреннего мозгового веществ почки присутствуют кальциевые каналы L-типа (Сау1. 2-каналы) [9]. Не исключено, что они могут играть существенную роль в указанном выше транспорте ионов Са2+. В этой связи логично было предположить, что перспективным направлением фармакологической коррекции нефролитиаза может стать применение блокаторов кальциевых каналов. Однако данных, способных внести ясность в этот вопрос, в современной литературе не достаточно. Учитывая вышесказанное, целью настоящего исследования явилось изучение влияния нифедипина, классического блокатора кальциевых каналов L-типа, на течение экспериментального нефролити-аза.
Материал и методы
Эксперименты проведены на 30 самцах беспородных крыс массой 250−300 г, которые находились в индивидуальных клетках, приспособленных для сбора мочи в условиях стандартной диеты. Моделирование экспериментального нефролитиаза проводилось согласно общепринятой этиленгликолевой модели, суть которой заключается в том, что камнеобразование индуцируется длительным употреблением подопытными животными в виде питья 1%-го раствора этиленгликоля. Этиленгликоль (ЭГ)
— это низкомолекулярный двухатомный спирт, одним из продуктов метаболизма которого является оксалат-ион. Поэтому хроническое применение ЭГ приводит к пересыщению мочи солями CaC2O4, повреждению почечного эпителия, активации процессов свободно-радикального окисления, что в совокупности обусловливает отложение кальциевых депозитов преимущественно в интерстициальной ткани почечного сосочка [1].
Животные были разделены на 2 группы. Первая (контрольная) группа состояла из 15 крыс, которые на протяжении 6 недель получали в виде питья в свободном доступе 1%-й раствор этиленгликоля. Во второй группе (подопытная группа), включавшей остальных 15 крыс, начиная с 4-й недели, на фоне продолжавшегося потребления ЭГ животным ежедневно в течение последующих 3 недель внутрь через зонд вводилась взвесь субстанции нифедипина в 2%-й крахмальной слизи в дозе 10 мг/кг
Каждые 3−4 дня осуществлялся сбор суточного объема мочи, в которой определялась концентрация оксалат-ионов, фосфат-ионов и ионов кальция, а также измерялась экскреция креатинина. Оксалаты в моче определялись при помощи высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) на хроматографе «Милихром-А02″ (ЗАО „Эконова“, Новосибирск) по разработанной в нашей лаборатории методике [4]. В качестве элюентов использовались 80%-й раствор ацетонитрила при градиен-
те от 0 до 100% и 0,1%-й раствор серной кислоты. Скорость подачи элюентов — 100 мкл/мин, объем элюирования — 1000 мкл, температура хроматографической колонки — 35 °C. Детектирование проводилось при длине волны ^=210 нм. Для расчетов применялся калибровочный график, который строили, используя стандартный раствор оксалат-иона в концентрации 1 мг/мл (фирма Иика, США). Определение фосфат-ионов осуществляли методом фотоэлектроколориметрии (ФЭК) при длине волны ^=440 нм. Методика основана на реакции образования фосфорно-молибдено-ванадиевого комплекса, который имеет характерную желтую окраску. Ионы кальция в моче также определяли методом ФЭК по реакции с о-крезол-фталеин-комплексоном при длине волны ^=590 нм.
Кроме того, каждые 7 дней производилось измерение активности в моче маркерных ферментов повреждения почечного эпителия. В качестве таковых были выбраны: лактатдегидрогеназа — ЛДГ (характеризует степень цитолиза клеток), у-глютамилтрансфераза — ГГТ (свидетельствует о степени повреждения клеточных мембран),ацетил-р-Б-глюкозаминидаза — НАГ (демонстрирует функциональные нарушения нефроцитов). Активность ЛДГ определялась методом спектрофотометрии при длине волны ^=340 нм. В основе метода лежит реакция восстановления пирувата до молочной кислоты. Эта реакция катализируется ЛДГ, а ее скорость пропорциональна активности фермента. Каталитическая активность ГГТ, для измерения которой использовался метод ФЭК, рассчитывалась пропорционально количеству п-нитроанилина, образующегося в результате реакции взаимодействия Ь-у-глутамил-3-карбокси-4-нитроанилида и глицилглици-на. Детектирование п-нитроанилина осуществляли на фотоэлектроколориметре при длине волны ^=400 нм. Определение НАГ проводилось по модифицированной методике МагасИ. Согласно этой методике, активность НАГ пропорциональна количеству п-нитрофенола, образующегося в результате реакции гидролиза п-нитро^-ацетил-р-глюкозамида, которую катализирует указанный фермент. Измерение количества п-нитрофенола производилось спектрофотометрически при длине волны ^=400 нм. Активность всех определяемых ферментов рассчитывалась относительно концентрации креатини-на в моче, выражавшейся в мг/л, и обозначалась в условных единицах, как и/мг креатинина.
По истечении 6-й недели эксперимента с целью изучения активности в почечной ткани процесса свободнорадикального окисления (СРО), которая является важным индикатором литогенеза [6], а также для проведения морфометрических исследований срезов почек испытуемых животных крысы обеих групп подвергались декапитации путем дислокации шейного позвонка под эфирным наркозом с соблюдением требований Хельсинской декларации Всемирной медицинской ассоциации (2000). Активность процесса СРО оценивалась по совокупности показателей оксидантного и антиоксидантного статусов. Показатели оксидантного статуса определялись в гомогенате коркового вещества почек. Суммарный показатель концентрации всех прооксидантов и свободно-радикальных метаболитов, общая проксидантная активность (ОПА) оценивалась по интенсивности окраски флуоресцентного
комплекса, образующегося при взаимодействии продуктов перекисного окисления ТВИН-80 с тиобарбитуровой кислотой. Дополнительно определялась концентрация в ткани малонового диальдегида (МДА) и других тиобар-битуратреактивных продуктов окисления жирных кислот (ТБРП). Активность антиоксидантной системы также исследовалась в гомогенате коркового вещества почек. Для оценки антиоксидантного статуса клеток определялись показатели активности антиоксидантных ферментов: каталазы (КАТ), супероксиддисмутазы (СОД) и глутатионпероксидазы (гПо). Активность КАТ определялась по подавлению ферментом окисления молибдата натрия перекисью водорода. Активность СОД оценивалась по содержанию в пробе нитроформазана, окрашенного продукта восстановления нитротетразолия супероксид-ными радикалами. Маркером активности ГПО служило определение неокисленного глутатиона по цветной реакции с реактивом Эллмана.
Морфометрическое исследование почек крыс производили с использованием светооптической микроскопии. В качестве фиксирующей жидкости применяли 10%-й раствор формалина. Для оценки количества и размеров кальциевых депозитов срезы ткани толщиной 4−6 мкм окрашивали гематоксилином и эозином. На срезах толщиной 10−15 мкм гистохимическим методом Косса определяли наличие соединений кальция.
Полученные результаты обрабатывали статистическим методом вариационных рядов с использованием критерия Манна-Уитни. Все расчеты велись по общепринятым формулам. Результаты представлены в виде М±т, где М — выборочное среднее, т — ошибка среднего, выборка (п) для каждой из групп в конкретный период эксперимента представлена в таблицах, значения показателя статистической значимости (р) указаны в разделе „Результаты“.
Результаты
Проведенные эксперименты показали, что у крыс контрольной группы в ходе шестинедельного потребления ЭГ развивался выраженный оксалатный нефролитиаз, что подтверждалось характерными биохимическими и морфологическими признаками. Как следует из таблицы 1, до начала применения ЭГ оксалат-ионы в моче контрольных животных не выявлялись, однако уже на 3-й день опыта их концентрация существенно возросла, оставаясь на неизменно высоком уровне вплоть до окончания периода.
Концентрация фосфат-ионов в моче крыс контрольной группы, будучи стабильной в течение первых трех недель моделирования нефролитиаза, начиная с 21-го дня, приобретала тенденцию к снижению, в резуль-
Таблица 1
Показатели экскреторной функции почек у крыс контрольной группы в условиях экспериментального нефролитиаза
Дни Диурез, мл/сут. Оксалат, мг/мл Фосфат, мг/мл Кальций, мкмоль/мл Креатинин, ммоль/сут.
И/у 5,3+0,36 (п=15) — 9,1+0,38 (п=15) 1,8+0,10 (п=15) 7,1+0,38 (п=15)
Моделирование нефролитиаза
3 5,9+0,65 (п=12) 1,3+0,29* (п=12) 9,0+0,47 (п=12) 1,9+0,19 (п=8) 9,3+0,66* (п=8)
7 5,4±0,48 (п=15) 1,2+0,14* (п=15) 8,0+0,44 (п=15) 1,3+0,09* (п=15) 8,5+0,61 (п=15)
10 6,5+0,64 (п=9) 1,3+0,10* (п=9) 8,5+0,40 (п=9) Не определялось Не определялось
14 5,9+0,43 (п=15) 1,4+0,13* (п=15) 8,2+0,33 (п=15) 1,6+0,22 (п=15) 6,3+0,44 (п=15)
17 7,7+0,96* (п=15) 1,1+0,10* (п=15) 8,1+0,21 (п=15) 1,9+0,13 (п=15) 10,9+0,63* (п=15)
21 6,7+0,55* (п=15) 1,3+0,13* (п=15) 7,4+0,46* (п=15) 1,9+0,23 (п=15) 7,2+0,49 (п=15)
24 7,6+1,41 (п=15) 1,6+0,17* (п=15) 5,9+0,43* (п=15) 1,4+0,14 (п=15) 9,2+0,84 (п=15)
28 7,7+0,78* (п=15) 1,6+0,16* (п=15) 6,2+0,40* (п=15) 1,5+0,10 (п=15) 8,6+1,00 (п=15)
31 9,4+1,73* (п=8) 1,3+0,12* (п=8) 7,9+0,63 (п=8) 1,5+0,28 (п=8) Не определялось
35 8,2+1,01* (п=15) 1,3+0,12* (п=15) 6,1+0,50* (п=15) 1,6+0,06 (п=15) 8,4+0,74 (п=15)
38 5,6+0,64 (п=9) 1,7+0,21* (п=9) 8,2+0,17 (п=8) Не определялось 9,8+0,68* (п=9)
42 9,0+1,19* (п=15) 1,3+0,14* (п=15) 6,2+0,45* (п=15) 1,6+0,17 (п=15) 8,3+1,03 (п=14)
Примечание: здесь и далее: и/у — исходный уровень- звездочками обозначены статистически значимые изменения относительно исходного уровня (р& lt-0,05) — конкретные значения показателя (р) для наиболее важных изменений отражены в разделе & quot-Результаты».
Таблица 2
Влияние нифедипина в дозе 10 мг/кг на ферментативную активность в моче крыс при экспериментальном нефролитиазе
Дни
ЛДГ
ГГТ
НАГ
и/мг креатинина в сутки
Контроль Опыт Контроль Опыт Контроль Опыт
И/у 0,18+0,015 (п=15) 0,15+0,015 (п=15) 0,26+0,015 (п=15) 0,31+0,014 (п=10) 8,4+0,32 (п=15) 6,1+0,47 (п =14)
7 0,32+0,024* (п=15) 0,42+0,021* (п=15) 0,30+0,015 (п=15) 0,32+0,013 (п=13) 14,4+2,48* (п=15) 11,2+0,40* (п=15)
14 0,50+0,033* (п=15) 0,43+0,023* (п=15) 0,32+0,011* (п=15) 0,31+0,017 (п=11) 19,4+1,40* (п=15) 14,3+0,71* (п=9)
21 0,52+0,032* (п=15) 0,44+0,019* (п=10) 0,37+0,015* (п=15) 0,38+0,017* (п=10) 20,1+2,11* (п=15) 12,5+0,59* (п=8)
28 18*, 01 0, + 4, 4 0 (п=15) 0,40+0,018* (п=11) 0,30+0,010 (п=15) Не определялось 17,2+0,90* (п=15) 12,1+0,64* (п=11)
35 0,45+0,025* (п=15) 0,28+0,024* (п=11) 0,42+0,049* (п=15) 0,25+0,023* (п=11) 15,4+1,26* (п=15) 11,4+0,38* (п=10)
42 0,53+0,018* (п=15) 0,15+0,036 (п=10) Не определялось 0,23+0,034* (п=10) 31,9+2,86* (п=15) 9,5+0,22* (п=10)
тате чего по завершении эксперимента она уступала исходным значениям в 1,5 раза (р& lt-0,001). В то же время мочевая концентрация ионов кальция была стабильной на всем протяжении эксперимента, не претерпевая существенных изменений.
На этом фоне было выявлено некоторое усиление диуретической функции почек животных контрольной группы, что, по-видимому, было вызвано некоторым увеличением скорости клубочковой фильтрации, маркером которой являлись показатели динамики экскреции креа-тинина.
Важным признаком развития экспериментальной патологии явилась динамика активности в моче маркерных ферментов повреждения почечного эпителия. Из таблицы 2 следует, что данная динамика проявлялась в ярко выраженном росте описываемого показателя для всех трех энзимов, в результате которого за время опыта активность ЛДГ увеличилась в 2,9 раза- ГГТ — в 1,6 раза- НАГ
— в 3,8 раза (для всех — р& lt-0,001 относительно исходного уровня).
Кроме того, были зафиксированы четкие признаки развития оксидативного стресса в почках крыс конт-
рольной группы (табл. 3). Так, концентрация ТБРП увеличилась в 8,3 раза по сравнению с таковой у здоровых крыс (р& lt-0,001). При этом на 7,5% снижалась активность ГПО, главного антиоксидантного фермента (р=0,024).
Наиболее весомым подтверждением развития нефро-литиаза у крыс контрольной группы, 6 недель потреблявших ЭГ, стали результаты морфометрии, которые выявили в области почечного сосочка значительное количество кальциевых депозитов (27,4±3,22 в поле зрения), средний размер которых составил 12,0+0,62 мкм.
В подопытной группе в первые 3 недели применения ЭГ также были зафиксированы характерные признаки развития нефролитиаза: пересыщение мочи оксалат-ионами и рост активности маркерных ферментов (табл. 4)
В этих условиях трехнедельное применение нифеди-пина привело к значительному облегчению протекания экспериментальной патологии. Как следует из таблицы
2, уже после 7 дней введения препарата произошло ощутимое снижение мочевой концентрации оксалат-ионов, продолжившееся вплоть до конца эксперимента. В указанные периоды наблюдения концентрация оксалатов в моче подопытных крыс уступала контрольным цифрам
в 1,7−3,4 раза. Кроме того, начиная с 14-го дня лечения, фиксировалось уменьшение концентрации в моче ионов кальция в 1,6−2 раза относительно контрольной группы (р& lt-0,001).
Динамика экскреторной функции почек и концентрации фосфат-ионов в моче у крыс, получавших нифедипин, в целом соответствовала таковой в контрольной группе (табл. 2).
Таблица 3
Показатели активности свободно-радикального окисления в почках крыс в ходе изучения влияния нифедипина в дозе 10 мг/кг на течение экспериментального нефролитиаза
Показатели
ТБРП мкМоль ОПА, % КАТ, % СОД, % ГПО, %
Здоровые крысы
2,9+0,18 (п=15) 75,5+2,71 (п=15) 11,9+0,79 (п=15) 14,9+1,61 (п=15) 37,4+1,88 (п=15)
Контроль 6 недель
24,1+0,62* (п=11) 78,2+2,24 (п=13) 13,6+1,50 (п=11) 11,6+1,26 (п=13) 29,9+2,45* (п=13)
Лечение
15,1+1,66* (п=8) 75,5+2,52 (п=13) 21,4+2,19* (п=14) 11,5+1,57 (п=15) 16,3+1,90* (п=12)
Таблица 4
Влияние нифедипина в дозе 10 мг/кг на показатели экскреторной функции почек у крыс подопытной группы в условиях экспериментального нефролитиаза
Дни Диурез, мл/сут. Оксалат, мг/мл Фосфат, мг/мл Кальций, мкмоль/мл Креатинин, ммоль/сут.
И/у 3,1+0,22 (п=30) — 8,8+0,26 (п=25) 1,8+0,07 (п=24) 5,9+0,23 (п=30)
Моделирование нефролитиаза
3 3,2+0,40 (п=15) 1,4+0,16* (п=14) 10,0+0,80 (п=15) 1,9+0,11 (п=15) 6,5+0,51 (п=15)
7 2,7+0,22 (п=15) 2,7+0,21* (п=15) Не определялось Не определялось 7,2+0,19* (п=15)
10 3,8+0,31 (п=15) 2,2+0,17* (п=15) 8,9+0,60 (п=15) 1,7+0,10 (п=15) 7,1+0,33* (п=15)
14 4,5+0,48 (п=15) 2,3+0,19* (п=15) 10,1+0,80 (п=15) 1,7+0,14 (п=14) 7,6+0,29 (п=15)
17 4,0+0,24 (п=14) 2,0+0,12* (п=14) 8,5+0,25 (п=15) 1,7+0,06 (п=15) 6,4+0,24 (п=13)
21 5,7+0,61* (п=15) 2,3+0,11* (п=15) 7,6+0,27 (п=15) 1,5+0,10 (п=9) 7,9+0,39* (п=15)
Лечение
24 8,1+0,94* (п=11) 1,5+0,21* (п=11) 6,4+0,29* (п=11) 1,7+0,11 (п=11) 9,7+0,77* (п=11)
28 9,1+0,48* (п=15) 0,8+0,08* (п=15) 5,4+0,32* (п=15) 1,2+0,13* (п=15) 9,7+0,36* (п=15)
31 7,6+1,12* (п=15) 0,8+0,15* (п=15) 6,7+0,78* (п=15) 1,7+0,16 (п=15) 12,3+1,60* (п=15)
35 9,0+1,15* (п=10) 0,7+0,08* (п=10) 5,5+0,56* (п=10) 1,0+0,12* (п=10) 9,4+0,36* (п=10)
38 10,5+1,65* (п=10) 0,5+0,06* (п=9) 4,2+0,56* (п=10) 0,7+0,05* (п=10) 9,8+0,90* (п=10)
42 11,5+1,19* (п=14) 0,5+0,07* (п=14) 4,7+0,56* (п=14) 0,8+0,08* (п=14) 10,5+0,53* (п=14)
Примечание: здесь и далее подчеркнуты статистически значимые изменения относительно контрольной группы (р& lt-0,05) — конкретные значения показателя (р) для наиболее важных изменений отражены в разделе & quot-Результаты".
Наглядным показателем эффективности проводимой терапии стала динамика ферментативной активности в моче. Оказалось, что в условиях применения препарата величина данного показателя для всех трех энзимов снижалась, в результате чего к моменту завершения эксперимента активность ЛДГ уступала контрольным значениям в 3,5 раза- ГГТ — в 1,7 раза- НАГ — в 3,4 раза (для всех -p& lt-0,001).
Параллельно, как это видно из таблицы 4, были зарегистрированы признаки ослабления оксидативного стресса в почечной ткани подопытных крыс, главными из которых стали: снижение концентрации ТБПР в 1,6 раза относительно контроля и рост активности КАТ на 7,8% (для обоих — p& lt-0,001).
Наконец, результаты морфометрии подтвердили общую картину облегчения течения экспериментального нефролитиаза. Было установлено, что размер кальциевых депозитов не изменился, однако их количество в области почечного сосочка уменьшалось в 4,6 раза (с 27,4±3,22 до 5,9±1,11 в поле зрения- p& lt-0,001).
Обсуждение
Таким образом, проведенное исследование показало, что 6-недельное применение ЭГ привело к развитию у крыс контрольной группы выраженного оксалатного не-фролитиаза, что было наглядно подтверждено характерными биохимическими и морфологическими признаками: пересыщение мочи оксалат-ионами, рост активности в моче маркерных ферментов повреждения нефроци-тов, активация процесса СРО в почечной ткани, формирование в области почечного сосочка многочисленных кальциевых депозитов.
На этом фоне длительное введение нифедипина сопровождалось ощутимым ослаблением литогенных процессов в почках подопытных животных. Во-первых, было отмечено ярко выраженное снижение мочевой концентрации оксалат-ионов, при том что крысы, так же как и в контрольной группе, все 6 недель эксперимента потребляли ЭГ. Следовательно, указанное уменьшение содержания оксалатов в моче было обусловлено именно действием препарата, но не изменением условий эксперимента, тем более что в контроле описываемый показатель оставался стабильно высоким на всем протяжении периода наблюдений. Зафиксированный эффект нифедипина, несомненно, следует расценивать как положительный в контексте лечения экспериментального нефролитиаза, поскольку известно, что анионы щавелевой кислоты вносят весьма существенный вклад в процесс образования почечных камней. Реагируя с ионами Ca2+, они определяют синтез нерастворимых кальций-оксалатных биоминералов — основного структурного компонента кристаллического материала. Кроме того, оксалат-ионы повреждают почечный эпителий, что является необходимым условием для формирования первичного очага литогенеза, на котором впоследствии «вырастают» камни. Наконец, они инициируют процесс СРО в почках, угнетают эндогенные ингибиторы кристаллизации и активируют стимуляторы камнеобразования [2, 3, 7]. Поэтому столь выраженное снижение концентрации оксалатов с высо-
кой степенью вероятности могло благоприятно отразиться на течении экспериментального нефролитиаза.
Проводимая терапия сопровождалась снижением концентрации в моче ионов кальция. С одной стороны, это было вполне ожидаемо и хорошо вписывается в рамки известных фармакологических свойств нифедипина. С другой стороны, данный эффект мог ослабить интенсивность химического синтеза в моче нерастворимых кальциевых солей, напрямую зависящую от мочевой концентрации катиона Ca2+, и внести тем самым дополнительный вклад в антилитогенное действие препарата.
Согласно современным представлениям, важнейшую роль в процессе камнеобразования играет так называемый «повреждающий фактор», под действием которого происходит деструкция или гибель нефроцитов, открывающие изначально скрытое под эпителием первичное ядро кристаллизации, на котором впоследствии адгези-руются кристаллы апатита и вевеллита, формируя камни как таковые [3]. Причины возникновения повреждающего фактора остаются дискуссионными, но его диагностическими индикаторами являются активность в моче маркерных ферментов и активность процесса свободнорадикального окисления. Проведенные эксперименты показали, что на фоне длительного применения нифе-дипина происходило поступательное снижение ферментативной активности в моче крыс подопытной группы, в результате чего она значительно уступала контрольным показателям. Кроме того, были зафиксированы четкие признаки ослабления оксидативного стресса в почечной ткани животных, получавших лечение: снижение относительно контроля концентрации ТБРП и усиление активности КАТ — одного из антиоксидантных энзимов. Все это в совокупности указывает на то, что в результате воздействия препарата повреждающий фактор был в значительной мере нивелирован, и началось восстановление структуры и функциональной активности нефроцитов.
Описанные стороны действия нифедипина, в итоге получили главное воплощение: количество кальциевых депозитов в области почечного сосочка снизилось в 4,6 раза.
Таким образом, применение нифедипина в качестве средства фармакологической коррекции экспериментального нефролитиаза облегчает течение заболевания за счет ослабления пересыщения мочи, восстановления структурной и функциональной целостности почечной ткани, а также уменьшения количества и размеров кальциевых депозитов. Это открывает новые перспективы в клиническом применении антикальциевых препаратов.
Литература
1. Жариков А. Ю., Брюханов В. М., Зверев Я. Ф. и др. Современные методы моделирования оксалатного нефролитиаза // Нефрология. — 2008. — Т. 12, № 4. — С. 28−35.
2. Жариков А. Ю., Брюханов В. М., Зверев Я. Ф. и др. Современные представления о модуляторах оксалатного нефролитиаза. I. Стимуляторы кристаллизации // Нефрология. -2009. — Т. 13, № 1. — С. 56−72.
3. Жариков А. Ю., Брюханов В. М., Зверев Я. Ф. и др. Механизм формирования кристаллов при оксалатном нефролитиазе // Нефрология. — 2009. — Т. 13, № 4. — С. 37−50.
4. Жариков А. Ю., Лампатов В. В., Зверев Я. Ф. и др. Новый способ определения оксалат-ионов в моче // Клиническая лабораторная диагностика. — 2G1G. — № 12. — С. 3−5.
5. Зверев Я. Ф., Брюханов В. М., Лампатов В. В. и др. Современные представления о роли физико-химических факторов в патогенезе кальциевого нефролитиаза // Нефрология. -2GG9. — Т. 13, № 1. — С. 39−5G.
6. Зверев Я. Ф., Брюханов В. М., Талалаева О. С. и др. О роли процессов свободно-радикального окисления в развитии оксалатного нефролитиаза // Нефрология. — 2GGB. — Т. 12, № 1.
— С. 5B-63.
7. Зверев Я. Ф., Жариков А. Ю., Брюханов В. М. и др. Современные представления о модуляторах оксалатного нефроли-тиаза. Ингибиторы кристаллизации // Нефрология. — 2G1G.
— Т. 14, № 1. — С. 29−49.
B. Тиктинский О. Л., Александров В. П. Мочекаменная болезнь.
— СПб.: Питер, 2GGG. — 3B4 c.
9. Hayashi K., Wakino N., Sugano N. et al. Ca2+ channels subtypes and pharmacology in the kidney // Circ. Res. — 2GG7. — Vol. 1GG.
— P. 342−353.
Поступила 25. 03. 2011

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой