О системной терминологии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Кибернетика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2010. № 1. С. 53−60. © О. С. Елкина, 2010
УДК 140. 8
О системной терминологии
SYSTEM TERMONOLOGY ISSUES
О.С. Елкина
O.S. Elkina
Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского
В статье выполнен анализ различных определений научной категории «система» и ее основных характеристик, таких как элемент, подсистема, целостность, связь, отношения, структура, среда, организация и др. Анализ терминологии позволяет исследователям выстроить системное изучение объективной реальности более аргументировано.
The article provides analysis of various definitions concerning system and its key specifications such as element, structure, subsystem, integrity, etc. which enables research scientists to make systemic study of objective reality much better-reasoned.
Ключевые слова: система, терминология, связи, элементы, системные принципы.
Key words: system, terminology, elements, systemic principles, links.
В научной литературе существуют многочисленные определения категории «система». Среди них: определение системы как некоторых классов математических моделей- определение через понятия «элемент», «отношение», «целое" — определение посредством понятий «вход, выход», «управление» и т. д. [1, с. 49]. Проанализировав все многообразие и эволюцию подходов к определению понятия «система», мы пришли к заключению, что все определения можно разделить на следующие группы.
Первая группа определений описывает систему как набор произвольных переменных. Такое восприятие этой категории мы находим у В. Н. Садовского и У. Р. Эшби. В соответствии с этой точкой зрения, системой может быть любая выбираемая исследователем совокупность переменных, их свойств или сущностей: «Система — это упорядоченное определенным образом множество элементов, взаимосвязанных между собой и образующих некоторое целостное единство» [2, с. 40]. Согласно данному определению системой может быть любой набор элементов. Кроме того, подобные определения требуют дальнейшего разъяснения: каков принцип упорядочения элементов в системе, как они взаимосвязаны между собой, каким образом и зачем, с какой целью они образуют «некоторое целостное единство». Например, группа людей, подобранная по произвольному принципу, подпадает под данное определение и становится системой. Однако наличие связей и взаимозависимостей в такой группе людей может и не быть или исследователь не сможет их очевидно зафиксировать.
Вторую группу составляют определения, которые делают акцент на понимании системы, как группы связанных элементов, т. е. выделяются связи и элементы. «Система — это множество связанных действующих элементов» [3, с. 47]. «Система — это множество взаимосвязанных элементов… не существует ни одного множества элементов, не связанного с другим подмножеством» [4, с. 5]. «Система — это набор элементов, имеющих данные свойства, и набор связей между объектами и их свойствами» [5, с. 34]. Акцент в этих определениях делается на наличие множества элементов и связи между ними. В то же время система может допускать членение, и, в свою очередь, подструктуры системы представляют собой множество элементов. Если система делима на составляющие элементы, то, вероятнее всего, рассматривать ее саму как множество элементов не всегда представляется правомочным. Этого мнения придерживались такие исследователи, как Э. Р. Раннап и Ю. А. Шрейдер. К тому же до сих пор ведутся дискуссии, какой термин «отношение» или «связь» лучше употреблять.
В третьей группе понимают систему как комплекс взаимодействующих компонентов [6]. Так, Л. Барталанфи определяет: «Система — есть комплекс элементов, находящихся во взаимодействии» [7, с. 9]. Такого же мнения придерживается У. Партер: «Система — это не просто совокупность единиц. а совокупность взаимоотношений между этими единицами» [8, с. 114]. В отношении подобных определений возникает множество вопросов. Если ключе-
вой момент в системе — это наличие взаимодействия, то объекты, вступающие в разовое взаимодействие, должны быть отнесены к категории «система» и рассмотрены с системных позиций. Кроме того, взаимосвязанными могут быть и элементы, между которыми нет отношений, например, пассажиры самолета.
Четвертая группа определений системы связывает эту категорию с целенаправленностью. «Система — это организованный комплекс средств достижения целей» [9, с. 32]. В данном случае возникает несколько вопросов: кто устанавливает цели, как будет описано саморазвитие, деградация и разрушение и насколько применимо данное определение к естественным системам.
Постепенно понятие цели включается в понятие целостности или подчеркивается целостность элементов, в результате которых возникает система. Так, в «Философском словаре» система определяется как «совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой определенным образом и образующих некоторое целостное единство» [10, с. 329]. Или «Мы можем определить систему как нечто целое, абстрактное или реальное, состоящее из взаимозависимых частей» [11, с. 40].
Пятая группа определений системы строится на перечислении признаков, которым должен обладать объект, чтобы его можно было отнести к категории «система». Наиболее полную характеристику таких признаков предлагают И. В. Блауберг и Э. Г. Юдин. Они перечисляют: целостность, наличие в системе двух или более типов связей (пространственных, функциональных, генетических и т. д.), структура (организация) системы, наличие уровней и иерархии уровней, управление, функционирование и развитие [12, с. 61−64]. Для нас это восприятие системы выглядит наиболее полным и объемным.
Далее. В определение категории «система», особенно в последнее время, начинают включать, наряду с элементами, связями и их свойствами и целями, наблюдателя, — лицо, представляющее объект или процесс в виде системы. Впервые на необходимость учета взаимодействия между исследователем и изучаемой системой указал У. Р. Эшби [13].
Необходимо отметить важность такой составляющей системы, как наблюдатель. По существу, все многообразие существующих определений связано с позицией наблюдателя системы. Поэтому, как отмечают И. В. Блауберг и Э. Г. Юдин, все определения системы делятся на те, которые претендуют на универсальность, и те, которые заведомо строятся на более или
менее строго ограниченных типах системных объектов [12, с. 174].
Именно позиция наблюдателя определяет подход к объектам исследования как к системам. Один и тот же объект на разных этапах его рассмотрения может быть представлен в различных аспектах, поэтому возникают и различные аспекты понятия «система»: теоретико-познавательный, методологический, научно-исследовательский, проектный, инженерный, конструкторский и т. д. вплоть до материального воплощения [13, с. 27].
Отсюда и многообразие классификаций систем. Различают, например, системы:
— материальные (вещественные) и концептуальные-
— естественные и искусственные-
— развивающиеся и лишенные развития-
— органичные и неорганичные-
— целостные, если изменение в каждой отдельной части системы вызывает изменение всех других частей и в целой системе [14, с. 74] (т. е. связи между составляющими элементами прочнее, чем связи этих элементов со средой), и суммативные, если изменение каждой части не вызывает изменения других частей [Там же] (т. е. связи между элементами одного и того же порядка, что и связи этих элементов со средой) —
— органические и механические-
— динамические, статические и стохастические-
— «открытые», т. е. обменивающиеся с окружающей средой веществом, информацией и энергией, и «закрытые" —
— «самоорганизующиеся» (если их изменение происходит автоматически) и «неорганизованные" —
— управляемы и неуправляемые [15, с. 39]-
— адаптивные системы, т. е. способные реагировать на окружающие их среды таким образом, чтобы получить в результате благоприятные последствия для деятельности системы-
— стабильные системы. «Система является стабильной относительно некоторых ее переменных, если эти переменные стремятся сохраниться в определенных пределах» [16, с. 268]-
— системы с обратной связью и т. д.
Однако в исследовании систем понятие
системы служит исходным логическим каркасом, который задает границы предмета изучения. При этом понятие системы работает в совокупности с другими понятиями.
Более полно эти понятия проанализированы И. В. Блаубергом и Э. Г. Юдиным. Все понятия были разбиты ими на несколько групп в зависимости от специфики проблем, возникающих в системном исследовании.
Первую группу образуют такие понятия, которые описывают внутреннее строение системных объектов. «Сюда входят понятия «связь», «отношение», «элемент», «среда», «целостность», «структура», «организация» и некоторые другие [12, с. 183]. Эти понятия связаны с изучением строения сложных объектов.
Вторая группа системных понятий описывает функционирование системных объектов и включает такие понятия, как «функция», «устойчивость», «равновесие» (в разных его формах), «регулирование», «обратная связь», «гомеостазис», «управление», «самоорганизация» и т. д. [Там же].
Третья группа понятий описывает процессы развития системных объектов: «генезис», «эволюция», «становление», и т. п. И здесь возникает определенная проблема: «отсутствие четкой грани между процессами функционирования и развития приводит к тому, что целый ряд понятий равно может использоваться как для характеристики функционирования, так и для характеристики развития» [Там же]. Например, это относится к понятиям изменения, роста и воспроизводства.
Четвертая группа понятий характеризует процесс конструирования искусственных систем, это такие понятия, как «анализ систем», «синтез систем» и т. д.
И, наконец, пятая группа понятий связана с классификацией системных объектов и разработкой классификационных оснований.
Анализируя различные понятия системы и их эволюцию и не выделяя ни одно из них в качестве основного, мы хотели показать, что на различных этапах исследования аспектов системы возможны различные определения, а при переходе к следующему этапу ранее принятое определение может быть заменено другим.
Рассмотрим основные специфические характеристики системных понятий.
Элемент. Под элементом принято понимать «минимальный компонент системы или же максимальный предел ее расчленения» [12, с. 184]. При этом предел расчленения рассматривается с точки зрения решения конкретной задачи, сформулированной цели. При изучении системы важен не субстрат элемента, а то, для чего он предназначен и чему служит: «в системе, представляющей собой ограниченное целое, элемент определяется по его функции: как минимальная единица, способная к относительно самостоятельному осуществлению определенной функции» [12, с. 185]. Поэтому систему можно расчленить на элементы различными способами в зависимости от сформулированной цели и ее уточнения в процессе исследования.
Подсистема. Система может быть разделена на элементы не сразу, а постепенно, с разделением ее на подсистемы, которые представляют собой компоненты, более крупные, чем элемент, но более детальные, чем система в целом. Подсистема — это «совокупность взаимосвязанных элементов, способных выполнить относительно независимые функции, подцели, направленные на достижение общей цели системы. Названием «подсистема» подчеркивается, что такая часть должна обладать свойствами системы» [13, с. 30]. Отличие элемента от подсистемы заключается в том, что для элемента не формулируется подцель, и простая группа элементов не обладает свойством целостности.
Целостность. Целостность проявляется в «возникновении новых интегративных качеств, не свойственных образующим ее компонентам» [13, с. 35]. Закономерность целостности заключается в ее аспектах: 1) свойства системы не являются простой суммой свойств ее элементов- 2) свойства системы зависят от свойств элементов, т. е. изменение в одной части вызывает изменение во всех остальных частях системы- 3) изменение системы отзывается на всех компонентах системы- 4) преобразование компонентов системы в соответствии с ее природой [17].
Целостность формирует взаимоотношения системы как целого со средой, отличного от взаимодействия с ней отдельных элементов.
Связь. Существует достаточно много определений категории «связь». Так, Большая советская энциклопедия определяет связь как «взаимообусловленность существования явлений в пространстве и/или во времени» [18, с. 266]. Это достаточно широкое определение связи, охватывающее мир физических вещей и социальных отношений. А. А. Зиновьев дает определение: «два или более предмета связаны, если по наличию или отсутствию некоторых свойств у одних из них мы можем судить о наличии или отсутствии тех или иных свойств у других из них» [19, с. 58]. Обычно, при определении категории «связь» авторы ограничиваются лишь ее общими характеристиками: «связь — это стороны отношений» [20, с. 120]. Однако такие характеристики сложно считать определением связи.
Тем не менее все авторы едины в одном: связь представляет собой определенный тип отношений между субъектом и объектом. Наличие любой связи налагает ограничения на возможные изменения объекта и противопоставляется понятиям независимости и свободы. Отсутствие связи между предметами означает их полную взаимную независимость.
Характер и разнообразие связей, существующих между компонентами системы, определяет степень сложности данной системы. «При этом свойства системы не обладают свойством дистрибутивности по отношению к свойствам входящих в нее составляющих, что требует специфического, системного подхода при анализе свойств соединения объектов со связями. Понятие связи между двумя объектами не обладает также свойством коммутативности, между двумя объектами может существовать односторонняя связь: из того, что, А связано с В, не следует что В связано с А» [21, с. 510].
Таким образом, не каждый вид отношений является связью. Чтобы понять сущность этой категории, необходимо рассмотреть типологию отношений.
Проанализировав многочисленные литературные источники, определяющие отношения, мы пришли заключению, что можно выделить следующие классификационные основания для типологии отношений: 1) внутренние, 2) внешние, 3) завершенные, 4) незавершенные, 5) абсолютные, 6) относительные, 7) локальные.
Внутренние отношения — это уровень отношения каждой из соотносящихся сторон самой к себе, «которое каждая из сторон реализует через свое отношение к другому, полагая, обосновывая это другое как форму, в которой оно внешним образом обнаруживает себя» [22, с. 15]. Эти отношения не всегда являются связью. Связь объединяет не только соотносящиеся объекты, но и то, что находится между ними, промежуточные звенья. В результате связи могут существовать при одних условиях и не существовать при других.
Внешние отношения — это отношения, характер которых определяется не только соотносящими объектами, но и промежуточными звеньями. Это «уровень существования противоположных сторон отношения в их нераздельности друг от друга, в их полагании друг друга и вместе с тем в их относительной самостоятельности (отграниченности) друг от друга: с точки зрения их пространственно-временной характеристики» [23, с. 13]. Такие отношения, как правило, участвуют в создании связи.
Незавершенные отношения — это отношения, характер которых определяется не только соотносящими объектами, и промежуточными звеньями, при которых отсутствует система отсчета, определяющая связь.
Завершенные отношения — это отношения, характер которых определяется не только соотносящими объектами, но и промежуточны-
ми объектами, определяющими систему отсчета. Именно такие отношения являются связью.
Следующие виды отношений в большей степени описывают временные интервалы деятельности системы.
Абсолютные отношения — это отношения, которые свойственны для всего временного интервала любой деятельности данной системы [24].
Относительные отношения — это отношения, которые удовлетворяются везде в пределах некоторого определенного вида деятельности данной системы.
Локальные отношения — это отношения, имеющие место только в пределах некоторых коротких временных интервалов определенного вида деятельности.
Существуют общие признаки, характеризующие отношения:
— наличие субъектов, имеющих связи друг с другом-
— «определенность» — в отличие от связей, которые могут носить непосредственный характер, отношения всегда опосредованы-
— персонифицированность отношений, т. е. невозможность существования вне индивида-
— отношения объективны и субъективны одновременно: с одной стороны, сложившись, они не зависят от волеизъявления отдельного индивида, но, с другой — являются выражением субъективных оценок-
— общественные отношения подвержены институционализации, сопровождающейся их стандартизацией и формализацией. Институционализация отношений позволяет обеспечить их большую устойчивость, так как по сравнению с неинституционализированными отношениями (отношениями в «чистом» виде) институты тормозят процесс их изменения [25, с. 9]-
— общественные отношения выражают оценку качества общественных связей.
Таким образом, в своей функции связь не только соединяет, но и объединяет разные стороны отношения.
По мнению Ю. П. Андреева, связи характеризуются рядом существенных черт: 1) объективностью, которая определяется объективностью отношений- 2) признание существенности для самих предметов- 3) признание многообразия связей- 4) признание взаимосвязи, поскольку каждое явление имеет причину и следствие- 5) связи носят универсальный характер, т. е. они существуют не только внутри замкнутой системы, а существуют между всем, что есть в природе [25, с. 27].
Часто в научной литературе выделяется два основных типа связи:
1) силовой контакт, А и В, т. е. прямое или опосредованное соединение и взаимное удерживание вещей во времени и пространстве-
2) внутренняя связь сущностей, присущность, А к В, либо В к, А [27, с. 607].
До XX в. наука оперировала сравнительно узким набором типов связей. По существу, учитывалось деление связей на 1) внутренние и внешние- 2) необходимые и случайные- 3) существенные и несущественные.
Кибернетика выявила связи информационные и связи управления, которые она разделила на прямые и обратные.
Методология структурализма возникла как результат осознания самостоятельной роли структурных связей объектов, а необходимость одновременного учета нескольких типов связей породила системный подход.
С философско-методологической точки зрения определяющее значение имеет классификация связей по формам движения материи.
Важным является различие связей по формам детерминизма: если классическая наука оперировала преимущественно однозначно-де-терминисткими, жесткими связями, то в ряде областей современного познания изучение статистических совокупностей опирается на вероятностные и корреляционные связи.
Различают также связи по их силе: жесткие, когда данное явление строго связано с некоторым другим- корпускулярные, когда связи между двумя явлениями из некоторой совокупности устанавливается статистически.
По характеру результата связи подразделяют на связи порождения, когда одно явление выступает как непосредственная причина другого, и связи предобразования. По направлениям действия выделяют прямые и обратные связи. По типу процессов, которые определяет данная связь: связи функционирования, связи развития и связи управления. По субстрату или содержанию, которое является предметом: связи, обеспечивающие перенос вещества, связи энергии и связи информации [18, с. 266].
Таким образом, связь определяется взаимной зависимостью вещей.
Структура. Как мы уже определили, каждая система имеет следующие составляющие: элементный состав и структуру как систему связей между этими элементами [28]. Эта дефиниция, с нашей точки зрения, является наиболее четкой и простой. В соответствии с этим понятия «система» и «структура» рассматриваются как равномасштабные: не существует
бесструктурных систем и внесистемных структур. Сказанное означает, что если системная целостность образуется определенным типом связей между множеством тех или иных элементов, то в принципе безразлично, какова природа этих элементов: являются они вещами, свойствами или отношениями либо предметными компонентами, функциями, фазами процесса, ибо и те, и другие, и третьи могут быть «единицами» системного субстрата, что и позволяет говорить не только о функционировании системы, но и о системе функций, и о функционировании как системы, не только о развитии системы, но и о развитии как системе, или о системности развития. В результате понятие «структура», соотносимое с понятием «система», теряет свою прикрепленность к одному только типу систем, состоящих из вещественных, пространственно-локализованных элементов и становится внутренним свойством всякой системы, из каких бы элементов она не состояла [29, с. 34].
Основная функция структуры с организуемой ей системой заключается в том, чтобы обеспечить системе внутреннюю прочность, устойчивость, высокую степень сопряженности всех ее компонентов: и сложных подсистем, и элементарных частиц в каждой подсистеме, ее способность противостоять среде в качестве самостоятельного, не растворяющегося в ней и так или иначе ей противостоящего образования [Там же].
По особенностям структуры той или иной системы можно в какой-то мере судить об особенностях функций этой системы. Объекты, имеющие одинаковую структуру, в большинстве случаев не могут иметь совершенно разные функции.
Структура системы может быть очень многообразной: простой или сложной, устойчивой или неустойчивой, разнообразной (дифференцированной) или единообразной (однородной), определенной или неопределенной. О степени сложности структуры обычно судят по количеству внутренних связей и отношений системы [30, с. 69].
Организация. «Под организацией можно понимать процесс превращения неупорядоченного явления (например, организация труда на каком-либо предприятии) в упорядоченное и результат процесса (например, высокая организация труда)» [30, с. 67−68]. То есть организация представляет собой процесс превращения случайных связей в необходимые, или это есть достигнутый и относительно неизменный результат этого процесса. Организации вооб-
ще не существует, может лишь существовать определенная организация конкретной системы или способ ее организации, следовательно, структура, или внутреннее строение системы. Понятие «структура» является более узким и конкретным понятием по сравнению с понятием «организация», но более абстрактным и широким, чем структура какого-либо конкретного явления, процесса, вещественного объекта. «Структура системы отражает более необходимые, более глубинные и существенные связи и отношения в явлении, чем структура данного тела» [Там же].
Структура может изменяться количественно и качественно в самых различных направлениях, при этом ее изменение скачкообразно и необратимо. В отличие от этого организация может меняться обратимо и лишь в двух направлениях: в сторону повышения организации (организованности) или в сторону ее понижения [30, с. 71].
Среда. Однако, чтобы изучить систему, необходимо отделить (отграничить) систему от среды, с которой она взаимодействует, или найти какой-либо другой способ представления системы. Среду составляют внешние по отношению к целостной системе предметы и явления, с которыми система так или иначе взаимодействует, изменяя их и изменяясь при этом сама. Объекты, образующие среду целостной системы, имеют неодинаковое значение для ее функционирования. Условия среды, без которых данная система не может функционировать и развиваться, являются существенными и необходимыми. Условия, которые не оказывают существенного влияния на внутреннюю природу системы и воздействуют на нее случайным образом, являются сопутствующими. Любое исследование системы, предполагает изучение и учет именно существенных условий среды, а сопутствующими условиями среды иногда можно пренебречь или не принимать их во внимание.
Определение границ между целым и средой является достаточно сложным процессом. Часто система связана с другими предметами или явлениями с помощью различных полей, которые могут распространяться на большие расстояния. Между тем объективный критерий для разграничения целого и среды существует. «Этот критерий заключается в участии или неучастии того или иного объекта в создании целостных свойств, в характере и степени этого участия. К целостной системе относятся только те объекты, которые принимают прямое, непосредственное участие в созда-
нии свойств целого.. Те объекты, которые будучи внешними по отношению к системе, участвуют в формировании ее интегративных свойств опосредованно через отдельные компоненты системы или систему в целом, относятся к среде» [9, с. 153].
Обратная связь — это контролирующее обратное воздействие, органически связанное с системой и с передачей осведомительной информации от управляемой системы к управляющей [30, с. 130]. Именно эта обратная связь является необходимым (но недостаточным) условием любого управления.
Обратные связи бывают внутренними и внешними, линейными и нелинейными, отрицательными и положительными, простыми и высшей формы [31, с. 120].
Обратная связь — это контролирующее (регулирующее) обратное воздействие, обусловленное передачей информации и имеющее своей конечной целью сохранение или повышение организованности системы, т. е. это специфическая форма обратного воздействия, характерного для взаимодействия вообще [30, с. 139−140].
Принцип обратной связи часто называют принципом организации, в том смысле, что он обусловлен внутренним строением структуры (системы управления) и определенным уровнем организации этой системы.
Осознание цели позволяет выявить функцию. Под функцией понимается действие системы, направленное на достижение цели.
Равновесием называется независящее от времени состояние закрытой системы, при котором остаются неизменными все макроскопические величины и прекращаются все макроскопические процессы. Открытые системы обладают подвижным равновесием, которым называется независящее от времени состояние открытой системы, при котором все макроскопические величины остаются неизменными, хотя и непрерывно продолжаются макроскопические процессы ввода и вывода вещества [14, с. 70−71].
Понятие равновесия определяют как способность системы в отсутствии внешних возмущающих воздействий (или при постоянных воздействиях) сохранять свое состояние сколь угодно долго [13].
Гиг Д. В. в работе «Прикладная общая теория систем» выделяет три типа равновесия, в которое приходит системы по окончании реакции на возмущение:
— энтропийное равновесие- в это состояние система приходит за счет разрушения структуры-
— гомеостатическое равновесие, когда структура сохраняется, несмотря на имеющиеся возмущения-
— морфогенетическое равновесие, при котором возмущения подавляются с помощью внутренней перестройки структуры и нового роста [32, с. 97].
Самоорганизующиеся системы — это системы, способные при активном взаимодействии со средой изменять свою структуру, сохраняя в то же время целостность и действуя в рамках закономерностей, присущих окружению, выбирать одну из возможных линий поведения [33, с. 360−361]. Система, которая обладает совокупностью таких свойств, может учитывать большое количество факторов, каждый из которых меняется в широких пределах, т. е. может осуществлять контроль, регулирование или управление чрезвычайно сложными процессами.
Анализ систем включает в себя: элементно-структурный анализ (предполагает выяснение того, из каких элементов (компонентов, подсистем) состоит изучаемая система, и определение того, как эти элементы между собой связаны [29]) — анализ состава систем- анализ внутреннего и внешнего функционирования- генетический и прогностический анализ системного объекта- исторический анализ систем.
Изучив основные категории, которые используются при описании систем в качестве выводных условий, мы можем определить требования, которые предъявляет системное познание:
1. Рассмотрение объекта деятельности как системы, т. е. как отграниченного множества взаимодействующих элементов.
2. Определение состава, структуры и организации элементов и частей системы, обнаружение ведущих взаимодействий между ними.
3. Выявление внешних связей системы, выделение из них главных.
4. Определение функции системы и ее роли среди других систем.
5. Анализ диалектики структуры и функции системы.
6. Обнаружение на этой основе закономерностей и тенденций развития системы [15, с. 9].
Системное познание приводит нас к системным принципам, которые в полной мере были описаны В. В. Дружининым и Д.С. Кон-торовым:
1. Принцип единства. Объединение элементов (подсистем) в систему (композиция) приводит к проявлению нового общесистемного качества, выражающегося как в новых свойствах, так и в новых возможностях. При этом
вскрываются такие свойства подсистем, которые невозможно обнаружить при их автономном исследовании. В целом проявляются новые грани сущности частей и новые возможности взаимодействия.
2. Принцип декомпозиции. При разделении системы на части и описании частей сохраняются все их свойства, которые проявились в системе как целом. Декомпозиция доопределяет управление.
3. Принцип повышения сложности при декомпозиции. Подсистема может быть сложнее системы, т. е. описание тех свойств подсистемы, которые необходимы для обоснования свойств системы как целого, содержит больше информации, чем описание целого.
4. Принцип повышения сложности при композиции. Объединение системы в надсисте-му может привести к повышению сложности описания, если возникающие новые качества и понятия не укладываются в рамки теории системы.
5. Принцип физической измеримости. Любой набор целых функций и количественно определенных свойств системы (включая эффективность) может быть однозначно представлен через основные физические величины (расстояние, время, масса, действие и т. д.)
6. Принцип функциональности. Взаимодействие подсистем в системе и взаимодействие системы с подсистемой имеет функциональное описание.
7. Принцип неопределенности. Не всякое воздействие вызывает изменение в системе. Существует квант действия, порог, который должен быть преодолен, чтобы данная система изменила свое состояние.
8. Принцип детерминизма. Все процессы и происходящие в системе явления детерминированы. Принцип детерминизма и неопределенности образуют диалектическое единство, которое лежит в основе общей взаимосвязанности явлений и событий в системе.
9. Принцип дополнительности. В различных ситуациях одна и та же система может проявлять свойства, наблюдаемые в другой ситуации.
10. Принцип релятивизма. Процессы и явления в различных системах могут иметь различную скорость протекания, определяемую декомпозиционными (подсистемными) и композиционными (системными) свойствами [34].
Таким образом, системное изучение объективной реальности требует четкого осознания используемой терминологии. В этом случае, мы можем определять различные явления
через характеристики системы более аргументировано.
1. Сен А. Об этике и экономике. — М.: Наука, 1989. — 160 с.
2. Садовский В. Н. Основания общей теории систем. — М.: Наука, 1974. — 158 с.
3. Мессарович М., Мако Д., Тахара И. Теория иерархических многоуровневых систем: пер. с англ. — М.: Мир, 1973. — 258 с.
4. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. — М.: Советское радио, 1974. -272 с.
5. Основы обшей теории систем: учебное пособие. — СПб.: ВАС, 1992. — Ч. 1. — 253 с.
6. Белман Р., Глинсберг И., Гросс О. Некоторые вопросы математической теории процессов управления. — М.: Советское радио,
1974. — 178 с.
7. McDavid J.W., Harari H. Social Psychology. Individuals, groups, societies. — N.Y., 1968.
— 124 p.
8. Партер У. Современные основания общей теории систем: пер. с англ. — М.: Наука, 1971. — 189 с.
9. Афанасьев В. Г. Системность и общество. — М.: Политиздат, 1980. — 368 с.
10. Философский словарь / гл. ред. Л. Ф. Ильичев. — 4-е изд. — М.: Политиздат, 1980.
— 657 с.
11. Холл А. Опыт методологии для системотехники: пер с англ. — М.: Советское радио,
1975. — 146 с.
12. Блауберг И. В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода. — М.: Наука, 1973. — 270 с.
13. Теория систем и методы системного анализа в управлении и связи / В. Н. Волкова,
В. А. Воронков и др. — М.: Радио и связь, 1983.
— 248 с.
14. Лекторский В. А., Садовский В. Н. О принципах исследования систем // Вопросы философии. — 1960. — № 8. — С. 67−79.
15. Аверьянов А. И. Системное познание мира: методология проблемы. — М.: Политиздат, 1985. — 263 с.
16. Холл А. Д., Фейджин Р. Е. Определение понятия системы // Исследования по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1968. — С. 252−282.
17. Ерохина Е. А. Теория экономического развития: системно-синергетический подход.
— URL: //www. http: // orel. rsl. ru/1−1. html.
18. Большая советская энциклопедия. -М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1971. -Т. 23. — 526 с.
19. Зиновьев А. А. К определению понятия связи // Вопросы философии. — 1960. — № 8. -
С. 58−66.
20. Новинский И. И. Понятие связи в марксисткой философии. — М.: Наука, 1961. -192 с. — С. 120.
21. Новая философская энциклопедия. -М.: Мысль, 2001. — Т. 3. — 632 с.
22. Вяккерев Ф. Ф. Структура диалектического противоречия // Вопросы философии. -1969. — № 9. — С. 8−17.
23. Райбекас А. Я. Детерминизм и системный характер бытия материальной вещи (мира вещей) // Системность и детерминизм. — Красноярск: Красноярский гос. ун-т, 1984. — 104 с.
24. Клир И. Абстрактное понятие системы как методологическое свойство // Исследования по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1969. — С. 287−319.
25. Андреев Ю. П. Общественные отношения: сущность, содержание, структура: автореф. дис. … д-ра филос. наук. — М., 1990. — 40 с.
26. Уемов А. И. Системный подход и общая теория систем. — М.: Мысль, 1978. — 272 с.
27. Современный философский словарь / под общ. ред. д-ра филос. наук проф. В. Е. Кемерова. — М.: Академический проект, 2004. -864 с.
28. Свидерский В. И. О диалектике элементов и структуры в объективном мире и в познании. — М.: Наука, 1962. — 311 с.
29. Каган М. С. Системный подход и гуманитарное знание: избранные статьи. — Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1991. — 384 с.
30. Петрушенко Л. А. Принцип обратной связи. — М.: Мысль, 1967. — 277 с.
31. Моисеев В. Д. Центральные идеи и философские идеи кибернетики. — М.: Наука,
1976. — 218 с.
32. Гиг Д. В. Прикладная общая теория систем. — М.: Мир, 1981. — 336 с.
33. Юдин Б. Г. Методологические проблемы исследования самоорганизующихся систем // Проблемы методологии системного исследования. — М.: Мысль, 1970. — С. 354−377.
34. Дружинин В. В., Конторов Д. С. О системном подходе к проблемам управления. -М.: РИАН СССР, 1977. — 59 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой