О системообразующих связях уголовного права с другими отраслями права

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О СИСТЕМООБРАЗУЮЩИХ СВЯЗЯХ УГОЛОВНОГО ПРАВА С ДРУГИМИ ОТРАСЛЯМИ ПРАВА
© О. А. Адоевская
Адоевская
Ольга Александровна
ассистент кафедры уголовного права и криминологии Самарский
государственный университет
В настоящей статье рассматривается взаимолействие уголовного праоизволства с иными отраслями права и законолательства. Автор опрелеляет место уголовного права в системе суборлинаиионных, коор-линаиионных и комплексных связей с конституционным, гражланским и административным правом.
Ключевые слова: система права, отрасль права, принцип системности, комплексные межотраслевые связи, отношения субординации, отношения координации, юридическая ответственность.
Одним из отличительных признаков системы права является органическая связь составляющих его компонентов — отраслей права, которые путем взаимного влияния друг на друга обеспечивают надлежащее функционирование правовой системы права как единого целостного образования. Межотраслевые связи в системе права, которые носят необходимый и устойчивый характер, признаются системообразующими. Так, уголовное право пронизано сетью системообразующих связей с другими отраслями права и законодательства. И в этом следует видеть принципиальное значение и жизнеутверждающее начало для уголовного права, способного полноценно существовать и развиваться лишь в правовой системе. Принцип системности определяет особое место уголовного права в системе субординационных (вертикальных), координационных (горизонтальных) и комплексных [1] связей с другими отраслевыми ветвями.
Субординация предполагает «подчиненность норм иерархически низших высшим» [2, с. 12]. В отношениях субординации уголовное право взаимодействует с конституционным, поскольку подчинено и не должно
противоречить последнему. Конституция Р Ф, как закреплено в ее ч. 1 ст. 15, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Р Ф. На этом конституционном положении стоит и судебная практика. В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», судам при рассмотрении дел следует оценивать на предмет конституционной непротиворечивости содержание закона, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия [3, с. 4−11]. Как справедливо указывает В. Д. Филимонов, «в процессе формирования оснований норм уголовного права происходит учет конституционных требований, которые в этом случае выступают в роли их конституционных оснований» [4, с. 603]. Конституционное право выступает политико-правовой основой, является базой, фундаментом уголовного законодательства. Это обстоятельство нашло закрепление в ч. 2 ст. 1 УК РФ, согласно которой «настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации». При этом конституционное право влияет на структуру уголовного закона, к примеру, его Особенной части, закрепляя иерархию социальных ценностей как объектов правовой (в том числе уголовно-правовой) охраны. Конституционное право предопределяет содержание уголовно-правовых предписаний, прежде всего тем, что обязывает законодателя следовать в области уголовного правотворчества требованиям конституционных норм и принципов, может корректировать уголовно-правовые нормы в процессе их применения. Конституционное право устанавливает исходные начала для уголовного права, выступает ориентиром для уголовно-правового регулирования на основе закрепленных им экономического и социально-политического порядков. Тем самым оно развивает обязывающие и запрещающие положения уголовного закона, служит импульсом для возникновения и развития новых уголовно-правовых норм и институтов. Отсюда же следует, что применение уголовного закона недопустимо, если тем самым нарушаются положения Основного закона страны.
Отношения координации складываются при неподчинении правовых компонентов и подсистем друг другу (например, в процессе взаимодействия уголовного и гражданского права). Уголовные запреты не могут противоречить гражданско-правовым дозволениям, ибо посредством одних определяются границы других. Так, уголовный закон не может признавать кражей тайное изъятие собственных вещей из чужого владения. Ведь согласно ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Гражданско-правовое дозволение совершать определенные имущественные действия с собственным имуществом исключает уголовную противоправность такого поведения и, соответственно, возможность привлечения за данное деяние к уголовной ответственности.
Весьма тесными являются координационные связи между уголовным и административным правом, о чем свидетельствуют постоянные процессы декриминализации и криминализации тех или иных общественно-опасных деяний, ранее предусмотренных уголовным или административным законодательством [5, с. 56], трансформации преступного в непреступное и переходы административно наказуемых деяний в уголовно противоправные посягательства. Так, по УК РСФСР 1960 г. мелкое хищение государственного или общественного имущества признавалось уголовно-наказуемым (ст. 96),
тогда как по действующему законодательству это правонарушение влечет обыкновенно административную ответственность (ст. 7. 27 КоАП РФ).
Уголовно-правовой запрет и запреты иной отраслевой природы, действующие в системе координационных связей, не должны носить взаимоисключающий характер, противоречить друг другу или быть в отношении противоположности. Системность также требует такое соотношение, при котором уголовно-правовые положения координируются (согласовываются, сообразовываются) с нормативными запретами другой отраслевой принадлежности. При этом должно обеспечиваться единство законодательных подходов к регламентации сходных правоотношений. В свое время Д. Н. Бахрах предлагал внести изменения в прежде действовавший Кодекс РСФСР об административных правонарушениях и установить административную ответственность за покушение на мелкое хищение [6, с. 33]. Сегодня В. П. Малков считает целесообразным «приготовление к преступлению небольшой и средней тяжести законодательно объявить административными правонарушениями в специально посвященной этому статье Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» [7, с. 302].
Не менее существенно значение комплексных межотраслевых связей, возникающих при совместном действии норм различной отраслевой принадлежности, запрещающих определенное социально-нетерпимое поведение. Комплексная правовая охрана — одно из наиболее эффективных юридических средств противодействия преступлениям и смежным с ними неуголовным правонарушениям. Так, право собственности защищается не только уголовно-правовыми, но и гражданско-правовыми, административно-правовыми, дисциплинарными мерами. При конструировании составов преступлений в области межотраслевого взаимодействия законодатель стремится исходить из требований тех отраслевых запретов, которые действуют совместно с уголовно-правовыми предписаниями. Он определяет уголовную ответственность за общественно опасные деяния с учетом запрещенного поведения другими отраслями права [8, с. 331]. К примеру, основание уголовной ответственности за преступления против собственности с материальным составом (кражу, грабеж, присвоение, растрату, уничтожение чужого имущества и др.) устанавливается в пределах такой гражданско-правовой формы правонарушающих деяний, как причинение имущественного вреда другому лицу. В этом случае уголовный закон подкрепляет жесткими санкциями гражда не ко — пра во ву ю ответственность. Эго объясняется тем, что каждое преступление против собственности с материальным составом есть в то же время гражданское правонарушение. Отсюда следует, что между преступлением против собственности с материальным составом и гражданским правонарушением в области защиты вещных прав может складываться отношение идеальной совокупности, т. е. такая ситуация, когда одним деянием нарушается несколько норм различной отраслевой природы.
Многообразие системных взаимосвязей, складывающихся между уголовным и другими отраслями права и законодательства, обеспечивает упорядоченность правовой материи, целостность и иерархичность системы права.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Согласно одному из определений понятия системы, последняя представляет единый комплекс взаимодействующих тем или иным образом элементов и частей (См., напр.: Клиланд Д., Кинг В. Системный анализ и целевое управление. М.: Сов. радио, 1974. С. 32- Афанасьев, В. Г. Общество: системность, познание и управление. М.: Политиздат, 1981. С. 18).
2. Черданцев, А. Ф. Системообразующие связи права // Советское государство и право. 1974. № 8. С. 12.
3. См.: Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е. М., 2001. С. 4−11.
4. Филимонов, В. Д. Конституционные основания норм уголовного права // Конституционные основы уголовного права. Материалы I Всероссийского конгресса по уголовному праву. М.: Т К Велби, 2006. С. 603.
5. См.: Орехов, В. В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб.: Пзд-во «Юридический центр Пресс», 2003. С. 56.
6. См.: Бахрах, Д. Н. Состав административного проступка: учебное пособие. Свердловск, 1987. С. 33.
7. Малков, В. П. К вопросу о социально-правовой природе приготовления к преступлениям небольшой и средней тяжести и ответственности за содеянное // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние: сб. науч. тр. / под ред. Н. А. Лопашенко. Саратов: Сателлит, 2004. С. 302.
8. См.: Безверхое, А. Г. Имущественные преступления. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2002. С. 331.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой