Осложнение простого глагольного сказуемого в татарском и русском языках

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'1
ОСЛОЖНЕНИЕ ПРОСТОГО ГЛАГОЛЬНОГО СКАЗУЕМОГО В ТАТАРСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ
© Д. З. Ибрагимова
Казанский (Приволжский) Федеральный университет, Филиал в г. Елабуга Россия, г. Елабуга, ул. Казанская, 84.
Тел.: +7 (8552) 39 86 82.
E-mail: guji9pa@mail. ru
В работе проанализированы наиболее распространенные формы осложнения простого глагольного сказуемого, извлеченные из произведений татарской и русской классической литературы- изучены синтагматические свойства осложняющих средств в составе простого глагольного сказуемого в татарском и русском языках- выявлены специфические виды осложнения простого глагольного сказуемого в татарском языке, нехарактерные для русского языка- предложена классификация одной из форм осложнения, характеризующего действие- выделены виды осложнения простого глагольного сказуемого, в основе которых лежат семантические и структурные признаки осложненных форм простого глагольного сказуемого.
Ключевые слова: простое глагольное сказуемое, редупликация, осложняющие средства, оттенки значений, грамматические повторы, частицы.
Изучение осложненных форм простого глагольного сказуемого давно вызывает интерес уче-ных-языковедов, которые обратили внимание на различные модальные оттенки, характерные формам времен и наклонения глагола в татарском и русском языках. Изучению осложненных форм простых глаголов уделяли внимание такие ученые как А. А. Потебня, П. А. Лекант, А. А. Шахматов,
Н. Ю. Шведова, Ф. С. Сафиуллина, М. З. Закиев, Ф. Г. Галлямов. Данной теме в русском языке посвящена диссертация М. С. Искренковой, в татарском языке отдельного исследования на эту тему не проводилось. Многие формы отмечены и проанализированы учеными, но вся система в целом не описана, так как на сегодняшний день в типологии сказуемого однозначного решения нет. Изучение осложнения простого глагольного сказуемого имеет теоретическое и практическое значение, оно поможет в преподавании в вузах и школьной практике, так как сказуемое является одним из главных членов предложения.
Целью данного исследования является представление описания наиболее распространенных осложненных форм простого глагольного сказуемого, а также изучение свойств осложняющих средств в составе простого глагольного сказуемого в русском и татарском языках.
Исходя из этого были поставлены следующие задачи:
1) выявить структурные и семантические признаки осложненных форм простого глагольного сказуемого в татарском языке и сравнить с аналогичными осложненными формами в русском языке-
2) описать оттенки значений, которые вносят осложняющие средства-
3) разделить осложненные формы простого глагольного сказуемого, основываясь на оттенках
значения.
Общий объем языкового материала в татарском и русском языках составил 500 примеров.
Простое глагольное сказуемое может осложняться различными средствами: частицами, повторами, интонационным перечислением и т. д. Это придает сказуемым дополнительные оттенки значения.
1. Формы осложнения простого глагольного сказуемого, характеризующие действие.
1) Средства выражения степени проявления предикативного признака:
— повторы типа бэрепме бэрэ (перевод на русский язык очень сильно бьет или схожая конструкция ревмя ревет).
«Выражает значение интенсификации процесса. При этом кажется, что говорящий сам не ожидал, что процесс пойдет таким образом» [5, с. 99].
Второй компонент обычно в настоящем времени, но возможен во всех временных формах, лексически ограничен. Компоненты располагаются контактно, и повтором выражается значение интенсивности процесса:сэк алып чыга да юлбарыска бирепме бирэ: кай тешец кычыта! (Экият). Выносит полено и очень сильно бьет тигра: где чешется!
— повторы типа ускэннэн-усэ (в переводе на русский язык обозначает все больше растет).
Дистантное расположение и перестановка компонентов недопустимы. Ф. Г. Галлямов считает, что повторы выражают «интенсивность действия с оттенком непрерывного и неуклонного наращивания его» [1, с. 23]. Профессор Ьэм Эхмэт, хэзрэтне никадэр юатырга тырышсалар вэ ацар никадэр йомшак сYзлэр сейлэсэлэр дэ, ул Ьаман боларныц миссионерлар икэнчелегенэ ышанганнан-ышана бара иде. (Ф. Эмирхан). Профессор и Ахмет, сколько ни старались утешить хазрата и говорить с ним
мягко, он все сильнее верил в их миссионерство.
2) Средства выражения «сложносоставно-сти» действия:
— конструкция типа ашый-эчэ.
Н. Ю. Шведова среди слитно произносимых сочетаний двух одинаковых форм разных глаголов выделила несколько групп с разным значением [10, с. 44].
В татарском языке подобное разделение, на наш взгляд, является спорным и не совсем удачным, так как одно сочетание глаголов по выраженному значению может входить в две группы. Поэтому мы разделили на следующие группы:
— глаголы-антонимы: Язды-сызды. (М. МэЬ-диев) Написал-вычеркнул. Аласым-бирэсем юктыр, тынычлап китэмдер денж-адан. (Н. Гыйматдинова) Мне нечего брать-отдавать, уйду спокойно в иной мир. Два глагола в одном сочетании равносильны в своем значении.
— глаголы-синонимы: (c)йлэнмэ, баш имэ Ьич, телгэ дэ алма хатын-кыз дип-
Олугъ ж-ан бул. куан-шатлан. шекер, мин бит хатынсыз дип. (Г. Тукай). Не женись, не поддавайся только, не вздумай говорить о женщинах- будь выше этого, радуйся-ликуй: «Слава богу, я ведь не женат».
— глаголы с одним общим понятием: Кешелэр ашыйлар-эчэлэр. яталар-йоклыйлар. кен дэ торып нужа куалар, э бэхетлеме алар, яратышу дигэн нэрсэ бармы алар ечен — моны Ьич сизеп булмый иде. (0. Еники) Люди едят-пьют. ложатся-спят, каждый день решают свои проблемы, а счастливы ли они, существует ли для них любовь — это никак нельзя почувствовать (общее понятие «питаться», «отдыхать ночью»).
— двойные глаголы, где второй является возможным последующим действием (усилением) первого глагола: Шуларны уйлый да Yзалдына гына мыгырданып куя: Алпавыт Шэйхилэргэ яхшы менэсэбэттэ булды. ормады-сукмады, хэтта бер тапкыр бэйрэмдэ кечкенэ генэ бYлэклэр дэ бирде. (М. МэЬдиев). К помещику Шайхи он относился очень хорошо, не кричал-не бил, даже один раз на праздник подарил маленькие подарки [2, с. 118].
— конструкция типа ашыйлар да эчэлэр.
Сочетания данного типа можно разделить на 2
вида:
1) Совершаемые действия, осложненные частицей -да/-дэ. -та/-тэ параллельны, то есть происходят одновременно:пер тебендэге егетлэр Ьаман уйный да жырлый (Г. Бэширов). Парни, которые у моста, все играют да поют. Совершаются одновременно два действия, независимые друг от друга. В данном случае можно заменить сочетание действий одним словом «веселятся».
2) Действия совершаются последовательно:
Башын кутэрэ дэ эйтэ:
— Атларыгыз энэ теге якта, юкэлек аланында, -ди. (М. МэЬдиев) Г олову поднимает да говорит: -Ваши кони вон на той стороне, где липовая роща, -говорит. Оба действия совершаются практически одновременно, но ключевым является второе, ему предшествует незначительное действие.
3) Средства выражения по протеканию во времени:
— повторы двух одинаковых форм глаголов, соединенных частицами да/дэ/та/тэ (в русском языке союз да/и).
В татарском языке данные повторы существуют в положительной форме: «Яшьле кузлэрен болытларга тебэп [елга] ага да ага (Н. Гыйматдинова) Смотрит на тучи слезными глазами, и река все течет да течет. В отрицательной форме: Бабац керми дэ керми. (Г. Ахунов). А дед твой не заходит да не заходит.
В большинстве предложений повторы с частицами -да/-дэ/-та/-тэ в татарском языке обозначают длительность действия.
По мнению Ф. С. Сафиуллиной, повторение глагольных форм с частицей -да/-дэ/-та/-тэ выражает интенсивность процесса и, в данном случае, нельзя рассматривать эту конструкцию как связанные с союзом да однородные сказуемые [8, с. 100]. Удвоения с -да/-дэ/-та/-тэ в татарском и союзом и. да — в русском языке имеют значение длительности, повторяемости и непрерывности действия: -Да и что все ждать да ждать! (Л. Толстой).
Большинство проанализированных сочетаний данной группы имеют основные и наиболее общие значения: 1) длительности, повторяемости и непрерывности действия в своей речи- 2) неодобрительное или отрицательное отношение в воспроизведении чужой речи.
— повторы двух одинаковых форм глаголов, соединенных тек/дек (в русском языке так, уж).
Широко употребляются в разговорной речи соединения с тек/дек (в татарском языке) и так. уж (в русском языке). Н. Ю. Шведова согласна с мнением В. В. Виноградова, который считает, что эта частица выступает в функции „гибридных слов, в которых союзные функции являются как бы придатками к их основной грамматической роли…“ [10, с. 94]. Кирэкми мица синец аяк ма^араларыц! Кискэннэр тек кискэннэр. (Н. Гыйматдинова) — Не нужны мне твои похождения! Отрезали так отрезали. В русском языке: Пропаду так пропаду, все равно! (Ф. Достоевский).
Основным значением таких сочетаний является выражение внутреннего согласия, принятия, допущения.
— бессоюзные повторы двух одинаковых форм глагола, употребляемые через дефис.
П. А. Лекант отмечает, что повтор двух одинаковых спрягаемых форм выражает „количественное“ значение — длительности, полноты действия и имеет ограниченную продуктивность — независимо от конкретного лексического наполнения» [6, с. 58]. Жилин шикнет-шикнет на него, а сам все идет (Л. Толстой). Кая, сал-сал карт убыр, Шэлсез дэ син бик матур. (К. Тинчурин) Давай, снимай-снимай, старая ведьма, И без шали ты красива.
В татарском языке бессоюзный повтор глаголов может обозначать длительное действие, внезапно прерывающееся другим действием: Квлэ-рлэр-квлэрлэр дэ туктарлар дип, мыек очын да селкетмэде Менир, э халык туктамады. (Н. Гыйматдинова) Посмеются-посмеются да остановятся, думал Мунир, в ус не дуя, а народ не останавливался.
Бессоюзными сочетаниями может обозначаться «интенсивная длительность», когда за повторенным глаголом нет другого глагола, обозначающего действие: 0 тулган айга ж-итез-тере генэ бер йолдыз ияргэн… ул да тибрэнэ-тибрэнэ… тибрэнэ-тибрэнэ… Мин йоклап ктуемне сизми дэ калдым (0. Еники). А к полному месяцу пристроилась одна резвая звездочка. и она качается-качается… ка-чается-качается… Я и не заметил, как заснул.
Распространены повторы, соединенные союзом и. На значение длительности признака накладывается оттенок интенсивности: Шул кенне Со-рыкай Нуриягэ куцелсезлек ясады. Идэн астына тешеп китте дэ менэргэ телэмэде. И чакырдылар, и чакырдылар (Г. Ахунов). В тот день Сорыкай огорчил Нурию. Залез в подпол и не захотел вылезать. И звали, и звали.
Значение длительности, повторяемости действия имеет и повторение глагола интонацией перечисления: -. Нэрсэ авызыцны ерып торасыц, эллэ ашатмадык диер идецме? — Ашаттыгыз, ашатты-гыз… (Г. Ахунов) — Что стоишь, усмехаешься, хочешь сказать, что не кормили? — Кормили, кормили. [4, с. 197]
Подобное удвоение глагола интонационным способом характерно и для русского языка. «Выражаемые значения длительности, многократности одинаковы в обоих языках», считает Ф. С. Сафиуллина [8, с. 101]. Накатило, накатило на меня. (Л. Толстой).
Значение длительно проявляющегося признака. На основное значение длительности могут накладываться оттенки обычности, регулярности повторения действия, иногда с оттенком интенсивности проявления признака.
2. Формы осложнения простого глагольного сказуемого по признаку соотнесенности или не-соотнесенности действия с реальной действительностью.
Средства выражения, обозначающие неожиданность действия.
— конструкция типа тотты да китте (в русском языке возьми да уйди).
В толковом словаре татарского языка существует 45 толкований слова тот. Из них в 24 толкованиях глагол тот утратил свое прямое значение [9, с. 129].
Например:
1) Внезапное действие: Ьич тэ уйламаганда, Ьичкем кетмэгэндэ Мэтэли агайныц оныгы Хэбибрахман тотты да уенны бетерде (М. МэЬдиев). Никто не думал, никто не ожидал, как внук Матали агай Хабибрахман взял да игру испортил.
2) Неподготовленное решение: Син
бармыйсыц икэн, мин узем генэ тотам да барам. (Г. Камал) — Ты не идешь, так я одна возьму да пойду.
3) Произвольное действие субъекта: Ире бераз каршырак торса, тоткан да кычкырышкан (Г. Камал). — Если муж противостоял ей, она сразу громко ссорилась.
В ряде случаев осложняющий компонент тот не до конца утратил свое самостоятельное значение: Гелниса мэче баласын тоткан да утыра. (И. Гази) — Гульниса котенка взяла да сидит.
В русском языке в большинстве примеров глагол взять также утратил свое лексическое значение: Мой приятель взял да отвернулся от него (И. Тургенев). Не так часто встречаются формы с глаголом взять в прямом значении.
— конструкция типа кермэсенме (в переводе на русский язык неожиданно вошел).
Ф. С. Сафиуллина считает: «Это утверждение отличается тем, что носит характер неожиданности» [8, с. 149].
Употребляется в разговорной речи. В большинстве примеров обозначает неожиданность совершения действия: -Дизнэй буласы кеше, куй, калдыр апамны, юкса укка алам! — дип янамасын-мы (М. Хэбибуллин). Послушай, будущий деверь, оставь сестру, не то возьму под прицел! — вдруг пригрозил он.
— конструкция типа килде чыкты (в переводе на русский язык вдруг неожиданно вышел).
Данная конструкция придает речи говорящего оттенок неожиданности и выразительности чувств к происходящему. Шул заманны эллэ кайдан килде чыкты бер Мэче, Каршылыйлар: «0йдэ безгэ ит-тифакъка кер, Мэче!» (Г. Тукай) — В это время откуда-то вдруг вышел один Кот, его встречают: Давай, Кот, вступай в наш союз!". Нередко они употребляются с глаголом бул.
3. Формы осложнения простого глагольного сказуемого, где характеризуется отношение со-
общающего к действию.
Средства выражения значения сомнения, неуверенности.
— конструкция глагола с частицами кебек, шикелле, сыман, тесле (в русском языке с частицами как, как будто, вроде)
В толковом словаре татарского языка выделены значения частицы кебек:
1) Бер нэрсэне икенче нэрсэгэ чагыштырып, охшатып эйткэндэ кулланыла.
2) Берэр нэрсэне шартлы рэвештэ чамалап эйткэндэ кулланыла.
3) Берэр нэрсэнец дереслегенэ, булуына шебЬэ, икелэнуне белдерY ечен кулланыла.
4) Бер-беренэ нинди дэ булса узенчэлеклэре белэн охшаш предметларны санап киткэннэн соц, шуца охшаш, шундый ук эйберлэр тагы да барлык-ны, санарга мемкин булуны кYрсэтэ.
5) Берэр предметныц тулы сыйфатлы булма-вын, шул предметка беркадэр якынлыгын гына белдергэндэ кулланыла [9, с. 82]. Выражает:
а) сомнение: Кунэр тесле кYренми… (К. Тин-чурин) Непохоже, что как будто уступит…
6) неуверенность: Сэбэплэрен ачык курсэттем шикелле (К. Тинчурин) — Причины я, кажется. указал верно.
в) предположение: — 0 мин исэн кайтырмын кебек. (М. МэЬдиев). А мне кажется, как будто вернусь живым.
г) сравнение: Кендэш белэн торган шикелле бит ул (М. МэЬдиев) Это ведь тоже самое, как жить с соперницей.
2) Средства выражения просьбы сообщающего.
Конструкция типа эйтсэнэ (перевод на русский язык скажи, пожалуйста).
Рассматривая сочетания такого типа, следует отметить, что данная конструкция в татарском языке встречается редко и в классической литературе, и в произведениях устного народного творчества. Во всех примерах частица -сана/-сэнэ помогает выразить убедительную просьбу, мольбу героя:
— И телке дус, балык тотарга мине дэ ейрэтсэнэ!-дигэн [Аю] (Аю белэн телке). — Эй, друг лис, и меня научи, пожалуйста. ловить рыбу!
— говорит.
— 0нкэй, энкэй! Нишлэгэн ул, кайда ул? Эйтсэнэ! (Г. Тукай). В русском языке подобная конструкция не является формой осложнения простого глагольного сказуемого.
3) Средства выражения значения ограниченного действия:
— повторы типа «имя действия с аффиксами -ы/-е+н + тот же глагол в изъявительном наклонении» (повторы типа пойти пойду в русском языке).
А. А. Потебня отметил полную слитность, неотделимость инфинитива от спрягаемой формы глагола [7, с. 427].
Основой появления данной конструкции является разговорная форма речи: Тануын таныйм, но ж-ибэрэ алмыйм. (М. МэЬдиев). — Узнавать-то узнаю, но отпустить не могу. Выражает неопределенность процесса и неполное согласие, возможен оттенок уступительности, иногда предполагает наличие противопоставления в данном или в следующем предложении: Мин баруын барам да, матери-алны алырлык акчам юк бит. (Ш. Усманов). — Пой-ти-то я пойду, но материал купить денег нет. В русском языке эта форма имеет сочетание спрягаемой глагольной формой с инфинитивом того же глагола: взять возьму. Встречаются примеры, где второй глагол в отрицательной форме: — Они [Павел Петрович] меня все пугают. Говорить — не говорят, а так смотрят мудрено (И. Тургенев) [3, с. 433].
4) Средства выражения значения равнодушия к процессу.
— повторы типа барса бара (перевод на русский язык пойдет так пойдет).
Ф. С. Сафиуллина отмечает, что самой распространенной формой значения является «равнодушие, безразличие к происходящему» [8, с. 52]. -БYре абзый, ашасан ашарсын, мин каршы килмим. (0кият). Дядя Волк, съешь так съешь, я не против.
Встречаются примеры, где подобные повторы придают значение неопределенности или возможности совершения процесса: Тамагыцны кэкре керфеклэре генэ бераз тырнаса тырнар (Ф. Яруллин) — Если только в горле защекочет.
Существуют отдельные сочетания осложненных повторов с условной формой глагола, которым характерно значение обязательности процесса: Шулай бик йедэтэ торгач, карчык ейрэтсэ дэ ейрэткэн, ейрэтмэсэ дэ ейрэткэн (0кият). Так долго надоедал, что старуха хотела-не хотела -учила.
Таким образом, рассмотрев множество примеров с осложнением простого глагольного сказуемого, можно сделать некоторые выводы.
Во-первых, анализ осложненных синтаксических конструкций позволил выявить, что осложнение происходит, прежде всего, за счет грамматических повторов. Они очень часто употребляются в сфере разговорной речи русского и татарского языков, являются средством выражения эмоциональности, выразительности и усиления мысли повествователя.
Сочетания глаголов с осложняющими элементами и грамматические повторы глаголов выражают различные дополнительные значения. Это добавочное значение накладывается на основное значение сказуемого, превнося в него модальноэкспрессивный характер предикативного признака.
Во-вторых, осложненные элементы стилистически ограничены, и основным значением бессоюзных повторов является значение длительности и постоянства предикативного признака. Кроме того, средства значения выражения сомнения и неуверенности также являются одной из наиболее распространенных форм осложнения.
В-третьих, можно отметить, что в татарском языке множество осложняющих компонентов схоже с формами осложнения в русском языке. Большинство из них переводится по аналогии. Но в татарском языке встречаются специфические конструкции, не имеющие аналогов в русском языке и носящие приблизительный перевод.
Примечательно, что некоторые сочетания глаголов, имеющие схожую конструкцию в татарском и русском языках, не могут иметь одинаковую классификацию. Существующая группировка в русском языке неприемлема для примеров осложнения в татарском языке. Анализ структурных и семантических признаков осложненных конструкций стал основой для создания новой группировки форм осложнения простого глагольного сказуемого.
ЛИТЕРАТУРА
1. Г аллямов Ф. Г. Повторы в татарском языке. К., 2003. 142 с.
2. Ибрагимова Д. З. Формы осложнения простого глагольного сказуемого в татарском и русском языках. Современные проблемы гуманитарных и естественных наук. Шестая международная научно-практическая конференция. М., 2011. 297 с.
3. Ибрагимова Д. З. Структурно-семантический анализ повторов как форм осложнения простого глагольного сказуемого в татарском и русском языках. I Международная научно-практическая конференция молодых ученых. М., 2011. 553 с.
4. Ибрагимова Д. З. Грамматические повторы, как формы осложнения простого глагольного сказуемого. VI Международная научно-практическая конференция «Наука и современность — 2010». Новосибирск, 2010. 458 с.
5. Искренкова М. С. Осложнение простого глагольного сказуемого: диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Владимир, 2000. 185 с.
6. Лекант П. А. Типы и формы сказуемого в современном русском языке. М.: «Высшая школа», 1976. 140 с.
7. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т. I-II. М.: Учпедгиз, 1958. 536 с.
8. Сафиуллина Ф. С. Синтаксис татарской разговорной речи. К.: изд-во Казанского университета, 1978. 253 с.
9. Толковый словарь татарского языка. Т. II-III. Казань: Татарское книжное издательство, 1981.
10. Шведова Н. Ю. Очерки по синтаксису русской разговорной речи. М.: Изд. АН СССР, 1960. 371 с.
Поступила в редакцию 18. 10. 2011 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой