Феминизм в кривом зеркале цитирования: социальный концепт «Феминистка» в антифеминистской концептосфере

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81−114.2 К. В. Кивалова
Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2014. Вып. 1
ФЕМИНИЗМ В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ ЦИТИРОВАНИЯ: СОЦИАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ «ФЕМИНИСТКА» В АНТИФЕМИНИСТСКОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЕ
Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199 034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9
В статье осуществляется анализ особенностей функционирования социального концепта «феминистка» в антифеминистском дискурсе. Материалом для исследования послужили цитаты феминистских авторов, приведенные на сайте «FeministQuotes». Образ феминистки рассматривается в социальном контексте с точки зрения антифеминистского дискурса и, следовательно, описывается с негативной точки зрения. Функционирование социального концепта «феминистка» рассматривается в общественной и семейной сферах. Авторы антифеминистских текстов описывают феминисток как представительниц антисистемы, стремящейся к расколу человеческого общества по половому признаку. Их целью является освобождение женщин и, возможно, последующее создание женского государства. Борьба с мужчинами трактуется как разновидность классовой борьбы. В семейной сфере феминистки протестуют против института семьи и брака, так как они являются частью системы дискриминации женщин. Количество детей должно быть ограничено и они должны выводиться из-под влияния семьи. Сексуальные отношения трактуются в рамках теории насилия. Настоящая феминистка отвергает любые сексуальные отношения с мужчинами. Библиогр. 13 назв.
Ключевые слова: антифеминистский, дискриминации женщин, феминистка.
FEMINISM THROUGH DISTORTED MIRROR OF CITATION: SOCIAL CONCEPT & quot-FEMINIST"- IN ANTI-FEMINIST CONCEPT SPHERE
K. V. Kivalova
St. Petersburg State University, 7/9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199 034, Russian Federation
Based on the content of the FeministQuotes web-site, our study presents the analysis of the features associated with the social concept & quot-feminist"- in antifeminist discourse. The image of the feminist is analysed in the social context from antifeminist negative point of view. The following concept is presented in social and family fields of studies. According to antifeminist authors such women are a part of & quot-antisystem"- which is striving for gender split in the society. Their aim is to free women and organize & quot-female society& quot- in future. In this sense the fight with men is considered the fight for freedom. Furthermore, feminists disclaim the institution of marriage and family as a part of the & quot-antisystem"- which discriminates women. The number of children must be minimized and they must not be under family influence. Sexual relations are viewed from the theory of violence perspective. As a result a real feminist disclaims any sexual attachment to men. Refs 13.
Keywords: antifeminist, discrimination against women, feminist.
Women have their faults, Men have only two: Everything they say, Everything they do. «Man Woman», Yin & amp- Yang
Когнитивная лингвистика рассматривает языковые явления как отражение мыслительной деятельности человека, отражение процессов познания окружающей реальности. «Язык включен в сложную систему познания мира человеком, в информационно-когнитивную систему, в которой взаимодействуют мышление, сознание,
память и язык. Она локализована в мозгу человека. Ее основным назначением является обеспечение процессов восприятия информации извне, переработки этой информации, её сохранения и передачи другим индивидам» [1, с. 125].
Знания как результат работы мышления упорядочиваются сознанием, организуются в когнитивные структуры, которые могут быть помещены в память. Сознание оперирует не только знаниями, но и мнениями, оценками, убеждениями. В нём формируется более или менее целостная картина мира, или модель мира, которая в значительной мере предопределяет поведение человека (в том числе и его коммуникативное поведение). Эта модель мира в процессе жизнедеятельности постоянно дополняется, модифицируется [2].
Центральным понятием в системе языковой картины мира является концепт, категория когнитивной лингвистики, когнитивный подход позволяет путем собственно лингвистического анализа описать картину мира носителей языка. Под концептом понимается единица концептосферы (термин «концептосфера» был введен в отечественную науку академиком Д. С. Лихачевым). Концептосфера — это совокупность концептов нации, она образована всеми потенциями концептов носителей языка. Чем богаче культура нации, ее фольклор, литература, наука, изобразительное искусство, исторический опыт, религия, тем богаче концептосфера народа. А сам концепт в таком аспекте представляет единицу мышления. Человек мыслит концептами, комбинируя их и формируя новые концепты в ходе мышления. Концепты, в отличие от традиционного «значения», представляют собой «потенции» значений, тесно связанные с человеком и его национальным, культурным, профессиональным и возрастным опытом [3].
Совокупность концептов словарного запаса индивида, как и всего языка в целом, и образует концептосферу. Концептосфера языка — это сфера понятий, выработанных языковым сознанием и отражающая все богатство ассоциативных возможностей языка. В результате формируется и языковая картина мира, специфичная для носителей каждого языка. Концепт не возникает непосредственно из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным опытом. Потенции концепта тем шире и богаче, чем шире и богаче культурный опыт человека.
Соотношение «концепт — слово» является ведущим при попытках структурирования различных концептуальных сфер (народа, личности). Именно слово является той атомарной единицей, посредством которой создаются словесные тексты в самом широком диапазоне их интенций и реализаций. Познавая мир, выделяя в нем относительно целостные ансамбли элементов (ситуации, положения дел) и отдельные входящие в них элементы, отражая их в своем сознании и строя языковые номинации, люди имеют дело с множеством явлений мира. Язык стремится к конечности числа своих элементарных знаковых единиц (слов, морфем) и используемых при создании конструктивных знаковых единиц (словосочетаний, предложений, текстов) синтаксических способов связи передаваемой информации. Лексический состав языка оказывается не простой совокупностью множества отдельных элементов, каждая лексическая единица, будучи самостоятельной, характеризуется определенными отношениями с другими единицами языковой структуры. Семантика единиц определяет семантику их отношений, то есть определяет как внутрипара-дигматические, так и межпарадигматические связи.
Таким образом, в одних случаях понимание концепта не отличается от значения слова, в других случаях концепт может быть истолкован как логическая категория, напрямую с языковыми средствами не связанная, и, наконец, в самом широком смысле концепт понимается как чистая идея предмета или явления. Этим объясняется происхождение социальных концептов, под которыми понимаются некоторые порождения конкретной культуры или общества, существующие благодаря тому, что люди согласны следовать определенным условным правилам. Социальный концепт часто называют социальным конструктом, отсюда возникает направление социального конструктивизма — интеллектуального направления в социологии и философии, анализирующего социальные конструкты. Социальными концептами, например, являются язык, деньги, образование, правительство, класс, раса, ген-дер, мораль и другие.
Социальный концепт является отражением общественных институтов, природа которых исследуется в рамках институционализма — направления в общественных науках, начало которого было заложено знаменитой книгой американского экономиста Торстейна Веблена «Теория праздного класса» (1899).
Все социальные концепты в конкретном социуме несут на себе отпечаток своеобразия данного социума. У каждого народа существуют свои особенности, проявляющиеся в разных аспектах жизни и деятельности, объясняя которые исследователи ссылаются на особенности национального сознания и культурные стереотипы. Для обозначения стереотипов, обусловленных внутренними психологическими законами, Карл Юнг ввел термин «архетипы» [4].
Чаще всего архетипами называют бессознательные психические образования, недоступные непосредственному самонаблюдению, но определяющие восприятие предметного и социального мира: отношение к культуре, истории, традиции, личности, времени, пространству. Логично предположить, что архетипами определяется и реальное поведение людей — как на бытовом и межличностном, так и на социальном и политическом уровнях. Архетипы как культурные и политические символы живут в сознании человека, образуя фундамент его нравственных установок, политических убеждений и конкретных поступков. Этот личностный смысл социальной культуры, ее интуитивный образ в обыденном сознании не всегда совпадает с нормативными или культурными ценностями, что объясняет нерациональный характер социальных концептов.
Для выделения архетипов не существует общепризнанных аналитических процедур. Можно лишь предполагать, что та или иная особенность национального сознания носит базовый, или архетипический характер, если она является стабильной, неизменной на протяжении длительного периода истории, относительно независимой от социально-экономических и политических условий, а также повсеместной, то есть наблюдаемой у представителей различных социальных классов, возрастных групп и субкультур данного общества.
Наиболее распространенная трактовка особенностей социальных концептов разных сообществ принадлежит известному социальному философу К. Попперу. Он рассматривает историю человечества как движение от закрытого общества к открытому [5]. Первое основано на иррациональном отношении к обычаям социальной жизни при неизменности самих этих обычаев, второе основано на способности индивидуумов к принятию ответственных решений и действий (то есть рациональная модель).
В этом отношении лингвистика пересекается с философией и социологией. С социологической точки зрения возникает вопрос, каким образом способность людей объединяться в коллектив ради достижения общей цели помогает дифференцировать различные социальные группы и сообщества в пространстве и во времени по формам их поведения. Эффективность таких ассоциаций определяется «наличием внутри сообщества норм и ценностей, разделяемых всеми его членами, а также зависит от готовности подчинить свои интересы интересам группы. Результатом общих норм и ценностей становится взаимное доверие» [6]. При этом несомненно, что особенности национального характера, менталитета, традиций и мировоззрения влияют на особенности социальных концептов, как и на все другие составляющие жизни общества.
При рассмотрении социального концепта «феминистка» прежде всего необходимо отметить, что он является комплексным понятием. Он складывается в индивидуальном или массовом сознании в процессе коммуникации или под воздействием определенных, сознательно создаваемых средствами искусства или средствами массовой коммуникации факторов. Содержание концепта зависит от специфики субъекта восприятия и от особенностей формирования данного образа. Следует отметить, что образ любого социального объекта может приобретать конкретные характеристики в зависимости от условий его создания и функционирования. Можно предположить, что концепт «участница женского движения» будет по-разному восприниматься, например, в сознании представителей современного западного и традиционного мусульманского общества.
В связи с этим нам представляется интересным установить, каким образом модифицируется содержание концепта «феминистка» в концептосфере противников женского движения. Анализ данных модификаций, проведенный в настоящей работе, осуществляется на материале антифеминистского сайта Anti Misandry: Curing Feminist Indoctrination [7]. На сайте представлен сборник цитат из наиболее известных публикаций по гендерной проблематике, а также высказывания участников женского движения. Показательно, что в соответствии с антифеминистской политикой сайта создатели электронного сборника выбирают и компонуют цитаты таким образом, чтобы наиболее наглядно продемонстрировать отношение носителей традиционных гендерных установок к социальному концепту «феминистка» и в целом к феминизму как общественному явлению. Подача информации в виде цитат была выбрана авторами сайта не случайно. Цитация в данном контексте служит для идеологической манипуляции читателем- с ее помощью авторы сайта осуществляют приращение дополнительных оценочных смыслов к социальному концепту «феминистка». Таким образом, одной из целей создания данного сайта является дискредитация феминизма при помощи цитирования феминистских текстов. При этом цитаторы неизменно делают выбор в пользу таких фрагментов текста, которые с наибольшей вероятностью способны вызвать негативное отношение читателей к феминизму и его сторонникам. Одним из основных критериев отбора цитат является их идеологическая и эстетическая провокационность.
Наиболее распространенным материалом цитирования являются феминистские тексты, содержательная структура которых определяется сопоставлением маскулинности со смертью. Рассмотрим, например, приведенные на сайте выдержки
из текста радикальной феминистки Andrea Dworkin & quot-Pornography: Men Possessing Women& quot-:
(1) Men love death. In everything they make, they hollow out a central place for death, let its rancid smell contaminate every dimension of whatever still survives. Men especially love murder. In art they celebrate it, and in life they commit it. They embrace murder as if life without it would be devoid of passion, meaning, and action, as if murder were solace, stilling their sobs as they mourn the emptiness and alienation of their lives [8].
Стремясь вызвать эффект отторжения от феминистской идеологии у читателей сайта, цитатор избирает фрагмент, где, по его мнению, содержится необъективно отрицательная характеристика маскулинной личности. В приведенном фрагменте такая характеристика создается путем реитерации лексем death, murder, kill, формирующих лексико-семантическое поле «СМЕРТЬ / УБИЙСТВО». Убийство рассматривается автором исходного текста как явление, реализующееся на психологическом и физическом уровнях- все, к чему прикасается мужчина, обречено на погибель. Искаженность феминистской картины действительности проявляется в стремлении устанавливать некорректные семантические связи между экзистенциальными понятиями. Так, лексические единицы passion, meaning, action служат для актуализации концепта «жизнь», насыщенного, безусловно, положительными этическими смыслами. В представлении цитатора негативное восприятие читателем данного фрагмента может быть обеспечено благодаря антиэстетическому образному оформлению: автор исходного текста использует вспомогательную метафору, сопоставляя патриархальность с запахом разлагающегося трупа (let its rancid smell contaminate every dimension of whatever still survives), что вызывает отторжение у нерадикального читателя-традиционалиста, в большинстве случаев не настроенного на восприятие протестной «эстетики безобразного».
Стремясь дискредитировать феминистскую идеологию, цитаторы приводят на страницах сайта выдержки из феминистских работ, в которых критикуется разрушительный характер мужских социальных ролей. Так, в следующем фрагменте упомянутого выше текста & quot-Pornography: Men Possessing Women& quot- автор сопоставляет мужчин с космическими пришельцами, подчеркивает их чужеродность для нашей планеты. Таким образом, отрицание маскулинности приобретает у автора исходного текста сверхглобальный масштаб. Цитатор протестует против подобного восприятия маскулинности, предполагающего замену романтизированного героя на образ мужчины-деструктора, неспособного участвовать в продуктивном развитии общества:
(2) Men are rapists, batterers, plunderers, killers- these same men are religious prophets, poets, heroes, figures of romance, adventure, accomplishment, figures ennobled by tragedy and defeat. Men have claimed the earth, called it '-Her'-. Men ruin Her. Men have airplanes, guns, bombs, poisonous gases, weapons so perverse and deadly that they defy any authentically human imagination [8].
Чтобы подчеркнуть свое негативное отношение к феминизму, авторы сайта цитируют те фрагменты феминистских текстов, где содержатся идеи по насильственному снижению численности мужского населения:
(3) If life is to survive on this planet, there must be a decontamination of the Earth. I think this will be accompanied by an evolutionary process that will result in a drastic reduction
of the population of males… The proportion of men must be reduced to and maintained at approximately 10% of human race [9].
Тезис о сохранении мужской популяции на уровне 10% исключительно для выполнения репродуктивной функции может рассматриваться как эпатажный риторический ход со стороны автора исходного текста. С. М. Гирхарт использует прием гиперболизации с целью привлечь внимание общественности к существующему дисбалансу в распределении властных функций между гендерами. Однако цита-тор, преследуя цель дискредитации противника, выбирает данный фрагмент, чтобы установить ассоциативную параллель между такими явлениями как феминизм и фашизм- и если в сознании носителей языка понятие фашизма устойчиво соотносится с геноцидом евреев, то, по замыслу цитатора, феминизм должен восприниматься читателем как геноцид мужчин. Кроме того, прагматическую ценность в данном фрагменте для цитатора-антифеминиста имеет задействованный автором предтекста прием обесчеловечивания маскулинной личности. Так, для характеристики социально-демографических тенденций, связанных со снижением мужского населения, С. М. Гирхарт использует термин decontamination («обеззараживание»). В специализированных текстах по медицинской и экологической тематике данный термин обычно используется для обозначения борьбы с инфекцией или разрушительными последствиями загрязнения окружающей среды. Таким образом, приведенный фрагмент из публикации С. М. Гирхарт содержит дегуманистическую метафору «мужчина — патогенный организм / источник экологического загрязнения». Для цитатора-традиционалиста сравнение человека с микробами и бактериями является недопустимым, так как противоречит общепринятой системе ценностей. Цитатор сознательно подчеркивает искаженность феминистского восприятия, идеологии, целью которой является истребление людей. Подобная политическая и эстетическая программа, по мнению авторов сайта, не имеет права на существование.
Создатели цитатника сознательно подбирают для опубликования такие фрагменты публицистических текстов, где мужчины характеризуются феминистками как существа неполноценные, где декларируется превосходство женщин во всех сферах жизни:
(4) We are, as a sex, infinitely superior to men (Elizabeth Cady Stanton) [10].
По мнению феминистки Барбары Джордан, одним из проявлений неполноценности мужчин является ущербность в эмоциональном плане, которая проявляется в отсутствии понимания и сострадательности, в неспособности строить теплые дружеские отношения с окружающими:
(5) I believe that women have a capacity for understanding and compassion which man structurally does not have, does not have it because he cannot have it. He'-s just incapable of it (Barbara Jordan- Former Congresswoman) [10].
Чтобы обеспечить выживание своей деструктивной идеологии, феминистки пытаются найти для нее приемлемую оболочку. На страницах сайта приводятся такие цитаты, в которых борьба женщин за свои права описывается в терминах классовой борьбы, а феминистки изображены революционерками, борцами за равенство, свободу и независимость. В описаниях феминистской деятельности широко используется терминология политической борьбы, с использованием таких слов,
как «oppressor» и «oppression». Таким образом, по мнению цитатора, борьба с общественной несправедливостью служит лишь маской для антагонистического отношения к мужчинам. Цитаторы пытаются предостеречь неискушенного читателя от неправильного восприятия феминизма, подчеркивая, что основным движущим фактором данной идеологии является «мужененавистничество»:
(6) I feel that «man-hating» is an honorable and viable political act, that the oppressed have a right to class-hatred against the class that is oppressing them. (Robin Morgan, Ms. Magazine Editor) [10].
Крайним проявлением мужененавистничества со стороны феминисток является сравнение мужчин с нацистами. Показательно, что слова «нацист, фашист», обладающие ярко выраженной негативной смысловой составляющей, используются в качестве эмоционального и экспрессивного средства отрицательной характеристики оппонента независимо от его реальных политических убеждений. Рассмотрим следующий фрагмент:
(7) My feelings about men are the result of my experience. I have little sympathy for them. Like a Jew just released from Dachau, I watch the handsome young Nazi soldier fall writhing to the ground with a bullet in his stomach and I look briefly and walk on. I don'-t even need to shrug. I simply don'-t care. What he was, as a person, I mean, what his shames and yearnings were, simply don'-t matter (Marilyn French- The Woman'-s Room) [10].
Разумеется, сопоставление мужчин и фашистов представляется цитатору — традиционалисту необоснованным и крайне несправедливым, особенно в силу того, что автор исходного текста является абсолютно невосприимчивым к индивидуальным различиям между мужчинами (отсюда использование генерализованных высказываний: «My feelings about men are the result of my experience. I have little sympathy for them»).
Среди цитат, опубликованных на сайте, значительную долю составляют высказывания, посвященные исследованию динамики гендерных отношений в семейной сфере. Автор сайта приводит фрагменты из феминистских текстов, в которых семья, в традиционном понимании, рассматривается как безусловное зло, как инструмент угнетения и подавления женщин:
(8) All patriarchists exalt the home and family as sacred, demanding it remain inviolate from prying eyes. Men want privacy for their violations of women… All women learn in childhood that women as a sex are men'-s prey (Marilyn French) [10].
Особое внимание цитатор уделяет работам, в которых разрушение традиционной семьи декларируется как одна из основных целей феминизма:
(9) The nuclear family must be destroyed. Whatever its ultimate meaning, the break-up of families now is an objectively revolutionary process (Linda Gordon) [10].
(10) We can'-t destroy the inequities between men and women until we destroy marriage (Robin Morgan) [10].
(11) Since marriage constitutes slavery for women, it is clear that the women'-s movement must concentrate on attacking this institution. Freedom for women cannot be won without the abolition of marriage (Sheila Cronan, feminist leader) [10].
Крайнюю обеспокоенность цитаторов вызывает и социальный проект контроля за рождаемостью, осуществляемый на уровне государства (проведение политики принудительных абортов после рождения первого ребенка). Данный подход, по мнению авторов сайта, окончательно дискредитирует феминистскую идеологию, доказывает ее нежизнеспособность, бесчеловечность и жестокость:
(12) In response to a question concerning China'-s policy of compulsory abortion after the first child, Molly Yard responded, «I consider the Chinese government'-s policy among the most intelligent in the world» [11].
Одной из отличительных характеристик феминистского дискурса является интерпретация гетеросексуальных отношений в терминах насилия, как физического и психологического, так и сексуального. Семья рассматривается феминистками как институт, развившийся из практики сексуального насилия, для описания таких отношений часто используется существительное «rape»:
(13) I claim that rape exists any time sexual intercourse occurs when it has not been initiated by the woman, out of her own genuine affection and desire [10].
(14) Marriage as an institution developed from rape as a practice (Andrea Dworkin) [10].
(15) The phallic malady is epidemic and systemic… each individual male in the patriarchy is aware of his relative power in the scheme of things. He knows that his actions are supported by the twin pillars of the State of man — the brotherhood ritual of political exigency and the brotherhood ritual of a sexual thrill in dominance. As a devotee of Thanatos, he is one with the practitioner of sado-masochistic «play» between «consenting adults», as he is one with the rapist [12, р. 138−139].
В феминистской картине мира меняется определение самого слова «женщина», согласно которому, женщина — это насилуемый в социальном смысле объект:
(16) To be rapeable, a position that is social, not biological, defines what a woman is (Andrea Dworkin).
(17) Rape is nothing more or less than a conscious process of intimidation by which all men keep all women in a state offear [13, р. 6].
Таким образом, на основе анализа материалов сайта Anti Misandry: Curing Feminist Indoctrination допустимо сделать вывод о том, что цитация может выступать как средство создания негативных оценочных смыслов, модифицирующих содержание концепта «феминистка». Создатели сайта сознательно выбирают те фрагменты феминистских текстов, которые дают наиболее четкую отрицательную характеристику идеологии феминизма и ее сторонников. Социальный концепт «феминистка» в антифеминистском дискурсе представлен как отклоняющийся от традиционного восприятия женщины, обладающей набором таких положительных качеств как доброта, открытость, заботливость, ранимость, сострадательность. Нежелание феминисток соответствовать данному образу и отвержение ими основополагающих характеристик «идеальной женщины» конструируются в рамках антифеминистского текста в форме закрепления за феминистками признака «аномальности» и «девиантности». Феминистки интерпретируются цитаторами как представительницы антисистемы, содействующей неоправданному заострению межгендерных конфликтов и нарушающей гармоничную устоявшуюся систему гендерного взаимодействия.
Литература
1. Ван Дейк Т. А. Язык, познание, коммуникация. М.: Прогресс, 1989. 312 с.
2. Баранов А. Н. Постулаты когнитивной лингвистики / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский // Изв. РАН. 1997. Т. 56, № 1. С. 27−34.
3. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1993. Т. 52, № 1. С. 2−9.
4. Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного. М.: Гелиос, 2002.
5. Поппер К. Открытое общество и его враги. М.: Культурная инициатива, 2002.
6. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. М.: АСТ- Ермак, 2004.
7. Anti Misandry: Антифеминистский сайт. URL: http: //antimisandry. com (дата обращения: 02. 12. 2013).
8. Dworkin A. Pornography: Men Possessing Women. URL: http: //www. feminish. com/wp-content/ uploads/2012/08/Pornography-Men-Possessing-Women-Andrea-Dworkin-pdf. pdf (дата обращения: 02. 12. 2013).
9. Gearhart S. M. The Future — If there is One — Is Female URL: http: //www. fathersforlife. org/femi-nism/miller_gearhart. html (дата обращения: 02. 12. 2013).
10. Feminist Quotes. URL: http: //antimisandry. com/essential/feminist-quotes-3841. html (дата обращения: 02. 12. 2013).
11. Bauer G. Abetting Coercion in China // The Washington Times. 1989. Oct. 10.
12. Morgan R. The Demon Lover. NY: Norton & amp- Co., 1989.
13. Brownmiller S. Authoress of Against Our Will. Ballantine Books, 1993.
Статья поступила в редакцию 18 декабря 2013 г.
Контактная информация
Кивалова Ксения Владимировна — соискатель, старший преподаватель- kterekhina@yandex. ru Kivalova Kseniya V. — post-graduate student, lecturer- kterekhina@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой