Феномен детства в культурном наследии Ц. А. Кюи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 782/785−053.2 Кюи
М. Е. Лапина
Феномен детства в культурном наследии Ц. А. Кюи
Статья посвящена особенностям претворения темы детства в творческом наследии Ц. Кюи. Автор опирается на архивные материалы (письма, нотные рукописи), имеющие отношение к произведениям Ц. Кюи для детей, чтобы показать специфику творческого подхода композитора к теме детства. В статье обозначены жанровые, образные, структурно-композиционные особенности произведений Кюи, главная тема которых связана с феноменом детства.
Ключевые слова: Ц. Кюи, Н. Доломанова, детская музыка, детский голос
Mariya E. Lapina
The phenomenon of childhood in Cesar Cui'-s cultural legacy
The article is dedicated to Cesar Cui'-s works connected with the theme of childhood. The features of children'-s music by Cui are considered based on the archival materials (C. Cui'-s letters, music manuscripts). The paper provides the reader with some information on the specifics of musical genre, imagery, structure and composition of Cui'-s music devoted to the phenomenon of childhood.
Keywords: C. Cui, N. Dolomanova, children'-s music, children'-s voice
В Указе Президента Р Ф «Об утверждении «Основ государственной культурной политики& quot-» (от 24. 12. 2014 № 808) обращено внимание на тот факт, что «современный этап развития России требует максимального вовлечения потенциала культуры в процессы общественного прогресса"1. К сожалению, в настоящее время в ходе реализации культурных программ, связанных с музыкальным искусством России, остается практически не востребованным потенциал композиторского наследия целого ряда композиторов, внесших свой значимый вклад в русскую музыкальную культуру рубежа XIX—XX вв.: В. И. Ребикова, А. С. Аренского, В. С. Калинникова, А. Т. Гречанинова, Н. Н. Черепнина. Остается в забвении и культурное наследие композитора Цезаря Антоновича Кюи, которое включает в себя масштабные оперные страницы, фортепианное и хоровое, симфоническое, камерно-инструментальное и камерно-вокальное искусство, литературно-критическое творчество, богатые педагогические традиции.
В творческом наследии композитора Цезаря Антоновича Кюи, юбилей которого мы отмечаем в 2015 г., отразился один из ключевых этапов развития музыкальной культуры России второй половины XIX — начала XX столетий. Следует признать, что многогранный талант Кюи остается неоцененным и недостаточно изученным явлением культурной жизни страны. Творческая личность Ц. Кюи сегодня причислена к композиторам «второго ряда"2 и не является притягательной для культурологов, музыкове-
дов, искусствоведов и исполнителей. Далеко не все архивные материалы, связанные с Кюи, известны и введены в научный оборот. Выявление «белых пятен» в творчестве композитора, исследование неизвестных фактов биографии Кюи, его нотных материалов является актуальной задачей современного музыкознания и современной культурологии. Особой значимостью в рамках сегодняшней культурной и образовательной политики обладает обращение к «детской теме» в творчестве композитора, которая представлена четырьмя детскими операми-сказками, песнями, вокальными дуэтами, хорами, фортепианными пьесами, посвященными детям-исполнителям.
В 2014 г. в рамках XIX Санкт-Петербургской ассамблеи молодых ученых нами был представлен исследовательский проект «Детский голос в творческой «партитуре& quot- Ц. Кюи"3, основанный на материалах, найденных в архиве композитора в отделе рукописей Российской национальной библиотеки. Данные, полученные при разработке проекта, легли в основу настоящей статьи.
Особой ценностью для исследователей, обращающихся к теме «Ц. Кюи — детям», обладают материалы, в которых отразился взгляд композитора на произведения о детях и для детей. В 1950-е гг. были изданы избранные статьи4 и избранные письма5 композитора, которые содержат в себе информацию об отношении Кюи к детской теме. В последний сборник, к сожалению, не вошли многие письма композитора к своему другу, соратнику, либреттисту Н. Н. Доломановой, богатая переписка с которой
73
М. Е. Лапина
открывает особенности подхода Кюи к работе над детскими произведениями.
Литературные труды Н. Доломановой, обращенные, в первую очередь, к педагогам, которые занимаются эстетическим воспитанием подрастающего поколения, также непосредственно связаны с творчеством Ц. Кюи. В своих работах Доломанова показала примеры ввода сочинений Кюи в музыкально-образовательный процесс, а биографический очерк о Ц. Кюи, составленный Доломановой для детей6, помогает воссоздать картину взаимоотношений, которые складывались между композитором и маленькими исполнителями его произведений.
Большое значение для исследования темы детства в творчестве Кюи, наряду с работами Доломановой, имеют данные, почерпнутые из работ критиков, музыкантов, которые были свидетелями развития творческой личности Кюи. Особенно ценными для искусствоведов и культурологов, обращающихся к наследию Ц. Кюи, являются очерки А. П. Коптяева7, В. В. Стасова8, П. П. Веймарна9, на страницах которых предстает Кюи-критик, Кюи — вокальный и фортепианный композитор, Кюи-автор масштабных оперных произведений. Работа П. П. Веймарна «Цезарь Антонович Кюи как романсист» (1896 г.) особо значима для исследователей развития детской темы в творчестве композиторов XIX столетия, так как именно Веймарн одним из первых кри-тиков-музыкантов обратил внимание на детскую линию в творчестве Кюи своим небольшим критическим анализом «13 музыкальных картинок» композитора.
Не проходит мимо вклада Кюи в развитие детской музыки А. Назаров — автор единственной большой монографии о Ц. Кюи на русском языке: музыковед справедливо отмечает, «что, сочиняя детскую музыку — оперы и песни, Цезарь Антонович сознательно стремился к постижению душевных состояний и психики ребенка. В то время, когда искусство для детей (в музыке, литературе, живописи) делало по существу свои первые шаги, такой подход Кюи был очень ценным и прогрессивным"10.
В рамках изучения особенностей развития детской музыки рубежа XIX—XX вв. к отдельным страницам творчества Кюи обращаются современные искусствоведы11. В ходе последних исследований сочинения Кюи встают в один ряд с произведениями о детях и для детей П. И. Чайковского, М. П. Мусоргского, В. И. Ребикова, А. С. Аренского, А. Т. Гречанинова, помогая воссоздать полноценную картину развития детской музыки в культуре XIX—XX вв.
Большую роль в развитии детской линии в произведениях Ц. Кюи, по-видимому, сыгра-
ли личные переживания композитора и его личный опыт общения с детьми. В 60-е гг. XIX столетия Кюи содержит пансион, в котором обучает и готовит детей к поступлению в Инженерное училище: «Кюи очень любил детей. Когда он был молодым, он, вместе с женой, чтобы заработать, имел у себя пансион для детей. И он и жена его и учили детей и, в то же время, были с ними, как со своими родными- это была, как будто общая семья, — они все вместе играли, гуляли, катались на лодке"12, — писала Н. Доломанова в биографическом очерке о композиторе. В 1879 г. в момент, когда в семье Кюи подрастали собственные маленькие дети, выходят в свет «13 музыкальных картинок"13 — первое этапное сочинение Кюи о детях — вокальный опус (op. 15), в котором нашли отражение детские переживания и радости, веселые игры и сказочные персонажи. Примечательно, что на нотных страницах, вошедших в этот циклпосвящение детям, мы встречаем имена детей композитора. Первая песня цикла — «Лиду-ша» напоминает об имени дочери Кюи, а имя Саша, появляющееся в пьесе «Петушок», — о сыне композитора, об Александре Кюи. Тема детства красной нитью проходит через критическое и эпистолярное наследие композитора. В своем критическом труде «Русский романс"14 Кюи отводит место для анализа посвященных детям произведений, которые были написаны современниками критика: П. И. Чайковским, А. К. Лядовым, М. П. Мусоргским. В письмах к своим близким друзьям Кюи нередко затрагивает тему семьи, говорит о проблемах и интересах своих детей, своего внука. 21 апреля 1915 г. Ц. А. Кюи сообщает в письме Н. Доломановой о трагедии, постигшей его дочь и внука: «Дорогая Надежда Николаевна. Все эти дни я поджидал или Вас или Ваше письмо. Письмо пришло и какое милое, хорошее, — как Вы сами. Спасибо! А я пережил и переживаю большое горе: в день Вашего концерта неожиданно, & lt-… >- скончался мой зять Аморетти. Внезапная болезнь, лечебница, операция, смерть, панихиды, похороны — все это тяжелые зрелища. А теперь меня озадачивает судьба дочери и мальчика (внука Ц. Кюи. — М. Л.) и сильно чувствую утомление физическое и нравственное, нежелание, а то и неспособность работать. Ну, как Лидия немножко устроится — это пройдет. «15. С именем внука композитора — Юрия Аморетти, появившегося на свет в семье Кюи-Аморетти в 1905 г., тесно связана детская линия в творчестве Кюи. В ходе исследования в архиве композитора, хранящимся в отделе рукопи-
74
Вестник СПбГУКИ • № 4 (25) декабрь • 2015
Феномен детства в культурном наследии Ц. А. Кюи
сей Российской национальной библиотеки (РНБ), нами была обнаружена Колыбельная для фортепиано, датированная 5 декабря 1905 г. и имеющая трогательное посвящение: «13-дневному внуку — 70-летний дедушка"16.
«Юрику» посвящает Кюи свои песни («Весенняя песня», «Петух» из сборника «17 детских песен», op. 73) и даже сочиняет музыкальное сопровождение к стихам внука. В отделе рукописей РНБ хранится вокальная миниатюра17, которая говорит о близких отношениях, связывающих Кюи и его внука. Миниатюра эта, в которой слова принадлежат Юрию Борисовичу Аморетти, а музыка -Ц. А. Кюи, имеет посвящение — «Юрику». Заглавие это небольшое вокальное произведение, датированное «20 сент. 1914 г. «, получило по первой строчке стихотворения внука композитора: «Милый дедушка"18. Примечательно, что за год до создания музыкальной миниатюры «Милый дедушка» Кюи, рассказывая о своих новых произведениях, в том числе и об опере, посвященной героям русской народной сказки, в письме Н. Ф. Финдейзену отмечает: «В последнее время я охотно писал для детей (быть может потому, что у меня 8-летний внук)"19.
Помимо четырех крупных оперных произведений, посвященных детям (оперы «Снежный богатырь», «Красная шапочка», «Кот в сапогах», «Иванушка-дурачок»), в период между 1905 и 1918 г. (годом смерти композитора) из-под пера Кюи появляются сборники детских песен: «17 детских песен», op. 73, «Еще 17 детских песен», op. 78, «Последние 17 детских песен», op. 97, дуэты-хоры для детских голосов (op. 85, 101), «Десять пятиклавишных пьес» для фортепиано (op. 74).
В работе композитора над опусами детской музыки большую роль сыграло знакомство Цезаря Антоновича с педагогом Надеждой До-ломановой. Доломанова выступила автором либретто оперы Кюи «Иванушка-дурачок», активно сотрудничала с композитором во время создания им детских песен. Обширная переписка, которая велась между Кюи и Доломановой, свидетельствует о том, что Цезарь Антонович при работе над произведениями для маленьких исполнителей внимательно прислушивался к мнению педагога, посвятившего себя музыкально-эстетическому развитию детей. Для примера приведем несколько писем Кюи к Доломановой, написанных в период работы композитора над детской оперой «Иванушка-дурачок»:
Дорогая Надежда Николаевна. 1-я и 3-я картины устраиваются как нельзя лучше. Но ис-
полинский конь и платок20 (почему именно платок) меня сильно смущают. Нельзя ли что-нибудь придумать более практическое для постановки. Вот это единственная загвоздка21.
Милая Надежда Николаевна, хочется мне немного Вас пожурить: что это Вы меня совсем забыли и не пишете? Нехорошо. А я принялся за Дурачка и встретился с некоторыми недоразумениями, с которыми хочу с Вами поделиться. 1) Конечно желательно, чтобы пни были одушевленные22. Одеть их не штука: мешок, разрисованный под пень. Но горшки? Настоящие невозможны: тяжелы и & lt-… не разобрано& gt-. Значит нужно их заказать из бумаги & lt-… >- из картона их сделать хорошо, — лишняя издержка для ставящих. 2) Ворон я заменил птицами23, потому что Кра и Бряк повторение того же эффекта. 3) Ложки в мешке24 издают свое Бряк при каждом шаге Дурачка. Ну, а мешок с другими вещами он оставляет на месте и несет домой только ложки? 4) Птицы клюют зерна и вновь улетают. Ничего нет легче устроить это на настоящей сцене, но как это устроить в Институтах, пансионах, гимназиях, куда желательно, чтобы наш Дурачок проник? Когда вернусь в Петербург (не позже 6-го сентября) мы просмотрим то, что будет написано, просмотрим каждый такт, каждую ноту, и я изменю все неподходящее, хотя бы пришлось все написать вновь, ибо хочу, чтобы Дурачок вышел хорош. & lt-… >-25.
. Признаться Вам, поднадоела мне таки заграница, поэтому я очень рад, что через 2 недели, а именно 6-го сентября буду уже дома. Значит скоро увидимся. А пока шлю реляцию о нашем Дурачке. Первые 2 картины настолько приведены в порядок, что я их здесь переписываю начисто, оставляя в карандаше некоторые сомнения, которые разрешим сообща. — Третья картина только набросана эскизно и то не вся: не дописан заключительный хор и неразборчиво: хор?& gt- самого начала и вот почему. Картина открывается плясками и играми. Какими? Это решите Вы, сообщите мне размер, темп, продолжительность и тогда я примусь. & lt-. оторвано>- Вы — милая, а я любящий Вас Ц. Кюи"26.
& lt-. >- Дурачок двигается, скоро кончаю 2-ю картину. & lt-. >- Точно так же и птичек можно сыграть без особенного затруднения. А только роль Иванушки очень эффектна. Вы в ней отлично обдумали все движения, жесты. При талантливой исполнительнице она произведет прекрасное впечатление. & lt-. >-27
Дорогая, милая, талантливая моя сотруд-
75
М. Е. Лапина
ница — a'-le «бездарная либреттистка» — спасибо, честь Вам и хвала! Скоро, скоро, наш Дурачок пристанет к берегу. Ваш Ц. Кюи28
Творческий союз Доломановой и Кюи оставил значительный след в истории музыкального образования. Н. Доломанова в своей педагогической практике часто обращалась к произведениям Кюи, делая их основой для музыкальных игр и инсценировок. Погружая детей в игру, с помощью синтеза музыки и слова организуя их движения и жесты, вызывая эмоциональный отклик на театральное действо, в котором ребенок имеет возможность принять самостоятельное участие, проявить свою фантазию и находчивость, не только вокальные, но и драматические способности, Доломанова закладывала у подрастающего поколения «фундамент к развитию таких высоких чувств, как эстетическое и со-циальное"29, а также фундамент этического воспитания30. В своих литературных трудах, предназначенных для педагогов, Надежда Николаевна приводит целый ряд сценариев, разработанных на основе русских народных песен, произведений Шумана, Моцарта, Брамса, Лядова, Гречанинова, Аренского. Проанализированы и подробно разобраны с точки зрения театральной инсценировки в работах Н. Доломановой вокальные пьесы Ц. Кюи («Белка», «На паркете в восемь пар», «Цирк ко-та-Мордана», «Веселая рать», «Гордый котик» (op. 73, 97), песня дровосеков из оперы «Красная шапочка"31. Подобный подход к детским произведениям Ц. Кюи, который развивался и активно пропагандировался Н. Долома-новой в начале XX в.: использование песен и опер композитора для воспитания чувства нравственности, развития творческого потенциала ребенка с помощью синтеза слова, музыки, движения, не потерял актуальность и сегодня.
Особенности детских песен, дуэтов и хоров композитора, которые создавались при активном участии Н. Доломановой, можно рассмотреть на материале не получивших широкую известность «7 дуэтов-хориков для детских и женских голосов» (op. 101) Кюи, которые закрывают собой линию произведений Цезаря Антоновича для детских голосов.
Дуэты-хорики не были изданы при жизни композитора, рукопись 101 опуса хранится в отделе рукописей РНБ32. В 2015 г. к 180-летию Ц. А. Кюи в издательстве «Союз художников» был издан сборник фортепианных и хоровых миниатюр Ц. Кюи (автор-составитель М. Е. Лапина)33, в который вошли три хора из 101 опуса
композитора: «Зима», «Что ты клонишь… «, «Разные денечки». В основе хоров Кюи лежат стихотворения И. Белоусова, Ф. Тютчева, Н. Хвостова, Н. Доломановой. Примечательно, что все поэтические произведения, к которым обращается Кюи при работе над своими дуэтами-хориками, тесно связаны с темой природы. Открывает опус вокальный дуэт «Зима"34, который рисует картину яркого зимнего дня, картину спуска с ледяной горы на санях (характерные быстрые мелодические пассажи, охватывающие большой диапазон клавиатуры) и передает чувства человека, вызванные этой природной картиной: «Любо на воле встать на горе и прокатиться быстрой стрелой, вмиг очутиться там, под горой! Вьется за нами снежная пыль. Все прожитое — светлая быль».
Сменяет хор «Зима» лирическая зарисовка «Что ты клонишь»: образы плакучей ивы и быстрой речки, созданные Тютчевым, воссоздаются Кюи в фортепианном аккомпанементе (характерное журчание воды: «Но струя бежит и плещет и на солнце, нежась, блещет. «, передается с помощью арпеджированных аккордов, проводимых в высоком регистре, светлых трелей в фортепианной партии) и в вокальных партиях (широкие лирически окрашенные мелодические линии). Дуэт «Весна» следует за этим поэтичным хором и передает возбужденное состояние (Allegretto), царящее во время сказочной «борьбы», происходящей между «злой» зимой и красавицей весной. Контрастирует с приподнятым настроением «весеннего» хора четвертый номер 101 опуса, получивший название «Тишина"35 (на стихи Н. Хвостова). Аккорды, выдержанные половинными и целыми длительностями, динамика p, pp — все это служит для создания атмосферы, заключенной в словах хора: «Тишина. Не дрожит на деревьях листва». Хор «Листья», следующий за четвертым номером опуса, содержит в себе несколько разнохарактерных эпизодов, которые рассказывают о судьбе листочков, прикованных к веткам деревьев. В сумрачную осеннюю пору листья не желают оставаться на деревьях и просят вольный ветер забрать их с собой: «Но птички отпели, / Цветы отцвели, / Лучи побледнели, / Зефиры ушли. / Так что же нам даром / Висеть и желтеть? / Не лучше ль за ними / И нам улететь?» Активные фразы-призывы вокалистов, обращенные к «буйным ветрам», поддерживаются фортепианной партией, бурные пассажи которой напоминают о силе природных явлений. Тема природы продолжает главенствовать и в двух последних хорах опуса, получивших название «Разные денечки» и «Солнце и дети». Вокальной особенностью данных хоров является распределение матери-
76
Вестник СПбГУКИ • № 4 (25) декабрь • 2015
Феномен детства в культурном наследии Ц. А. Кюи
ала между солистами и хором, образная же особенность этих произведений связана с претворенной в них темой труда, темой нравственного воспитания. С помощью музыкальных средств (обращаясь к различным тональным краскам, к свету высокого и «мраку» низкого регистров) композитор показывает различия между днями, наполненными любовью к делу, активной и продуктивной работой, трудом и скучными, «серыми» днями лентяев.
В «7 дуэтах-хориках» тема природы тесно переплетается со сказочной темой и с духовно-нравственной образной линией. Эти же три темы (природы, духовно-нравственная, сказочная) проявляются и в детских операх композитора. Герои детских сказок, яркие музыкальные портреты которых создает композитор в небольших сольных песенках, ариозо, довольно развернутых ансамблевых и хоровых эпизодах, инструментальных темах, учат маленьких слушателей отличать добро от зла, прославляют смекалку и ум, трудолюбие и доброту. Примечательно, что положительные персонажи опер-сказок Кюи постоянно обращаются к миру природы, дружат с птицами, животными, растениями. Портреты отрицательных героев в детских операх, волшебство Кюи рисует с помощью резких и напряженных уменьшенных и увеличенных интервалов и аккордов, целотонной гаммы и хроматических пассажей, загадочно-тревожных тремоло.
Структура детских музыкальных сказок Кюи, включающая в себя привычные для оперного спектакля элементы (увертюру, сольные вокальные номера, хоровые и хореографические сцены, речитативы, систему лейттем), показывает, что композитор строил свои оперы-сказки, опираясь на классические образцы оперы, обращенной к взрослой аудитории. Так сказочные персонажи детских опер Кюи и связанные с ними красочные, мелодичные темы и музыкальные образы могут познакомить начинающих музыкантов и любителей музыки с особенностями оперного жанра.
В своих письмах Кюи подчеркивает, что произведения, посвященные им маленьким любителям музыки, рассчитаны на исполнение детскими голосами36. Детское исполнение, детские голоса производили глубокое впечатление на Ц. Кюи, композитор любил посещать детские концерты, в которых нередко исполнялись его произведения: «Поделюсь с вами редким удовольствием, испытанным мною вчера. Литературно-музыкальное утро при участии малолетних учениц шести женских городских училищ. Их на эстраде более 400 детей, поют бойко, стройно, наизусть. Засим многие из них
читают прекрасные стихотворения & lt-… >-. В их чтении просвечивает их чистая, детская, нетронутая душа- выходит так трогательно, что я был взволнован чуть не до слез, что со мной бывает не часто. Никакие талантливейшие взрослые артисты на меня такого впечатления не производили"37.
Масштабное воплощение тема детства получила именно в вокальных произведениях Кюи, но, следует отметить, что композитору принадлежит и ряд сочинений, обращенных к детям-пи-анистам. В 1906 г. издаются «Десять пятиклавишных пьес» Кюи для фортепиано в четыре руки (op. 74). Произведения, вошедшие в данный опус, композитор посвящает «внуку Юрику». В основе пятиклавишных пьес, первая партия которых опирается лишь на пять фортепианных клавиш и написана в расчете на маленького пианиста-ребенка, — музыкальные картины из жизни детей рубежа веков: «Кукольный бал», «На лошадке», «Пастушок», «Мама обидела», «Расплясались». Образная сфера опуса позволяет отнести его к такому культурному явлению, получившему распространение во второй половине XIX в., как детский альбом38. Для детских альбомов многих композиторов одной из характерных пьес является колыбельная. К данному жанру Ц. Кюи обращался на протяжении всей своей творческой жизни, в своих колыбельных нередко выражал чувства, связанные с семьей, детьми, внуком. В опусах № 20 (посвящен дочери композитора) и № 39 Кюи, в которые вошли разнохарактерные фортепианные миниатюры, находим пьесы: Berceuse, «У колыбели». «Колыбельную» 1905 г. композитор посвящает своему «13-дневному внуку"39.
В конце жизни практически потерявший зрение композитор пишет ряд фортепианных миниатюр, одну из которых называет Berceuse40. Поэтичные, обладающие яркой мелодикой, кантиленой колыбельные Кюи подтверждают слова А. П. Коптяева, назвавшего композитора в своем очерке «одним из величайших лириков XIX в. «41.
Благодаря проведенному исследованию нам удалось показать, что большую роль в развитии детских образов в произведениях Кюи сыграла семья композитора (дети, внук) и его окружение (общение с детьми в рамках творческой деятельности самого Кюи и педагогической практики его друзей-сподвижников (Н. Н. Доломанова)). Мир детства, заключенный в произведениях Кюи, отличается камерной атмосферой, наполненной теплом и добротой, ласковыми и нежными интонациями, напевными, легко запоминающимися мелодиями, озорными и изящными картинами, яркими образами-характерами. Эстетическая программа, связанная
77
М. Е. Лапина
с темой детства, которая была сформулирована Кюи в критических статьях в ходе обзора произведений о детях и для детей различных композиторов, нашла претворение в собственных музыкальных сочинениях Кюи и опирается на такие понятия, как простота, изящество, грациозность, камерность, правдивость, свет, безгрешность, народная почва.
Литературный материал, выбранный Кюи для своих произведений о детях, показывает особенности творческого подхода композитора к теме детства, важное место в котором уделялось решению проблемы воспитания нравственных, этических чувств маленького слушателя. Линия природы, сказочная линия и линия, раскрывающая особенности развития детской личности, духовно-нравственная линия, тесно переплетенные в образной сфере произведений для детей Ц. Кюи, призваны показать ребенку дорогу к вечным ценностям: миру, добру, взаимопомощи, любви к своим ближним.
Яркие детские музыкальные портреты, картины детской жизни, детская литература рубежа XIX—XX вв. и музыка, усиливающая ее эмоциональное воздействие — все это заключают в себе сборники детских песен Ц. Кюи. На наш взгляд, сочинения Кюи могут служить ярким материалом для знакомства современных детей с бытом и традициями второй половины XIX столетия, знакомства с тем, как протекала жизнь их сверстников, живших более ста лет назад.
Важной особенностью произведений Кюи для детей является тот факт, что свои сочинения, как камерно-вокальные, фортепианные, так и оперные, композитор писал в расчете не только на маленьких слушателей, но и на исполните-лей-детей, исполнителей-подростков, учитывая при этом особенности детской психологии и еще несформировавшегося исполнительского аппарата ребенка.
Произведения, посвященные композитором детям, составили отдельную страницу в творческом наследии Кюи. Прикосновение к этой странице, внимательное ее изучение может помочь подрастающему поколению развить творческие способности (вспомним педагогический опыт Н. Доломановой). Образы, заключенные в произведениях Ц. Кюи о детях и для детей, музыка, поддерживающая и обогащающая их, способны увлечь маленького слушателя и бережно ввести его в мир русской культуры рубежа XIX—XX вв., в котором дети могут найти ответы на сложные духовные вопросы. Основанием для подобных заключений служат эпистолярное, критическое, композиторское наследие Кюи, архивные материалы, которые легли в основу данной статьи.
Примечания
1 Об утверждении «Основ государственной культурной политики»: Указ Президента Р Ф № 808 от 24. 12. 2014. URL: http: // base. garant. ru (дата обращения: 20 10. 2015).
2 См.: Композиторы «второго ряда» в историко-культурном процессе: сб. ст. М.: Композитор, 2010. 327 с.
3 Лапина М. Е. Детский голос в творческой «партитуре» Ц. Кюи: дополнения к дет. страницам в творчестве композитора: арх. изыскания // XIX С. -Петерб. ассамблея мол. ученых и специалистов: сб. тез. СПб., 2014. С. 231.
4 Кюи Ц. А. Избранные статьи. Л.: Музгиз, 1952. 692 с.
5 Его же. Избранные письма. Л.: Музгиз, 1955. 754 с.
6 Доломанова Н. Н. Музыкальное воспитание детей от 9 до 12 лет. Л.: Мысль, 1925. С. 133−137.
7 Коптяев А. П. Ц. А. Кюи как фортепианный композитор: муз. -крит. этюд А. П. Коптяева: лекция, чит. 16 апр. 1895 г. в Муз. шк. Даннемана и Кривошеина. СПб.: Тип. Н. Финдейзена, 1895. 54 с.
8 Стасов В. В. Статьи о музыке: в 5 вып. М.: Музыка, 1980. Вып. 5-А. С. 6−30.
9 Веймарн П. П. Цезарь Антонович Кюи как романсист: муз. очерк. СПб.: Печ. Е. Евдокимова, 1896. 16 с.
10 Назаров А. Ф. Цезарь Антонович Кюи. М.: Музыка, 1989. С. 208.
11 Следует отметить диссертационные исследования И. Немировской, Е. Сорокиной, А. Ермакова, которые обращаются к тематике детства, претворенной в произведениях композиторов XIX—XX вв., и затрагивают проблему воплощения детских образов в произведениях Кюи.
12 Доломанова Н. Н. Музыкальное воспитание детей от 9 до 12 лет. С. 135.
13 Рукописи нескольких вокальных пьес из «13 музыкальных картинок» см.: НИОР НМБ СПбГК. № 1788. Л. 1. Ц. Кюи. Мать и дитя, op. 15- Там же. № 1789. Л. 1. Ц. Кюи. Петушок, op. 15- Там же. Л. 1 (об)-2. Ц. Кюи. Христос Воскрес, op. 15.
14 Кюи Ц. А. Русский романс: очерк его развития. СПб.: Н. Ф. Финдейзен, 1896. 209 с.
15 ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 182. Л. 14−14 об.
16 Там же. Ед. хр. 80. Л. 1. Ц. Кюи. Колыбельная, 1905 г.
17 Там же. Ед. хр. 129. Л. 1. Ц. Кюи. Милый дедушка: для голоса и ф-но, 1914 г.
18 «Милый дедушка, с приездом Вас поздравить я спешу, полный радости и счастья Вам стишки свои пишу. Сколько мы по Вам грустили, что Вы были далеко- как депешу получили, так вздохнули мы легко!» — на эти стихотворные строчки внука Ц. А. Кюи написал крохотную вокальную миниатюру (там же. Ед. хр. 129. Л. 1).
19 Кюи Ц. А. Избранные письма. Л.: Музгиз, 1955. С. 439.
20 Главный герой оперы «Иванушка-дурачок» принимает участие в соревновании за руку прекрасной Царевны Елены: выхватывает при помощи своего коня Сивки-Бурки из руки царевны, сидящей в высоком терему, платок.
78
Вестник СПбГУКИ • № 4 (25) декабрь • 2015
Феномен детства в культурном наследии Ц. А. Кюи
21 ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 180. Л. 10.
22 В первой картине оперы «Иванушка-дурачок» Иванушка обращается к хору пней.
23 Птицам добрый Иванушка скармливает зерно, купленное на ярмарке по наказу матери.
24 Мешок с ложками Иванушка несет с ярмарки и в обидном позвякивании ложек: «бряк-бряк», издаваемом при его шагах, слышит обидное для себя: «Иванушка-ду-рак».
25 ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 180. Л. 16−16 об.
26 Там же. Л. 18.
27 Там же. Л. 19.
28 Там же. Л. 20.
29 Доломанова Н. Н. Подвижные игры с песнями в детском саду: хороводы, инсценировки. Пг.: Мысль, 1923. С. 95.
30 «Эстетическое воспитание, проявляясь в деятельности, является уже воспитанием этическим» (там же. С. 89).
31 См.: Доломанова Н. Н. Музыкальное воспитание детей от 9 до 12 лет- Ее же. Музыка в дошкольных учреждениях. М.- Пг.: Госиздат, 1923- Ее же. Подвижные игры с песнями в детском саду- Ее же. Дед-Мороз развеселил: сценка для мален. детей, с руководящей ролью для одного взрослого, с прил. песен Кюи, Лядова и др. Пг.: Начатки знаний, 1923.
32 ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 107. Л. 11. Ц. Кюи. 7 дуэтов-хо-риков для детских и женских голосов, op. 101. Автограф. 1910-е гг.
33 Кюи Ц. Хоровые и фортепианные миниатюры / сост. М. Е. Лапина. СПб.: Союз художников, 2015. 18 с.
34 ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 108. Л. 1. Ц. Кюи. 7 дуэтов-хо-риков для детских и женских голосов, op. 101. № 1. Зима. Автограф, черновик. 1910-е гг.
35 Черновик дуэта «Тишина», хранящийся в отделе рукописей РНБ, датирован 1916 г. (Там же. № 4. Тишина. Автограф, черновик. 1916 г.
36 См.: Кюи Ц. А. Избранные письма. С. 353, 423.
37 Там же. С. 450.
38 См.: Шефова Е. А. Фортепианный детский альбом как отражение мировосприятия детей рубежа веков // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение: вопр. теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 9 (35): в 2 ч. Ч. 1. С. 196−198.
39 ОР РНБ. Ф. 413. Ед. хр. 80. Л. 1. Ц. Кюи. Колыбельная, 1905 г. Данная колыбельная вместе с фортепианными миниатюрами 1917−1918 гг. Allegretto и Berceuse вошла в нотный сборник: Кюи Ц. Хоровые и фортепианные миниатюры.
40 Там же. Ед. хр. 81. Л. 1. Ц. Кюи. Berceuse: для ф-но.
41 См.: Коптяев А. П. Указ. соч. С. 3.
79

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой