Феномен глокализации в транскультурном пространстве современного мира

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

6. Ожегов С. И. Справедливость // Словарь русского языка. М.: Рус. яз., 1991. 915 с.
7. Советский простой человек. Опыгт социального портрета на рубеже 90-х / A.A. Голов [и др. ]- отв. ред. Ю. А. Левада. М., 1993. 300 с.
8. Советский энциклопедический словарь / под ред. А. М. Прохорова. М.: Сов. энцикл., 1980. 1600 с.
Social justice in mass consciousness of Soviet society
There is considered the justice phenomenon in mass consciousness of Soviet society. Also there is researched the correlation of social justice and equality concepts.
Key words: justice, value, social equality, socialism, social justice.
Е.В. ХЛЫЩЕВА (Астрахань)
ФЕНОМЕН ГЛОКАЛИЗАЦИИ В ТРАНСКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО МИРА
Процесс глобализации ведет к созданию единого транскулътурного пространства, где сосущестувуют различные явления кулътуры. Однако формирование такого пространства -процесс длителъный, и на современном этапе проявляется в существовании тенденций универсализации и локализации. Это соотношение хорошо раскрывает феномен глокализации, характеризующий всю совокупностъ изменений процесса глобализации, вызванных регионалъной спецификой.
Ключевые слова: глокализация, регионализация, транскулътурное пространство, локалъные кулътуры, этнокулътурное разнообразие.
Глобализация стала ведущим процессом социальной трансформации, который идет под влиянием, прежде всего, информационно-коммуникационных технологий и логично приводит к системным изменениям социума и всей среды его существования. Глобальные процессы никогда не отменяют процессы локальные. Генезис этнокультурных форм, локальных культур в
условиях глобализации означает их коренное преобразование или нивелирование.
Глобализация воздействует не только на экономику, но и на принятые в обществе стандарты качества жизни, характеристики потребительского поведения людей, социальные установки и систему ценностей. В основе обыденного мнения о глобализации, как правило, лежит представление об объединяющейся и интегрирующейся земной цивилизации, охватывающей в своей экспансии все земное и околоземное пространство и преодолевающей в силу этого различного рода границы -культур, государств, социальных и экономических общностей, а также и расстояния в чисто физическом смысле. То есть глобализация — это процесс, в котором географический фактор теряет свою важность или становится незначительным в установлении и поддержании межграничных, широко распространяющихся экономических, политических или социокультурных отношений.
В конце XX — начале XXI в. соотношение процессов глобализации и регионализации стало предметом многочисленных научных дискуссий. Существуют точки зрения, аргументирующие главную мысль: глобализация и регионализация — аспекты одного и того же процесса, развиваясь параллельно, они взаимно влияют друг на друга. Существует и противоположная позиция, согласно которой между этими двумя процессами наблюдаются серьезные противоречия. Есть и третья, компромиссная точка зрения, выраженная известной формулой: «Мыслить глобально, но действовать локально».
В региональных и национальных пределах экономические приоритеты глобализации обнаружили зависимость от геополитики и выделившейся из нее политики регионализма. В этой связи появляется термин «глокализация» [6: 31], характеризующий всю совокупность изменений процесса глобализации, вызванных региональной спецификой. Глокализацию можно рассматривать в качестве специфического регионального сценария глобализации, когда «глобальные и локальные тенденции взаимодополняют и взаимопроникают друг в друга, хотя в конкретных ситуациях могут прийти в столкновение» [2].
© Хлыщева Е. В., 2009
Термин «глокализация» сегодня широко признан в рамках современной глобалистики. Произведенный путем соединения терминов, обозначающих полюса общественных трансформаций нашего времени (глобализация и локализация), он вошел в современные гуманитарные науки как маркер особого взаимодействия двух противоположных тенденций унификации культурного мира, с одной стороны, и бегства от этой унификации, противостояния ей и наступления на нее с позиций своеобычных культурных миров — с другой.
Если глобализация — обобщение внешних для человека воздействий, то глокали-зация характеризует путь перехода внешних факторов в структуру личности и в социальное действие. Можно даже сказать, что процессы глокализации — это «прочтение глобализации для региональных, местнических, иных групповых структур» [ 1].
Идет двоякий процесс: с ростом давления глобализации на элементы локального уровня изменения претерпевают не только местные традиционные структуры (хозяйственно-культурные типы, социально-политические институты), но и сама глобализация, которая неизбежно видоизменяет свою форму, в ней уже проявляются региональные «мотивы». Глобализация неразрывно связана с локальным уровнем, обостряет локализацию, и наоборот [5: 184]. Р. Робертсон переосмысливает соотношение глобальности и локальности. В процессе глобализации он выявляет два направления: 1) глобальную институционализацию жизненного мира- 2) локализацию глобальности. При этом глобальная институционализация жизненного мира толкуется им как организация повседневных локальных взаимодействий и социализации непосредственным (минующим национально-государственный уровень) воздействием макроструктур мирового порядка, которые определяются: 1) экспансией капитализма- 2) западным империализмом- 3) развитием глобальной системы СМИ. Локализация глобальности отражает тенденцию становления глобального не «сверху», а «снизу», т. е. через превращение взаимодействия с представителями иных государств и культур в рутинную практику, через включение в повседневную жизнь элементов инонациональных, «экзотических» локальных культур [7: 25 — 44].
Налицо сложный процесс переплетения глобальных тенденций общественного развития и локальных, местных особенностей культурного развития тех или иных народов. Ряд исследователей даже считают, что культурная глокализация перечеркивает отождествление национального государства с национально-государственным обществом, производя и сталкивая друг с другом транскультурные формы коммуникации, представления об этнической принадлежности, о том, какими видят себя и других отдельные группы и индивиды.
Процесс глобализации ведет к созданию единого транскультурного пространства, где сосуществуют различные явления культуры, оказывающие влияние друг на друга и на динамику этого пространства. Такое пространство предстает как органическое целое, отдельные элементы которого объединены общими ценностями. Здесь преодолевается замкнутость национальных, региональных, профессиональных культур и предлагается новый способ бытия — «на выходе из своей культуры и на перекрестке с чужими» [3]. Однако формирование транскультурного пространства — процесс длительный, динамика которого определяется логикой поэтапной универсализации культуры и появлением разнообразных модусов ее локального содержания. Такое соотношение частного и общего хорошо раскрывает понятие «глокализация», концептуальное содержание которого указывает на нарастание в процессе формирования мира как единого целого тенденций универсализации культуры и локализации ее содержания. Об этом наглядно свидетельствуют культурные регионы, для которых характерны различные картины мира и представления, обусловленные различными социокультурными моделями.
Глокализация — процесс, соответствующий духу постмодерна, ибо не реставрирует «местные» особенности, сохраняя культурную самобытность, а выводит их из-под влияния национальных государств напрямую в глобальный мир. На практике это означает формирование единой, но многообразной регионально-континен -тальной сети, которая требует максимального понимания этнокультурных особенностей.
Иными словами, этническая самобытность в таком процессе — не более чем уникальный бренд, узнаваемый в мировом контексте, дабы не раствориться в потоке
глобальной, усредненной масс-культуры. Более того, признается, что такие регионы со своими уникальными брендами могут первоначально существовать лишь как виртуальные проекты. Сближающим фактором мыслятся прямые контакты между регионами, открытые благодаря процессу интеграции. В Западной Европе даже развивается система «еврорегионов» — культурно близких территорий на границе двух или нескольких государств, специфика существования которых приводит к независимости от «метрополии» с ее бюрократическим аппаратом. В дальнейшем вся мировая политика в процессе глокализации должна трансформироваться из межгосударственной во внутригосударственную, что, вероятно, сделает государственную бюрократию излишней.
На первый взгляд, глокализация действительно может выступить в качеств альтернативы унифицированной стандартизации мировых монополий. Какие цели преследуются глокализацией? Изменение стратегии брендинга, оживление тем самым рынка, т. е. получение еще больших прибылей. Какое значение придается культурному разнообразию в этом процессе? Значение товарной маски, которая под видом этнической специфики (столь привлекательной для рынка) настойчиво продвигает все тот же единый стандарт глобализации как образа жизни и способа ведения хозяйства. Этнокультурное разнообразие как товар, не более. «Это культурологическая имитация, помогающая снять шок глобализации. Это постмодернистское оружие глобализации» [4].
Этническое многообразие сегодня является действительно одним из основных полей пересечения региональных и глобальных интересов. Востребованным становится опыт управления полиэтничнос-тью в рамках отдельных областей, национальных государств и глобального мира.
Множество локальных культур в современном мире стремится к возрождению своих традиций, подчеркивая этим свою уникальность и самобытность в противовес глобализации как нивелирующему и унифицирующему процессу. Да и в массовой культуре налицо парадокс: чем больше стандартизации, тем более востребованной оказывается всевозможная этническая специфика. Глобальное локализируется: материальные продукты и нематериальные
символы приспосабливаются к локальному контексту, приобретая специфические черты, связанные с региональным, этническим, религиозным сообществом. Р. Робертсон отмечает возрастание взаимозависимости национальных обществ. Этот уровень все больше определяется тем, что происходит на уровне глобальном. На уровне интернациональном идет формирование транснациональных сетей солидарности. А на уровне всего человечества проявляются зачатки «глобального сознания» (особенно у активистов экологического и правозащитного движений) [6: 31].
Феномен глокального значительно ускоряет процессы регионализации. В этом контексте регионализация рассматривается как процесс формирования целостного региона за счет разнохарактерного объединения близлежащих территорий, связанность которых, с одной стороны, обеспечивается общими историческими, экономическими, географическими, социокультурными и геополитическими факторами, а с другой -возникновением на всем пространстве явлений глокального характера. Конечно, гло-кализация не означает полного восстановления до первоначального состояния местных особенностей. Она выводит эти особенности за рамки национальных границ напрямую в глобальный мир, где, в свою очередь, они придают процессу регионализации новое звучание.
Проблема регионов интересна в силу изменения соотношения между глобальными и региональными составляющими мирового сообщества. Регион является выражением многообразия, однако именно он может стать связующим звеном в процессе этнической интеграции и формирования транскультурного пространства.
Литература
1. Неклесса А. Метаморфозы государственности в (пост)современном мире 2007. Выступление на Экспертном клубе Института национальной стратегии 28 марта 2007 г. URL: www. intelros. ru.
2. Штепа В. Глокализация // ENA4E. 2004.
№ 5.
3. Эпштейн М. Новый вид свободы — транскультура. URL: www. emory. edu.
4. Юркин А. Глокализация как ошибка. URL: polygamist. narod. ru. -2006.
5. Giulianotti R., Robertson R. Glocalization, Globalization and Migration: The Case of Scottish Football Supporters in North America // Intern. Sociology. 2006. Vol. 21. № 2. P. 171 — 198.
6. Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. London: Sage, 1992.
7. Robertson R. Glocalization: Time-Spase and Homogeneity-Heterogeneity // Global Modernities /M. Feartherstone, S. Lash, R. Robertson (eds). London, 1995. P. 25 — 44.
Glocalization phenomenon in transcultural space of the modern world
Globalization process leads to the creation of an integrated transcultural space where different cultural events coexist. But the forming of such a space is a long-termed process. It reveals itself in the tendencies of universalizing and localizing. The correlation explains the glocalization phenomenon which characterizes the overall changes of the globalization process generated by the area specific.
Key words: glocalization, area development, transcultural space, local cultures, ethnic and cultural diversity.
И.Н. КОСТИНА (Чита)
ОСОБЕННОСТИ КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТУРЕЦКОЙ ДИАСПОРЫ В ГЕРМАНИИ
Исследуется проблема кулътурной идентификации представителей турецкой диаспоры, проживающих в Германии, рассматриваются различные формы кулътурной идентификации турецких мигрантов, ее особенности и специфика.
Ключевые слова: кулътурная идентификация, этнокулътурное пространство, адаптация, диаспора, двойственностъ этнического самосознания, реципирующая среда, маргиналъная личностъ.
Вопрос о том, каким образом происходит культурная идентификация людей, которые оказываются в новом для них этнокультурном пространстве, представляется важным в связи с глобальными процессами, протекающими в современном обществе. В фокусе нашего внимания находятся представители турецкой диаспоры
Германии — самой многочисленной в данном государстве этнической группы (она составляет более 2 млн человек), проживающей вне страны происхождения. В некоторых федеральных землях процент этнических турок от общего числа иностранцев колеблется от 10 (Рейнланд-Пфальц) до 40% (Бремен) [12].
Внимание к проблеме культурной идентификации представителей турецкой диаспоры в Германии обусловлено характером и спецификой адаптационных процессов. Известно, что адаптация мигрантов в принимающем обществе — сложный и противоречивый процесс. По справедливому замечанию З. И. Левина, адаптация — «постоянное „наведение мостов“ через разделяющую мигранта и автохтона пропасть» [1: 108].
Адаптация предполагает постепенное освоение норм и ценностей новой культуры, образцов поведения, социальную и психологическую интеграцию с иной культурой без потери богатств собственной. Благодаря процессам адаптации человек достигает совместимости с окружающей средой. Адаптация имеет двусторонний характер. Внутренняя сторона адаптации выражается в чувстве удовлетворенности жизнью, внешняя — в участии индивида в социальной и культурной жизни принимающего общества [6].
В ходе адаптационных процессов в сознании мигранта вырабатывается некая аккультурационная стратегия, которая может выражаться в изменении идентичности индивида, его ценностных ориентаций. Данные изменения обусловлены прежде всего тем, что представители этнокультурных меньшинств вынуждены осваивать язык, религиозные традиции, нормы поведения принимающей группы [4].
Попытку выделить и описать последствия миграции как для групповой, так и для индивидуальной идентичности одним из первых предпринял С. Бокнер в 1982 г. [11]. Данная типология включает следующие категории: интеграцию, ассимиляцию, сегрегацию, геноцид. При выборе определенной аккультурационной стратегии мигрант получает условное наименование. Так, при интеграции, например, когда в процессе сохранения диаспорой своей культурной идентичности происходит одновременное
© Костина И. Н., 2009

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой