Основания и условия межрегиональной интеграции Коми Урал

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕГИОНАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ, МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
ОСНОВАНИЯ Н УСЛОВИЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ КОМИ — УРАЛ*
Дмитриева Т. Е., Калинина A.A., Лаженцев В. Н.
В статье рассмотрено современное состояние и потенциал расширения транс-портно-экономических связей между Республикой Коми и уральскими регионами. Обозначены макрострукурные, ресурсные и инновационные предпосылки формирования макрорегиона Коми — Урал. Утверждается, что наряду с транспортными ограничениями барьером укрепления межрегиональных взаимосвязей является институциональная неоформленность стратегических направлений развития рассматриваемой территории. Делается вывод о необходимости расширения границ и содержания проекта транспортного коридора & quot-Урал промышленный — Урал Полярный& quot- и перехода к целенаправленному развитию перспективного макрорегиона. Предлагается возможный алгоритм научно-организационной деятельности.
Характер современных межрегиональных связей Коми — Урал
Оценка современного уровня межрегионального товарообмена выявила устойчивую тенденцию роста ввоза уральской продукции в республику (примерно на 1% в год за период с 2000 г. по 2004 г.), а также, начиная с 2003 г., сильную встречную тенденцию вывоза на Урал за счет отправки тиманских бокситов.
В товарной структуре межрегионального товарообмена Республики Коми с регионами Урала доминируют производственные товары, доля которых в объеме вывоза-ввоза превышает 93,6% что, в первую очередь, отражает специализацию республики на добыче топливно-энергетических ресурсов.
Доля Урала в вывозе производственных товаров из Республики Коми была несколько меньше, чем в суммарном обороте вывоза-ввоза, в 2004 г. она достигла 8,5%. На 47% вывоз в регионы Урала обеспечен бокситами. Существенно убывая по стоимости, другими производственно-товарными группами являются уголь, лесопродукция (в основном бумага) и нефтепродукты.
Вклад уральских регионов во ввозе более весом, чем в вывозе и составляет около 16% от всех российских производственных грузов, поступающих в республику. Товарная наполненность производственного ввоза отражает уральскую индустриальную специфику и представлена нефтепродуктами (42%), прокатом (55%) и оборудованием, то есть продуктами с более высокой добавленной стоимостью, чем сырье, что и объясняет более дорогой уральский ввоз.
Основным уральским партнером для Республики Коми является Свердловская область, роль которой характеризуется высокой долей в суммарном товарообороте -почти 43%. По 19 и 17% от вывоза-ввоза имели соответственно Пермская обл. и Башкортостан. На третьем месте — Челябинская и Оренбургская области (12 и 9%). Иерархия партнерства отдельно по вывозу и ввозу при явном лидерстве Свердловской обл. более разнородна. По данным 2004 г. вывоз грузов из Республики Коми в уральские регионы распределялся в следующих долях: в Свердловскую обл.- 53, в Пермскую —
* Статья подготовлена при финансовой поддержке Программы Президиума РАН № 22.
22, Оренбургскую — 18, Челябинскую — 7, Башкортостан — менее 1%. Ввоз разместился так: из Свердловской обл. поступило 34% всех уральских грузов, Башкортостана — 31, Челябинской — 18, Пермской — 16, Оренбургской — 1%. Очевидно, что во ввозе уральские регионы представлены более равномерно.
Анализ производственно-товарной структуры и сбалансированности позволяет зафиксировать следующие особенности межрегионального обмена между Коми и Уралом:
• уральский сегмент в общероссийском суммарном товарообмене республики является пока не очень большим (11%) и явно не адекватным ее ресурсному потенциалу-
• объем товарообмена имеет тенденцию к росту, однако он обеспечивается, главным образом, за счет опережающего по темпам ввоза из уральских регионов в республику-
• в структуре товарообмена преобладают производственные товары, причем со стороны республики это продукты первого передела, со стороны Урала -продукты переработки, что консервирует тенденцию роста ввоза-
• основным уральским партнером республики с явным преимуществом по объему и структуре товаров является Свердловская обл., что обусловливает необходимость совершенствования транспортной структуры данного товарного потока через южное плечо магистрали & quot-Белкомур"--
• устойчивый дисбаланс потребительского товарообмена в определенной мере носит объективный характер и сохранится в будущем-
• отрицательный производственный дисбаланс по нефтепродуктам может быть устранен за счет углубления нефтепереработки и улучшения структуры поставок-
• в целом по уральским регионам, Свердловской и Пермской обл. сбалансированность товарообмена можно считать удовлетворительной-
• тенденция роста отрицательного сальдо за счет роста уральского ввоза может быть до определенной степени компенсирована расширением спектра и увеличением стоимости вывозимых из республики товаров на основе отраслевой и товарной диверсификации промышленности.
Указанные особенности отражают, с одной стороны, существенную разницу в уровне и специализации Республики Коми и уральских регионов, а с другой — устойчивость взаимосвязей и неиспользованные возможности их роста и качественного изменения. В целом они отражают уровень развития межрегиональной интеграции, который зависит от региональной политики государства, инфраструктурной обеспеченности связей, институциональных факторов сотрудничества регионов и др. Потенциал межрегиональной интеграции Коми — Урал может быть раскрыт через анализ общих и специфических оснований развития данного процесса.
Макрорегионы как фактор развития территории
Постперестроечный период выдвинул необходимость консолидации экономического пространства страны. Для сохранения единства и целостности Российского государства важно рассматривать национальную экономику, как многорегиональный механизм, действующий на основе вертикальных (центр — регионы) и горизонтальных (межрегиональных) взаимодействий [1]. Оттого, как будут развиваться межрегиональные связи с учетом интересов взаимодействующих регионов, зависят пропорции экономического развития России в целом.
На современном этапе усиливается макрорегиональный подход к пространственному развитию, который успешно воплощается за рубежом в формировании & quot-Европы регионов& quot-. Признаками обращения к нему в России можно считать попытки разработки и реализации крупных программ, например, проектов стратегических документов развития Сибири разных лет, Уральского и Северо-Западного федерального округов. Большой политический и научный интерес вызывает реализация ФЦП & quot-Дальний
*
Восток и Заоайкалье, научное сопровождение которой является важной задачей РАН.
На необходимость & quot-вернуть более широкую картину развития страны и больших экономических районов& quot-, использовать макрорайоны как объекты долгосрочного планирования развития, с привязкой к ним сетки федеральных программ указывают исследования ведущих институтов [2] и специальные проработки, подготовленные для ориентации государственных структур. При этом предполагается, что число таких макрорайонов окажется при аккуратном анализе несколько больше числа федеральных окру-
**
гов — порядка 10−12.
Концептуальное обоснование макрорегиональному подходу дано Председателем комиссии Общественной палаты РФ по вопросам регионального развития и местного самоуправления Вячеславом Глазычевым при обсуждении вопросов стратегии регионального развития России [3]. Он, отметил, что в стране усиливается опасная тенденция: вопросы развития территорий решаются в узких рамках административных границ. По его мнению, базовый принцип стратегического развития заключается в разделении двух главных схем — функционирования и развития. Если функционирование административной единицы предполагает деление на субъекты федерации, то развитие возможно только в странах и регионах в географическом понимании этого термина. Кроме того, В. Глазычев уверен, что Россию нужно рассматривать как территорию, пронизанную сетями бизнес-структур. Именно эти сети в значительной степени управляют развитием, а в некоторых случаях даже функционированием на территории. При высокой корпорированности экономического пространства Республики Коми и других регионов с таким утверждением трудно не согласиться.
Зарубежные трактовки макрорегионального подхода рассматривались нами в контексте сетевой модели международной интеграции, предложенной итальянским исследователем Р. Каппеллином [4]. Ориентиры научно-практической деятельности, которые они дают в контексте развития межрегиональной интеграции, не потеряли своей актуальности на данном этапе:
• в геоэкономической перспективе макрорегионы реализуют концепции главной транспортной оси или транспортных бассейнов-
• больше внимания уделяется специализации и кооперации посредством консенсуса по общей стратегии развития между регионами, принадлежащими к одному макрорегиону, перед лицом общих проблем и возможностей-
• роль межрегиональных институтов состоит в сокращении стоимости сделок, в обеспечении технической помощи и организации процесса принятия решений по общим стратегическим программам-
Обсуждение доклада В. И. Ишаева & quot-О развитии Дальнего Востока и восточных районов России& quot- на заседании Президиума РАН 13 марта 2007 г.
Доклад рабочей группы Государственного Совета Р Ф по вопросам комплексного социально-экономического планирования развития регионов, подготовленный под руководством губернатора Красноярского края А. Г. Хлопонина (2006 г.).
• модель & quot-промышленные районы& quot- (специализация на отдельных отраслях) трнсформируется в модель & quot-территориальные сети& quot-, характеризующуюся большей отраслевой диверсификацией и связанностью производственных систем-
• большие промышленные группы формируются согласно стратегии локализации (1оса1-Ьи1--§ 1оЬа1), что приводит к большей вовлеченности в долгосрочное развитие регионов, в которых они расположены-
• макрорегионы позволяют перейти от конкурентоспособности за счет фискальных и финансовых субсидий к динамической конкурентоспособности путем более тесной интеграции и сотрудничества в сети между местными и внешними фирмами в производстве, технологии и маркетинге-
• макрорегионы могут решать проблему уменьшения между ними региональных различий и ликвидации кризисных областей внутри них-
• в пределах каждого отдельного макрорегиона обеспечивается регионализация (интернационализация) механизмов перераспределения средств с уменьшением нагрузки на федеральный бюджет.
Таким образом, усиление макроструктурных тенденций форматирования российского экономического пространства и преимущества крупных регионов обусловливают необходимость встроиться в этот процесс в рамках макрорегиона Коми — Урал.
Природно-ресурсная основа интеграции
Важным фактором интеграции Коми — Урал является природно-ресурсная основа обеспечения сложившихся и перспективных межрегиональных связей.
Урал промышленный испытывает устойчивый дефицит рудного и энергетического сырья, связанный с истощением запасов собственных ресурсов. В то же время Республика Коми имеет благоприятные ресурсные предпосылки для освоения именно тех видов сырья и топлива, в которых нуждается промышленность Урала — бокситов, коксующегося и энергетического угля, марганцевых руд, баритов, хромитов, медных руд, редкоземельных металлов.
Общая характеристика на текущий момент степени и перспектив освоения топливного и рудного потенциала Республики Коми для расширения интеграции Коми-Урал по масштабам инвестиций, стадии проработанности, ориентировочным срокам и вероятности реализации инвестиционных предложений приведена в табл. 1.
Влияние реализуемых и перспективных проектов ресурсного освоения оценено при прогнозе структуры межрегионального товарообмена. Хотя, достоверность прогнозной оценки ограничена многими факторами и, в первую очередь, ценовыми и на-турально-вещественными, то есть объемами добычи, переработки и поставок продукции, она ярко отражает возможности и направления развития товарообмена (табл. 2).
Таблица 1
Инвестиционные предложения по освоению ресурсов Республики Коми для расширения интеграции Коми — Урал
У
РЧ
0 «
1
SS
РЧ
а 43
то & lt-| г о а:
е& gt- ^
то
е -с то
CS §
то
1 о
то я? а то
РЧ
о
Содержа 11 и е предл ожений Мощность, Инвестиции, Стадии разработки Реализация предложени й
млн, т млн. долл. Сроки Вероятность
Нефт ь (переработка)
Смешанная — топливный цикл г. Ухта 3,0 147 Реконструкция До 2010 г. Высокая
4,1 187 2015−2020 гг. Средняя
Легкая — топливный цикл г. Усинск М 130 Обоснование инвестиций До 2012 г. Высокая
2,0 290 До 2015 г. Средняя
Тяжелая — масляный цикл г. Ухта -Ярега 0,5 64,5 Обоснование инвестиций 2010 г. Высокая
Уголь
Энергетический Сейдинское месторождение Предпроектные расчеты:
• две шахты 5,5 Нет оценки • Печор! ШИпроект 2020 г. Средняя
• 13 шахт и разрезов 50(оценка) Нет оценки • Гипрошахт За 2020 г. Низкая
Ко ксующийся Ус и не кое месторождение 10(оценка) За 2020 г. Средняя
Бокситы
Добыча: 1-я очередь 2-я очередь 2,8 (2)* 3,6 213 Нет оценки Обоснование инвестиций 2008 г, 2010 г. Высокая
Производство глинозема 1,4 1038 Строительство 2010 г. Высокая
Титановые руды
Добыча: 1 -я оч еред ь 0,6 1 164 Обоснование инвестиций 2010 г. Средняя
2-я очередь 4,0 Г н их корректировка 2015 г. Средняя
Производство диоксида титана 0,05 191 2010 г. Средняя
Марганец (руда)
11арнокское месторождение участки & quot-Магнитный-1 и 2& quot- 0,2 (0,042) Нет оценки Оценка зап асов открытой разработки (2 млн. т) ОАО & quot-Челябинский ЭМК& quot- Средняя
BapiШ1ы (концентрат)
Хо йл и н с кое место рожде н и е Рабочий проект ЗАО & quot-Хойлин- Высокая
• карьерная добыча 0,2 (0,12) 13,4 ГИПРОЦВЕТМЕТ ский ГОК& quot-
• подземная добыча (перспектива) 0,45 Нет оценки Средняя
Хромиты
Хо й л и н с кое м е сто р ож д ен и е Нет оценки Нет оценки П ои с ко в о -о цен оч н ая Н изкая
О
Cs
я о
Сй
а
а: §
'-1 о
Сй §
& quot-ti
то
е о а-
о-я
о «
SJ
я 2 то
а -к s:
se
?

* В скобках дан достигнутый объем добычи.
Таблица 2
Стоимостная структура вывоза продукции из Республики Коми _в регионы Урала, %_
Виды продукции 2005 г. 2015 г. 2020 г.
Уголь, всего В том числе: 0,2 34 50
• коксующийся 13 19
• энергетический 0,2 21 31
Товарный боксит 65 8 6
Глинозем — 45 33
Прочие продукты Двуокись титана, продукты переработки ярегской нефти, марганец, бариты 34,8 13 11
В выполненном прогнозе сделан акцент на реализацию тенденций расширения добычи важнейших элементов ресурсной базы республики (каменного угля, бокситов, марганцевых и баритовых руд) и их переработки (глиноземное и титановое производство). Кроме того, учтено углубление нефтепереработки и формирование новой товарной группы — различных масел на базе использования ярегской нефти. Выбор именно таких позиций для оценки перспективной структуры вывоза республиканской продукции в регионы Урала отражает наметившиеся тенденции ее формирования, в том числе и за счет развития межрегиональных сетей крупных бизнес-структур (вертикально-интегрированных алюминиевых и металлургических компаний).
Информационной натурально-вещественной и ценовой основой прогноза послужили проектные и предпроектные материалы в минимальном варианте добычи и неизменные транспортные тарифы.
Как показывают данные табл. 2, реализация планов строительства производственных объектов угольной, горнодобывающей промышленности, а также проектов использования & quot-масляной схемы& quot- переработки ярегской нефти и актуального масштабного проекта глиноземного производства способны существенно повысить в перспективе товарную эффективность межрегионального товарообмена со стороны Республики Коми в уральские регионы.
Интеграция и инновации — взаимосвязанные стимулы развития макрорегиона
Эффективная интеграция науки, инноваций и экономики региона является главным условием построения современного конкурентоспособного регионального хозяйства. Оттого, какой будет инновационная стратегия Республики Коми, зависит ее долгосрочное развитие и уровень межрегиональных взаимоотношений с Северо-Западом и Уралом. Развитие республики в долгосрочной перспективе должно сопровождаться переходом региональной экономики, ориентированной на экспорт сырьевых ресурсов, к ресурсно-инновационной модели развития, основанной на технологиях и знаниях [5].
Республика Коми в силу естественно-природных и исторических причин выступает в качестве реципиента инноваций. Основываясь на целях и источниках внедрения технологических новшеств, условно можно выделить два типа инноваций: 1) & quot-инновации прорыва& quot-, 2) & quot-инновации выравнивания& quot-.
Первый тип характерен для конкурентного рынка с множеством независимых экономических агентов, стремящихся за счет краткосрочного и точечного внедрения новшеств извлечь так называемую технологическую (интеллектуальную) ренту. Цель инноваций первого типа — вывод на рынок новой продукции, рост объемов производства, либо (что характерно для ресурсных экономик со стандартизированным продуктом) снижение себестоимости текущего производства. Четко прослеживается функциональная связь: высокий уровень конкуренции создает экономические стимулы для инноваций. Характерная черта — конкурентные преимущества создаются на внутреннем региональном рынке.
Интеграция региональных инновационных систем Республики Коми и Урала в данном направлении наиболее желательна, поскольку реализуется в свободных рыночных нишах, в большей степени на основе партнерства, а не конкуренции и позволяет регионам диверсифицировать свою народнохозяйственную специализацию.
Второй тип инноваций присущ монополизированному рынку, когда материнская компания & quot-выравнивает"- технологический уровень своих региональных подразделений до некоторого среднего значения с целью обеспечить эффективность корпорации в целом (на национальном и международном уровне). Поскольку деятельность таких компаний пространственно рассредоточена, инвестиции в новые технологии могут быть более длительными и охватывать больше звеньев производственной цепочки. Характерная черта — конкурентные преимущества создаются за пределами регионального рынка.
Представляется, что горнорудный сектор республики, а также при определенных условиях угольная промышленность в силу реальной организации бизнеса представляют объекты внедрения именно инноваций выравнивания. Их успешное продвижение по всем этапам инновационного цикла — от научной идеи через опытные образцы к серийному выпуску на производстве — способно обеспечить развитие и технологическое обновление определенных отраслей экономики Республики Коми и регионов Уральского федерального округа.
Поскольку печорский уголь может стать основным продуктом (по объему перевозки) межрегиональной интеграции Коми — Урал, остановимся подробнее на рассмотрении инновационных факторов развития угольной промышленности Республики Коми, внедрение которых будет влиять на эффективность интеграции.
Внедрение инновационных технологий в ОАО & quot-Воркутауголь"- уже дало положительные результаты. Разработан и осуществляется комплекс мероприятий по повышению эффективности угледобычи, в основе которого лежит реконструкция четырех шахт Воркутского месторождения, имеющих общие границы шахтных полей. Внедрение новой технологии практически объединяет все шахты в & quot-месторождение-лава"- с единой транспортной системой — общим шахтным конвейерным наклонным стволом протяженностью 3 км и выдачей горной массы для обогащения на ЦОФ & quot-Печорская"-. В дальнейшем к этой системе будет подключена законсервированная шахта № 33 & quot-Вор-кутинская"- с вовлечением ее запасов в отработку.
Реконструкция шахт Воркутского месторождения позволит сократить сервисную инфраструктуру на поверхности и за счет выборочной отработки запасов и концентрации горных работ значительно увеличить нагрузку на очистные забои с разделением пластов по условиям залегания в пределах шахтных полей. Предполагается разрабатывать запасы только с благоприятными условиями залегания. Инженерно-техническими службами ОАО & quot-Воркутауголь"- совместно со специалистами фирмы & quot-ДБТ"- выполнена проработка вариантов технико-технологических решений отработки
защитных пластов & quot-Четвертый"- и & quot-Пятый"- с помощью струговых установок со среднесуточными нагрузками на лаву соответственно 5000 и 3000 т/сутки и создания условий эффективной отработки более производительных пластов & quot-Тройной"- и & quot-Мощный"- [6].
Инновационная реконструкция шахт ОАО & quot-Воркутауголь"-, которая отражает политику материнской компании & quot-Северсталь"- в обеспечении своей конкурентоспособности, уже дала серьезные результаты. По данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Коми, средняя цена производства печорского угля значительно снизилась и составила в 2005 г. 609 руб. /т, что существенно меньше аналогичной цены на кузнецкий коксующийся уголь — 800 руб. /т.
Таким образом, опыт инновационной деятельности в добыче углей северного бассейна является успешным и открывает перспективы его дальнейшего освоения. Следует отметить, что в Печорском бассейне пока не задействованы самые перспективные месторождения — Воргашорское, Усинское и Сейдинское, освоение которых на инновационной технологической основе с использованием благоприятных экономических механизмов, например, гарантирования инвестиций, может стать вполне конкурентоспособным.
Печорский аргумент угольной генерации на Урале
Деятельность министерств и ведомств по уточнению Энергетической стратегии России на период до 2020 г., работа над генеральной схемой размещения объектов электроэнергетики до 2020 г., слияние энергоактивов & quot-Газпрома"- и СУЭК, корректировка инвестиционной программы РАО ЕЭС до 2011 г. и разработка программы его же технической политики до 2030 г. — все эти мероприятия тесно связаны с & quot-выравниванием"- топливного баланса России в пользу угля.
Сложные вопросы сравнительной стоимости строительства и производства электроэнергии на угольных и газовых станциях, технологии и экологической безопасности угольной генерации обсуждаются в масштабах страны и отдельных регионов, в том числе и на Урале [7, 8].
Другой стороной дискуссии о путях развития угольной генерации являются оценки однобокого развития российской газовой отрасли, когда рост добычи углеводородов не сопровождается адекватным ростом переработки. По данным Института мировой экономики и международных отношений РАН, 24 ГПЗ России перерабатывают лишь 7% российского газа. Для сравнения: в США эта цифра достигает 88% (472 из добытых в 2005 г. 538 млрд. м3). В факелах на российских месторождениях нефти сгорает 2/3 попутного нефтяного газа. Непереработанный газ — это недополученная добавочная стоимость. По оценке ИК & quot-Брокеркредитсервис"-, если на первом этапе переработки углеводородов в нефтехимии она составляет 300 долл. на метрическую тонну, на втором — уже 800 — 1100 долл. Согласно прогнозу ведущих российских аналитиков, мировая нефтехимическая индустрия будет расти в среднем на 8% до 2010 г. [9]. Очевидно, что высвобождение топливного газа при замене его углем для переработки может дать существенный экономический эффект и в итоговых оценках сыграть в его пользу.
Вторая угольная волна ожидается на рубеже первого и второго десятилетий. С 2011 г. темпы ввода энергетических мощностей на угле по прогнозам РАО ЕЭС вырастут примерно в 8 раз и будут опираться на новые технологии сжигания угля.
По мнению энергетиков Урала, от перехода на уголь никуда не деться и чтобы
устоять на рынке, надо заниматься модернизацией оборудования и долгосрочными
*
контрактами на поставки угля. Из всех энергосистем, входящих в ОЭС Урала, только электростанции Тюменской энергосистемы обеспечены топливными ресурсами (природным и попутным газом). Электростанции Свердловской и Челябинской областей не имеют собственной топливной базы, работают на природном газе и экибастузском угле, об увеличении добычи которого уже ведутся переговоры.
Основными факторами вовлечения печорских углей в энергетику Урала являются инновационный, транспортный, организационно-экономический, инвестиционный.
Условия самого перспективного месторождения энергетического угля Печорского бассейна — Сейдинского — позволяют построить предприятия по схеме & quot-шахта-лава"- мощностью до 4 — 5 и более млн. т угля в год [10]. Сейдинское месторождение близко расположено к магистральной железной дороге Воркута — Москва, а также к Усинскому и Воргашорскому месторождениям, уже подготовленным для промышленного освоения. Сейдинские угли по качественным характеристикам лучше интинских. В центральной части Сейдинского месторождения сосредоточено 2 млрд. т запасов только по мощным (5 — 7 м) пластам [11]. Освоение части запасов возможно открытДжшодпбгаеки к эксплуатации Сейдинского месторождения необходимо проведение геологоразведочных работ для оценки запасов по категориям A+B+Ci, и выполнение ТЭО новых шахт. Новые шахты должны рассчитываться на 1 — 2 очистных забоя со среднесуточной нагрузкой на лаву 6−7 тыс. т, что позволит сократить эксплуатационные затраты по сравнению с традиционными шахтами в 2 — 3 раза, удельные капитальные вложения до 25 — 30 долл. /т, численность рабочих по добыче — в два раза при производительности труда 250 — 300 т/мес. [12].
Таким образом, инновационная технологическая схема добычи существенно повышает шансы Печорского бассейна как перспективного источника энергетических углей на Урал.
Потребность в печорском энергетическом угле Уральского региона оценена в работах Института экономики УрО РАН и ИСЭиЭПС Коми Н Ц УрО РАН на уровне 2015 — 2020 гг. в объеме до 10 млн. т в год [13, 4]. Причем он может быть обеспечен только за счет освоения углей Сейдинского месторождения.
В силу транспортно-географического положения приоритетной зоной обеспечения печорским углями на Урале является район г. Перми, где расположена крупнейшая ГРЭС, представляющая потенциальный объект угольной генерации. Исходя из равной конкурентоспособности сейдинских и кузнецких углей в этом районе, предельная цена, рассчитанная с использованием данных ИНЭИ РАН (г. Москва) составит в динамике 19−24 руб. /т (табл. 3).
Улучшение конкурентных позиций печорского угля на Урале непосредственно зависит от строительства южного плеча железной дороги & quot-Белкомур"- (Архангельск -Сыктывкар — Кудымкар — Пермь). Более короткий выход на Урал сократит угольный маршрут на 500 км и снизит транспортные затраты.
Таблица 3
& quot-На Урале уголь начнет покорять рынок генерации, как только газ окажется дороже его на 20%. По прогнозам, случится это года через два. Тогда разговоры о необходимости развития угольной генерации отпадут сами по себе& quot-, — уверен генеральный директор Территориальной генерирующей компании № 10 Андрей Шишкин [8].
Предельные цены на сейдинский уголь в районе добычи, долл. /т
Показатель 2005 г. 2010 г. 2020 г.
Кузнецкий уголь, цена: • добычи • транспорта Кузбасс-Пермь • кузнецкого угля в районе Перми 17−18 12,54 29,54−30,54 18−19,5 12,54 30,54−32,04 20−22,5 12,54 32,54−35,04
Сейдинский уголь, цена: • транспорта до Перми • добычи — 11,26 19,28−20,78 11,26 21,28−23,78
Организационный фактор уральской угольной генерации за счет печорского угля состоит в использовании эффекта консолидации активов угольщиков и энергетиков. Представляется, что он может быть аналогичным слиянию & quot-Газпрома"- и СУЭКа в отношении возможности & quot-считать общую экономику& quot-. Речь идет о реализации модели при заключении прямого долгосрочного контракта & quot-энергетический монопотребитель -топливный монопоставщик& quot-.
Механизм гарантирования инвестиций при угольной генерации предполагает помощь государства при реализации проектов без прямого экономического эффекта. При вложении частных инвестиций в строительство (реконструкцию) угольных станций государство по контракту гарантирует, что вся выработанная электроэнергия будет куплена по фиксированной цене. О прибыльности и рентабельности речь не идет, но акционерам этот механизм позволит вернуть вложенные деньги. Кроме прямых инвестиций через акционерный капитал, возможно и совместное инвестирование с партнерами, заинтересованными в реализации угля и приобретении электроэнергии.
Безусловно, что участие печорских углей не только в уральской, но и республиканской энергетике будет зависеть от результативности разрабатываемой программы стимулирования инвестиций в создание мощностей атомной, гидро- и угольной генераций. Меры должны касаться налогового стимулирования строительства электростанций, обеспечения гарантированной возможности присоединения новой генерации к сетям, использования механизма гарантирования инвестиций для развития угольной генерации, предоставления госгарантий для привлечения заемного финансирования, упрощения разрешительных процедур, а также софинансирования бюджетом НИОКР в целях создания и внедрения новых технологий в электроэнергетике.
Транспортная обеспеченность развития макрорегиона Коми — Урал
Современная ограниченность транспортной обеспеченности межрегиональных связей республики с Уралом очевидна. Она усугубляется неудовлетворительным техническим состоянием единственной железнодорожной магистрали Котлас — Киров -Пермь, требующей реконструкции на ряде участков для увеличения пропускной способности- неоправданно большая протяженность железнодорожной магистрали из Республики Коми на Урал через Котлас, что приводит к удорожанию продукции для уральских потребителей.
Новые прямые выходы на Урал связаны с реализацией наиболее продвинутого и официально поддерживаемого проекта железной дороги & quot-Белкомур"- и автомобильной дороги Сыктывкар — Кудымкар — Пермь. Эти дороги будут способствовать улучшению глубинного положения республики как региона-экспортера нефти и нефтепродуктов,
межрегиональных поставок печорского угля, бокситов, глинозема и продукции лесной промышленности.
Однако в геоэкономической перспективе макрорегион Коми — Урал способен реализовать концепцию транспортного бассейна. Его контуры просматриваются в ряде продекларированных или разрабатываемых мегапроектов. Среди них газотранспортная система & quot-Ямал — Европа& quot- (140 млрд. м3 к 2020 г.), нефтетранспортная система & quot-Сургут -Индига& quot- (мощность участка Республика Коми — Индига (12 млн. т к 2015 г.) — транспортный коридор & quot-Лабытнанги — Полуночное& quot- (& quot-Урал промышленный — Урал Полярный& quot-) — транспортный коридор & quot-Белкомур"-. В этом же бассейне при определенных условиях могут получить развитие заполярный выход на Урал через Лабытнанги на Салехард и, так называемый, северный ход через Троицко-Печорск на ст. Бокситы, перспективы которого рассматривались ранее [14].
Реализация указанных мегапроектов завершит формирование транспортного каркаса макрорегиона Коми — Урал и создаст реальные условия его развития. При этом на территории республики просматривается два ареала-источника товарных межрегиональных потоков (рис. 1). Северный ареал генерирует в межрегиональный обмен уголь коксующийся и энергетический (сейдинский), хромиты, медь, бариты, марганец, кварц и др. с заполярным выходом на железную дорогу по восточному склону. Вклад южного ареала, ориентированного на & quot-Белкомур"-, составляют бокситы, глинозем, продукция дерево-, нефте- и газопереработки.
Оценка влияния транспортных мегапроектов, включая и боксито-глиноземный комплекс, на экономическое развитие Республики Коми через инфраструктурное обустройство территории, рост уровня занятости населения, интегрированное в рост ВРП, показала, что оно может быть существенным (рис. 2).
В то же время для Урала реализация этих проектов создаст повышенный спрос на поставки труб, компрессоров, энергетических газотурбинных установок и другого машиностроительного оборудования, производство которого должно стать мощным толчком в развитии инновационных технологий.
Институциональная обеспеченность
Важным фактором расширения и развития межрегиональных связей Коми -Урал является их институциональная обеспеченность. Следует отметить, что влияние институциональных барьеров в данном случает прямо оценить трудно, поскольку требуется измерить упущенную выгоду оттсутствия макрорегиона и слабой связанности его потенциальных элементов. Поэтому, идя от противного, обозначим позиции, связанные с институциональным обеспечением формирования макрорегиона Коми -Урал. К таким позициям, по нашему мнению, можно отнести концептуальную, организационную и реализационную.
Концептуальная позиция заключается в расширении границ и содержания развития транспортного коридора Лабытнанги — Полуночное до адекватных границ макрорегиона & quot-Урал Промышленный — Урал Полярный& quot-. Обоснованию включения в него Республики Коми и была посвящена вся предыдущая часть статьи.




I Л1ДО
и КГЦ

лрхакт& amp-гьее
-. |» Есатерплур
• Пескъ
Уел о вн ые обоз начен и я:
1 — Ж/д «БЕПКОМУР Ареалы межрегиональной интеграции
2 — ГТС «Ям ал-Европа» А — Южный
3 — Ж/д «Л, а б ытчанм-Полуночное» Б — Северный
4 — НТС «Сургут-Индага»
Рис. 1 Аргалы межрегиональной интеграции
Организационная позиция предполагает постановку научных исследований по указанному проекту в соответствии с принципами деятел ьностного
программирования, включющими:
• следование определенной методологической схеме проектирования развития объекта-
• уточнение проблемного фокуса развития макрорегиона-
• проектную структуру с последующей проблематизацией и детализацией разработки конкретных проектов-
• привлечением к разработке основных заинтересованных сторон-
• формированием рабочей группы-
• выбор коммуникационной площадки (в данном случае ее роль может выполнить Институт экономики Уро РАН).
Рис. 2. Прогноз роста валового регионального продукта Республики Коми по сценариям развития (% к 2005 г.)
Представляется, что одной из форм разработки стратегических направлений развития Урала промышленного — Урала Полярного, могла быть НИР, выполняемая как интеграционный проект нескольких академических институтов.
Реализационная позиция отражает совокупность механизмов, способных обеспечить выполнение стратегических задач.
Обеспечение интеграции между местными и внешними фирмами в производстве, технологии и маркетинге требует создания условий снижения трансакционных издержек: содействие в поиске партнеров (& quot-производитель-потребитель"-) — поддержка в разработке необходимой проектно-сметной документации, соответствующей международным стандартам- вывод на инновационные технологии- ускорение заключения контрактов. Представляется, что в налаживании подобных организационно-финансовых взаимоотношений конструктивную роль могут сыграть не только государственные органы соответствующих регионов, но и межрегиональные ассоциации, инициирующие необходимые научно-практические разработки и юридические процедуры.
В связи с этим очень полезным является опыт, наработанный в рамках деятельности трехстороннего Договора и сотрудничества трех субъектов, инициировавших разработку проекта транспортного коридора по восточному склону (ХМАО, ЯНАО,
Тюменской области), в части совместного финансирования разработок, регионализации нормативной базы (регулирование тарифов и т. д.) и др.
Мы убеждены, что работа по транспортному коридору Лабытнанги — Полуночное может стать хорошей стартовой площадкой для развертывания следующего этапа исследовательской и проектной деятельности по развитию крупного макрорегиона в центре России, имеющего общие интересы и цели, реализация которых будет способствовать укреплению экономически объединенных регионов и страны в целом.
ЛИТЕРАТУРА
1. Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: ОАО & quot-Экономика"-, 1999. 793 с.
2. Стратегии макрорегионов России: методологические подходы, приоритеты и пути реализации / Под редакцией академика А. Г. Гранберга. М.: Наука, 2004. 720 с.
3. Территориальное планирование: системы расселения, размещение производительных сил как механизм регионального развития. Круглый стол в рамках Всероссийской конференции & quot-Стратегия регионального развития России& quot- в Государственном на-учно-исследовательском учреждении & quot-Совет по изучению производительных сил& quot- 18 января 2007 г. // www. allmedia. ru.
4. Проблемные регионы ресурсного типа: экономическая интеграция Европейского Северо-Востока, Урала и Сибири / Под ред. Алексеева В. В., Бандмана М. К., Кулешова В В. Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2002. 356 с.
5. Север: наука и перспективы инновационного развития Республики Коми // Отв. ред. В. Н. Лаженцев. Сыктывкар, 2006. 400 с. (Научный совет РАН по вопросам регионального развития- Коми научный центр УрО РАН).
6. Логинов А. К. К 70-летию промышленного освоения Печорского угольного бассейна // Уголь. 2004. № 8. С. 43 — 49.
7. Приватизация энергобаланса страны / Рубанов П., Сиваков Д., Виньков А. // Эксперт № 7(548) от 19 февраля.
8. Колбина Л. Нас накрывает. Вторая угольная волна катит по Уралу // Эксперт Урал № 8(271) от 26 февраля 2007.
9. Дорохов Ю. Слишком много простоты // Эксперт № 3 — 4 (267) от 29 января
2007.
10. Состояние и перспективы развития угольной промышленности // ТЭК. 2001. № 3. С. 26−28.
11. Герасимов H.H., Деревянко И. В., Шипунов А. П. Состояние ресурсной базы и перспективы дальнейшего освоения угольных месторождений Печорского бассейна // Народное хозяйство Республики Коми. Материалы 3-ей межрегиональной науч. -практ. конф: & quot-Освоение минеральных ресурсов Севера: проблемы и решения& quot-. Воркута-Сыктывкар-Ухта, 2005, Т. 14. № 1. С. 151 — 156.
12. Рыбкин В. К., Аркуша М. Е. Воспроизводство угледобывающих мощностей как необходимое условие конкурентоспособности ОАО & quot-Воркутауголь"- // Уголь. 2002. № 8. С. 38 -42.
13. Оценка возможностей использования углей Печорского бассейна на Урале / В. П. Пахомов, Е. М. Козаков, В. Н. Беляев и др. // Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 1998. 68 с.
14. Проблемные регионы ресурсного типа: программы. Проекты и транспортные коридоры / Под ред. М. К. Бандмана и В. Ю. Малова. Новосибирск: ИЭиОПП, 2000. 264 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой