Прогнозно-поисковый комплекс для мезотермальных месторождений золота. Ч. 1. Тектонический и геодинамический критерии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 553. 411. 04/071(571. 5)
ПРОГНОЗНО-ПОИСКОВЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ МЕЗОТЕРМАЛЬНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗОЛОТА. Ч. 1. ТЕКТОНИЧЕСКИЙ И ГЕОДИНАМИЧЕСКИЙ КРИТЕРИИ
И.В. Кучеренко
Томский политехнический университет E-mail: kucherenko. o@sibmail. com
Приведены данные, раскрывающие разнообразие геологических ситуаций локализации мезотермальных золотых месторождений южного горно-складчатого обрамления Сибирского кратона, образованных в кристаллическом и черносланцевом субстрате в позднем рифее (Енисейский район), раннем палеозое (Кузнецко-Апатаусский район), позднем палеозое (Муйский, Ленский районы). Показано, что прогнозное значение имеют контроль оруденения глубинными разломами, геодинамические режимы коллизии на активных континентальных окраинах и активизации внутриконтинентальных рифтов. Оба критерия — тектонический и геодинамический, рекомендуется включить в состав прогнозно-поискового комплекса.
Ключевые слова:
Мезотермальные месторождения золота, прогнозно-поисковый комплекс, тектонический, геодинамический критерии.
Key words:
Mesothermal gold deposits, prognosis-search complex, tectonic, geodynamic criteria.
Введение
В современной прогнозно-поисковой практике существуют, помимо прочих, две ключевые проблемы, от решения которых зависит открытие новых месторождений и, следовательно, наращивание неуклонно сокращающихся запасов чрезвычайно ценного высоколиквидного металла золота.
Первая заключается в необходимости усиления эффективности выделения (локализации) перспективных площадей для организации поисков промышленных не вскрытых эрозией месторождений, но залегающих на экономически приемлемых глубинах. Это, в свою очередь, предполагает решение второй проблемы — совершенствование известных и разработку новых эффективных глубинных методов поисков в сочетании с созданием соответствующих аппаратуры и других технических средств.
Выделение перспективных площадей по совокупности прогнозных критериев, в том числе в условиях дефицита выраженных на поверхности и вблизи нее поисковых признаков, опирается, как известно, на знание законов, управляющих процессами рудообразования, и геологических ситуаций, по возможности типовых, узнаваемых при прогнозировании оруденения. Приходится, однако, констатировать, что в приложении к золоту познание законов образования месторождений отстает от потребностей.
Это выражается в конкуренции четырех с вариантами концепций (гипотез) образования промышленных месторождений золота. Гранитогенная концепция предполагает генерацию металлоносных растворов в коровых очагах гранитоидных расплавов, базальтогенная — в нижнекоровых-ман-тийных магматических камерах. Источниками золота и, надо думать, сопровождающих его металлов служат гранитные или базальтовые расплавы. Согласно популярной метаморфогенно-гидротер-мальной концепции, предложенной для объясне-
ния условий образования месторождений, локализованных в толщах черных сланцев, источниками золота и других металлов служат гидротермальноосадочная, вулканогенно-гидротермальная сингенетичная породам минерализация или сверхклар-ковые массы металлов, накопленные при седиментации. Во всех случаях металлы экстрагируются из пород и переотлагаются при региональном метаморфизме под воздействием растворов метаморфогенного и/или магматогенного происхождения. Полигенная концепция описывает условия образования уникальных по запасам золота месторождений посредством «ступенчатого» его накопления в ходе нескольких не связанных между собой геологических процессов.
Сосуществование альтернативных представлений об условиях образования одних и тех же, как правило, крупных и уникальных месторождений означает, что авторами-разработчиками концепций наряду с немногочисленными фактами, однообразно повторяющимися во многих месторождениях, достоверность которых очевидна, использованы, как правило, более многочисленные данные сомнительной репутации, интерпретация которых к тому же в силу объективных или субъективных обстоятельств содержит сильный личностный акцент. К числу упомянутых фактов, например, относится тектонический контроль месторождений, к сомнительным данным — противоречивые оценки дорудной золотоносности черных сланцев одних и тех же литотипов и свит в диапазоне от первых мг/т до первых г/т. Вызывает затруднения интерпретация результатов анализов изотопного состава химических элементов для диагностики их возможных источников и т. д.
Доказательная база концепций такова, что корректная оценка каждой из них на предмет соответствия реальному повторяющемуся во времени и пространстве рудообразующему процессу невозможна без привлечения новых достоверных фак-
тов, способных существенно усилить аргументацию одной из них.
В статье приведены удовлетворяющие этому требованию проверяемые факты, которые пока не вовлечены в широкий научный оборот, но пригодны для совершенствования теории образования мезотермальных месторождений золота, использования в качестве критериев их прогнозирования ив поисковой практике. Ранее [1, 2] в результате обсуждения этих фактов были сформулированы выводы о геолого-генетической однородности противопоставляемых многими [3−5 и др.] золотых месторождений, образованных в кристаллическом и черносланцевом субстрате южного горноскладчатого обрамления Сибирского кратона,
и их принадлежности к магматогенным мезотер-мальным. Наблюдаемые в месторождениях той и другой совокупности различия, выраженные в усредненных содержаниях золота в рудах, больших в кристаллической, меньших в черносланцевой средах, в обратных соотношениях масштабов запасов металла, в некоторых особенностях около-рудного метасоматизма, обусловлены специфическим влиянием среды рудообразования, но не принципиальными отличиями в сущности инициирующих рудообразование геологических процессов. Поэтому обсуждаемые ниже прогнозно-поисковые критерии в равной степени распространяются на месторождения, залегающие в том и другом субстрате.
Рис. 1. Схема тектонического районирования Южно-Сибирской металлогенической провинции (по Э. Г. Дистанову и др., 1985 г.). 1 — Сибирская платформа- 2 — Алданский щит- 3 — выступы древних структур, сложенных породами архея, в складчатом обрамлении Сибирской платформы- 4 — области раннепротерозойской складчатости Станового хребта-
5 — области байкальской (позднепротерозойской) складчатости и выступы пород основания в каледонских структурах-
6 — области каледонской складчатости- 7 — области каледонско-герцинской консолидации- 8 — герцинские унаследованные и наложенные (орогенные) прогибы- 9 — мезозойские терригенно-вулканогенные прогибы и впадины- 10 — ме-зо-кайнозойские терригенные межгорные впадины- 11 — кайнозойские впадины- 12 — чехол Западно-Сибирской плиты- 13 — главные глубинные разломы- 14 — прочие разломы.
1−3 — металлогенические зоны (цифры на схеме): 1 — Байкало-Саяно-Енисейская (области докембрийской складчатости), 2 — Алтае-Саяно-Забайкальская (области салаирско-каледонской складчатости), 3 — Восточно-Забайкальская (структуры каледонско-герцинской консолидации с интенсивно проявленными процессами мезозойской тектоно-маг-матической активизации).
-V — золоторудные районы (цифры на схеме): I — Енисейский, II — Кузнецко-Алатаусский, III — Окино-Китойский, IV -Северо-Забайкальский (Муйский), V — Ленский
В первой части статьи рассмотрены тектонический и геодинамический, во второй — петрологический, в третьей — петрохимический и геохимический критерии.
Тектонический и геодинамический критерии
Согласно результатам палеогеодинамических и палеотектонических реконструкций, мезотер-мальные месторождения золота в составе рудных зон, рудных районов, рудных узлов образуются на активных континентальных окраинах в режимах коллизии островодужных этапов геологического развития земной коры и во внутриконтинен-тальных рифтах в периоды их тектоно-магматиче-ской активизации. Рудоносные блоки земной коры отличаются разнообразием структурных форм, представленных антиклинориями, горстами, выступами фундамента, нередко в сопровождении очагово-купольных построек, синклинориями, прогибами, грабенами. Во всех случаях оруденение контролируется глубинными и оперяющими их разломами, как правило, размещено в зонах деформационного воздействия разломов на разнообразный по составу и происхождению вместивший рудные тела субстрат. Глубинный статус разломов подчеркивается присутствием в них базит-ультра-базитовых интрузий, образованных, в том числе, синхронно с рудообразованием и в связи с геологическими процессами, инициирующими рудооб-разование.
Типовые геодинамические режимы и некоторые геологические ситуации иллюстрируются материалами на примере ряда золоторудных районов южного горно-складчатого обрамления Сибирского кратона (рис. 1).
Размещение многочисленных мезотермальных месторождений золота в Кузнецком Алатау контролируется Кузнецко-Алтайской субмеридиональной, круто, под углами более 60°, падающей на восток (под Сибирский палеоконтинент) зоной глубинных разломов (рис. 2), образованной первоначально, на венд-средне-кембрийском островодужном этапе функционирования активной западной окраины Сибирского палеоконтинента, как палеозона суб-дукции [6]. В дальнейшем, начиная со среднего кембрия и до силура включительно, эта зона разломов функционировала как палеозона коллизии (островная дуга — континент) с последующим переходом территории в континентальный режим.
В этот период в режиме коллизии образованы мартайгинский, тельбесский и другие магматические комплексы Кузнецкого Алатау, составившие основу мартайгинской региональной формации гранитоидных батолитов пестрого состава (по Ю.А. Кузнецову). С поздним базальтоидным этапом становления мартайгинского флюидно-магматического комплекса связано образование Берикуль-ского, Центрального, Комсомольского и других мезотермальных золотых месторождений в генетической связи с базальтоидным магматизмом [7]. Коллизионный геодинамический режим образова-
ния одного из месторождений этого района (Бери-кульского) подтвержден в [7] петрохимическими данными, характеризующими две генерации по-слегранитных дорудных, одну генерацию внутри-рудных, две генерации послерудных даек умеренно щелочных долеритов, завершающих становление мартайгинского комплекса, и обработанными по методике [8].
Рис. 2. Схема размещения золоторудных месторождений в главных типах тектонических структур Кузнецкого Алатау (по [6]). Типы тектонических структур: 1 — океаническая (Я3~Є) — 2 — окраинно-континентальная (Я3~Є) — 3 — ранняя островодужная (У~Є) — 4 — поздняя островодужная (Є1−2) — 5 — коллизионная (Є2~Б) — 6 — рифтогенная внутриплитная ^-) — 7 — мезозойский (J-K) чехол Западно-Сибирской плиты- 8 — па-леоокеанические острова с карбонатным чехлом и базальтовым толеитовым основанием (Я3~Є) — 9 -Кузнецко-Алтайский глубинный разлом и оперяющие его разрывы (палеозона субдукции в У~Є~2- палеозона коллизии в Є2-Б) — 10 — направление движения структур субдукции (а), коллизии (б).
Типы месторождений: 11 — золото-скарновые- 12 — золото-сульфидно-кварцевые.
Золоторудные месторождения: 1 — Ольгинское- 2 -Филатьевское- 3 — Федоровско-Талановское- 4 — Фе-дотовское- 5 — Натальевское- 6 — Комсомольское- 7 -Берикульское- 8 — Центральное- 9 — Кундат-Кундус-туюльская золоторудная зона- 10 — Первомайское- 11 — Ударное- 12 — горы Зеленой- 13 — Саралинское- 14 — Базанское- 15 — Коммунаровское- 16 — Балахчин-ское- 17 — Федоровско-Магызынская золоторудная зона- 18 — Ульменское- 19 — Лебедское (Чанышский золоторудный район) — 20 — Верхнемрасское- 21 — Си-нюхинское (Горный Алтай) — 22 — Казасский рудный район (Западный Саян)
Рис. 3. Схема распределения главнейших месторождений и рудопроявлений золота в метаморфических зонах Енисейского кряжа (по [9], сдополнениями): 1 — не-метаморфизованные отложения- 2~6 — метаморфи-зованные породы: 2 — хлорит-серицитовой субфации зеленосланцевой фации, 3 — хлорит-биотитовой субфации зеленосланцевой фации, 4 — эпидот-амфибо-литовой фации, 5 — амфиболитовой фации, 6 — гра-нулитовой фации- 7 — ореолы контактового метаморфизма- 8 — площади проявленияультраметаморфиз-ма и гранитизации- 9 — интрузивно-анатектические позднеорогенные гранитоиды- 10 — метаморфоген-ные палингенно-метасоматические синорогенные гранитоиды- 11 — ультраметаморфогенные палинген-но-анатектические гранитоиды архейского кристаллического основания- 12 — проявления золота- 13 -зоны глубинных разломов (по Е. С. Постельникову, 1980 г.): И — Ишимбинского- Т — Татарского
Многочисленные золоторудные месторождения Енисейского района в Заангарской его части в составе Центральной золоторудной зоны контролируются Татарско-Ишимбинской зоной глубинных разломов, залегают в слагающих восточный склон Центрального антиклинория допалеозой-ских толщах углеродистых карбонатно-терриген-
ных сланцев, на юге района — в Канском выступе архейского фундамента Сибирского кратона (рис. 3) и образованы в геодинамическом режиме внутриконтинентального рифтогенеза.
В допалеозойской истории геологического развития района по геологическим и изотопно-геохимическим данным выделяется три этапа (млрд л): мезопротерозойский (1,6… 1,05), ранний (1,05… 0,8) и поздний (0,8… 0,6) неопротерозойский [10].
Рудоконтролирующая Татарско-Ишимбинская зона глубинных разломов заложена в раннемезо-протерозойское время в сопровождении перикра-тонного прогиба на активной юго-западной окраине Сибирского кратона с последующим отложением в прогибе вулканогенно-осадочных, терриген-ных и карбонатно-терригенных осадочных серий общей мощностью от 10 до 14 км.
На раннепротерозойском этапе гренвильской орогении осадочные толщи наиболее древней сухо-питской серии подверглись деформации, метаморфизму и гранитизации — наиболее интенсивным в Татарско-Ишимбинской системе разломов с образованием в раннюю синколлизионную эпоху (1050. 950 млн л) гранито-гнейсовых куполов. Дальнейший рост гранито-гнейсовых куполов продолжился в позднеколлизионную эпоху (880. 860 млн л).
Золотое оруденение в зоне Татарско-Ишимбин-ской системы глубинных разломов образовано в связи с рифтогенными внутриплитными тектоно-магма-тическими процессами постколлизионного позднего неопротерозойского этапа. По данным Ar-Ar изотопного датирования Советское, Эльдорадинское, Васильевское и другие месторождения золото-кварцевого типа формировались в возрастном диапазоне 830. 775 млн л, Олимпиадинское, Ведугинское, Бого-любовское, Попутнинское и другие месторождения золото-сульфидного прожилково-вкрапленного типа — в диапазоне 720. 711 млн л. Авторы полагают [10], что процессам многоэтапного рифтогенеза и внутри-плитного магматизма принадлежит решающая роль в зарождении, формировании и эволюции рудообразующих и рудоконцентрирующих систем.
Выступы архейского фундамента Сибирского кратона, обрамляющие и сопровождающие их глубинные разломы контролируют размещение мез-отермальных золоторудных месторождений в Оки-но-Китойском районе на юго-востоке Восточного Саяна в северном обрамлении Гарганского выступа и в Северо-Забайкальском (Муйском) районе на западной, восточной периферии и внутри Муй-ского выступа (рис. 4).
В обрамлении Муйского выступа осадочные, вулканогенные структурно-вещественные комплексы образованы в основном в допалеозойские эпохи, включая поздний рифей-венд (кедровская, водораздельная свиты углеродистых терригенных, карбонатно-терригенных сланцев, келянская свита покровных дифференцированных вулканитов в составе позднерифейского субширотного БайкалоВитимского офиолитового пояса, мухтунная вулканогенно-осадочная свита в раннекембрийском
** * - 4

12

№¦ + 20

28
Рис. 4. Геолого-тектоническая позиция золоторудных месторождений в Северо-Забайкальском (Муйском) районе (геологическая основа по [11], с упрощениями и изменениями- использованы материалы Е. А. Намолова, 1974 г., И.А. Томбасо-ва идр, 1978 г.). Стратифицированные образования: 1 — четвертичные отложения- 2 — кайнозойские вулканогенные образования- 3 — юрские отложения (чепинская и станнахская свиты) — 4 — кембрийские терригенно-вулканогенные отложения- 5−7 — поздний протерозой: 5 — патомская серия в районе Бодайбинского синклинория и его бортов, 6 — па-томская серия в грабен-синклиналях (сеньская, шумнинская иджелагунская свиты), 7 — мухтунная свита- 8 — средний протерозой (падринская свита) — 9−12 — ранний протерозой: 9 — удоканская серия, кодарская подсерия, 10 — муйская серия, верхняя подсерия (келянская и нижнегорбылокская свиты), 11 — муйская серия, нижняя подсерия, 12 — сюльбан-ская серия и ее аналоги- 13 — поздний архей Становой области- 14 — архейские образования Муйской (западной) и Чар-ской (восточной) глыб.
Интрузивные образования: 15−16 — мезозой: 15 — гранитоиды гуджирского и аманатского комплексов нерасчлененные, 16 — аманатский комплекс основных и ультраосновных пород- 17−9 — палеозой: 17 — гранитоиды сакунского комплекса, 18 — сакунский и атарханский комплексы основных пород объединенные, 19 — конкудеро-мамаканский и витимкан-ский комплексы нерасчленённые- 20−21 — поздний протерозой: 20 — гранитоиды мамско-оронского и баргузинского комплексов объединенные, 21 — икатский комплекс основных пород- 22 — средний протерозой, витимканский комплекс- 23−27 — ранний протерозой: 23 — муйский комплекс гипербазитов, 24 — чуйско-кодарский комплекс гранитои-дов, 25 — ничатский, куандинский, становой и муйский комплексы гранитоидов объединенные, 26 — реоморфические гранитоиды Чарской глыбы, 27 — муйский, каларский, тепроканский комплексы основных пород- 28~29 — архей: 28 -чарнокиты, 29 — ультраметаморфические гранитоиды, гранито-гнейсы имигматиты.
Разломы: 30−31 — докайнозойские, в том числе 31 — активизированные в кайнозое.
32 — Месторождения и проявления золоторудной минерализации: 1 — Западное- 2 — Ирокиндинское- 3 — Кедровское- 4 — Витимконское- 5 — Тилишминское- 6 — Богодиканское- 7 — Ирбинское- 8 — Юбилейное- 9 — Самокутское- 10 — Камен-ское- 11 — Чаянгро-Джелагунское- 12, 13 — Каралон-Нижнеорловское- 14 — Уряхское- 15 — Таллоинское- 16 — Бахтарнак-ское- 17 — Верхне-Сакуканское
Ирокиндинском прогибе, муйский и другие плутонические комплексы). В послепротерозойское время на территории существовал континентальный режим и образовано несколько в основном позднепалеозойских (330… 290 млн л) плутонических (гранитоидных) комплексов в составе гигантского Ангаро-Витимского батолита.
Мезотермальные золоторудные месторождения района размещены и образуют цепочки в зонах деформационного воздействия систем глубинных разломов — Келянской вдоль западной, Тулдунь-ской вдоль восточной окраин Муйского выступа архейского фундамента, Сюльбанской на восточном окончании Байкало-Витимского офиолитово-го пояса. Разнообразен вмещающий месторождения субстрат: архейский ультраметаморфический (Ирокиндинское, Самокутское), раннепротерозойский гранитоидный кодарского комплекса (Верхне-Сакуканское в юго-западном обрамлении Чарского выступа архейского фундамента), поз-
днерифейский гранитоидный муйского комплекса (Западное), позднерифейский черносланцевый ке-дровской, водораздельной свит, покровно-вулканический келянской свиты (Кедровское, Каралон-ское, Ирбинское, Юбилейное, Уряхское), позднепалеозойский гранитоидный конкудеро-мамакан-ского комплекса (Богодиканское) и др. Месторождения образованы в геодинамическом режиме вну-триконтинентального рифтогенеза в позднепалеозойскую эпоху (275. 285 млн л назад) [12].
Золоторудные месторождения Ленского района залегают в позднерифейских сложно-дислоцированных толщах углеродистых терригенных, карбо-натно-терригенных сланцев хомолхинской, им-няхской, аунакитской, вачской, догалдынской и других свит, выполняющих Бодайбинский прогиб (синклинорий шириной 90 км), унаследовавший раннепротерозойский палеоавлакоген северовосточного простирания в фундаменте Сибирского кратона (рис. 5). Борта прогиба ступенчато
Рис. 5. Схема объемного геологического строения Ленского золоторудного района (по [13]): 1) сквозные разломы, ограничивающие нижнепротерозойский палеоавлакоген- 2) магмаконтролирующие разломы- 3) прочие разрывные нарушения- 4) изогипсы глубин основания нижнепротерозойского палеоавлакогена, в км- 5) положение основания нижнепротерозойского палеоавлакогена между изогипсами 22 км- 6) изогипсы глубин кровли нижнепротерозойского палеоавлакогена, в км- 7) граница синклинория по геологическим данным- 8) карбонатно-терригенный осадочно-метаморфический комплекс верхнего протерозоя- биотитовые граниты: 9) выходящие на поверхность, 10) скрытые- гранит-пегматиты: 11) выходящие на поверхность, 12) скрытые- 13) изогипсы глубин подошвы гранитоидов, в км- 14) золоторудные месторождения
по глубинным разломам погружаются к центральной (осевой) части палеоавлакогена. Прогиб окружен очагово-купольными сооружениями Тонод-ского, Нечерского и других поднятий. Многокилометровой мощности черносланцевые толщи в про-гибе-палеоавлакогене насыщены «слепыми» телами гранитоидов предположительно позднепалеозойского конкудеро-мамаканского комплекса -составной части Ангаро-Витимского батолита. Апикальная часть одного из тел обнажена на дневной поверхности — Константиновский шток в районе месторождения Сухой Лог.
В приосевой части прогиба осадочные толщи пересечены поясом малых интрузий северо-севе-ро-восточного (17°) простирания протяженностью около 400 км и шириной до 40 км. Малые интрузии, преимущественно дайки, принадлежат раннему аглан-янскому гранитоидному и более позднему кадали-бутуинскому базитовому (долеритово-му) комплексам. Sm-Nd радиологический возраст долеритов составляет 312+59 млн лет [14].
Золоторудные месторождения района — Высочайшее, Сухой Лог, Вернинское, Невское, Ожерелье, Кавказ, расположены в пределах дайкового пояса над наиболее погруженным разбитым глубинными разломами основанием прогиба-палео-авлакогена веерообразно в вертикальном направлении и образованы, как и в соседнем Северо-За-байкальском районе, в позднепалеозойскую эпоху (Rb-Sr радиологический возраст, в частности, месторождения Сухой Лог 315 млн лет [15]) в геоди-намическом режиме внутриконтинентального рифтогенеза — тектоно-магматической активизации.
Обсуждение результатов и выводы
На примере ряда золоторудных районов с мез-отермальными месторождениями можно видеть разнообразие геологических ситуаций размещения оруденения. Разнообразен по составу, происхождению, возрасту вмещающий оруденение субстрат, разнообразны в верхних горизонтах земной коры региональные и локальные рудовмещающие структуры, созданные в ходе и в результате геологических процессов, задолго и непосредственно предшествовавших рудообразованию. Очевидно, зарождение рудообразующих систем происходит на значительных глубинах, и этот вывод согласуется с тесной пространственно-временной сопряженностью рудообразования с базитовым магматизмом, обсуждаемой во второй части статьи. Крупные структурные элементы земной коры на ее верхних уровнях оказывают лишь некоторое влияние на положение месторождений, обусловленное, скажем, направлением потоков металлоносных растворов в те или иные уже локальные проницаемые структуры.
Незыблем везде контроль рудных районов, рудных зон, рудных узлов, рудных полей глубинными разломами, подчеркиваемый концентрацией оруденения разных масштабов в зонах их деформа-
ционного воздействия на субстрат земной коры. Глубинный статус разломов, обеспечивающих пути перемещения расплавов и металлоносных растворов из очагов генерации в верхние горизонты земной коры до уровней циркуляции грунтовых вод, смешение с которыми металлоносных растворов обусловливает тотальное нарушение химического равновесия в породно-флюидных системах и, как следствие, массовое отложение рудного вещества, доказывается обычным присутствием в них базит-гипербазитовых интрузий. Другими словами, контроль разномасштабного оруденения глубинными разломами реализуется через их раствороподводящую функцию. Высокая проницаемость локальных трещинно-разломных структур объясняет размещение в них и рудных тел.
Таким образом, природа постоянно на всех уровнях, от маломощных минерализованных зон в объеме месторождений до рудоносных блоков земной коры масштабов рудных зон, рудных и ме-таллогенических поясов, демонстрирует оказываемое металлоносными растворами предпочтение перемещаться в пространстве струями, потоками по более проницаемым структурам — разнопорядковым разломам, зонам рассланцевания и дробления, а не по труднее в общем случае преодолеваемому поровому пространству горных пород. Вещественным выражением этого предпочтения служат в дополнение к упомянутым выше прямые признаки — оставленные растворами следы в виде около-разломных, околотрещинных оторочек наиболее гидротермально измененных пород и заполняющих разломы рудно-минеральных комплексов. Пропагандируемое метаморфогенно-гидротер-мальной концепцией рудообразования, декларирующей извлечение золота из пород, представление, согласно которому в сильно трещиноватой, а потому высокопроницаемой черносланцевой среде растворы предпочитают в своем движении крупнообъемное, но труднопреодолимое поровое пространство, способное обеспечить поставки значительной массы золота (металлов), а не узко локальные, но проницаемые разломы и трещины с ограниченными в силу малых объемов возможностями экстракции из них значительных количеств металлов, остается не объясненным. Объяснить это действительно трудно, если не невозможно.
С другой стороны, с позиции представлений о дренирующей функции разломно-трещинных структур, способных аккумулировать поступающие из пор поднимающиеся растворы, остается открытым, судя по публикациям, вопрос о том, почему только глубинные и сообщающиеся с ними (оперяющие) разломы более высоких порядков дренируют растворы и контролируют месторождения, а множество достаточно крупных разломов и трещин, не имеющих глубинный статус, но расположенных на путях подъема и возможной фильтрации растворов по поровому пространству пород, особенно в сланцевых толщах, не обладают такой способностью, поскольку не содержат упо-
мянутых следов и не контролируют оруденение. Без содержательного ответа на этот вопрос считать породы источниками золота (и других металлов), будто-бы экстрагируемого из них в количествах, сопоставимых с реальными запасами его в месторождениях, было бы преждевременно.
Приведенные факты и соображения согласуются с отсутствием в золотоносных районах минеральных признаков фильтрации горячих металлоносных растворов во вмещающих месторождения кристаллических породах и толщах черных сланцев на разных высотах и гипсометрических уровнях за пределами локальных приразломных около-рудных метасоматических ореолов. На обширных межрудных пространствах в значительном (до 2000 м) высотном диапазоне современного рельефа даже древние, включая архейские и раннепротерозойские ультраметаморфические и плутонические (гранитоиды) породы, например, сохраняются в их первозданном виде, а в черных сланцах минеральные парагенезисы, образованные на этапах предшествовавшего рудообразованию регионального метаморфизма нагревания, не затронуты гидротермальными изменениями этапов последующего рудообразования и сопровождающего метасоматизма. Очевидно, без химического разложения минералов-носителей золота и других металлов невозможен переход их в раствор, а следовательно, и миграция. Этот факт противоречит идее извлечения золота (металлов) из крупных объемов черносланцевых толщ.
В свою очередь, на многочисленных примерах можно убедиться в том, что околорудные метасо-матические ореолы в любом субстрате в тыловых зонах обогащены поступившим извне золотом (металлами), а в периферийных зонах и вне ореолов содержат его (их) на околокларковых уровнях [2].
Все это означает, что предлагаемая некоторыми авторами [16−18] идея о существовании сопряженных областей выноса-привноса металлов в плане решения проблемы источников рудного вещества на обсуждаемых рудоносных площадях не подтверждается — не отражает реальной ситуации.
Вопрос о геодинамических режимах образования мезотермальных месторождений золота в современных условиях решается без альтернативных вариантов.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Кучеренко И. В. Концепция мезотермального рудообразования в золоторудных районах складчатых сооружений южной Сибири // Известия Томского политехнического университета. -2001. — Т. 304. — № 1. — С. 182−197.
2. Кучеренко И. В. Петролого-геохимические свидетельства гео-лого-генетической однородности гидротермальных месторождений золота, образованных в черносланцевом и несланцевом субстрате // Известия Томского политехнического университета. — 2007. — Т. 311. — № 1. — С. 25−35
3. Гаврилов А. М., Кряжев С. Г. Минералого-геохимические особенности руд месторождения Сухой Лог // Разведка и охрана недр. — 2008. — № 8. — С. 3−16.
Обычна одноактная реализация того или другого геодинамического режима, сопровождаемая генерацией приобретающих золотопродуцирующую способность силикатных расплавов, на других, помимо обсуждаемых, рудоносных площадях. Дополнительным примером, в частности, служат золотоносные штокверки Васильковского, Туранского, Орловского месторождений в Кокшетаусском районе, Когадыр в Кендыктасе Кокшетау-Северо-Тяньшаньской структурно-формационной зоны, образованные в позднем ордовике синхронно с коллизионными гранитными плутонами зерен-динского, крыккудукского, курдайского комплексов [19]. Известны примеры смены во времени, в частности, в возрастном диапазоне 155. 100 млн л на одной рудоносной территории — в Яно-Колым-ском поясе коллизионного геодинамического режима рифтогенным внутриплитным (орогенной тектоно-магматической активизации) [20].
По мере совершенствования методов реконструкции геологических процессов в геодинамиче-ском аспекте не исключены доказательство, конкретизация, уточнение условий образования мезотер-мальных месторождений золота и в других геодина-мических режимах формирования земной коры.
Таким образом, для целей прогнозирования мезотермального золотого оруденения необходимо решение следующих задач.
Первая заключается в том, чтобы в истории геологического развития исследуемой территории посредством реконструкции геодинамических режимов и их эволюции во времени и пространстве выделить эпохи потенциального (вероятного) ру-дообразования. Вторая сводится к локализации перспективных площадей в зонах деформационного воздействия глубинных разломов, существовавших (функционировавших) в прогнозируемые эпохи.
Успешное решение обеих задач призвано обеспечить эффективное участие тектонического и гео-динамического критериев наряду с другими в составе прогнозно-поискового комплекса.
Работа выполнена при финансовой поддержке Федерального агентства по образованию. ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009−2013 годы». Гос. контракт № П238 от 23. 04. 2010 г.
4. Буряк В. А. Метаморфизм ирудообразование. — М.: Недра, 1982. — 256 с.
5. Лаверов Н. П., Чернышов И. В., Чугаев А. В., Баирова Э. Д., Гольцман Ю. В., Дистлер В. В., Юдовская М. А. Этапы формирования крупномасштабной благороднометальной минерализации месторождения Сухой Лог (Восточная Сибирь): результаты изотопно-геохронологического изучения // Доклады РАН. — 2007. — Т. 415. — № 2. — С. 236−241.
6. Алабин Л. В., Калинин Ю. А. Металлогения золота Кузнецкого Алатау. — Новосибирск: Изд-во СО РАН НИЦ ОИГГМ, 1999.
— 237 с.
7. Кучеренко И. В. Петрологические и металлогенические следствия изучения малых интрузий в мезотермальных золоторуд-
ных полях // Известия Томского политехнического университета. — 2004. — Т. 307. — № 1. — С. 49−57.
8. Миронов Ю. В. Соотношение титана и калия в базальтах как индикатор тектонической обстановки // Доклады А Н СССР. -1990. — Т. 314. — № 6. — С. 1484−1487.
9. Ли Л. В. О связи формирования золоторудных месторождений с процессами прогрессивного регионального метаморфизма в Енисейском кряже // Рудоносность и металлогения структур Енисейского кряжа. — Красноярск: Красноярское кн. изд-во, 1974. — С. 102−113.
10. Ножкин А. Д., Борисенко А. С., Неволько П. А. Позднепротерозойский рифтогенный и внутриплитный магматизм, золотое и золото-урановое оруденение Енисейского кряжа // Современные проблемы геологии и разведки полезных ископаемых: Матер. Междунар. конф., посвящ. 80-летию основания в Томском политехническом университете первой в азиатской части России кафедры «Разведочное дело». — Томск, 2010, 5−8 октября. — Томск: Изд-во ТПУ, 2010. — С. 266−274.
11. Замараев С. М., Грабкин О. В., Мазукабзов А. М. и др. Геология и сейсмичность зоны БАМ (от Байкала до Тынды). Структурно-вещественные комплексы и тектоника. — Новосибирск: Наука, 1983. — 190 с.
12. Кучеренко И. В. Позднепалеозойская эпоха золотого оруденения в докембрийском обрамлении Сибирской платформы // Известия А Н СССР. Сер. геологическая. — 1989. — № 6. -С. 90−102.
13. Фельдман А. А., Потоцкая Е. А., Ковалева Л. А. и др. Объемное изучение глубинного строения одного из золоторудных районов по геолого-геофизическим данным // Геофизические исследования при прогнозировании и поисках эндогенных месторождений. — М.: ЦНИГРИ, 1979. — С. 9−15.
14. Рундквист И. К., Бобров В. А., Смирнова Т. Н. и др. Этапы формирования Бодайбинского золоторудного района // Геология рудных месторождений. — 1992. — Т. 34. — № 6. — С. 3−15.
15. Лаверов Н. П., Прокофьев В. Ю., Дистлер В. В. и др. Новые данные об условиях рудоотложения и составе рудообразующих флюидов золото-платинового месторождения Сухой Лог // Доклады РАН. — 2000. — Т. 371. — № 1. — С. 88−92.
16. Лось В. Л., Гольдберг И. С., Абрамсон Г. Я. Геохимические системы рудных объектов: примеры, модель, генетические и поисковые аспекты // Геология и охрана недр. — 2003. — № 1. -С. 24−33.
17. Ганжа Г Б., Ганжа Л. М. Золото-битумная минерализация в черносланцевой толще, Центральная Колыма // Руды и металлы.
— 2004. — № 4. — С. 24−32.
18. Плющев Е. В., Кашин С. В., Молчанов А. В., Шатов В. В. Методы петрографо-геохимического картирования и прогнозно-металлогенического анализа потенциальных рудных узлов и полей гидротермально-метасоматического типа // Поисковые геолого-геохимические модели рудных месторождений: Матер. II Всеросс. конф. по прикладной геохимии. — Воронеж, 2009, 26−28 февраля. — Воронеж: И П Гончаровой, 2009. -С. 93−96.
19. Рафаилович М. С. Нетрадиционные месторождения золота Казахстана // Современные проблемы геологии и разведки полезных ископаемых: Матер. Междунар. конф., посвящ. 80-летию основания в Томском политехническом университете первой в азиатской части России кафедры «Разведочное дело». -Томск, 2010, 5−8 октября. — Томск: Изд-во ТПУ, 2010. -С. 368−373.
20. Волков А. В., Егоров В. Н., Прокофьев В. Ю., Сидоров А. А., Горячев Н. А., Бирюков А. В. Месторождения золота в дайках Яно-Колымского пояса // Геология рудных месторождений. -2008. — Т. 50. — № 4. — С. 311−337.
Поступила 18. 06. 2012 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой