Основания современных технологий исследования исторических процессов в романе Л. Толстого «Война и мир»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Основания современных технологий исследования исторических процессов в романе Л. Толстого «Война и мир»
В. П. Свечкарев, СКНЦВШ ЮФУ, Ростов на Дону
К 100-летней годовщине со дня смерти Льва Николаевича Толстого в журнала «Научная мысль Кавказа» была опубликована статья [1], посвященная анализу соотношения основных концепт философии истории в романе «Война и мир» и базовых положений современных технологий исследования исторических процессов. Избранный формат статьи и тематическая направленность журнала «Научная мысль Кавказа» не располагали к более детальному исследованию собственно технологий и предполагали в дальнейшем более углубленное прочтение романа с целью позиционирования базовых положений технологий исследования исторических процессов. Учитывая все возрастающую роль информационных технологий и математических методов моделирования, на современном этапе развития исторических исследований представляет практический интерес заявленная тема данной статьи.
Системный подход
В основе современных технологий исторических исследований лежит системный подход. В [2] указывается, что «Системный подход — эффективный способ мыслительной деятельности, обеспечивший значительные открытия в науке, изобретения в технике и достижения в производстве во второй половине ХХ столетия. Это предопределяет постоянное внимание к нему со стороны интеллектуалов. Без владения этим методом невозможны творческая самореализация, профессиональная деятельность».
Возможности системного подхода многообразны как по используемым формальным методам, так и по технологиям их реализации. Формируется столь востребованная современными общественными и производственными отношениями технология анализа и прогноза, объединяющая возможности гуманитарных и математических методов исследования, позволяющих существенно расширить область реальных явлений, процессов, систем, поддающихся адекватному прогнозу. И каждый новый успех в этом направлении позволяет все более осмысленно воспринимать сами начала, истоки, первые попытки формирования новой технологии исследования истории…
Поставив перед собой задачу создания литературного произведения об одном из самых значительных процессов в истории России и Европы XIX века Л. Н. Толстой ясно представлял себе, что ее решение должно, в конце концов, привести его, а вместе с ним и нас, читателей к пониманию законов развития истории. В подтверждение данного тезиса остановимся на следующих словах из романа Льва Толстого «Война и мир»:
«Для изучения законов истории мы должны изменить совершенно предмет наблюдения (здесь и в дальнейшем выделено мной — В.С.), оставить в покое царей, министров и генералов, а изучать однородные, бесконечно-малые элементы, которые руководят массами. Никто не может сказать, насколько дано человеку достигнуть этим путем понимания законов, но очевидно, что на этом пути только лежит возможность уловления исторических законов и что на этом пути не положено еще умом человеческим одной миллионной доли тех усилий, которые положены историками на описание деяний различных царей, полководцев и министров и на изложение своих соображений по случаю этих деяний» [3, с. 256].
В соответствии с положениями современного учебника по теории систем и системному анализу [2] Л. Н. Толстой сформулировал, таким образом, одну из базовых задач в рамках системного подхода, а именно, обнаружение на основе исследований закономерностей и тенденций развития системы.
Что движет историей? Этим вопросом задается, наверное, каждый историк. Толстой предлагает добросовестному исследователю искать законы, по которым
развивается исторический процесс. Вместе с Л. Н. Толстым зададимся и мы следующими вопросами. Каким образом должен реализовываться такой поиск? Какими методами и средствами следует воспользоваться?
Ответы на эти вопросы, по мнению Толстого, следует искать в представлении об изменяемости мира и изменении человеческой личности, об их подчинении определенным объективным законам. «С тех пор, как сказано и доказано, что количество рождений или преступлений подчиняется математическим законам, и что известные географические и политико-экономические условия определяют тот или иной образ правления… с тех пор уничтожились в сущности те основания, на которых строилась история», — писал Л. Н. Толстой [3, с. 697].
Именно системный подход и явился тем основанием, на котором Л. Н. Толстой решил проводить исследование исторических процессов. Причем, формулировки, применяемые Л. Н. Толстым, представляют исследуемую систему исторических отношений как большую сложную систему, именно в том понимании, которое сложилось в научном мире к концу ХХ века и развивается в настоящее время. Так, Л. Н. Толстой указывает, что исторический процесс развивается в результате совпадения бесконечного множества причин и проявления бесчисленных обстоятельств, без одного из которых историческое событие не могло бы совершиться. В частности, он пишет: «Необходимо было, чтобы миллионы людей, в руках которых была действительная сила, солдаты, которые стреляли, везли провиант и пушки, чтобы они согласились исполнить эту волю единичных и слабых людей, и были приведены к этому бесконечным количеством сложных, разнообразных причин…» [3, с. 9].
В современной трактовке человеческое общество — это Мир-Система, сложная неравновесная система, постоянно развивающаяся и изменяющаяся, сложность, многофакторность и противоречивость социальной эволюции которой при любом упрощении, редукции, упущении из виду всего многообразия факторов неизбежно ведет к увеличению ошибки и к существенно неверному пониманию изучаемых процессов [4]. Особенно сближает эти две формулировки тот смысл, который вкладывался Л. Н. Толстым в название романа. В нем слово «мир» (а в XIX веке оно писалось как «м1р») обозначает мироздание, мир-систему. Современные исследователи с неизбежностью пришли к развитию и уточнению определения, данного в свое время Л. Н. Толстым.
Важнейшие понятия сложных динамических систем, используемые при системном моделировании связаны с определением пространства, времени и поведения [5]. Важность этих характеристик при исследовании исторических процессов понимал и Л. Н. Толстой. Анализируя в 9 и 10 разделах Эпилога романа представление о свободе и необходимости он формулирует и исследует именно эти основополагающие понятия. В частности, он пишет: «Все без исключения случаи, в которых увеличивается и уменьшается наше представление о свободе и о необходимости, имеют только три основания. Отношение человека… к внешнему миру, ко времени и к причинам, произведшим поступок. Первое основание есть большее или меньшее видимое нами отношение человека к внешнему миру, более или менее ясное понятие о том определенном месте, которое занимает каждый человек по отношению ко всему, одновременно с ним существующему. Второе основание есть большее или меньшее видимое временное отношение человека к миру- более или менее ясное понятие о том месте, которое действие человека занимает во времени. Третье основание есть большая или меньшая доступность для нас той бесконечной связи причин, составляющей неизбежное требование разума и в которой каждое понимаемое явление, и потому каждое действие человека, должно иметь свое определенное место, как следствие для предыдущих и как причина для последующих» [3, с. 687−689].
В рамках анализа представления о свободе и о необходимости Л. Н. Толстой в заключение сформулировал основополагающие закономерности системного анализа, связанные с неопределенностью разного рода [5], а именно, он пишет: «1) Как бы ни
увеличивалось наше знание тех пространственных условий, в которых находится человек,
знание этого никогда не может быть полное, так как число этих условий бесконечно велико так же, как бесконечно пространство. И потому как скоро определены не все условия влияний на человека, то и нет полной необходимости, а есть известная доля свободы. 2) Как бы мы ни удлиняли период времени от того явления, которое мы рассматриваем, до времени суждения, период этот будет конечен, а время бесконечно, а потому и в этом отношении никогда не может быть полной необходимости. 3) Как бы ни была доступна цепь причин какого бы то ни было поступка, мы никогда не будем знать всей цепи, так как она бесконечна, и опять никогда не получим полной необходимости» [3, с. 692−693].
И, если в [2] утверждается, что главным достижением ХХ века является «создание системного мировоззрения и системного метода получения знаний», то не может не вызывать восхищения глубокое осознание Л. Н. Толстым значимости и неизменное использование в практике исторического исследования в романе «Война и мир» методологии системного подхода.
Однако, собственно системный подход, является необходимым, но не достаточным условием успешности исследования сложных исторических процессов и социальных систем. Вот как об этом пишет один из авторов методологии исследования больших систем (цитируется по [6, с. 49]) Дж. Форрестер: «Термин системный подход … подразумевает наблюдение, изучение, обсуждение систем, понимание их важности. Но в общем случае он не является видом количественного. анализа, который приводит к пониманию поведения. Системный подход может быть ключом к системной динамике. первым шагом к пониманию динамики сложных проблем, но этого не достаточно».
Модельный подход
При изучении исторических процессов как сложной системы исследователь сталкивается с проблемой их отображения, а в дальнейшем использования в познавательных целях. В современной научной терминологии такие отображения процессов (систем, объектов) называются моделями, процесс их создания -моделированием, а использование, соответственно, в науке называются модельным исследованием (модельным подходом, модельным экспериментом, модельным наблюдением) и модельной практикой в практической деятельности [2]. И хотя определение моделей в науке отличается известным разбросом, большинство их можно свести, например, к «краткому, почти афористичному ее определению А. И. Уемова, который считает, что модель представляет собой систему, исследование которой служит средством получения информации о другой системе» [2].
Сложные по внутренним связям и большие по количеству элементов исторические процессы трудно поддаются прямым способам моделирования и все чаще для построения и изучения их переходят к имитационным методам. Имитационное моделирование — это процесс конструирования модели реальной системы и постановки экспериментов на этой модели с целью либо понять поведение системы, либо оценить (в рамках ограничений, накладываемых некоторым критерием или совокупностью критериев) различные стратегии, обеспечивающие функционирование данной системы. Появление новейших информационных технологий увеличивает не только возможности моделирующих систем, но и позволяет применять большее многообразие моделей и способов их реализации. Авторы конкретных методик моделирования предлагают различные подходы к его проведению, но в любом случае описания осуществляются путем создания, развития и совершенствования концептуально-когнитивных и математических моделей.
Мысль эта понята и осмыслена в начале XXI века, но высказана она еще в веке XIX Л. Н. Толстым в его романе «Война и мир». К сожалению, цитирование будет выборочным и неполным, но все-таки слово Л. Н. Толстому: «Движение человечества, вытекая из бесчисленного количества людских произволов, совершается непрерывно. Постижение
законов этого движения есть цель истории… нет, и не может быть начала никакого события, а всегда одно событие непрерывно вытекает из другого. Только допустив бесконечно-малую единицу для наблюдения — дифференциал истории, то есть однородные влечения людей, и достигнув искусства интегрировать (брать суммы этих бесконечно-малых), мы можем надеяться на постигновение законов истории» [3, с. 253]. И еще цитата из романа «Война и мир»: «По этому пути шли все науки человеческие. Придя к бесконечно малому, математика, точнейшая из наук, оставляет процесс дробления и приступает к новому процессу суммования неизвестных, бесконечно малых. Отступая от понятия о причине, математика отыскивает закон, то есть свойства, общие всем неизвестным бесконечно малым элементам. На том же пути стоит и история. И если история имеет предметом изучения движения народов и человечества,. то она должна,
. отыскивать законы, общие всем равным и неразрывно связанным между собою бесконечно малым элементам свободы» [3, с. 696−697]. Вот такое определение «от Льва Толстого» исторического процесса как модели сложной динамической системы, а с учетом системного подхода описанного выше, и модели его системной динамики.
Современники Льва Толстого испытывали «трудности» с восприятием новой методологии исследования истории. Да, что там его современники, в уже упоминаемой книге [4] авторы пишут в настоящем времени о том, что когда они спрашивали у высокопрофессиональных российских историков их мнение о некоторых книгах, использующих инструментарий математики для моделирования исторических процессов, то получали ответы типа: «Да, я начал читать эту книгу, но потом пошли какие-то формулы, я перестал, что бы то ни было, понимать, и не стал ее дальше читать». Но, «как бы там ни было», системной динамике уже более 50 лет (или только лишь), в России опубликованы монографии и учебники по имитационному моделированию исторических, политических и социальных процессов, и сам Дж. Форрестер говорит об «использовании системной динамики в качестве организующей философии … в XXI столетии» (цитируется по [6, с. 54]).
Здесь следует сделать небольшое отступление для дальнейшего представления современных технологий имитационного моделирования. Наряду с уже упомянутыми ранее парадигмами имитационного моделирования, а именно, динамическими системами и системной динамикой, в современных технологиях используются также методологии дискретно-событийных систем и многоагентного моделирования [5].
Идея дискретно-событийного моделирования связана с описанием и исследованием процессов с дискретными событиями в качестве меток времени и процедур. Она была сформулирована в 1961 г. и реализована в среде моделирования GPSS, которая с некоторыми модификациями до сих пор применяется для имитационного моделирования [5]. Толстой в романе прямо описывает процесс дискретно-событийного моделирования. Он пишет, «ум человеческий допускает произвольные, прерывные единицы, для описания исторического процесса зачастую достаточно взять «произвольный ряд событий» [3, 254 с. ], следующих одно за другим. Указанные определения использованы им в основном для критики метода. Именно в результате критики этого метода Л. Н. Толстой и подводит читателя к необходимости использования бесконечно-малых единиц для наблюдения -дифференциала истории. Если обратиться к современным учебникам по моделированию систем (например, см. упомянутый ранее [5]), то мы увидим практически дословное повторение обоснования необходимости перехода от дискретно-событийных моделей к динамическим (перехода от дискретного времени к непрерывному) в случае исследования разномасштабных процессов. Современные технологии имитационного моделирования развивают идею Л. Н. Толстого, так, например, в [5] описана гибридная система, интегрирующая дискретно-событийную и динамическую модели для исследования «качественно различных и разномасштабных процессов».
Отличие многоагентных моделей от выше рассмотренных заключается в значительной децентрализации, в них нет такого места, где централизованно
определялось бы поведение системы в целом. Вместо этого, определено поведение объектов на индивидуальном уровне, а глобальное поведение возникает как интегрирующий результат деятельности многих агентов, каждый из которых следует своим собственным правилам, живёт в общей среде, взаимодействует со средой и с другими агентами. Эта технология моделирования получила развитие в начале XXI века, связана с доступностью мощной компьютерной базы и является в настоящее время самым востребованным инструментом исследования социально-политических и исторических процессов [7]. Толстой постулирует необходимость использования данной технологии для исследования исторических процессов. Он описывает траекторию развития исторического процесса как результат суммирования траекторий поведения всех его участников, а именно, «как сумму произволов людей», участвующих в процессе. Он пишет: «Для истории существуют линии движения человеческих воль, один конец которых скрывается в неведомом, а на другом конце, которых движется в пространстве, во времени и в зависимости от причин сознание свободы людей в настоящем. Чем более раздвигается перед нашими глазами это поприще движения, тем очевиднее законы этого движения. постигнуть законы непрерывного движения суммы всех произволов людей. определить эти законы составляет задачу истории» [3, 696 а].
Заключение
Людям, рассуждающим об истории, часто кажется, что они-то уж знают, какую роль сыграло то или иное историческое лицо и почему его действия привели к успеху или неудаче, к тому или иному развитию исторической ситуации. Толстой же не только выявлял, но и различал неопределенность познания исторической ситуации. Он представлял, а зачастую и описывал через размышления или действия героев романа различные варианты развития ситуации, реализуемые в зависимости от модели поведения того или иного героя, что является основой современной организации имитационного моделирования. Боле того, в романе используется и другой прием имитационного моделирования, а именно, использование различных моделей восприятия (описания) ситуации (различных с точки зрения реализации во времени, поведении и взаимодействии с окружающим пространством).
С позиций сегодняшнего дня мы можем констатировать совершенно очевидное соотношение основных концепт технологии исследования истории Л. Н. Толстого и базовых положений современных технологий исследования исторических процессов -каждая из современных технологий имеет литературный образ и методологический постулат в романе «Война и мир». Причем, Л. Н. Толстой не прогнозировал появление этих методов или средств исследования, а обосновывал их необходимость и реализовывал доступными ему средствами в виде художественных образов (моделей) героев романа или описываемых сценариев развития ситуаций. Но некоторые постулаты технологии исследования истории Л. Н. Толстого все еще ждут своего современного исследователя. Время углубленного прочтения исторического романа «Война и мир» пришло.
Случайно или как отражение искомых исторических закономерностей, но в 2010 году произошли знаковые события в ряду изучения закономерностей исторических процессов. В 2010 году Российский фонд фундаментальных исследований объявил конкурс среди ученых России в области наук о человеке и обществе на проведение междисциплинарных исследований в науках исторического цикла на тему: «Системный анализ и математическое моделирование исторических процессов». В 2010 году можно констатировать, что при изучении законов истории российские ученые изменили, наконец, «совершенно предмет наблюдения», к чему и призывал, и убеждал нас все эти сто лет Лев Николаевич Толстой в своем романе «Война и мир».
Литература
1. Свечкарев, В. П. Лев Толстой и современные технологии исследования исторических процессов // Научная мысль Кавказа, 2010. — № 4. — С. 28−33.
2. Сурмин, Ю. П. Теория систем и системный анализ: учеб. пособие. — К.: МАУП, 2003. — 368 с.
3. Толстой, Л. Н. Война и мир. Тома 3−4. Библиотека всемирной литературы, серия вторая, том 114. — М.: Художественная литература, 1968. — 716 с.
4. Коротаев, А. В., Малков, А.С., Халтурина, Д. А. Законы истории. Математическое моделирование развития Мир-Системы. Демография, экономика, культура. Изд.2. — М.: УРСС, 2007. — 224 с.
5. Колесов, Ю.Б., Сениченков, Ю. Б. Моделирование систем. Динамические и гибридные системы: учеб. пособие. — СПб.: БХВ-Петербург, 2006. — 224 с.
6. См. Лычкина Н. Н. Ретроспектива и перспектива системной динамики. Анализ динамики развития // Имитационное моделирование. Теория и практика: сб. докл. IV Всерос. науч. -практ. конф. -СПб: ОАО «ЦТСС», 2009, С. 48−56.
7. Тымчук Д. А., Свечкарев В. П. Многоагаентное моделирование критических социальных поведений // Инженерный вестник Дона, 2010. № 1. http: //www. ivdon. ru/ magazine/latest/n1e2010/175/ (доступ свободный).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой