Феномен лингвокультурной лакунарности в политическом медиа-дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕНОМЕН ЛИНГВОКУЛЬТУРНОЙ ЛАКУНАРНОСТИ В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕДИА-ДИСКУРСЕ
А. С. Никифорова, Л.А. Курылёва
Аннотация. Проведен анализ степени национально-культурной адаптации лакун, выполненной при переводе политического медиа-дискурса. По результатам анализа выявлены классификации лакун, переводческих ошибок, описаны случаи возникновения языкового и культурного барьера и предложены способы перевода национально-маркированной лексики.
Ключевые слова: медиа-дискурс- лингвокультурологическая маркированность- лакуна- непереводимость- политический дискурс- межкультурная коммуникация- национально-культурная адаптация.
В жизни современного информационного общества масс-медиа продолжают выступать средством, активно используемым как для влияния на формирование определенного общественного мнения и политических взглядов, так и для осуществления успешной межкультурной коммуникации. Развитие современного государства невозможно без политического дискурса масс-медиа, являющегося базой для создания прочных связей с другими государствами и завоевания должного статуса на международной арене. Когда речь идет о международных отношениях в политическом аспекте, особенно актуальной проблемой является эквивалентный перевод медиа-дискурса, где особое внимание следует уделять передаче национально-маркированной лексики на язык перевода.
Опираясь на многочисленные исследования дискурса Н. Д. Арутюновой, Ю. С. Степанова, Е. С. Кубряковой, В. З. Демьянкова и других ученых, дискурс масс-медиа можно определить как «связный, вербальный или невербальный, устный или письменный текст в совокупности с прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами, выраженный средствами массовой коммуникации, взятый в событийном аспекте, представляющий собой действие, участвующий в социокультурном взаимодействии и отражающий механизм сознания коммуникантов» [1. С. 132].
Особенностью политических текстов современного масс-медийного дискурса являются две противоречащие тенденции: с одной стороны, стремление к глобализации, которая является основной чертой современного социума, с другой — лингвокультурологическая маркированность. Как отмечают С. А. Борисова и М. В. Карнаухова, несмотря на то, что все люди, принадлежащие к одному социуму, живут в едином физическом пространстве, их менталитет различен [2. С. 30]. Все особенности мышления, языкового сознания и индивидуального речевого поведения проявляются в языке масс-медиа. «Масс-медийный дискурс, как дискурс любого типа, несет на себе печать генерирующего его лингво-культурного ко-
да, который понимается как система культурно-языковых соответствий, обслуживающих коммуникативные нужды членов лингвокультурной ситуации. … Текст масс-медийного дискурса как проекция порождающего его лингвокультурного пространства содержит упоминания разного рода реалий, исторических событий, ключевых слов той или иной исторической эпохи, которые и „привязывают“ текст к генерирующему его лингвокультурному пространству» [3. С. 22].
На наш взгляд, создание «своей» атмосферы провоцирует закрытость, непонимание и, в некоторых случаях, критическое отношение реципиентов в процессе межкультурной коммуникации, что в политической сфере может привести к глобальным последствиям. Таким образом, при переводе необходима нейтрализация лингвокультурологической маркированности или национально-культурная адаптация для обеспечения успешной коммуникации.
Под лингвокультурологической маркированностью в настоящей работе подразумеваются лингвокультурные лакуны. В своем исследовании мы придерживаемся концепции лакун, предложенной Ю. А. Сорокиным и И. Ю. Марковиной [4]. «Лакуна — проявление несоизмеримости культур и языков, то есть обнаруживаемые в процессе коммуникации несовпадения тех или иных реалий. Различия не существуют сами по себе, только контакт с другими, сравнение своего с чужим придает тем или иным элементам статус дифференциального (национально-специфического) признака» [5. С. 479]. К основным признакам лакун относят «непонятность, непривычность (экзотичность), чуждость (незнакомость)» понятий для реципиента [6. С. 32].
В этнопсихолингвистике и лакунологии национально-культурная адаптация при переводе определяется как «процесс элиминирования лакун двумя основными способами: заполнением и компенсацией. Заполнение межкультурных лакун определяется как процесс раскрытия смысла некоторого понятия / слова, принадлежащего незнакомой реципиенту культуре, а компенсация — как введение в текст в той или иной форме специфического элемента культуры реципиента или более знакомого элемента исходной культуры для снятия национально-специфических барьеров в ситуации контакта двух культур» [4. С. 10].
Первыми учеными, исследовавшими проблему восполнения лакуны, стали российские лингвисты Ю. А. Сорокин и И. Ю. Марковина, дальнейшее изучение проводилось немецкими учеными А. Эртель-Фит, Г. Шрёдером и др. Основными сферами изучения явления лакунарности стали литература, иностранные языки, кинематография, журналистика, культурология и реклама.
Современная теория перевода рассматривает взаимосвязь перевода и социолингвистических факторов, которая выражается в следующем: так как аудитория воспринимает содержание перевода текстов сквозь призму своей национальной культуры, можно считать предопределенным тот
факт, что некоторые аспекты данного содержания могут быть поняты и истолкованы либо не точно, либо не верно, либо вызывать неприятие реципиентов, а в отдельных случаях подобрать соответствующий эквивалент в языке перевода вообще не представляется возможным.
Исходя из данного положения, целью настоящей работы является анализ текстов политического медиа-дискурса с постановкой следующих задач: выявление в текстах политического медиа-дискурса языковых и культурологических лакун, их классификация, определение степени национально-культурной адаптации при переводе и причин переводческих ошибок, осуществление эквивалентного перевода.
Практическим материалом исследования послужили тексты обращений, интервью и выступлений на пресс-конференциях российских политических лидеров и перевод данных медиа-текстов на английский язык, предоставленный на англоязычных веб-сайтах и в зарубежных интернет-газетах и журналах. На втором этапе исследования был проведен опрос носителей английского языка, которые комментировали текст перевода с точки зрения его понимания сквозь призму своей национальной культуры. Общее количество респондентов составило 25 человек в возрасте 25−50 лет.
Анализ результатов опроса позволил предложить следующие классификации:
1) типы лакун-
2) способы перевода лакун-
3) виды ошибок при переводе культурно-маркированной лексики.
В своем исследовании мы опираемся на наиболее общую классификацию лакун, включающую в себя языковые и культурологические лакуны.
Британский ученый Дж. Кэтфорд считал особенно важным разграничивать языковую и культурную непереводимость [7. С. 77]. Языковой непереводимостью, согласно мнению Дж. Кэтфорда, является отсутствие эквивалента в языке перевода в виду разницы двух языковых систем. В проанализированном материале было обнаружено большое количество примеров языковой непереводимости. Следующий пример является фрагментом выступления Дмитрия Медведева по случаю вручения юбилейных медалей Российской Федерации ветеранам Второй мировой войны.
Все сидящие здесь — живые свидетели тех страшных событий, но очень важно, чтобы и в будущем правда о войне сохранялась, чтобы не было попыток переписать историю в угоду амбициям тех или иных политиков. Иначе у всех нас, у Европы, у всего мира есть шанс еще раз попасть в очень большую передрягу [8. С. 1].
It is very important that in the future the truth about the war be preserved and that there be no attempts to rewrite history to suit the ambitions of individual politicians. Otherwise there is a chance that all of us, in Europe and the whole world, will once again find ourselves in a very serious predicament [9. Р. 1].
В своей речи президент Медведев использует эмоционально окрашенное разговорное выражение «попасть в передрягу», которое в перево-
де было заменено нейтральным словосочетанием «find ourselves in a very serious predicament». Несмотря на то что в словаре зафиксирован разговорный эквивалент русского выражения — «to get into a scrape», переводчик, вероятно, посчитал его использование неуместным в политическом контексте, и в результате произошла утрата коннотации, т. е. высказывание оратора потеряло эмоциональный оттенок.
Культурная непереводимость выражается в наличии в исходном тексте культурных лакун, не имеющих точных соответствий в другой культуре. Этот вид непереводимости носит более сложный характер, чем языковая непереводимость.
Низкий Вам поклон! [10. С. 1].
All honours to the winners! [11. Р. 1].
С такими словами президент обратился к норвежским ветеранам -свидетелям страшных событий Второй мировой войны. Русское выражение «низкий Вам поклон» буквально означает «кланяться в пояс», проявляя свое уважение к кому-либо. В русской культуре поклон являлся формой приветствия либо прощания, но в настоящее время эта форма используется «вербально», когда необходимо выразить свое глубочайшее почтение к человеку, который, как правило, старше по возрасту. В европейской культуре поклоны существуют только в форме жеста, и именно по этой причине переводчик использовал универсальное выражение «All honours to the winners!», понятное представителям западной культуры.
Большое наличие в исследованных медиа-текстах индивидуальноавторских лакун обусловило выделение семантической классификации национально-маркированной лексики, в которую вошли следующие типы:
1) языковая лакуна-
2) речевая лакуна-
3) смешанная лакуна.
Под языковыми мы понимаем лакуны, используемые в повседневной речи и зафиксированные в словарях исходного языка.
И, если сегодня новый министр обороны Соединенных Штатов здесь нам объявит, что Соединенные Штаты не будут прятать эти лишние заряды ни на складах, ни «под подушкой», ни «под одеялом», я предлагаю всем встать и стоя это поприветствовать. Это было бы очень важным заявлением [12. С. 1].
And if today the new American Defense Minister declares that the United States will not hide these superfluous weapons in a warehouse or, as one might say, under a pillow or under a blanket, then I suggest that we all rise and greet this declaration standing. It would be a very important declaration [13. Р. 1].
Данное заявление было сделано Владимиром Путиным на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. Вероятно, политик желал придать высказыванию большую степень ироничности, используя такой оборот, но, судя по мнению американских граждан, ирония была перекрыта некачественным переводом: «Высказывание понятно, но
звучит не по-английски. У нас нет эквивалента этому выражению». Сочетания «under a pillow» и «under a blanket» в английском языке имеют только денотативное, прямое значение, таким образом, буквальный перевод в таком контексте затруднил восприятие речи оратора. Чтобы достичь адекватного перевода, следовало опустить уточнение «ни под подушкой, ни под одеялом», что одновременно явилось бы более политкорректным.
Речевые лакуны являются неожиданными и непредсказуемыми, они оригинальны, используются в конкретной ситуации и нередко употребляются только единожды. Ярким примером речевой лакуны служит реакция Владимира Путина на пресс-конференции на вопрос о том, не собирается ли он расширить сферу своего влияния на бывшие союзные республики — Беларусь, Казахстан и Украину.
Это полная чушь, несуразица, сапоги всмятку [14. С. 1].
This is total nonsense, absurdity, soft-boiled boots [15. Р. 1].
В данном случае для достижения адекватного перевода следовало опустить выражение «soft-boiled boots», которое звучит непривычно для носителей английского языка в виду того, что является индивидуальноавторской лакуной оратора. Респонденты не знают, «что означает словосочетание soft-boiled boots», которое в данном контексте является синонимом слов «nonsense» и «absurdity», и буквальный перевод фразы не способствовал улучшению восприятия высказывания.
Смешанные лакуны имеют место, когда одна часть лакуны существует и имеет одинаковое значение и в исходном языке, и в языке перевода, тогда как вторая ее часть является речевой лакуной.
Цена вопроса, которую нам выкатили, запредельна. Таких денег не стоит ни одна военная база в мире, я бы на эти деньги съел и Януковича, и вашего премьера вместе взятых [16. С. 1].
The price that was rolled out — it is unbearable I could eat Yanukovych and your prime minister together for that money. But there'-s no military base in the world that costs this much money [17. Р. 1].
Данный пример мы относим к смешанному типу лакун в виду того, что в обоих языках существует понятие «to eat someone», обозначающее в переносном смысле «напугать» или «обидеть» кого-либо, но и в русском, и в английском языках выражение «to eat smb. for money» является речевой лакуной. В таком случае в переводе следовало использовать близкое по значению выражение «I could buy all of Ukraine for that price» вместо буквальной передачи.
Перевод политических медиа-текстов заставляет переводчика брать на себя двойную ответственность, так как результат его работы влияет не только на понимание, но и на публичный имидж политика, а в отдельных случаях — и на исход переговоров. Мы выдвигаем гипотезу, что содержание медиа-текста не воспринимается за пределами одной страны, если существует расхождение в культурном мировоззрении носителя исходного языка и носителя языка перевода. Исходя из данного положения, мы
предлагаем классификацию переводческих ошибок с целью проиллюстрировать непонимание, объяснить его причины и подобрать эквивалентный перевод в каждом отдельном случае.
В ходе исследования исходных политических медиа-текстов и их перевода была выстроена следующая классификация переводческих ошибок:
1) буквальный перевод-
2) описательный перевод, явившийся излишним-
3) подбор неверного эквивалента, исказившего смысл.
Буквальный перевод является одной из наиболее распространенных
ошибок, содержащихся в проанализированном материале.
Мы же видим, что в мире происходит. Как говорится, товарищ волк знает, кого кушать. Кушает и никого не слушает. И слушать, судя по всему, не собирается. Куда, куда только девается весь пафос необходимости борьбы за права человека и демократию, когда речь заходит о необходимости реализовать собственные интересы? Здесь, оказывается, все возможно, нет никаких ограничений [18. С. 1].
We see, after all, what is going on in the world. The Comrade Wolf knows whom to eat, as the saying goes. It knows whom to eat and is not about to listen to anyone, it seems. Where is all this pathos about the need to fight for human rights and democracy when it comes to the need to pursue their own interests? Here everything is possible. There are no limits [19. Р. 1].
Данная культурологическая лакуна — аллюзия на басню И. А. Крылова «Волк и ягненок», известная следующими строками из диалога персонажей: «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! Устал я слушать, досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Буквальный перевод фразы из незнакомой для реципиентов басни привел к неправильному пониманию смысла высказывания некоторыми респондентами, о чем свидетельствует их рекомендация использовать в переводе английское выражение «a snake knows when to strike», которое в действительности не является эквивалентным и искажает смысл. Для передачи основной идеи высказывания более эквивалентным явился бы перевод «The one who is stronger always makes the weaker guilty».
В отдельных случаях, когда переводчик не испытывает уверенности в том, что культурно-маркированная лексическая единица будет истолкована реципиентами верно, он использует описательный перевод. Последний часто оказывается излишним в виду того, что в языке перевода существует эквивалентное понятие.
Сначала я скажу несколько слов, но прежде всего я хотел бы поблагодарить за приглашение выступить в ведущем исследовательском центре Америки. Он по праву считается оплотом либеральной мысли, и я хорошо знаю, что за ним закреплена слава кузницы кадров американской политической элиты [20. С. 1].
Before I make a few opening remarks, I first of all want to thank you for this invitation to speak at one of America'-s leading think tanks. It is deservedly
seen as a stronghold of liberal thinking, and I know that it is also reputed as a place that has produced many members of the US political elite [21. Р. 1].
Русское слово «кузница» буквально может быть переведено на английский языка как «smithy», но в данном случае оно использовано в переносном значении, которое переводчик расшифровывает с помощью описательного перевода, опустив при этом саму лакуну. Президент Медведев предпочел использовать именно это слово: ему важно было подчеркнуть, какую большую работу провел институт Брукингса для того, чтобы взрастить в своих стенах не только высококвалифицированных специалистов, но и либерально мыслящих политиков. Важно отметить, что в английском языке эквивалент «smithy» также имеет переносное значение, следовательно, в переводе необходимо было использовать именно эту лексическую единицу, чтобы точно передать идею упорной работы, что было утеряно вследствие описательного перевода.
Выбор неверного эквивалента — другая распространенная ошибка при переводе, которая подразумевает замену лакуны выражением, также не существующим в языке перевода и являющимся чуждым для реципиента.
Каждый должен мотыжить, как святой Франциск, свой участок, бум-бум, ежедневно, и тогда успех будет обеспечен [22. С. 1].
Everyone should tend his own garden, like St. Francis, boom boom, every day, and then success will be assured [23. Р. 1].
В русском языке языковая лакуна «мотыжить» имеет два значения: коннотативное — «много и тяжело трудиться» и денотативное — «работать мотыгой». Оратор употребил данное слово в переносном смысле, тогда как переводчик использовал эквивалент прямого значения, что привело к непониманию реципиентами всего высказывания, о чем свидетельствуют комментарии носителей языка, которые «отдаленно слышали выражение „tending your own garden“, что означает заниматься своими делами и не вмешиваться в чужие дела / сферы чужого влияния». Правильным переводом лакуны в этом примере было бы «work very hard», являющееся нейтральным и понятным реципиенту выражением.
Исходя из классификации переводческих ошибок, нами предложены способы перевода культурно маркированных выражений, которые мы считаем приемлемыми в сфере политической межкультурной коммуникации:
1) описательный перевод-
2) подбор соответствующего эквивалента в языке перевода-
3) опущение лакуны.
Рассмотрим примеры, приведенные в соответствии с вышеупомянутой классификацией.
Меня беспокоят попытки решения политических вопросов внепра-вовым способом, создание системы перманентных революций — то розовой, то голубую еще придумают [24. С. 1].
It'-s extremely dangerous trying to resolve political problems outside the framework of the law — first the '-Rose Revolution'-, then they'-ll think up something like blue [25. Р. 1].
Так называемая розовая революция имела место, когда в 2003 г. в Грузии оппозиционеры во главе с М. Саакашвили с розами в руках захватили здание парламента, прервали выступавшего с речью Э. Шеварднадзе и вынудили его покинуть зал, а вскоре подать в отставку. В высказывании В. Путина присутствует игра слов: «розовый» и «голубой» в разговорном значении подразумевают нетрадиционную ориентацию. В английском же языке данные слова не употребляются в таком значении, хотя имеют другие переносные значения, поэтому носители языка не понимают иронии этого высказывания, если не обеспечить описательный перевод, такой как «A word play: „rose“ having the colloquial sense of „lesbian“ in modern Russian, and „blue“ meaning „gay“».
В следующем случае мы предлагаем подобрать иной эквивалент вместо представленного в переводе.
Вы знаете, у нас есть такая поговорка, может быть, она не очень хорошо звучит, но, наверное, будет к месту: мы считаем, что котлеты и мухи должны находиться друг от друга в разных местах. Вот давайте мы мух от котлет будем отделять [26. С. 1].
You know, there is a saying, it may not sound very nice, but I think it would be appropriate: we believe that meat and flies should be kept separate. Let us separate flies from meat [27. Р. 1].
Опрос респондентов показал, что сочетание «meat and flies» звучит чуждо для них и не употребляется в английском языке, в то время как существует эквивалентное и более эстетичное выражение «to separate the wheat from the chaff», которое следовало бы использовать в переводе.
Опущение лакун — типичное явление при переводе. В отношении политического контекста мы считаем, что данный способ может быть оправдан только с целью соблюдения политкорректности, а также в случаях, когда эквивалент полностью отсутствует в языке перевода.
В Советском Союзе не было демократии, при царе-батюшке тоже никакой демократии в нашей стране не было [28. С. 1].
The Soviet Union was no democracy and Russia under the Tsar wasn'-t either [29. Р. 1].
В зарубежной литературе понятие «царь-батюшка» часто переводится как слово с уменьшительно-ласкательным значением «dear father tsar». В данном случае сочетание «dear father tsar» не может быть признано эквивалентным переводом в виду того, что в русском языке и культуре слово «батюшка» имеет более широкое значение, чем «father», и подразумевает иное отношение к субъекту, носит оттенок патриотизма, который испытывают по отношению к правителю или стране, но не к родному отцу. Кроме того, Д. Медведев использует данную позитивно окрашенную лакуну в негативном контексте, что могло бы прозвучать необычно для иностранных реципиентов, поэтому опущение в этом случае оправдано.
Анализ текстов политического медиа-дискурса подтвердил тот факт, что между явлением непереводимости и лингвокультурными факторами существует определенная взаимосвязь. Национально маркированная лексика
являет собой пласт культуры, будучи порой удивительной и непостижимой, она отражает национальный дух и ментальность, и именно переводчику предстоит решать, сохранить ли эту уникальность или отказаться от нее, придерживаясь официального политического стиля. В виду того, что такие средства коммуникации, как Интернет и пресса обеспечивают доступ к информации о важнейших событиях во всех частях земного шара, профессиональной обязанностью переводчика является преодоление культурного барьера различными способами, в частности теми, которые описаны в данной работе.
Во всех проанализированных примерах присутствует одна из наиболее распространенных ошибок перевода — буквализм, к которому привели передача коммуникативно нерелевантных элементов оригинала и неумение компенсировать безэквивалентную лексику. При переводе политического медиа-дискурса одним из главных требований является максимальная точность. Поскольку высокая степень культурной маркированности рассмотренных примеров в некоторой степени препятствует эквивалентной передаче содержания в ситуации контакта двух культур — российской и западной, необходимостью являлось использование компенсации социокультурных лакун-словосочетаний.
Результат опроса носителей английского языка показал, что в проанализированных примерах буквализм и неэквивалентный перевод стали причиной безуспешной межкультурной коммуникации. Таким образом, перевод оказывает значительное влияние на формирование имиджа политиков, на создание или укрепление стереотипов о них, а следовательно, культурных стереотипов, что не может не отражаться на результатах меж-культурной коммуникации.
В свете рассмотренной проблемы дальнейшую работу следует вести в области разработки классификаций языковых и культурных лакун, описании их функций в медиа-текстах, выявлении их влияния на реципиента и межкультурную коммуникацию и выбора способов эквивалентного перевода, что является актуальным в условиях глобализации и всеобъемле-мости средств массовой коммуникации.
Литература
1. Желтухина М. Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. Москва- Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. 339 с.
2. Борисова С. А., Карнаухова М. В. К вопросу о семантическом пространстве политического дискурса // Политический дискурс в России — 4: Материалы рабочего совещания. М.: Диалог-МГУ, 2000. С. 30−35.
3. Иванова С. В. Политический медиа-дискурс в фокусе лингвокультурологии // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2008. Вып. 1 (24). С. 29−33.
4. Сорокин Ю. А., Марковина И. Ю. Культура и ее этнопсихолингвистическая ценность // Этнопсихолингвистика. М.: Наука, 1988. С. 5−18.
5. Папикян А. В. Социокультурные лакуны: типология, причины появления и способы заполнения при изучении иностранных языков // Известия Российского государст-
венного педагогического университета имени А. И. Герцена. Аспирантские тетради. СПб., 2008. Вып. 37 (80). С. 477−483.
6. Глазачева Н. Л. Лакуны и теория межкультурной коммуникации // Лакуны в языке и речи: Сб. науч. тр. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2005. Вып. 2. С. 31−34.
7. Catford J.C. A Linguistic Theory of Translation. London: Oxford University Press, 1965. 112 с.
8. Выступление Д. Медведева на церемонии вручения юбилейных медалей Российской Федерации ветеранам Второй мировой войны от 26. 04. 10 г. URL: http: //www. kremlin. ru
9. D. Medvedev’s Speech at Ceremony for Awarding Russian Federation 65th Anniversary of Victory Jubilee Medals to World War II Veterans. URL: http: //www. eng. kremlin. ru
10. Выступление Д. Медведева на параде, посвящённом 65-летию Победы в Великой Отечественной войне от 9. 05. 10 г. URL: http: //www. kremlin. ru
11. D. Medvedev’s Speech at the Military Parade to Commemorate the 65th Anniversary of Victory in the Great Patriotic War. URL: http: //www. eng. kremlin. ru
12. Выступление В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности от 10. 02. 07 г. URL: http: //www. archive. kremlin. ru
13. V. Putin’s Speech at the 43rd Munich Conference on Security Policy. URL: http: //www. youtube. com
14. Стенограмма пресс-конференции В. Путина в Ливадийском дворце 19. 09. 03 г. URL: http: //www. izvestia. ru
15. Transcript of V. Putin’s Press-Conference in Yalta. URL: http: //www. nytimes. com
16. Интервью В. Путина от 26. 04. 10 г. URL: http: //www. rbcdaily. ru
17. V. Putin’s Interview. URL: http: //www. businessweek. com
18. Ежегодное послание президента Р Ф Федеральному собранию от 10. 05. 06 г. URL: http: //www. regnum. ru
19. Putin Takes Swipe at Hungry America'-s '-Comrade Wolf. URL: http: //www. timeson-line. co. uk
20. Выступление Д. Медведева на встрече с представителями общественных, академических и политических кругов США от 14. 04. 10 г. URL: http: //www. kremlin. ru
21. D. Medvedev’s Speech at Meeting with Representatives of US Public, Academic and Political Circles. URL: http: //www. eng. kremlin. ru
22. Стенограмма ежегодной большой пресс-конференции от 14. 02. 08 г. URL: http: //www. archive. kremlin. ru
23. Transcript of Annual Big Press Conference. URL: http: //www. norway. mid. ru
24. Текст пресс-конференции с В. Путиным от 23. 12. 04 г. URL: http: //www. e1. ru
25. West Stirring Revolution in Ukraine. URL: http: //www. business. timesonline. co. uk
26. Интервью В. Путина немецкой телекомпании ARD от 19. 02. 01 г. URL: http: //www. euroasia. cass. cn
27. Interview with Russian President. URL: http: //www. acronym. org. uk
28. Интервью Д. Медведева датской радиовещательной корпорации от 26. 04. 10 г. URL: http: //www. president. kremlin. ru
29. Russia-EU Relations to Be Marked by Strong Interdependence. URL: http: //www. rt. com
LANGUAGE AND CULTURAL LACUNAS IN POLITICAL MEDIA DISCOURSE Nikiforova A.S., Kuryleva L.A.
Summary. The investigation deals with nationally marked media discourse presented by culture-specific vocabulary used by modern politicians in the international arena. The analysis of media texts and foreign recipients' interviews allowed singling out classifications of lacunas, translation errors, and ways of equivalent translation.
Key words: media discourse- lacuna- culturally marked text- untranslatability- political discourse- intercultural communication- cultural adaptation.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой