Феноменологическая характеристика анекдота как типа текста

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛИНГВИСТИКА ТЕКСТА
Удк 81'42: 82−36
Н.З. Абдуллина*
ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АНЕКДОТА КАК ТИПА ТЕКСТА
Ключевые слова: анекдот, сущностные признаки текста, тип текста
Данная статья посвящена описанию комплекса сущностных признаков текста анекдота на основе анализа и обобщения имеющегося теоретического материала. Выделяются группы признаков, онтологически связанных с комической природой анекдота, с его отнесенностью к фольклорным жанрам и его индивидуализирующие характеристики, а также вскрываются глубинные связи между признаками анекдота внутри каждой группы.
In the article, we describe a group of essential characteristics of «anekdot» as a specific text-type. The characteristics are chosen through analysing and summarizing the existing research on the subject. We classify them into the ones connected with the humorous nature of «anekdot», the ones connected with its folklore nature, and the individual characteristics of «anekdot» as a text-type. We also show the interrelation between the characteristics within each class.
При выборе анекдота в качестве объекта исследования, некоторую трудность представляет неоднозначность употребления этого термина в работах теоретиков. Существует достаточно большое количество различных видов комического текста, однако до сих пор не было создано их единой, четкой классификации, позволяющей употреблять обозначения этих видов терминологически — в однозначном соответствии с сущностными признаками каждого из них. В исследовательских работах описываются совокупности признаков,
* Абдуллина Наиля Зуфаровна, аспирант, Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина.
87
характеризующих анекдот, но их состав обнаруживает известную изменчивость от работы к работе. Если же за основу выделения анекдота как особого типа текста берется какой-либо один признак, то опять же эти признаки существенно отличаются у разных исследователей.
Когда же материалом для исследования служит анекдот в англоязычной культуре, возникает дополнительная сложность в виде неполного соответствия в объемах значений терминов, описывающих различные типы комического текста в английском и русском языках. Прежде всего, это использование в английском языке более широкого, родового слова joke для обозначения целого ряда комических текстов, среди которых можно выделить и такой, который по своим характеристикам обнаруживает большую долю сходства с русским анекдотом.
При каких же условиях возможно использование термина «анекдот» для обозначения определенного типа комического текста в англоязычной культуре? Каковы сущностные признаки данного типа текста? Попытаемся дать ответ на эти вопросы, проанализировав имеющийся богатый теоретический материал.
Исследователи единогласно относят анекдот к фольклорным формам, выделяя характерные черты этого жанра, которые «действительно совпадают с присущими фольклору как существовавшей на протяжении веков форме народного, крестьянского творчества» [2: 6]. Прежде всего, это анонимность анекдота, т. е. невозможность установить конкретного автора каждого текста. Возникает это свойство, по мнению исследователей, вследствие того, что «анекдот — форма устного творчества» [2: 6]. Несмотря на все возрастающую популярность разного рода печатных и электронных сборников анекдотов, большинство авторов считают именно устную форму анекдота «основной и первичной», а его письменную фиксацию — «вторичной и условной» [12: 19]. Неравноценность письменной и устной форм объясняется тем, что
«в анекдоте не меньшее, чем слова, а зачастую даже большее, значение имеют разнообразные выразительные средства — интонация голоса, мимика рассказчика, жесты, ритмика и акценты, „подражательно-имитирующие“ модуляции. Дело не ограничивается только поддающейся графической фиксации речью» [11: 123]. В свою очередь, высокая значимость не поддающихся графической фиксации выразительных средств является прямым следствием еще одной общей черты анекдота с фольклорными формами — «он является плодом творческого синтеза словесного и исполнительского видов искусства» [2: 7]. Таким образом, важную роль при восприятии анекдота играет актерское мастерство рассказчика, представляющего ситуацию «в лицах».
Как это происходит в любом фольклорном жанре, текст анекдота многократно репродуцируется, «тиражирует сам себя» [1: 7- 12: 30]. Некоторые исследователи называют это свойство анекдота воспроизводимостью: «в речевом жанре рассказывания анекдота он [текст] не порождается заново, а воспроизводится» [13: 21]. Но это не значит, что текст анекдота не претерпевает при этом никаких изменений. Одной из вторичных, но не менее существенных особенностей текста анекдота, связанной, как представляется, с его анонимностью, является отсутствие его «аутентичного, авторски закрепленного» варианта. Каждый рассказчик становится как бы соавтором анекдота, «ибо он имеет право рассказывать этот анекдот по-своему, видоизменяя его текст» [2: 6]. Эта особенность порождает еще одно любопытное свойство анекдота — вариативность [12: 30]. Самые популярные сюжеты анекдотов репродуцируются в различных вариантах — расширяясь и сокращаясь, меняя состав персонажей и т. п.
Фольклорная специфика распространяется и на персонажей анекдота. Как справедливо замечает Ю. И. Юдин, «в фольклоре преоблада-
ет тип и лишь в зачаточном состоянии дан характер» [14: 77]. В то же время, стереотипность — одно из основных свойств, выделяемых исследователями у персонажей анекдотов: «Все события в городских анекдотах происходят только со стереотипными типажами-пародиями» [12: 23].
Еще одной характерной чертой анекдота, имеющей непосредственное отношение к составу персонажей, является его «устойчивая тяга к сериальности» [4: 56]. Анекдоты существуют не в виде сплошной массы, а «циклами», или «сериями», группирующимися, как правило, вокруг определенного персонажа (реже — на основе фразы). Неслучайно «наивная», народная классификация анекдотов строится из «анекдотов про…».
Не все сущностные черты анекдота определяются его фольклорной природой. Анекдот онтологически связан с категорией комического, что также сообщает ему определенную специфику, отличающую его от других фольклорных жанров.
Одной из таких черт можно назвать виртуальность описываемой в анекдоте ситуации, т. е. ее одновременную невероятность и реалистичность. «Анекдот невероятен, но он претендует на статус невероятного и одновременно реального события, реального психологически» [5: 182]. Это роднит его с игрой.
Кроме того, подобно участникам игры, воспринимающий анекдот субъект одновременно реализует два типа поведения — практическое и условное, т. е. одновременно помнит, что перед ним — условная (не подлинная) ситуация и не помнит этого [см. 6: 390].
Кроме того, присущая комическому пародийность («Комедия есть подражание (выделено мной — Н.А.) действию смешному и неудачному.» [10: 14]) обусловливает такое свойство анекдота, как контексту-альность (уместность): «рассказ анекдота порождается определенной
жизненной ситуацией, он должен быть рассказан „к месту“, „по аналогии“ с обсуждаемой жизненной ситуацией» [2: 6]. Отчасти поэтому у исследователей вызывают скепсис печатные сборники анекдотов, где их тексты представлены сами по себе, в отрыве от конкретной ситуации.
Последней характеристикой анекдота, связанной с его отношением к категории комического, можно назвать его социальность. Теоретики комического уже не раз утверждали возможность его существования только в социальной среде, только в связи с человеком [см. 9: 21−24]. Поэтому социальность — неотъемлемое свойство любого комического жанра. В основном, эта особенность влияет на тематическое содержание анекдотических циклов, так или иначе связанное с определенными сторонами жизни общества и человека в нем.
Все вышеперечисленные свойства весьма существенны для феноменологической характеристики анекдота, однако их трудно признать достаточными. Важную роль в выделении анекдота как особого типа текста играют его структурные и композиционные особенности.
Структура текста анекдота также испытывает сильное влияние комического, являясь в буквальном смысле его воплощением: «смешное содержится… в форме текста» [3: 147]. Такая прямая зависимость между структурой и функцией текста определяет первую особенность структуры анекдота — ее жесткую заданность [13: 131]. Если рассказчик забывает о чем-то упомянуть или что-то перепутает, возможность исправить свою ошибку так, чтобы это существенно не отразилось на восприятии анекдота слушателями, весьма незначительна.
Однако подобное свойство характерно для любого комического текста, поэтому нам следует обратиться к таким особенностям структуры текста анекдота, которые помогут выделить его среди смежных типов комического текста — шутки, комического определения и т. п.
Предполагается, что объем текста анекдота обязательно превышает одно высказывание [12: 198]. Это автоматически исключает из числа анекдотов т. н. one-liners — комические тексты, состоящие из одного высказывания, а также их частные разновидности, например, Your Momma jokes.
В то же время краткость, сжатость были неотъемлемыми чертами анекдота уже на стадии формирования жанра и отличали его от сказки [Соколов Е.Г., цит. по 14: 6]. М. С. Петренко называет это явление «принципом редукции», которому подчинена вся структура анекдота. Это значит, что из текста категорически удаляются все нерелевантные детали [8: 15]. Это же свойство отмечает М. А. Кулинич [3: 200].
Собственно в тексте анекдота исследователи выделяют от двух до трех частей.
Описание структуры анекдота как трехчастной перекликается с европейской художественной традицией (завязка-кульминация-развязка), присваивающей каждой из частей свои функции. Первая -«начало», или «экспозиция» — «задает локальные и темпоральные координаты представляемой ситуации». Вторая — «середина», или «развертывание действия с неясным его завершением» — «создает некоторые интерпретационные опоры для прогнозирования слушающим возможного варианта развития и исхода сюжета». И, наконец, третья — «концовка», или «неожиданная развязка» — «ориентирована на разрушение прогнозируемых событий и возникновение ситуации когнитивной неоднозначности, которая способствует возникновению смеха» [8: 6- 2: 16]. О. М. Месропова описывает соответствующие «стадии», составляющие «фрейм» структуры анекдота, однако упоминает, что не все они «одинаково ярко выражены» в конкретных текстах [7: 167]. В некоторых случаях первые две стадии бывают трудноотделимы друг от
друга, образуя фактически одну составляющую. Чаще всего это происходит под влиянием тенденции к лаконичности, характерной для текста анекдота.
Сторонники двухчастной структуры анекдота (В.В. Химик, Е. Г. Соколов, Е.Я. и А.Д. Шмелевы) исходят, по-видимому, из комической природы этого жанра. Так как комизм предполагает наличие противопоставленности, контраста, а противопоставленные элементы существуют парами (сравните отношения антонимии между единицами языка), то и в анекдоте выделяют две неравные по объему и резко противопоставленные друг другу части [12: 21- 11: 122- 13: 131].
Учитывая все вышесказанное, уместным представляется выделять в анекдоте все же две основные части, т. к «экспозиция» и «развертывание действия» подчинены одной и той же функции — запустить механизм вероятностного прогнозирования у адресата анекдота в определенном направлении.
Отношение между составными частями анекдота описывается исследователями как «закон пуанты». Его действие заключается в присутствии характерной «нацеленности» на завершающую часть, которая резко противопоставлена всей предшествующей части текста в смысловом отношении и является ключевой для организации и функционирования всего текста анекдота [4: 30−31]. Эта черта также стала проявляться еще в самом начале складывания жанра анекдота: «новая жанровая форма: „фольклорный анекдот“. весь центр внимания переносит на вершину действия, находящуюся в самом конце рассказа.» [Соколов Е.Г., цит. по 4: 6]. При рассказывании анекдота финальной части, как правило, предшествует определенной продолжительности пауза [12: 21].
Существуют еще две пары парных же характеристик, затрагивающих структуру текста анекдота, которые представляют интерес.
Речь идет о нарративности — драматичности и диалогичности — монологичности анекдота. Обе пары характеристик связаны внутри себя и между собой, и каждая пара существует в анекдоте в виде тесного единства. Такое положение дел вызывает противоречивую оценку исследователей. Например, по мнению А.Д. и Е. Я. Шмелевых, «. рассказывание анекдота — это не повествование, а своего рода представление, производимое единственным актером» [13: 24]. В свою очередь, Е. Курганов считает неправомерным отрицание повествова-тельности анекдота [5: 15], а М. А. Кулинич в принципе рассматривает анекдот как «нарративный (сюжетно-повествовательный) текст» [3: 200]. По-видимому, ближе всех к отражению действительной ситуации подошел В. В. Химик, который говорит о «драматической событийности повествования» [12: 22], то есть о диалектическом единстве этих черт в тексте анекдота. То же самое можно сказать и о монологичности, ассоциируемой с нарративностью, и диалогичности, ассоциируемой, соответственно, с драматичностью: «Анекдот находится где-то между монологом и диалогом, полностью не принадлежа ни к первому, ни ко второму» [4: 29].
В то же время, О. М. Месропова называет диалогичность в качестве категориального признака при разграничении терминов «анекдот» и «шутка»: «В настоящей работе понятия „шутка“ и „анекдот“ разграничиваются: под анекдотом понимается малоформатный комический диалогический текст, а шутка определяется как малоформатный комический монологический текст» [7: 166].
Такое деление представляется весьма уместным. Принимая во внимание пародийность как общее свойство комического, присущее, соответственно, и разнообразным комическим текстам, можно предположить, что каждый тип комического текста пародирует какой-либо действительный речевой жанр или текстотип, перенимая у него
соответствующие структурные и функциональные особенности. Чаще всего номинация таких комических текстов в английском языке осуществляется с включением названия оригинального жанра / типа текста: funny instructions, funny ads, funny tests. При этом, слово funny («забавный») может отсутствовать. Например, car acronym — тип комического текста, пародирующий текстотип «номерной знак», сочетание букв и цифр на котором, обычно не несущее иной коммуникативной нагрузки, кроме идентификации транспортного средства, подбирается таким образом, чтобы при «расшифровке» получался забавный смысл: IMOKRU = «I am OK. Are you?» Подобным же образом, анекдот как тип комического текста пародирует ситуацию диалога, вербального общения двух и более собеседников, а шутка — монологическое высказывание в общем виде. При этом не следует забывать, что диалогичность анекдота в некотором роде условна — при рассказывании текст анекдота произносится одним рассказчиком.
Таким образом, нам удалось выделить ряд сущностных характеристик анекдота как особого типа текста. Часть из них (такие как анонимность, преимущество устной формы, воспроизводимость, вариативность, стереотипность персонажей, сериальность) обусловлены его отнесенностью к фольклорным жанрам. От прочих фольклорных жанров анекдот отличают характеристики, связанные с его принадлежностью к сфере комического, — это его уместность, социальность и виртуальность описываемой в анекдоте ситуации. Характерными структурными особенностями, позволяющими выделить анекдот среди других типов комического текста, являются его сжатость, жесткая заданность структуры, нарративность и, одновременно, драматичность, обязательное наличие диалога и в то же время фактическая монологичность. Следовательно, любой англоязычный комический текст, обнаруживающий соответствие перечислен-
ным признакам, независимо от того, каким словом он обозначается в английском языке, может быть назван в русскоязычном исследовании анекдотом и рассматриваться как таковой.
Список литературы
1. Архипова А. С. Анекдот и его прототип: генезис текста и формирование жанра: автореф. дис. … канд. филол. Наук. — М., 2003.
2. Каган М. С. Анекдот как феномен культуры // Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002.
3. Кулинич М. А. Лингвокультурология юмора (на материале английского языка): моногр. — Самара: Изд-во СГПУ, 2004.
4. Курганов Е. Анекдот как жанр. — СПб.: Академический проект,
1997.
5. Курганов Е. Похвальное слово анекдоту. — СПб.: Звезда, 2001.
6. Лотман Ю. М. Об искусстве. — СПБ.: Искусство, 1998.
7. Месропова О. М. Прагмасемантическая классификация текстов шуток и анекдотов. // Языковая система и социокультурный контекст [сб. ст.] - СПб., Тригон, 1997. — (БМа ипдшэНоа — 4).
8. Петренко М. С. Современный анекдот в текстовом, жанровом, дискурсивном аспектах: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Таганрог, 2004.
9. Пропп В. Я. Проблемы комизма и смеха. Ритуальный смех в фольклоре (по поводу сказки о Несмеяне) // Собр. тр. В. Я. Проппа / науч. ред. коммент. Ю. С. Рассказова. — М.: Лабиринт, 1999.
10. Рюмина М. Т. Эстетика смеха: смех как виртуальная реальность. — М.: КомКнига, 2006.
11. Соколов Е. Г. (Русская) культура как феноменальнофеноменологический анекдот // Анекдот как феномен культуры. Мате-
риалы круглого стола 16 ноября 2002 г. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002.
12. Химик В. В. Анекдот как уникальное явление русской речевой культуры // Анекдот как феномен культуры: материалы круглого стола 16 ноября 2002 г. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002.
13. Шмелева Е. Я., Шмелев А. Д. Русский анекдот. Текст и речевой жанр. — М.: Языки славянской культуры, 2002.
14. Юдин Ю. И. Народный анекдот, смежные фольклорные жанры, литература // Жанры словесного текста. Анекдот: сб. ст. — Таллинн: Таллин. пед. ин-т, 1989.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой