Феноменология домашнего пространства в литературе русского сентиментализма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Томского государственного университета. 2015. № 391. С. 34−39. Б01 10. 17 223/15617793/391/5
УДК 821. 161.1. 09
О.Н. Болотникова
ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДОМАШНЕГО ПРОСТРАНСТВА В ЛИТЕРАТУРЕ РУССКОГО СЕНТИМЕНТАЛИЗМА
Анализируются особенности осмысления домашнего пространства в русском сентиментализме и выявляется их связь с установками горацианства, с философией умеренности, простоты и близости к природе, противопоставленной соблазнам городской цивилизации. Описываются жанровые формы репрезентации дома, тяготеющие к идиллии. Намечаются два типа пространственных сюжетов, связанные с расширением идиллического домашнего пространства или с его разрушением из-за вторжения чуждого внешнего мира.
Ключевые слова: русское горацианство- идиллия- сентиментализм- семиотика пространства- Г. Р. Державин- В.В. Капнист- М.Н. Муравьев- Н. М. Карамзин.
Роль домашнего пространства существенно изменяется при переходе от классицистической литературы к сентиментальной. В русском классицизме площадкой событий выступало в первую очередь универсально-космическое или обобщенно-социальное пространство, специфику которого отражала трагедия, где домашний интерьер обозначался лапидарно и не выполнял сюжетных или характерологических функций. О. Б. Лебедева применительно к трагедиям А. П. Сумарокова справедливо констатировала: «Камерность действия трагедии, ее единое место, тождественное сценической площадке, подчеркнуты в репликах персонажей словесным рядом, в котором сосредоточен сюжет трагедии: дом (храм, темница) -чертоги (комнаты, храмина, покои). Здесь нет действия как такового, здесь есть только сообщение о нем. События же происходят за пределами дома, в практически необозримом бесконечном пространстве, которое описано максимально обобщенно» (курсив мой. — О.Б.) [1. С. 119]. Обращение к домашнему пространству связывалось с низкими жанрами, комедией или сатирой, влияние которых к последней трети XVIII в. постепенно преобразовывало доминирующую поэтику. В комедиях В. В. Капниста и Д. И. Фонвизина, в лирике Г. Р. Державина дом становился уже не условной бытовой площадкой, но сферой существования героев, насыщаясь характерологическим содержанием.
Однако подлинное преобразование домашней семиотики принес только сентиментализм, изменивший эстетико-философские приоритеты [2. С. 20−53]. Сенсуализм сделал человека центром художественной панорамы, а главным предметом интереса — формирование его личности, происходящее под воздействием чувственных впечатлений. «Незначительные или почти незаметные впечатления, — утверждал Дж. Локк в & quot-Мыслях о воспитании& quot-, — производимые на нашу нежную организацию в детстве, имеют очень важные и длительные последствия» [3. С. 411]. Это обострило внимание к источникам личностного опыта, к ближайшей сфере бытия, очерченной, прежде всего, кругом дома и семьи, образцом чему может служить программа домашнего воспитания в основополагающем труде сентиментальной педагогики — «Эмиле» Ж. -Ж. Руссо: «Нет картины более прелестной, чем картина семьи- но недостаток одной черты портит все остальные. Если у матери слишком мало здоровья,
чтоб быть кормилицей, то у отца окажется слишком много дел, чтоб быть наставником. Дети, удаленные, разбросанные по пансионам, по монастырям и коллежам, перенесут в другое место любовь к родительскому дому или, лучше сказать, вынесут оттуда привычку ни к чему не быть привязанными» [4. С. 40]. Домашняя обстановка, организация домашнего пространства, отношения между членами семьи становились первичными факторами взросления ребенка и важнейшей характерологической чертой взрослого человека, усвоившего определенный способ жизни.
Органичному переходу от апологии внешнего мира к приоритету дома и частной сферы способствовало горацианство, являвшееся не только литературным феноменом, но и влиятельной культурной практикой. Горацианская философия, столь востребованная в позднем классицизме, как западноевропейском, так и русском, утверждала значимость малого личностного мира, своеобразного убежища от тревог и соблазнов мира большого, социально-исторического.
Как справедливо констатировал В. Каплун, гораци-анство предлагало «…парадигму просвещенной & quot-философской жизни& quot- вдали от суетной, пустой и основанной на раболепстве жизни двора. Это жизнь & quot-частного лица& quot-, позволяющая сохранить спокойствие духа, достоинство и внутреннюю свободу» [5. С. 206]1. Семья и любовь, дружба и творчество, природа и книги — вот истинные ценности уединенного философа, а их защитой и оградой выступает дом, личный микрокосм. В русской культуре он представал в виде дворянского поместья и в пространственном плане включал в себя не только сам дом, но и окружающий садово-парковый комплекс2. В таком качестве домашняя сфера рисуется, например, в державинской апологии горацианства — в послании «Евгению. Жизнь Званская», начинающейся гимном умеренности и свободы:
Блажен, кто менее зависит от людей, Свободен от долгов и от хлопот приказных, Не ищет при дворе ни злата, ни честей И чужд сует разнообразных! [8. С. 326]. Ритм повседневной жизни поместья — прогулки и любование природой, чтение и обед, хозяйственные заботы и игры с деревенскими детьми — организует художественную композицию, а ее пространственным центром становится дом, откуда герой выходит и куда неизменно возвращается:
Стекл заревом горит мой храмовидный дом, На гору желтый всход меж роз осиявая, Где встречу водомет шумит лучей дождем, Звучит музыка духовая [8. С. 332]. Русский сентиментализм переосмыслил горациан-скую пространственную семантику, сделав сельский дом едва ли не единственной сферой органичного существования, резко противопоставленной суете городской цивилизации. Классицистическая взаимодополнительность сменилась антитезой, как в «Послании к Дмитриеву» Н. М. Карамзина: А мы, любя дышать свободно, Себе построим тихий кров За мрачной сению лесов, Куда бы злые и невежды Вовек дороги не нашли И где б без страха и надежды Мы в мире жить с собой могли… [9. С. 76]. Для поэта с образом дома-защиты был связан биографический контекст, обстановка пребывания в Знаменском. Н. М. Карамзин долгие годы не имел собственного дома, и его пристанищем становились дома друзей: вначале дом «Дружеского общества»

Статистика по статье
  • 55
    читатели
  • 17
    скачивания
  • 1
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • РУССКОЕ ГОРАЦИАНСТВО,
  • ИДИЛЛИЯ,
  • СЕНТИМЕНТАЛИЗМ,
  • СЕМИОТИКА ПРОСТРАНСТВА,
  • Г. Р. ДЕРЖАВИН,
  • В.В. КАПНИСТ,
  • М.Н. МУРАВЬЕВ,
  • Н.М. КАРАМЗИН,
  • G.R. DERZHAVIN,
  • V.V KAPNIST,
  • M.N. MURAVJOV,
  • N.M. KARAMZIN,
  • RUSSIAN IMITATION OF HORACE,
  • IDYLL,
  • SENTIMENTALISM,
  • SEMIOTICS SPACE

Аннотация
научной статьи
по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы & mdash- Болотникова Олеся Николаевна

Анализируются особенности осмысления домашнего пространства в русском сентиментализме и выявляется их связь с установками горацианства, с философией умеренности, простоты и близости к природе, противопоставленной соблазнам городской цивилизации. Описываются жанровые формы репрезентации дома, тяготеющие к идиллии. Намечаются два типа пространственных сюжетов, связанные с расширением идиллического домашнего пространства или с его разрушением из-за вторжения чуждого внешнего мира.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой