Феноменология невербального общения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 88. 53 ББК 159.9. 072. 423
Ахьямова Инна Анатольевна
кандидат педагогических наук, доцент
кафедра социальной педагогики Институт социального образования Уральский государственный педагогический университет
г. Екатеринбург Akhyamova Inna Anatolievna Candidate of Pedagogics,
Assistant professor Chair of Social Pedagogics Institute of Social Education
Ural State Pedagogical University Yekaterinburg Феноменология невербального общения Non-Verbal Communication Phenomenology
В статье невербальное общение рассматривается как социокультурный феномен с философских, антропологических, культурологических, исторических, физиологических, социологических позиций.
The article deals with non-verbal communication as a socio-cultural phenomenon from the point of view of philosophical, anthropological, cultural, historical, physiological and sociological positions.
Ключевые слова: невербальное общение, телесность, природное, социальное.
Key words: non-verbal communication, corporality, natural, social.
Феномен невербального общения как части общения, как аспекта взаимодействия человека с другими людьми и средой интересовал мыслителей с древности. Во все времена при этом изучение его осуществлялось с различных ракурсов, дополнявших и обогащавших друг друга. Первый отражает двойственную природу единения и обособленности человеческого организма и окружающего пространства, связанные с этим процессы восприятия себя и другого, души и тела через действия в среде. Это философско-антропологический взгляд на проблему.
Другой имеет под собой семантико-лингвистическую основу, когда невербальное воспринимается, в первую очередь, как неречевое или в противопоставлении с ним. В основе такого подхода лежит понимание речи как знаковосимволической системы, осуществление процесса общения через кодирование-декодирование вербальной и невербальной информации.
Обосновывая взаимосвязь всего сущего в мире, многие философы говорили о взаимовлиянии человека и среды, о связи между организмом, телом и духом, душевным состоянием, эмоциями и сознанием, мыслями и поведением, действиями человека, раскрывая целостность этих явлений и процессов. При этом внимание непосредственно к человеку как объекту философского постижения, потребность понять природу человека и объяснить его место в мире реализовались не сразу.
Первые философы сконцентрировали свой взгляд на окружающем мире, познаваемом через предметы и явления. Они выстраивали собственную картину мира, объясняя его организацию, происхождение и постепенно двигаясь в направлении понимания сущности вещей. Потому дошедшие до нас определения, дефиниции касались, в первую очередь, объектов и предметов внешнего мира. [8. с. 89]
Всякие объекты, имеющие три измерения — длину, ширину и глубину, мыслители древности называли «телами» (Аполлодор, Посидоний). Другие философы, например Хрисипп и Зенон, пошли дальше и телом называли «сущность, имеющую границы». Что касается тела человеческого, без которого невозможно постичь природу невербального, то здесь мы пока еще не встретим каких-либо абстрактных определений или его конкретной сущностной характеристики. О нем греки первоначально размышляют как о теле сильном или слабом, а также о теле наилучшем и прекрасном. [2. VII. с. 135, 150] Телесные занятия для грека — это борьба, бег и другие физические упражнения, а искусство делать тело наилучшим есть гимнастика. С помощью гимнастики, — говорил Сократ, — мы заботимся о нашем теле, а с помощью ткачества и других искусств — о том, что ему принадлежит. [Платон, Алкивиад 2. I. с. 128]
Изучение невербального общения как социокультурного феномена выстраивалось исходя из постановки проблемы телесности, соотношения тела и души, присущего взглядам философов во все времена. Так, глубинный смысл учения Платона о соотношении души и тела, это, по существу, устремленность
человека телесного, наделенного душой к созерцанию высших идей, с указанием на ее божественные свойства.
Развивая учение об отношении души и тела и закономерным образом приходя к учению о бессмертии души, наиболее полно излагаемом в диалоге «Фе-дон», Платон связывал дурные проявления человеческой натуры с выражением чувственного начала в человеке — именно в этой части своего телесного существования душа может проявлять (и проявляет) чувственность, сопряженную со склонностью к злу. Тем самым чувственность в его чистом виде, по Платону, является следствием телесности, а зло, на которое в определенные минуты оказывается способен человек, есть худшая сторона проявления его чувственности как элемента телесности. Положительным, позитивным в телесных проявлениях человеческой сущности Платон полагает порывы души в ее телесном существовании, которые являют себя через любовь к знанию, через художественное воодушевление и даже через противодействие телу. Поэтому высшим состоянием души он считает одновременное и совокупное проявление трех качеств: энтузиазма, любви и воодушевления — это как раз тот дар и такое (ощущаемое всем существом) состояние свободы, когда сознающее себя внутри нас начало проникается присутствием как будто бы другой, высшей силы!
Таким образом, Платон с его учением о разделении тела и души и обнаружением внутри души как низших, так и высших устремлений, закладывает философское основание для дальнейшего развития природной и социокультурной, формируемых в процессе жизнедеятельности человека, компонент общения, в том числе невербального.
Вслед за ним Аристотель рассуждает о теле и о душе, вводя в контекст философских размышлений и доказательств такие важные категории, как материя, форма, образ и соотнося их с понятиями «тело» и «душа». Аристотель рассуждает так: материя (которая сама по себе не есть определенное нечто) — это сущность. Но сущностью является также форма и образ, благодаря которым она (т.е. сущность) уже называется определенным нечто, и то, что состоит из материи и формы. Материя есть возможность, форма — энтелехия (понимаемая двоя-
ко — и как знание и как деятельность созерцания). Тела же суть сущности, ибо они, согласно Аристотелю, — естественные тела, начала всех остальных тел. Различая живые тела и все остальные, он все-таки поясняет, что живое тело (у которого можно наблюдать питание, рост и упадок тела, имеющее основание в нем самом) — такое тело не может быть душой. Тело не есть нечто такое, что принадлежит субстрату, но скорее само есть субстрат и материя. Поэтому душа есть сущность в смысле формы естественного тела, обладающего жизнью в своей возможности.
Таким образом, Аристотель придает новый смысл учению о разделении души и тела, выдвинутого Платоном. Признавая наличие души внутри живого человеческого тела, Аристотель убежден в том, что у одного и того же человека знание по своему происхождению предшествует деятельности созерцания. Поэтому душа есть первая энтелехия естественного живого тела, обладающего органами. Энтелехия живого тела, о которой говорит Аристотель, есть отношение между двумя крайностями — потенциальностью действий и самими действием, материей и мыслью, граница между деятельным началом (потенциальным, исходящим от тела) и актуальным действием (души). Все эти действия побуждаемы нашим внутренним порывом. Причем «порыв» здесь следует понимать в духе Платона, как указание на возвышенное значение сочетания любви, энтузиазма и воодушевления — этих свойств души — главных свидетельств живого проявления внутренней сущности человека.)
Понимание сущности души раскрывается и конкретизируется через представление о деятельном начале, заложенном в самом человеке (порывы души, исходящие от тела или запросы тела, реализуемые посредством устремлений души), поэтому причина движения (побуждения тела ли, души ли) и действующая причина как раз и есть, согласно Аристотелю, душа или энтелехия. Следует подчеркнуть, что аристотелевское определение снимает проблему единства души и тела вообще, поскольку энтелехия, по Аристотелю, есть единое и бытие в их собственном смысле.
Изложенные философские позиции дают представление о понимании древними мыслителями целостной картины мира через множество смыслов, в частности, через взаимосвязь телесного и душевного, через многогранные проявления человеческой сущности, биологическое и социальное начала в ней.
Русские философы также обращались к проблеме соотношения души и тела, их включенности в процесс общения, его различные виды и формы. П. А. Флоренский, возражая картезианцам, считавшим, что человек состоит из вещества, имеющего механическую природу, и души, суть которой заключается в сознательности, был убежден, что к культуре и смыслам человек обращен всем своим существом. Так, к примеру, в музыке раскрывается весь организм, воспринимающий и вибрирующий сообразно слушаемому, а не только душа человека. [4. с. 93] В телесном индивиде присутствуют два вида памяти: эволюционная генетическая память рода и историческая языковая память рода. В коммуникации взаимодействуют не просто гортань одного и слуховой аппарат другого. В коммуникации один человек весь целиком обращается к другому, целиком взятому человеку. Как писал П. А. Флоренский, мы говорим не гортанью и языком только, но всем телом, артикуляционные сокращения раскрываются как переживания, придающие тон волевому импульсу.
Русский мыслитель А. Ф. Лосев обосновывал неотделимость тела от человеческого и личностного. В частности, А. Ф. Лосев писал, что по манере говорить, по взгляду глаз, по складкам на лбу, по держанию рук и ног, по цвету кожи, по голосу, по форме ушей, не говоря уже о поступках, он всегда бы мог узнать, что за личность перед ним находится. Продолжая эту мысль, он заявлял, что по одному уже рукопожатию можно догадаться уже об очень многом и что иной раз страшно бывает взглянуть на лицо нового человека и жутко бывает всматриваться в его почерк, поскольку при этом совершенно неумолимо и неизбежно встаёт его судьба, прошлая и будущая. [4. с. 94]
Нерасчлененность биологического и социального отмечают в своих трудах и физиологи, считая, что наш социальный опыт связан с нашими телами через мускулы, нейрогормональную, кардиологическую, респираторную и другие
системы. Наша самость инкарнирована (воплощена) в наших телах, самость может погасить или возбудить физическую систему и в свою очередь испытать воздействие от нее. Способность к символическому общению, которая связана с открытостью человека в мир, делает нас более восприимчивыми к широкому кругу стрессирующих факторов, по сравнению с другими формами жизни. Человек отвечает физически как на физические, так и на социальные символические угрозы. Многие недуги человека имеют психосоматическую природу, с этим связана историческая изменчивость их репертуара (П. Фрейнд).
Исследования Г. Байтендика (феноменологическая физиология) также показывают, что нет никакой нужды «отделять биологического человека от социального».
В ряду исследований, посвященных разработке аспектов невербальной коммуникации, заслуживает внимания работа французского социолога М. Мосса «Техники тела», посвященная социализации телесности. С помощью этого выражения М. Мосс обозначал способ, каким от общества к обществу люди узнают, как использовать свое тело. Рассматривая технику младенчества, М. Мосс приводит убедительные примеры того, что прежде чем человек «войдет в разум», он «входит в тело», примеры связи этих процессов и говорит о наличии врожденных техник, черновых движений. Непосредственно-телесный контакт ребенка с матерью в первые недели и месяцы жизни и происходящие с маленьким человеком процессы — развитие движений, тренированность органов чувств, освоение пространственных, временных и смысловых параметров окружающего мира — имеют огромное значение для формирования юного существа. Передача различных техник тела по традиции, считает М. Мосс, составляет отличие человека от животных. Особенность передачи в том, что она осуществляется через общение, устно (обучение ходьбе, музыке, танцам и др.). М. Мосс подчеркивает, что обучение такого рода может быть только зрительным, но исключительно вербальным при этом — никогда. [4. с. 113]
Подтверждая также, что врожденных движений в чистом виде не существует, исследования движений тела в физиологии (Н. А. Бернштейн) и философ-
ской антропологии (А. Гелен) говорят об этом несколько парадоксально. Древние врожденные движения, входящие в высшие кортикальные (относящиеся к коре больших полушарий мозга) типы и образующие все виды действий, подчиняются этим высшим видам движений, образуют их «черновую технику». Человека, по мнению ученых, характеризует невероятно большое количество типов движений и достигаемых с их помощью степеней свободы.
Другой вариант невербализованных форм проявления феномена собственного тела раскрывает философ В. А. Лекторский [4]. С одной стороны, это происходит «изнутри», посредством рецепции. С другой, этот феномен раскрывается через осознание вписанности тела в сетку связей мира. При этом, неверба-лизованные перцептивные действия мыслитель рассматривает как проявления практического интеллекта и замечает, что вербализованные (словесные) представления пространства как внутреннего, так и внешнего крайне бедны, а перцептивные (чувственные) категоризации гораздо богаче.
Хотя современные англо-американские исследования, непосредственно связанные с неречевым общением, его значимостью для жизни человека начались более века назад, при этом отечественные ученые изучают феномен невербального общения, многообразие невербальных средств общения, их взаимосвязь немногим более тридцати лет. За это время в области исследования не-вербалики в России сложились, минимум, три научные школы: московская (А. А. Акишина, А. А. Бодалев, Х. Х. Миккин, Е. А. Петрова и др.), санкт-петербургская (М. И. Килошенко, В. Н. Куницина, Е. Н. Михеева, В. Н. Панфилова и др.), школа Ростова-на-Дону (В. А. Лабунская, А. П. Оконешникова и др.). Направленность работ, представленных учеными из этих школ, отличается постановкой проблем и предметной областью исследования невербалики.
Изучению национальной специфики жестов, мимики в русской речи, межличностного восприятия в коммуникативном процессе, а также жестовых средств общения в педагогическом процессе отдает предпочтение московская школа. Санкт-Петербургская в своих исследованиях рассматривает социальную обусловленность невербального общения — восприятие, рефлексию, когнитив-
ные эталоны, стереотипность, возрастные особенности невербальных проявлений в процессе взаимодействия, социальную перцепцию и т. п. Ростовская школа изучает место и роль невербального в межличностном общении, кодирование и декодирование, интерпретации невербальных проявлений представителями различных групп и т. д.
В последние годы появилось некоторое количество работ, основанных на феномене невербального в философии, психологии, педагогике, искусстве. Отдельные отечественные разработки посвящены определению роли употребления невербальных средств общения в специальных областях знаний. Взаимосвязь невербальных и вербальных средств общения в русском языке исследована Е. М. Верещагиным и В. Г. Костомаровым (1981 г.). Социальноперцептивный подход к изучению невербального поведения представлен в работе В. А. Лабунской (1986 г.), выделивших одну из наиболее полных современных классификаций невербальных средств общения. Различные научные концепции и сущностные характеристики общения в управлении представлены Е. В. Руденским (1998 г.) [6].
Очевидно, в основу современных отечественных разработок по вопросам невербального поведения, невербального общения и невербальной коммуникации в целом легли исследования зарубежных ученых. Этим объясняется общность характеристик основных понятий, а также некоторое временное отставание публикаций российских авторов, исследования которых не противоречат зарубежным, имеют практическое значение и посвящены, в основном, проблемам прикладного использования невербальных средств общения в различном возрасте и разных сферах деятельности.
Проблема оптимизации невербального общения личности психологическими средствами решается в диссертационном исследовании Е. В. Логиновой (2003 г.). Национально-культурную специфику взаимодействия вербального и невербального компонентов коммуникации освещает в научном труде по языкознанию И. А. Микаберидзе (2008 г.).
Различным аспектам использования невербальных средств в педагогической практике посвящен ряд современных исследований отечественных ученых. Применение невербальных средств общения при обучении лексике русского языка как неродного предложено Н. П. Сметаниной (1994 г.) [7]. Необходимость обучения невербальным средствам общения в процессе усвоения учащимися начальных классов иностранного языка рассматривается С. А. Должниковой (2000 г.) [3], предложившей авторскую методику. Возможность эффективно формировать навыки невербального общения в процессе музыкального воспитания детей, а также роль невербального общения в социальнопедагогической деятельности и подготовке специалистов социальной сферы рассматривается И. А. Ахьямовой (2002, 2005, 2007, 2008 гг.).
В исследованиях по педагогическому общению традиционно декларируется важность адекватного понимания экспрессии состояний учеников и необходимость адекватного выражения состояний, отношений к ним, подчеркивается зависимость результатов педагогической деятельности от умений и навыков учителя воздействовать с помощью экспрессии. В разные годы В. А. Кан-Калик (1987 г.), Р. П. Мильруд (1987 г.), А. М. Митина (1990 г.), А. К. Маркова (1993 г.), И. А. Зимняя (1997 г.), А. А. Реан, Е. Н. Шиянов (1997 г.), И. Б. Котова, А. А. Леонтьев (1998 г.), Я. Л. Коломинский (1999 г.) указывают в своих работах на то, что успешность педагогического общения во многом зависит от умения партнеров понимать экспрессию друг друга и регулировать экспрессивное поведение в соответствии с ситуацией педагогического общения.
Оформился ряд исследований, посвященных успешности кодирования и интерпретации экспрессии эмоциональных состояний субъектами педагогического общения. Работы, в которых рассматривается процесс кодирования экспрессии, принадлежат, как правило, таким областям, как сценическое искусство и театральная педагогика, где, наряду с классическими — С. Волконский (1912, 1913 гг.), П. М. Ершов (1959 г.), К. С. Станиславский (1985 г.), представлены современные труды — В. И. Кочнев (1983 г.), Н. В. Рождественская (1986 г.).
Изучением специфики восприятия и интерпретации невербальной информации в педагогическом общении в различное время занимались Н. Р. Битяно-ва, А. А. Леонтьев, В. В. Мироненко, Л. И. Митина, Е. А. Петрова, Г. А. Цукер-ман, Е. А. Эм и другие [9].
Специфика невербального общения детей с различными нарушениями интеллекта стала предметом психолого-педагогического анализа в работах О. К. Агавеляна (1989 г.), Н. Л. Коломенского (1975, 1979 гг.), Е. П. Синевой и Е. Ю. Шаталовой (1987 г.), О. С. Гольдфарб (2004 г.).
В педагогике высшей школы проблема использования невербальных средств общения разрабатывается сравнительно недавно. Применение средств невербального общения как способ подготовки студентов к профессиональной деятельности рассматривалось А. А. Поздняковой (2000 г.) [5], И. А. Ахьямо-вой (2007, 2008, 2009 гг.) [1]. Дидактическим условиям формирования и развития умений невербального общения студентов вуза посвящено исследование
В. Ю. Николаичева (2002 г.). Условия и пути формирования невербальнокоммуникативных способностей, повышающих профессиональную компетентность будущего специалиста, разработаны и представлены в исследовании Н. В. Беляковой (2005 г.). Формирование коммуникативных способностей будущих педагогов профессионального обучения средствами невербального общения предлагает Т. А. Сапегина (2007 г.).
На современном этапе (2000 год и далее) исследований невербального общения и невербальной коммуникации определенными достигнутыми отечественными учеными результатами стали труды в направлениях:
1) изучение особенностей невербального поведения и экспрессии (Ю. -Т. Г. Михалкович, 2000- Г. Е. Крейдлин, 2002- В. А. Лабунская, 2004- М. А. Маякина, 2006) —
2) исследование средств невербального общения и невербальной коммуникации (Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров, 2001- Е. Д. Боева, 2000- Г. Е. Крейдлин, Е. А. Чувилина, 2001- Ю. Кристева, 2004- Ю. В. Николаева, 2004- А. В. Мишин, 2005) —
3) соотношение вербальных и невербальных компонентов речевой коммуникации (Ю. А. Каргин, 2002- М. А. Антошинцева, 2004- И. А. Крым, 2004- Сухова, 2004- А. В. Мишин, 2005- М. А. Маякина, 2006- Е. Б. Морозова, 2006) —
4) методологические проблемы исследования невербального аспекта коммуникативного взаимодействия (Т. А. Вархотов, 2003) —
5) невербальные знаки и символы (М. А. Кронгауз, 2000, 2004) —
6) невербальные искусства и невербальные аспекты их восприятия (Л. Б. Фрейверт, 2003- С. В. Камышникова, 2007) —
7) невербальные аспекты межкультурной коммуникации (Ю. -Т. Г. Михалкович, 2000- А. П. Садохин, 2006- Ф. А. Кузин, 2008) —
8) невербальные аспекты социальной коммуникации (А. К. Болотова, Ю. М. Жуков, Л. А. Петровская, 2008) —
9) национально-культурная специфика невербальной коммуникации (Е. Д. Боева, 2000- С. А. Григорьева, Н. В. Григорьев, Г. Е. Крейдлин, 2001- Ю. Е. Прохоров, И. А. Стернин, 2002- Е. Н. Ступакова, 2002- И. Е. Папулинова, 2003- В. В. Ощепкова, 2004- Н. В. Сухова, 2004- О. А. Леонтович, 2005- Е. Ю. Мирцхулава, 2005- И. А. Микаберидзе, 2008) —
10) гендерные исследования в области невербальной коммуникации (А. В. Кирилина, 2000- Г. Е. Крейдлин, 2005- Т. Н. Салмина, 2003- В. В. Ганина, 2005- О. Н. Тарасова, 2006) —
11) психологические (понимание и восприятие) (Н. Турунен, 2000-
С. В. Попов, 2002- Е. В. Логинова, 2003- О. С. Гольдфарб, 2004- Г. Ш. Габдрее-ва, А. О. Прохоров, 2004- А. Е. Эм, 2005- Л. В. Рябова, С. И. Самыгин, 2006- В. П. Шейнов, 2006- А. Ю. Панасюк, 2007- О. Б. Бубнова, 2009) —
12) педагогические (Р. М. Фатыхова, 2001- В. Д. Ширшов, 2001- И. А. Ахья-мова, 2002- В. Ю. Николаичева, 2002- Н. В. Семенюченко, 2002- И. Л. Плужник, 2003- А. Б. Вэскер- Н. В. Белякова, 2005- А. Е. Эм, 2005- Т. А. Сапегина, 2007) —
13) социокультурные (С. А. Алферьева, 2000- А. Я. Бродецкий, 2000- М. А. Недосекина, 2004- И. В. Колосова, 2005- О. Н. Лозовая, 2005- Л. В. Юр-кина, 2005- В. П. Сморчкова, 2007- Ю. М. Сумин, 2007) и другие.
Основными направлениями исследований, отражающими специфику разработки понятий, связанных с невербальной коммуникацией, невербальным поведением, невербальным общением, которые необходимо отметить в исследованиях российских ученых, стали:
— общее: в нем представлены проблемы невербальных средств, соотношения вербальных и невербальных компонентов-
— психологическое: в нем рассмотрены проблемы невербальных понимания и восприятия, способностей- оптимизации невербального общения-
— педагогическое. Отечественные педагогические исследования в области невербального общения связаны с осознанием важности успешного понимания экспрессии субъектами общения, кодирования и декодирования эмоциональных состояний- использованием средств невербального общения в практике преподавания русского и иностранного языков, музыкального воспитания и социально-педагогической деятельности- появлением исследований, посвященных специфике высшей школы, в частности, условиям развития умений невербального общения студентов, путям формирования невербальнокоммуникативных способностей и компетентности-
— социокультурное: в нем раскрыты национально-культурные, гендерные, художественно-эстетические, межкультурные, социальные особенности невербальной коммуникации и невербального общения.
Обобщение приведенных примеров исследования аспектов невербалики зарубежными и российскими учеными подтверждает развитие философско-антропологического и семантико-лингвистического направлений как основных и по-прежнему достаточно перспективных в изучении феномена невербального общения.
Библиографический список
1. Ахьямова, И. А. Формирование культуры невербального общения студентов в социокультурной среде вуза // Социально-культурная деятельность в региональном пространстве: тенденции, процессы и перспективы: материалы Всерос. науч. -практ. конференции (г. Тюмень, 15 мая 2009 г.) [Текст] / науч. ред. Е. М. Акулич, отв. ред. Ф. Х. Попова. — Тюмень: РИЦ ТГАКИ, 2009. — 184 с. — С. 135−139.
2. Диоген Лаэртский О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Перевод
с древнегреческого М. Л. Гаспарова. — М., Мысль, 1986 [Эл. ресурс] //
www. gumer. info/bogoslov_Buks/Philos/Laert/index. php
3. Должникова, С. А. Дидактические условия обучения невербальным средствам общения на уроке иностранного языка в начальной школе [Текст] / Дисс. … канд. пед. наук. — Липецк, 2000. — 232 с.
4. Круткин, В. Л. Онтология человеческой телесности (философские очерки) [Текст] / В. Л. Круткин / Монография. Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1993. — 172 с.
5. Позднякова, А. А. Подготовка студентов педвуза к использованию вербальных и невербальных средств общения в профессиональной деятельности [Текст] / Дисс. … канд. пед. наук. — Липецк, 2000. — 232 с.
6. Руденский, Е. В. Основы психотехнологии общения менеджера [Текст] / Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М- Новосибирск: НГАЭиУ, 1998. — 180 с.
7. Сметанина, Н. П. Использование невербальных средств общения при обучении лексике русского языка как неродного [Текст] / Дисс. … канд. пед. наук. — Н-Новгород, 1994. -205 с.
8. Шульга, Е. Н. Телесность как феномен и элемент менталитета / Телесность как эпистемологический феномен [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии — Отв. ред. И. А. Бескова. — М.: ИФРАН, 2009. — 231 с.
9. Эм, Е. А. Развитие умений декодирования невербальной информации у учителей общеобразовательных школ: Автореф. дис. … канд. пед. наук: 13. 00. 01 [Текст] / Эм Елена Александровна — Карачаево-Черкесский гос. ун-т. — Карачаевск, 2005. — 22 с.
Bibliography
1. Akhyamova, I.A. Development of Students' Non-Verbal Communication Culture in Socio-Cultural Environment at a Higher School // Socio-Cultural Activity in Regional Environment: Tendencies, Processes and Perspectives: Materials of Scientific Conference (Tyumen, the 15th May, 2009) [Text] / Scien. Editor E.M. Akulich, Executive Editor F.H. Popova. — Tyumen, 2009. -184 p. — P. 135−139.
2. Am, E.A. Developing Skills of Teachers' Decoding Non-Verbal Information at Secondary Schools: Synopsis of Dis. Cand. of Ped.: 13. 00. 01 [Text] / Elena Alexandrovna Am- Karachayevo-Cherkess State University, 2005. — 22 p.
3. Diogenes Laertsky. About Life, Study and Quotations of Famous Philosophers. Translation from Ancient Greek by M.L. Gasparova [Electronic Resource]. — M. Mysl, 1986. — Access Mode: www. gumer. info/bogoslov_Buks/Philos/Laert/index. php
4. Dolzhnikova, S.A. Didactic Conditions of Training by Non-Verbal Means of Communication at the Foreign Language Lessons at Primary School [Text]: Diss. … Cand. of Ped. / S.A. Dolzhnikova. — Lipetsk, 2000. — 232 p.
5. Krutkin, V.L. Human Corporality Ontology: (Philosophical Essays) Monograph [Text] / V.L. Krutkin. — Izhevsk: Publishing House of Udm. University, 1993. — 172 p.
6. Pozdnyakova, A.A. Pedagogical Students' Training for Using Verbal and Non-Verbal Means of Communication in Professional Activity [Text]: Diss. … Cand. of Ped. / A.A. Pozdnyakova. — Lipetsk, 2000. — 232 p.
7. Rudensky, E.V. Bases of a Manager’s Communication Psychotechnology [Text]: Manual / E.V. Rudensky. — M.: INFRA-M, 1998. — 180 p.
8. Shulga, E.N. Human Corporality as a Phenomenon and an Element of Mentality / Human Corporality as Epistemological Phenomenon [Text] // Russian Academy of Sciences, Institute of Philosophy- Executive Editor I.A. Beskova. — M. IFRAN, 2009. — 231 p.
9. Smetanina, N.P. Using Non-Verbal Means of Communication When Teaching the Russian Language Vocabulary as Non-Native ^xt]: Dis. … Cand. of Ped. / N.P. Smetanina. — N. Novgorod, 1994. — 205 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой