Коррупция как фактор существования терроризма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК
Казанского юридического института МВД России
№ 1(19) 2015
УДК 343. 352
С.И. Грачев
А.С. Морозова
коррупция как фактор существования терроризма
Одной из важнейших угроз национальной безопасности государства является тенденция блокирования коррумпированных элементов в органах власти, управления и менеджмента от терроризма, которая иногда принимает форму прямого сращивания. Чем выше уровень коррупции в государстве или в том или ином регионе, тем благоприятнее почва для развития терроризма. Борьба с коррупцией должна стать одним из ключевых направлений государственной политики, так как эффективность такой борьбы (кроме прочего) в значительной мере отразится и на снижении уровня террористической угрозы для государства.
Ключевые слова: национальная безопасность, организованная преступность, коррупция, терроризм, борьба.
Терроризм относится к числу самых опасных и трудно прогнозируемых явлений современности, которое приобретает все более разнообразные формы и угрожающие масштабы. Террористические акты чаще всего приносят массовые человеческие жертвы, влекут разрушение материальных и духовных ценностей, не поддающихся порой восстановлению, создают ситуации для зарождения вражды между государствами, провоцируют войны, недоверие и ненависть между социальными и национальными группами, которые иногда невозможно преодолеть в течение жизни целого поколения. При этом террористическая деятельность не имеет статического состояния, отличается высокой степенью адаптивности и постоянно находится в стадии развития, в ряде случаев опережая системы антитерроризма и контртерроризма [1].
Современный терроризм превратился в опасный и долговременный фактор развития современного общества. Оказывая серьезное дестабилизирующее воздействие, терроризм выступает реальной экзистенци-
альной угрозой национальной и международной безопасности.
Детальный мониторинг и анализ причин, условий и факторов, способствующих формированию терроризма в современном мире, позволил сформулировать ряд тенденций терроризма, имеющих базовое значение для определения уровня угрозы и формирования антитеррористической политики. Среди них наибольшую опасность вызывает тенденция активного блокирования организованной преступности и терроризма. Основными причинами объединения являются: обоюдная заинтересованность друг в друге, оказание помощи, стабильное финансирование структур и формирований из различных международных и внутригосударственных криминальных источников [2]. Блокирование терроризма и организованной преступности принимает форму прямого сращивания, где организованная преступность нередко играет роль инициирующего (определяющего) фактора по отношению к структурам терроризма. При этом организованная преступность — это форма пре-
ступности, для которой характерны (кроме прочего) связи с государственными структурами, основанные на коррупционных механизмах [3]. А это значит, что террористическая деятельность, обладая целым рядом общих признаков, характерных, в том числе, и для организованной преступности, невозможна без соответствующих (коррумпированных) контактов в органах власти и управления. Таким образом, существование и «функционирование» экстремистских и террористических формирований предполагает участие в преступной деятельности коррупционного элемента. Следовательно, терроризм и коррупция в действительности тесно взаимосвязаны друг с другом. Угроза терроризма увеличивается там, где высок уровень коррупции. И наоборот, чем выше уровень коррупции в государстве или в том или ином регионе, тем благоприятнее почва для развития терроризма. Таким образом, борьба с коррупцией должна стать одним из ключевых направлений государственной политики. Так как эффективность такой борьбы отразится и на снижении уровня террористической угрозы для государства [4].
В результате установления таких связей для террористических формирований основной целью является приобретение информации, средств и орудий для осуществления террористических преступлений, лоббирование своих интересов в системе изменения отдельных позиций законодательств и т. п., а также «приобретение» возможности оставаться неуязвимыми для органов власти, деятельность которых направлена на борьбу с ними. Для представителей власти и общественности основной целью коррупционного взаимодействия с террористическими формированиями является личное обогащение, выражающееся в получении выгоды в виде денег, ценностей и иного имущества. К тому же интересы коррумпированных кругов и менеджмента от терроризма смыкаются в таких сферах, как производство, сбыт и распространение наркотических веществ, нелегальная торговля оружием, людьми, легализация преступных доходов. Все это создает почву для дальнейшего упрочнения преступного кон-
гломерата и распространения терроризма и коррупции как внутри страны, так и во всем мире.
Ярким международным примером этого является террористическая организация «Аль-Каида», существование которой в определенное время обеспечивали высшие эшелоны власти Афганистана [5].
Да и в России, по мнению специалистов, «не всегда было ясно, за что боролись чеченские террористы: „национальную независимость“ Чечни или сохранение возможностей продолжать весьма прибыльный криминальный бизнес. Кроме того, в регион активно проникала и продолжает проникать ваххабитская идеология. Происходит постепенное сращивание исламского бандитского подполья с криминалом. Бандитское подполье начинает решать свои преступные задачи, в том числе связанные с переделом сфер влияния, оказанием давления на властные структуры» [6].
Аналитики отмечали небывалые размеры коррупции в органах государственной власти и местного самоуправления северокавказских субъектов Российской Федерации в сочетании с превалированием клано-во-корпоративных, семейно-родственных отношений во властных структурах республик. По мнению Генерального прокурора России Ю. Я. Чайки, «практически все органы власти на Северном Кавказе поражены коррупцией». Современное кавказское коррумпированное сообщество заинтересовано в поддержании общего преступного фона — терроризма и экстремизма, безработицы, отсутствия квалифицированных кадров во всех сферах жизнедеятельности, миграционных процессов [7].
К тому же имеются факты, когда представители власти являлись непосредственными участниками террористических (бандитских) формирований. Так, 1 июня 2011 года сотрудниками Следственного управления Следственного комитета РФ по Чеченской Республике было завершено расследование уголовного дела в отношении 26-летнего депутата совета Ачхой-Марта-новского сельского поселения Ш. Гайсаева, который обвинялся в совершении престу-
ВЕСТНИК
Казанского юридического института МВД России
№ 1(19) 2015
пления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ (участие и пособничество в вооруженном формировании). По версии следствия, с июля 2009 по февраль 2011 года Ш. Гайсаев добровольно оказывал пособничество участникам незаконного вооруженного формирования, действовавшим на территории Ачхой-Мартановского района, приобретал для них продукты питания и предоставлял свою автомашину для передвижения [8].
10 сентября 2013 года на заседании Сов-беза Президент России Владимир Путин заявил, что положение дел на Северном Кавказе, несмотря на очевидные позитивные сдвиги, улучшается слишком медленно — террористическая угроза и коррупция не устранены. Серьёзный ущерб экономике наносят хищения бюджетных средств. В 2013 году только органами безопасности обнаружено хищений на сумму около 6,5 миллиардов рублей [9].
К тому же, по результатам серии экспресс-опросов, проведенных информационным агентством Caucasus Times в столицах шести республик Северного Кавказа и посвященных анализу ситуации с коррупцией в регионе и отношения населения к этой проблеме, установлено, что более 80% респондентов лично сталкивались с коррупционной практикой. При этом результаты опросов показали, что наиболее коррумпированными структурами в своих республиках население Северо-Кавказского региона считает местные правоохранительные органы (53% респондентов). Принимая во внимание тот факт, что Северный Кавказ на протяжении последних 20 лет традиционно остается эпицентром российского терроризма, указанные факты говорят о тесной связи терроризма с распространением коррупци-
онных процессов в регионе [10]. По этому поводу один из молодых россиян в своем блоге заключил, что, скорее всего, правы те, кто видит причину терроризма в продажности чиновников и злоупотреблении ими своими служебными обязанностями. Потому что «рука руку моет», коррумпированные чиновники и бандиты (террористы) — одной масти [11].
Данное утверждение нашло подтверждение и в результате опроса авторами материала студентов-международников и политологов третьего курса Института международных отношений и мировой истории Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. На вопрос, существует ли взаимосвязь между коррупцией и терроризмом, подавляющее большинство респондентов ответило положительно.
Коррупция является во многих случаях необходимым условием совершения конкретных (адресных) террористических актов. Так, коррумпированные сотрудники правоохранительных органов, вместо того чтобы бороться с терроризмом, за взятку в лучшем случае просто не мешают террористам делать свои черные дела, а в худшем -становятся пособниками террористов. Примером данного утверждения могут служить теракты 24 августа 2004 года на самолетах Ту-154 и Ту-134, вылетевших из московских аэропортов Домодедово и Шереметьево [8].
Таким образом, коррупция в органах государственной власти и силовых структурах является питательной средой развития терроризма, выступая, с одной стороны, как необходимая причина его возникновения, а с другой — как неотъемлемое условие существования. Не победив коррупцию, невозможно ожидать сколько-нибудь серьезных успехов в деле борьбы с терроризмом.
литература
1. Грачев С. И., Гасымов А. А. Особенности современного терроризма и проблемные аспекты в системе антитерроризма / С. И. Грачев, А. А. Гасымов // Власть. — 2012. — № 7. — С. 95−96.
2. Грачев С. И. Терроризм и его активная интеграция с организованной преступностью в условиях глобализма / С. И. Грачев // Российский следователь. — 2007. — № 18. — С. 11−14.
3. Большой юридический словарь / под ред. проф. А. Я. Сухарева. — 3-е изд., доп. и перераб. -М., 2007. — VI. — С. 658.
4. Григорьев А. А. Взаимосвязь терроризма с организованной преступностью и коррупцией.
URL: http: //vestnik. uapa. ru/ru-ru/issue/2009/03/19/
5. Секретная сеть «Аль-Каиды». URL: http: //www. newsru. com/background/08jul2005/al_kaida. html (проверено 24. 08. 2009).
6. Северный Кавказ: внешние угрозы и вызовы. Круглый стол // Красная звезда. — 2011. — 22 марта. URL: http: //www. redstar. ru/2011/03/2203/302. html
7. Кимлацкий О. А. Особенности и тенденции развития современного терроризма в России / О. А. Кимлацкий // Аналитический вестник Совета Федерации. — 2010. — № 15 (401). — С. 7−9.
8. См.: Каратаев М. В. Коррупция как причина, условие и соответствующий фактор российского терроризма / М. В. Каратаев // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2012. — № 21 (162). — С. 43−52.
9. Путин: терроризм и коррупция не уничтожены на Кавказе. URL: http: //pasmi. ru/archive/95 855
10. См.: Каратаев М. В. Коррупция как причина, условие и соответствующий фактор российского терроризма / М. В. Каратаев // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. -2012. — № 21 (162). — С. 43−52.
11. URL: http: //www. dagpravda. ru/?com=materials&-task=view&-page=material&-id=32 767
© Грачев С. И., 2015 © Морозова А. С., 2015 Статья получена: 23. 02. 2015
ИЗДАНИЯ КАЗАНСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ
практикум по квалификации преступлений: учебно-методическое пособие / под ред. М. Р. Гарафутдинова. — Казань: КЮИ МВД России, 2014. — 197 с.
Пособие содержит задачи и задания по квалификации преступлений и предназначено для закрепления теоретических знаний и углубления практических навыков и умений применения уголовного закона при квалификации преступлений.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой