Феномен рейдерства в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕНОМЕН РЕЙДЕРСТВА В РОССИИ
Косарева Наталья Евгеньевна, аспирант кафедры уголовного права Дальневосточного государственного университета, помощник судьи.
Место работы: Приморский краевой суд.
Контакты автора: terpsichore85@rambler. ru
Аннотация. В последние годы в экономике России выявилась тенденция значительного увеличения количества корпоративных конфликтов и распространения недружественных противоправных корпоративных захватов чужой собственности — рейдерства. Рейдерство подрывает уважение к правам собственности, основы предпринимательства, резко ухудшает инвестиционный климат в стране и международный имидж отечественного бизнеса.
В России сложилась парадоксальная ситуация: рейдерство, т. е. незаконный захват предприятий, есть, а закон, карающий за это, или хотя бы дающий четкое определение таким действиям, отсутствует. Сейчас в Уголовном кодексе РФ можно найти более 20 статей, под регулирование которых могут теоретически подпасть как рейдеры, так и действующие в их интересах госорганы. К сожалению, применение их комплексно невозможно, а по отдельности они не могут быть квалифицированы как полноценное рейдерство.
Если жертва обращается к правоохранительным органам, ей часто трудно обосновать свою позицию как потерпевшей стороны, а недостаточный профессионализм сотрудников правоохранительных органов и отсутствие сформировавшейся судебной практики приводят к тому, что в сущности противоправная деятельность так называемых «черных рейдеров» не получает должной уголовно-правовой оценки и необходимого противодействия со стороны государства. В связи с этим приобретает актуальность исследование проблема уголовно-правовой квалификации действий по корпоративному шантажу и рейдерству. В условиях действующего законодательства становится явной также необходимость определенного уточнения норм об ответственности за экономические преступления.
Ключевые слова: рейдерство, недружественные и дружественные поглощения, захват собственности, уголовная ответственность.
REIDERSTVO PHENOMENON IN RUSSIA
Kosareva Natalia, advanced student of the Criminal law department, Far East State National University, assistant judge. Place of employment: Primorsky regional court.
Contacts of the author: terpsichore85@rambler. ru
Annotation. A tendency of useful increase of amount of corporate conflicts and extension of illegal assumption of alien property — raiderstvo show up in Russian economy last years. Raiderstvo disrupts the consideration to property rights, foundations of enterprise, deeply accentuates investment climate in our country and international image of the domestic business.
The paradoxical situation has formed in Russia: raider-stvo that is illegal assumption of an establishment exists, but there is no statute penalize it or define such actions.
One could find in the Russian Criminal Code more then 20 clauses under the regulation of which raiders and the state structures acting in their interests may fall. Unfortunately their integrated use is impossible, while taken separately they can not be qualify as a sterling raiderstvo.
If the victim applies to law enforcement bodies, it is often difficult to ground his or her position as an injured party. Law skill of the stuff and the lack of court practice lead to the situation when in effect illegal activity of the so called black raiders hasn’t obtain due penal estimation and necessary opposition from the state. In view of aforesaid investigation of the problems of criminal qualification of greenmail and raiderstvo acquire actual and the neces-sarity of adjustment rules of liability for an economy crimes turn overt.
Keywords: raiderstvo, amicable and non-amicable absorptions, property take over, criminal liability.
С началом приватизации государственного имущества в России широкое распространение получило явление, именуемое рейдерским захватом. Целью захвата является приобретение по цене намного ниже рыночной активов хозяйствующих субъектов для укрупнения предприятий или монополизации отдельных отраслей производства. Захват собственности организаций осуществляется путем совершения ряда противоправных действий в отношении административного аппарата организаций при содействии правоохранительных и налоговых органов. Распространение рейдер-ских захватов в масштабе страны приводит к монополизации отдельных отраслей производства, препятствует развитию свободной конкуренции и поступлению иностранных инвестиций в российские предприятия. С правовой точки зрения рейдерство имеет сложную структуру, в отечественном уголовном законодательстве отсутствует норма, регламентирующая ответственность за такое преступление, и правоприменительная практика вынуждена «подстраиваться» под закон, выделяя из всего комплекса действий, формирующих посягательство на предприятие как имущественный комплекс, те, которые охватываются рамками существующих составов. Многочисленные сложности, возникающие при такой квалификации, свидетельствуют об актуальности изучения и необходимости нормативного урегулирования явления рейдерства.
Прежде чем говорить о рейдерстве как таковом, необходимо отметить, что оно производно от гражданско-правового института слияний и поглощений, которые традиционно принято считать техникой, созданной в Англии. Эти институты в середине XX в. были заимствованы корпоративным правом США, а затем перешли в практику европейских государств1. В связи с этим некоторые ученые стали определять российское рейдерство понятием «недружественное поглощение». Однако такое определение терминологически некорректно. Поглощение компании — это взятие одной компанией другой под свой контроль, управление ею с приобретением абсолютного или частичного права собственности на её активы. В правовых доктринах развитых стран под «дружественным поглощением» понимается установление контроля над компанией путем совершения ряда сделок купли-продажи её акций на одинаковых для всех продавцов условиях, которые поддерживают руководящий состав и акционеры при-
1 Глушецкий, А., Степанов, Д. «Вытеснение» и «поглощение»: практический комментарий к новой главе акционерного закона / А. Глушецкий, Д. Степанов. — М.: ЗАО «Центр деловой информации» еженедельника «Экономика и жизнь», 2006. — С. 10.
обретающей и приобретаемой компаний. «Недружественное поглощение» — это скупка относительно крупного пакета акций компании, осуществляемая в условиях несогласия её руководящего состава, и установление контроля над компанией путем избрания подконтрольных лиц в её органы управления. При этом правила и порядок осуществления указанных поглощений устанавливаются нормами корпоративного законодательства, которым, в частности, предусмотрены меры по недопущению нежелательного перераспредения корпоративного контроля. В России же целью этого процесса является не перераспределение корпоративного контроля, а выведение активов из компании путем проведения управленческих решений с нарушением норм действующего законодательства. Претерпев подобные изменения целей и методов осуществления, поглощение уже не может быть названо таковым. Именно этим и обусловлено появление нового термина «рейдерство».
Попытки комплексного правового регулирования проблем слияний и поглощений в России не предпринимались вплоть до 2005 г. Такая ситуация связана, главным образом, с весьма категоричным отношением традиционной отечественной правовой науки к институтам, заимствованным из англо-американского правопорядка, а также отсутствием четкого правового содержания у терминов «недружественное поглощение» и «рейдерский захват», несмотря на их широкое использование в правоприменительной практике. Тем не менее повсеместное распространение посягательств на имущество предприятий привлекло к себе внимание общественности и законодателя.
Законодательное урегулирование процедуры поглощения в России условно можно разделить на четыре этапа. Упорядочить отношения по поглощению и легализовать корпоративные захваты был призван Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон „Об акционерных обществах“ и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации» от 5 января 2006 г., вводящий механизм приобретения крупных пакетов акций открытых акционерных обществ и вытеснения миноритарных акционеров.
Однако его оказалось недостаточно для устранения нарушений прав собственников акций, поскольку потенциальные захватчики не стали отказываться от выработанных годами схем и технологий захвата, которые помогали достичь желаемой цели при минимальных временных затратах и с большей материальной выгодой. В связи с этим 31 июля 2008 г. Президентом Р Ф был утвержден национальный план противодействия коррупции, в рамках которого 19 мая 2008 г. издан Указ № 815 «О мерах по противодействию коррупции», 25 декабря 2008 г. приняты Федеральный закон № 273 «О противодействии коррупции», Федеральный закон № 274 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции», Федеральный закон № 280 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 г. и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции». Первому заместителю Генерального прокурора РФ — Председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ и начальнику Следственного комитета при Министерстве внутренних дел РФ поручено усилить контроль за за-
конностью и обоснованностью процессуальных решений, принимаемых по уголовным делам, касающимся захвата имущества, имущественных и неимущественных прав, денежных средств предприятий, так называемого рейдерства. Распоряжением Правительства Р Ф № 1б63-р от 17 ноября 2008 г. утверждены Основные направления деятельности на период до 2012 г., среди которых названо осуществление комплекса мероприятий по противодействию криминальным захватам имущественных комплексов (рейдерству) и преступлениям на фондовом рынке, наносящим значительный ущерб экономике РФ и имеющим большой общественный резонанс.
Следующим этапом стало принятие Федерального закона № 205 от 19 июля 2009 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», направленного на защиту прав добросовестных участников корпоративных отношений гражданско-правовыми средствами. В частности, в законе впервые дано понятие корпоративного спора и регламентирован порядок рассмотрения дел по корпоративным спорам. Одной из определяющих идей Закона явилось повышение гарантии сохранения прав собственности: более детально по сравнению с действовавшим ранее законодательством урегулированы основные принципы учета прав собственности на именные ценные бумаги, а также отношения, складывающиеся в связи с ведением реестра владельцев именных ценных бумаг между эмитентом, регистратором, акционерами и иными лицами. Законом установлено, что общество и регистратор несут солидарную ответственность за убытки, причиненные акционеру в результате утраты его акций. Это нововведение повысило уровень значимости института регистратора в вопросе защиты корпоративной собственности, одновременно увеличив степень ответственности регистратора за возможные убытки акционера.
Поскольку многие из существующих в настоящее время экономических институтов на момент формулирования статей Уголовного кодекса РФ находились в стадии зарождения или вообще не существовали и действия, которые посягали на такие общественные отношения, ещё не представляли той общественной опасности, которую они приобрели сегодня, рейдерство осталось за рамками уголовно-правового регулирования. Пытаясь адаптировать закон к современным реалиям, законодатель постепенно вносит изменения в отдельные статьи Уголовного кодекса, однако они не всегда органично вписываются в его структуру. Отношения по поглощению сложны, и когда их регулирование гражданско-правовыми средствами оказывается недостаточно эффективным, криминализация отдельных действий осуществляется зачастую без учета главного правила уголовного права — общественные действия и их вредные последствия должны находиться в прямой причинно-следственной связи. Как справедливо отмечает руководитель следственного комитета при прокуратуре РФ А. Бастрыкин, это правило не соблюдено при формулировании ст. 185.4 УК РФ, предусматривающей ответственность за воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг, где в качестве общественно опасного последствия названо причинение гражданам, организациям или государству крупного ущерба. Указанные в статье действия сами по себе не могут причинить имущественный ущерб или повлечь извлечение какого-либо дохода. Их результатом может быть лишь принятие на общем собрании вла-
дельцев ценных бумаг компании некоего решения, например о прекращении полномочий исполнительного органа или одобрение крупной сделки, которое опосредованно может причинить имущественный ущерб2.
Проблема рейдерства вытекает из несовершенства законодательно-нормативной базы. По мнению многих юристов, как ученых, так и практиков, необходимо принять специальное антирейдерское законодательство, где будет дано четкое определение самого понятия «рейдерство», перечислены его характерные черты. Тогда с большей эффективностью можно будет выявлять и наказывать лиц, посягающих на чужую собственность. Однако правовое сообщество не разделяет оптимизма сторонников принятия новых специальных законов, указывая, что, с одной стороны, рейдерство не столько юридическая, сколько экономическая категория, из которой довольно сложно выделить общий противоправный знаменатель. Кроме того, в Уголовном кодексе РФ существует достаточное количество статей, под которые подпадают действия лиц, уличенных в противозаконном захвате чужого имущества, но которые просто не применяются или используются неумело3.
С другой стороны, имеет место конфликт гражданско-правового и уголовно-правового регулирования, заключающийся в следующем. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации выработал практику, позволяющую суду восстанавливать корпоративный контроль лица, у которого была «похищена» собственность, даже в том случае, если доля акций или его участие в уставном капитале были «размыты» при последующем увеличении уставного капитала. Поэтому дополнительное специальное законодательство может оказаться не подспорьем, а помехой в работе в связи с естественной путаницей при вводе в действие любого нового акта и его вписывания в существующую законодательную систему.
Отечественный законодатель нашел убедительными доводы сторонников совершенствования уголовного законодательства в части регулирования вопросов захвата предприятий. Так, в начале апреля 2010 г. Президент Р Ф Дмитрий Медведев внес на рассмотрение Госдумы поправки в Уголовный и Уголовнопроцессуальный кодексы РФ, которые направлены на борьбу с рейдерством, что свидетельствует о наступлении четвертого этапа в урегулировании процедуры поглощения в России.
Уголовный кодекс предлагается дополнить статьей 170 (1) «фальсификация единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг». За подобное правонарушение планируется установить штраф в размере от 100 до 300 тысяч рублей либо лишение свободы на срок до двух лет. Также поправки предполагают ответственность за внесение в реестр владельцев ценных бумаг заведомо недостоверных сведений. Это нарушение будет караться штрафом до 300 тысяч рублей либо лишением свободы до двух лет. Аналогичное наказание поправки предусматривают и за фальсификацию решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблю-
2 Козлова, Н. Причины и след: Александр Бастрыкин о реформе уголовного преследования за экономические преступления. Российская газета, 26. 01. 2010.
http: //www. rg. ru/2010/01/26/bastrykin. html
3 Субботина, М. Анатомия рейдерства. Финансовый контроль (Москва), 01. 04. 2010.
http: //www. arbitr. ru/press-center/smi/27 529. html
дательного совета) хозяйственного общества. Если же имело место принуждение акционера проголосовать определенным образом либо, наоборот, отказаться от голосования, лишение свободы предусмотрено уже на срок до пяти лет. В сопроводительных документах к законопроекту говорится, что поправки в уголовное законодательство «позволят привлекать виновных к ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата, упреждая неправомерное завладение имуществом, имущественными и неимущественными правами, денежными средствами предприятий"4.
Данный законопроект направлен на уход от доказывания корыстной цели и приближение момента наступления уголовной ответственности к более ранним стадиям развития рейдерского захвата — когда имущество ещё не поменяло собственника, а лишь совершены действия по «подмене» единоличного исполнительного органа5.
По-мнению автора настоящей статьи, одобрение названного законопроекта Государственной Думой и внесение соответствующих поправок в УК РФ, несомненно, будет способствовать улучшению криминогенной ситуации в рассматриваемой сфере. Вместе с тем актуальным остается вопрос о привлечении к ответственности лиц, добившихся смены собственника активов хозяйствующего субъекта. Поскольку указанная цель достигается посредством совокупности противоправных действий, объединенных общим умыслом, направленным на отъем собственности, что и формирует рейдерство как таковое, большую сложность составляет привлечение к ответственности всех задействованных в нем субъектов. Помимо этого необходимо отметить, что фальсификация единого государственного реестра юридических лиц (реестра владельцев ценных бумаг) и внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений не единственные способы захвата активов предприятия. В этой связи представляется интересным учет в отечественном законодательстве опыта зарубежных государств, который заключается в разработке и введении специального закона, регулирующего правила поглощений и устанавливающего ответственность за их нарушение. Поскольку Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусматривает порядок перехода прав на активы организации от одного лица (лиц) к другому (другим) и различные варианты перераспределения корпоративного контроля, но не содержит положений о наказании за его несоблюдение, приемлемым решением было бы введение в Уголовный кодекс главы, регламентирующей ответственность участников недружественных поглощений, в которую бы вошли преступления, объединенные направленностью умысла на отъем прав собственности на объект у одних лиц и возникновение этих прав у других.
РЕЦЕНЗИЯ
С началом приватизации государственного имущества в России широкое распространение получило явление, именуемое рейдерским захватом. Целью захвата является приобретение по цене намного ниже рыночной активов хозяйствующих субъектов для укрупнения предприятий или монополизации отдельных отраслей
4 Сообщение РИА новости. Российская газета, 06. 04. 2010. http: //www. rg. ru/2010/04/06/reiderstvo-anons. html
5 Сычев, П. Г. Противодействие рейдерству: уголовно-правовые аспекты и законодательные предложения /Российская юстиция, 2010, № 2. С. 27 (с. 24−27).
производства. Захват собственности организаций осуществляется путем совершения ряда противоправных действий в отношении административного аппарата организаций при содействии правоохранительных и налоговых органов.
В основе рассматриваемой работы лежит исследование регулирования явления поглощения отечественным законодательством. Анализируя федеральное законодательство, правовую направленность управленческих решений, показатели эффективности правоприменительной практики, автор статьи отмечает следующее. Проблема рейдерства вытекает из несовершенства законодательно-нормативной базы. Отношения по поглощению сложны и их регулирование гражданско-правовыми средствами оказывается недостаточным. Пытаясь адаптировать закон к современным реалиям, законодатель постепенно вносит изменения в отдельные статьи Уголовного кодекса, однако они не всегда органично вписываются в его структуру. Поэтому необходимо принять специальное антирейдерское законодательство, где будет дано четкое определение понятия «рейдерство», перечислены его характерные черты. Тогда с большей эффективностью можно будет выявлять и наказывать лиц, посягающих на чужую собственность.
Также в статье обозначена проблема конфликта гражданско-правового и уголовно-правового регулирования поглощений, заключающаяся в следующем. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации выработал практику, позволяющую суду восстанавливать корпоративный контроль.
Лица, у которого была «похищена» собственность, даже в том случае, если доля акций или его участие в уставном капитале были «размыты» при последующем увеличении уставного капитала, полагая указанную меру достаточной для противодействия рейдерству. Однако, ввиду того, что ответственность за такое «похищение» ничем не предусмотрена, говорит о возможности борьбы с рейдерством или его предотвращения с использованием названной технологии, преждевременно.
В заключении статьи Косарева Н. Е. приходит к выводу, что высшим органам государственной власти Российской Федерации необходимо искать варианты решения проблемы, обратившись к опыту зарубежных стран, и стремиться привести к балансу гражданско-правовые и уголовно-правовые средства в регулировании рассматриваемых отношений. При этом автор выступает за криминализацию отдельных действий, формирующих комплекс рейдерского захвата.
В целом статью Косаревой Н. Е. можно охарактеризовать положительно. Работа соответствует требованиям, установленным ведущими рецензируемыми изданиями, и может быть рекомендована к публикации.
Зав. кафедрой уголовного права ЮИ ДВГУ, д.ю.н., профессор Коробеев А. И.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой