Основные функции способов обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

THE USING OF DISTANCE LEARNING TECHNOLOGIES IN THE TEACHING OF
LEGAL DISCIPLINES
A.S. Akhmetov
The author of this article examines the role of distance learning technologies in the teaching of legal disciplines. The paper analyzes these technologies, identified positive and negative aspects of distance learning. Moreover, the author analyzes the legal framework relating to these technologies on the example of the Russian Federation and the Republic of Kazakhstan.
Keywords: law, distance education technologies, legal education, legal education, legal discipline, education, democratic state, civil society.
Akhmetov A.S., Ph. D jurid. sciences, the assistant professor Pavlodar State Pedagogical Institute, e-mail: arman. ahmetov@mail. ru (Republic of Kazakhstan, Pavlodar)
УДК 347. 41
ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
М. А. Берестнев, И.И. Пустомолотов
Предпринята попытка осмысления правовой природы, роли и места правовых средств обеспечения гражданско-правовых обязательств в современном гражданском праве России. Анализ проведен ввиду совершенствования концепции гражданского законодательства.
Ключевые слова: способы обеспечения гражданско-правовых обязательств, правовые средства обеспечения обязательств, защита обязательств, меры ответственности
В основе любого обязательства лежит вера участников обязательственных правоотношений в обоюдное надлежащее исполнение контрагентом своих обязанностей по договору. Во многом такая вера сторон договора основана на возможности применения к нарушителю мер ответственности. Наряду с гражданско-правовыми мерами ответственности стимулировать стороны к надлежащему исполнению обязанностей направлены способы обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств.
До настоящего времени в правовой литературе не сложилось единой точки зрения на то, какими функциями обладают предусмотренные главой 23 Гражданского кодекса РФ [1, Ст. 3301] способы обеспечения исполнения обязательств. Так, выделяют их стимулирующую, пресекательную, поражающую, обеспечительную, компенсационную и штрафную функции. Выделяют и иные функции, например, стимулирующую (до нарушения), защитную (после нарушения) — или принудительную для должника и компенсационную для кредитора, а восстановительную для всех. Среди авторов
62
нет единого подхода в понимании этого вопроса. Тем не менее, сам по себе он важен, поскольку данные правовые средства являются инструментом в руках участников обязательственного, чаще всего договорного процесса, и, применяя их, лица должны четко представлять их направления воздействия. Какими же функциями обладают способы обеспечения исполнения обязательств?
Представляется, что для ответа на этот вопрос прежде всего необходимо определиться с критерием, по которому то или иное воздействие может быть отобрано в качестве основной функции того или иного средства права. Поскольку принципиальной особенностью работы с правовыми средствами является то, что они всегда берутся в связи с экономико-социальными задачами, очевидно, что и функции способов обеспечения обязательств должны отбираться именно с учетом указанных задач. В этом смысле невозможно согласиться с самым распространенным взглядом на обязательственное обеспечение как на средство негативного стимулирования участников договорных отношений, поскольку основной задачей средств обеспечения обязательств является не стимулирование должника к надлежащему поведению, а возмещение кредитору причиненных убытков. Соответственно, функции обеспечительных способов также должны быть направлены на реализацию этой задачи. То есть, выбор функций способов обеспечения в гражданско-правовых обязательствах должен производиться с учетом их значимости для восстановления.
В соответствии с вышеизложенным, функциями средств обеспечения гражданско-правовых обязательств, прежде всего, следует считать функции главного восстановительного средства в гражданском праве — гражданско-правовой ответственности. Но этого недостаточно. Поскольку обеспечительные способы являются составной частью гражданско-правовых договоров, а нередко и сами обладают договорными свойствами, они должны быть наделены также договорными функциями. Таким образом, способам обеспечения обязательств присущи функции двух гражданско-правовых категорий: ответственности и договора.
Функциями ответственности, независимо от взглядов на ее природу (карательная или восстановительная), большинство авторов признают карательную и компенсационную ее направленность. Эти функции как бы показывают ответственность обращенной одной стороной на должника, другой — на кредитора. Поскольку именно ответственность выражает сущность обеспечения прежде всего, эти функции играют в обеспечительных способах ведущую роль, и их следует учитывать в первую очередь.
Среди функций гражданско-правовых договоров в настоящее время наиболее часто выделяют: 1) социально-экономическую- 2) регулятивную- 3) стимулирующую.
Подобными функциями в той или иной степени обладают и способы обеспечения исполнения обязательств. Если функции ответственности выражают внутреннюю природу обеспечительных средств, то договорные функции характеризуют преимущественно их форму. Таким образом, при
исследовании основных направлений воздействия способов обеспечения исполнения обязательств обнаруживаются 1) карательная, 2) компенсационная, 3) социально-экономическая, 4) регулятивная и 5) стимулирующая функции.
Однако в данных категориях вышеприведенные направления воздействия не существуют в чистом виде. Функции ответственности и договора, вступая во взаимодействие друг с другом, видоизменяются и приобретают совершенно иной вид, отличный от функций договора или ответственности. Они превращаются в функции, свойственные исключительно обеспечительным способам обязательств. Для выявления этих специальных функций необходимо рассмотреть, как происходит процесс их формирования.
Самое существенное влияние на все функции обеспечительных способов оказывает социально-экономическая функция гражданско-правового договора. В обеспечительных способах ее суть состоит в том, что, как любой договор, данные правовые средства, сами по себе, представляют часть механизма товарного производства и товарного обращения, и любое из них, создаваясь и действуя, неминуемо должно соизмеряться с экономической выгодой. Например, уровень обеспеченности кредита влияет на его конкурентоспособность. Отличие же обеспечительных средств от иных (позитивных) элементов гражданско-правового договора заключается лишь в том, что средства обеспечения по-своему решают задачи товарного производства и обращения. Они действуют с помощью принуждения, пресечения и иных мер негативного воздействия.
Социально-экономическую функцию не принято выделять и рассматривать как самостоятельную в способах обеспечения гражданско-правовых обязательств, но она неминуемо накладывает свой отпечаток на все остальные их функции. По этой причине воздействие данной функции должно быть учтено при рассмотрении всех функций обеспечительных средств.
Восстановительная функция. Влияние социально-экономической функции договора на способы обеспечения исполнения обязательств проявляется прежде всего в том, что основным направлением действия ответственности (сущности любого обеспечения в праве) оказывается не наказание должника, а восстановление имущественного состояния кредитора -лица, понесшего убытки. Наказание может присутствовать в акте привлечения к ответственности, но не составляет ни содержание, ни желаемую функцию гражданско-правовой ответственности. Ее восстановительный характер обусловлен тем, что базирующаяся на выгодности для частных лиц гражданско-правовая ответственность является инструментарием частного характера, защищающим частные интересы. Ее договорно-согласительный механизм исключает всякую карательную направленность данного средства и заставляет сосредоточить основные усилия на максимально справедливом восстановлении имущественного состояния частного лица, то есть на возмещении причиненных убытков.
Иногда утверждается, что частным средствам в праве свойственна лишь профилактическая направленность, а защита правопорядка — функция,
свойственная государственному принуждению. С этим невозможно согласиться. Следует сказать, что в гражданском праве процесс восстановления всегда осуществлялся с участием сторон правоотношения, которым государство предоставляло право применять меры ответственности. Данная особенность гражданско-правовой ответственности получила название & quot-делегирование прав& quot-. Даже во времена государственно-плановой экономики способ делегирования прав активно использовался в гражданском праве.
Это обусловлено следующими причинами. Во -первых, интересы участников договорных обязательств по применению мер гражданско-правовой ответственности совпадают с интересами государства по обеспечению эффективного и стабильного функционирования экономического механизма. Во-вторых, государственное принуждение далеко не всегда может обеспечить неотвратимость и справедливость восстановления. Привлечение к процессу возложения ответственности заинтересованных лиц помогает решить эту проблему. Само по себе делегирование не является способом обеспечения гражданско-правовых обязательств, но оно создает необходимые условия для существования такого обеспечения. Доверяя участникам отношений право самостоятельно определять масштаб и вид принуждения, государство тем самым индивидуализирует его в каждой конкретной экономической ситуации.
Иногда утверждается, что & quot-частными"- средствами невозможно осуществлять восстановительную функцию, поскольку частные средства, в отличие от государственных, не могут в равной мере обеспечить интересы обеих сторон правоотношения. Представляется, что такое утверждение хотя и справедливо, но для средств частного обеспечения не имеет значения. Частное средство предназначено для обеспечения интересов того лица, которое его использует. В данном случае убытки, которые терпит другая сторона правоотношения в результате использования какого-либо способа обеспечения, вовсе не свидетельствуют о нарушении ее прав. В этой ситуации интерес второго субъекта просто не берется в расчет, что вполне допустимо для частных средств. При необходимости другая сторона, используя собственные средства, вправе применить встречное обеспечение, что и даст им равные возможности.
Восстановительную функцию способов обеспечения гражданско -правовых обязательств чаще именуют компенсационной. Однако представляется, что понятие & quot-компенсация"- не характеризует истинного назначения обеспечения. При & quot-компенсации"- охватывается лишь один аспект восстановительной деятельности — принудительное воздействие на должника в имущественной сфере. В то же время остается & quot-за кадром& quot- соотношение размера возмещения с реально причиненными убытками. В гражданском праве такое положение не может считаться удовлетворительным. Правопорядок в экономике может быть обеспечен лишь в случае полного восстановления нарушенных интересов кредитора. Если возмещение не полностью его удовлетворяет, оно выступает как & quot-неэкономичное"- и не должно применяться в гражданско-правовых обязательствах.
Существование в обеспечительных способах вместо восстановительной функции компенсационной часто объясняется тем, что полное восстановление при совершении правонарушения невозможно, поскольку взыскиваемая с должника сумма не может покрыть всех возникающих у лица потерь. Но такое объяснение приемлемо лишь при неправильном применении (выборе) средства обеспечения своих интересов. Естественно, это часто приводит к недостаточному возмещению. В таком положении вполне объясним тот факт, что претензии на недостаточное обеспечение обращены не к лицам, которые его применяют, а непосредственно к обеспечительным средствам (в литературе нередко можно встретить сетования на неэффективность того или иного способа обеспечения).
Субъектам же предоставлен широкий выбор обеспечительных возможностей и большой арсенал средств. Каждое из них, в принципе, обладает достаточной эффективностью для возмещения любых имеющихся у кредитора потерь. Проблема состоит лишь в том, что в гражданском праве нет универсальных средств, используемых во всех ситуациях. А потому, эффективность любого средства зависит от того, насколько правильно заинтересованное лицо выбрало его и ввело в конкретное обязательство. Таким образом, невозможность полного возмещения убытков в каких-либо случаях не является поводом отказывать гражданско-правовым обеспечительным способам в восстановительной функции. Это не & quot-проблема средства& quot-, а & quot-проблема его выбора& quot-. Восстановление возможно всегда, и стороны обязательно должны к нему стремиться.
Восстановительную функцию в гражданско-правовых обеспечительных способах правильнее было бы именовать возместительной функцией. Термин & quot-возместить"- известен гражданскому праву именно как последствие какого -либо действия, имеющее эквивалентное восполнение.
Таким образом, влияние социально-экономической функции договора на гражданско-правовую ответственность поднимает ее компенсационную функцию до уровня экономического восстановления — возмещения, что определяет истинное назначение способов обеспечения исполнения обязательств — быть средством обеспечения экономических интересов сторон обязательственных правоотношений.
Принудительно-ограничительная функция. Гражданско-правовая ответственность как обеспечительное средство осуществляет воздействие не только на кредитора, но и на должника. В данном случае принято говорить о существовании у ответственности функции, называемой большинством авторов & quot-штрафной"- или & quot-карательной"-'-. Под штрафной функцией понимается такое воздействие ответственности, при котором на нарушителя (должника) возлагается обязанность претерпевать дополнительные лишения имущественного или иного характера. Карательная функция является основной для ответственности в публичных отраслях права.
В гражданском праве указанная функция имеет особый вид. Во-первых, под воздействием социально-экономической функции основного обязательства
(договора) она становится полностью зависимой от восстановительной, как бы обратной стороной процесса восстановления, обращенной на должника. Именно поэтому данную функцию можно еще назвать функцией & quot-воздействия на должника& quot-. Во-вторых, поскольку задачей восстановительной ответственности является не изъятие имущества у должника и & quot-ущемление его интересов& quot-, а возмещение кредитору причиненных убытков, указанная функция с содержательной стороны фактически перестает быть & quot-функцией имущественной репрессии& quot-. При этом от & quot-карательной"- направленности остается лишь одно свойство — принуждение, заключающееся в том, что ответственность делает должника участником восстановительного процесса, не оказывая на него никакого дополнительного влияния.
Данное свойство порождает и особое название этой функции в гражданском праве — & quot-принудительная"-. Термин & quot-принудительная"-, подчеркивает, с одной стороны, & quot-некарательный"- характер оказываемого воздействия, с другой — зависимое и пассивное положение должника в восстановительном процессе. Особенно ярко данная функция проявляет себя в англо-американском праве, где полностью отрицается наличие в гражданско -правовой ответственности штрафной направленности.
Принуждение как способность & quot-заставить что-то сделать& quot- всегда считалось одним из главных свойств любой правовой ответственности. Но в обязательствах оно имеет особый характер. Если в публичном праве принуждение воздействует на обязанное лицо, стимулируя его к правомерному поведению, то в гражданско-правовой обязательственной ответственности фигура обязанного лица (должника) не имеет существенного значения. В данном случае значение имеет лишь его имущество, предназначенное для возмещения причиненных кредитору убытков. В связи с этим и принуждение в гражданско-правовой ответственности используется исключительно ради обращения взыскания на имущество должника. Конечно, и в данном случае субъектом принуждения остается должник, поскольку по-иному средства права воздействовать не могут. Но осуществляется принуждение все же ради имущества должника, а не ради его личности. Именно так необходимо понимать принудительную функцию обязательственной ответственности.
Каково в этом случае содержание принудительных действий? Поскольку целью применения обеспечительных мер является беспрепятственное возмещение кредитору причиненных убытков, то и принуждение в них имеет соответствующий характер. Оно заключается в ограничении прав должника в отношении принадлежащего ему имущества таким образом, чтобы он не мог своими действиями помешать кредитору возместить убытки, то есть принуждение в обязательственной ответственности есть отстранение должника от возмещения. Исходя из этого, данная функция в способах обеспечения обязательств может быть названа принудительно-ограничительной функцией. Термин & quot-ограничительная"- показывает направленность средства на устранение влияния должника на имущество, предназначенное для возмещения.
Следует отметить тот факт, что подавляющее большинство авторов считают принуждение в обеспечительных способах видом стимулирования. В их понимании принуждение воздействует как угроза для должника в будущем претерпевать дополнительные лишения. Однако угроза лишений на будущее эффективна лишь для позитивных (нормальных) экономических отношений, где исполнение предписанных обязанностей всегда влечет выгоду для сторон, а неисполнение — лишения. Но когда речь идет об уже применяющейся неустойке или удержании, сущность которой изначально состоит в причинении лишений, можно ли говорить о стимулировании? Нам представляется, стимулирование не может определять содержание принудительной функции способов обеспечения исполнения обязательств.
Конечно, полностью отрицать существование в обеспечительных средствах стимулирующей функции невозможно. Данная функция присуща всем средствам права. В обязательственном обеспечении она существует на стадии & quot-до нарушения& quot- обязательства. Однако в качестве основной функции ее рассмотрение представляется нецелесообразным. То обстоятельство, что не только обеспечительные, но и иные средства гражданского права (нормы, договор и так далее) обладают равной стимулирующей направленностью, позволяет абстрагироваться от данного свойства как некой постоянной величины, не содержащей специфических обеспечительных свойств, и не считать стимулирование функцией обязательственного обеспечения.
Адаптационная функция является производной от регулятивной функции, присущей любой категории права. Рассмотрим регулятивные свойства способов обеспечения обязательств. На первый взгляд кажется, что данная функция не является равной по значению возместительной и принудительно -ограничительной функциям. Тем не менее, эта функция занимает положение в одном ряду с восстановлением и принуждением.
Избирая какой-либо способ обеспечения обязательства, лица имеют возможность не только выбрать путь применения, но и строить меры ответственности на этапе заключения основного договора. В данном случае регулятивная функция проявляется в том, что еще до возникновения правонарушения у субъектов появляется возможность выбрать и сконструировать меры ответственности так, как необходимо для данного конкретного правоотношения. В указанных рамках субъекты могут также осуществить ряд определенных предварительных действий, которые в дальнейшем позволят им применять ответственность с наибольшей эффективностью. К таким действиям следует отнести, например, передачу имущества в залог или задаток, установление гарантии или поручительства. Фактически в договорной ответственности регулятивные нормы заранее формируют ответственность так, чтобы она смогла наиболее оптимально защищать права участников конкретных правоотношений.
Здесь ответственность & quot-управляет"- настолько сложными действиями субъектов (передача имущества в залог, установление режима использования заложенного имущества, включение поручителя в договорные отношения и
тому подобное), что зачастую требуется использовать для их оформления дополнительные договорные формы (договор залога, поручительства и других). Именно в этом смысле регулятивную направленность способов обеспечения обязательств следует рассматривать как функцию, равную по значению ее возместительной и принудительной функциям.
Поскольку целью регулирования в данном случае является достижение более точного соотношения ответственности с конкретной экономической ситуацией, в которой ей предстоит & quot-работать"-, такого рода деятельность можно назвать & quot-приспосабливающей"- или & quot-адаптационной"-, а нормы, ее регламентирующие, — & quot-адаптивными нормами& quot-. Проекция философской конструкции & quot-адаптивной нормы& quot- на соответствующие правовые явления разработана В. А. Ойгензихтом [2, С. 121]. Исходя из этой концепции, возможно усмотреть два пути & quot-адаптации"- ответственности к конкретным экономическим обстоятельствам. В первом случае восстановительный механизм ответственности подстраивается под экономические условия, в которых впоследствии будет использоваться. Во втором — сама экономическая среда с помощью определенных & quot-адаптационных действий& quot- формируется таким образом, что действие в ней мер ответственности будет наиболее эффективным.
Исходя из специфических задач & quot-адаптационных"- мер, которые позволяют приспособить возместительный механизм договорной ответственности к конкретным экономическим условиям, нам представляется возможным регулятивную функцию способов обеспечения обязательств назвать адаптационной. Недооценка данной функции со стороны субъектов правоотношений, невнимание к ней или неправильное ее понимание приводит к снижению эффективности защиты их интересов в конкретных правоотношениях, а в иных случаях и вовсе к отсутствию такой защиты.
Таким образом, в обеспечительных средствах гражданско-правовых обязательств выделяются три основных функции: возместительная, принудительно-ограничительная и адаптационная. Указанные функции свойственны любому из видов обеспечительных средств, несмотря на их разнообразие и внешнюю несхожесть.
Выявленные функции не только демонстрируют родство различных средств обеспечения, но и позволяют говорить о существовании в гражданско -правовых обязательствах некоей обеспечительной системы, охватывающей все обеспечительные средства в единый функциональный механизм.
Список литературы:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30. 11. 1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 05. 12. 1994. N 32. ст. 3301.
2. Ойгензихт В. А. Проблема риска в гражданском праве. -Душанбе: Ирфон. 1972. — 225 с.
Берестнев Михаил Александрович, канд. юрид. наук, заведующий кафедрой государственного и земельного права, тел. 8(4872)35−36−34, berestnev@bk. ru (Россия, Тула, ТулГУ)
Пустомолотов Игорь Иванович, канд. юрид. наук, доцент кафедры гражданского и земельного права, тел. 8(4872)57−34−73, ipustomolotov@mail. ru (Россия, Тула, ТулГУ)
THE KEY FEATURES OF THE WAY TO ENFORCE THE CIVIL LIABILITIES.
M.A. Berestnev, I.I. Pustomolotov
An attempt was made to understand the legal nature, role and place of the legal means to ensure the civil liabilities in the modern Russia civil law. The analiysis was performed due to the improvement of the concept of civiol law.
Keywords: ways to enforce civil liabilities, protection obligations, security for obligation under the agreement, liability
Berestnev M.A., candidate jurid. sciences, Head of Chair civil and land law, 8(4872)35−36−34, E-mail: berestnev@bk. ru (Russia, Tula, Tula State University).
Pustomolotov I.I., candidate jurid. sciences, assistant professor of Chair civil and land law, 8(4872)57−34−73, E-mail: ipustomolotov@mail. ru (Russia, Tula, Tula State University).
УДК 347: 378. 014. 543. 3(470)
ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РАСХОДОВАНИЯ БЮДЖЕТНЫМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ СРЕДСТВ СТИПЕНДИАЛЬНОГО
ФОНДА В РФ
М. А. Берестнев, Э.С. Темнов
В данной статье рассматривается правовая природа стипендиального фонда, а также исследуются отдельные особенности правового статуса бюджетных учреждений
Ключевые слова: бюджетное учреждение, стипендиальный фонд, стипендия
Получение стипендий, материальной помощи и других денежных выплат, предусмотренных законодательством об образовании, является мерой социальной поддержки и стимулирования обучающихся. В образовательных организациях реализуется данная мера за счет средств стипендиального фонда образовательной организации.
Из содержания пункта 8 статьи 36 Федерального закона от 29. 12. 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» [13, Ст. 7598] следует, что под стипендиальным фондом понимаются средства, выделяемые организации, осуществляющей образовательную деятельность, на стипендиальное обеспечение обучающихся, в пределах которых выплачивается государственная академическая стипендия студентам, государственная

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой