Феномен Юридического факультета в городе Харбине в правовом пространстве русского зарубежья

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 34(091)
Пономарёва В. П.
Феномен Юридического факультета в городе Харбине в правовом пространстве русского зарубежья
Пономарёва Вера Павловна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского
E-mail: pon-vera@yandex. ru
Феномен русского Юридического факультета в городе Харбине многие годы оставался вне интересов отечественных правоведов. В то же время труды харбинских ученых-юристов, безусловно, являются частью российского правового наследия. Выстраивая систему пространственных координат существования факультета, мы способствуем объективной оценке этого правового наследия в контексте отечественной науки.
Ключевые слова: Юридический факультет в городе Харбине, классическое юридическое образование, Известия Юридического факультета в Харбине, правовое наследие русского зарубежья.
Славу и величие России создавали не только те, кто заселял ее необъятные просторы, но и соотечественники, в силу разных причин, оказавшиеся за ее пределами, в русском зарубежье. С позиций нашего времени важно дать объективную оценку тем идеям и проектам обновления России, тому весомому пласту русского правового наследия, накопленного эмигрантами в 20−40-е гг. прошлого века. Все это побуждает обратиться к феномену русского Юридического факультета в городе Харбине, который долгие годы оставался вне поля зрения отечественной науки.
Используя фундаментальные свойства пространства, политический и географический критерии, выстраивая систему координат, присущих любому правовому явлению1, исследуя названный феномен в культурно-историческом контексте2, мы получаем возможность определить место и роль этого уникального высшего учебного заведения в российском правовом наследии.
Харбин, наряду с Парижем и Прагой, был центром русского зарубежья. Здесь были созданы русские научные учреждения, академическая группа и высшие учебные заведения, считавшие необходимым готовить специалистов для будущей свободной России3. Уникальность подобных образовательных учреждений заключалась в том, что в 1918 г. все юридические факультеты в Советской России были закрыты как социально чуждые новому строю4. Только в эмиграции у русской молодежи была возможность получить классическое высшее юридическое образование.
В Париже в 1921 г. был создан русский юридический факультет, где преподавали известные русские юристы: Г. Д. Гурвич, В. Б. Ельяшевич, В.Д. Кузьмин-Караваев5. В 1928 г. Франко-русский институт в Париже6, открыл юридическое отделение, диплом которого приравнивался к документу французского вуза, что позволяло выпускникам устроиться на работу во Франции. Соответственно, упор делался на знание французского законодательства, что было более актуальным, чем изучение русского права. В результате, русские юридические вузы в Париже, по понятным причинам, долго не существовали.
В 1921 г. в Праге для русских студентов создали гуманитарное отделение Высших русских дополнительных курсов, а, позднее, открылся Русский юридический факультет. Его работа проходила под патронажем Карлова университета и при поддержке чехословацкого правительства, в рамках программы «Русская акция»,
1 Сигалов К. Е. Среда права: взаимосвязь моральных и правовых ценностей // Проблемы современной юридической теории: Сборник научных статей. М.: Юрист 2010. С. 129−153
2 Правовое пространство. Монография / Малахов В. П., Суханов В. В. М.: Изд-во Моск. университета МВД России, 2004
3 Ковалевский П. Е. Зарубежная Россия. История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека (19 201 970). Париж: Librarie des Cinq Continents, 1971. С. 78.
4 Государственный Архив Российской Федерации. Ф. 2306. Оп. 1. Д. 36. Л. 89.
5 Ковалевский П. Е. Указ. соч. С. 85.
Георгий Давидович Гурвич (Жорж Гурвич, Georges Gurvitch, 1894−1965) — правовед и социолог-позитивист- Василий Борисович Ельяшевич (1875−1946) — правовед-цивилист и историк права, общественный деятель- Владимир Дмитриевич Кузьмин-Караваев (1859−1927) — юрист, общественный и политический деятель. (Прим. ред.).
6 Антропов О. К. Париж как культурный центр зарубежья (1920−30-е гг.) [Электронный ресурс] // Новый исторический вестник. 2001. № 3. Режим доступа: http: //www. nivestnik. ru/20011/20. shtml.
помогавшей русским беженцам получить образование1. Этот факультет обладал правом присуждать ученые степени и звания, а также заниматься переподготовкой научных кадров2. Учебные курсы читали такие известные ученые как Д. Д. Гримм, Н. О. Лосский, Е.В. Спекторский3. В 1925 г. политическая ситуация в Чехословакии изменилась и юридическое образование, базировавшееся на национальных русских традициях, не смогло конкурировать с местной высшей школой4.
Третьим крупным университетским центром русской эмиграции стал город Харбин — столица китайской Северной Маньчжурии, где, в зоне отчуждения Китайской Восточной железной дороги (КВЖД), проживало свыше 50 тысяч русских, представлявших собой смесь различных социальных, политических и культурных групп5.
Русский Харбин на почтовых открытках начала ХХ в.: одна из улиц города (слева) — здание управления КВЖД Фото с сайтов http: //russiahistory. ru/russkiy_harbin_chast2_znakomstvo_s_gorodom_vyip1/и http: //www. transslЪ. ru/Gallery/index. php? LNG=RU&-REGIЮN=CH
V. ж m, а я л w гъшю
В городе работало несколько высших учебных заведений, сложился ряд русских научных школ — востоковедческая, политехническая, юридическая6, — а объединяющим центром стал русский Юридический факультет. Вопрос о его создании возник в связи с невозможностью направлять харбинскую молодежь, окончившую средние учебные заведения, для дальнейшей учебы в охваченную гражданской войной Россию. Местная общественность образовала Комитет по учреждению высшего учебного заведения в г. Харбине и сформулировала его задачи: «дать молодежи, оканчивающей среднюю школу, высшее юридическое и экономическое образование по типу европейских университетов, но восполненное изучением права и экономики края, а также восточных языков"7. В начале 1920 г. вопрос разрешился: после крушения омского правительства адмирала Колчака в Харбин прибыла группа профессоров-юристов, которая и предложила свои услуги в качестве преподавателей юридического факультета. 1 марта 1920 г. по программе юридического факультета начали функционировать Высшие экономико-юридические курсы, позднее переименованные в Юридический факультет в г. Харбине.
На выбор юридической специальности повлияли еще два обстоятельства. Во-первых, профессия юриста была одной из самых популярных в дореволюционной России в течение нескольких десятилетий и это представление, по-видимому, сохранилось в кругах эмигрантской интеллигенции. Во-вторых, существенным было то, что в полосе отчуждения КВЖД по отношению к русским жителям Маньчжурии и в китайских судебных учреждениях применялось русское дореволюционное право, и оно считалось действующим.
Пока существовало высшее юридическое образование в Государственном Дальневосточном университете во Владивостоке (ГДУ), Юридический факультет в Харбине нередко ассоциировался с его зарубежным филиалом. Это было естественно, так как частный Юридический факультет, чтобы выдавать дипломы о высшем об-
Здание Железнодорожного собрания, в котором с 1920 по 1937 гг. размещался Юридический факультет в г. Харбине. Почтовая открытка 1920-х гг. Фото с сайта http: //russiahistory. ru/russkiy_harbin_chast2_znakomstvo_s _gorodom_vyip1/
1 Русские в Праге, 1918−1928 гг. / Под ред. Постникова С. П. Прага: Воля России, 1928. С. 350.
2 Ганин В. В. Профессура и студенчество Русского юридического факультета в Праге (1922−1930-е гг.) // Юридическое образование и наука. 2005. № 3. С. 37−43.
3 Давид Давидович Гримм (1864−1941) — юрист и общестенный деятель, в 1910—1911 ректор Петербургского университета- Николай Онуфриевич Лосский (1870−1965) — религиозный философ, один из основателей направления интуитивизма в философии- Евгений Васильевич Спекторский (1875−1951) — правовед и социальный философ. (Прим. ред.).
Лосский Н. О. Воспоминания: Жизнь и философский путь. Мюнхен: Wilhelm Fink Verlag, 1968. С. 223.
5 Аурилене Е. Е. Российская диаспора в Китае: Маньчжурия. Северный Китай. Шанхай (1920−50-е гг.): Хабаровск: Хабаровский пограничный институт ФСБ РФ, 2003. Автономов Н. П. Юридический факультет в Харбине за восемнадцать лет существования (исторический очерк) // Известия
Юридического факультета в Харбине. Харбин, 1938. Т. XII. С. 1−84.
7 Юридический факультет в городе Харбине. (Историческая справка) // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография Китайской Восточной железной дороги, 1925. Т. 1. С. 214.
разовании свои выпускникам, нуждался в официальной аккредитации, подтверждающей его право на ведения образовательной деятельности. Совет ГДУ, после специального обследования вопроса о постановке преподавания юридических наук в Харбине и, с согласия Приамурского правительства, подтвердил это право и создал совместную Испытательную комиссию для проведения итоговых экзаменов на юридического факультета в Харбине1. Но в ноябре 1922 г. в Приморье установилась Советская власть, и, в духе того времени, юридический факультет ГДУ преобразовали в факультет общественных наук. Многие профессора, готовившие кадры юристов, эмигрировали в Маньчжурию. После этого Харбин стал флагманом юридического образования на Дальнем Востоке. Что касается Испытательной комиссии, то она действовала в рамках, утвержденных ГДУ, под председательством профессора В.А. Рязановского3 в 1923 и 1924 гг., а на 1925 г. состав комиссии был утвержден Правлением союза русских академических организаций за границей в Праге4'-
На факультете, собравшем плеяду талантливых профессоров, была создана академическая обстановка, дававшая возможность получения классического юридического образования. Ответ на вопрос о том, какое право преподавать, — русское дореволюционное или советское — сформулировал профессор В. Рязановский: «Может быть, у некоторых возникает сомнение, зачем на Юридическом факультете преподается старое право в то время, когда вся Россия живет новым правом. В ответ на это скажу, что эти сомнения мне представляются и теоретически неправильными и фактически неверными. Прежде всего, надо отметить, что, строго говоря, нет старого и нового права, а есть единое право, которое живет и развивается- может быть только старое и новое законодательство"5.
В соответствии с российским Общим университетским Уставом 1884 г., на факультете работали 12 кафедр: римского права- гражданского права и гражданского судопроизводства- торгового права и торгового судопроизводства- уголовного права и уголовного судопроизводства- истории русского права- государственного права- административное право, международного права- полицейского права- финансового права- церковного права- политической экономии и статистики- энциклопедии права и истории философии права. Расписание занятий на юридическом факультете в 1924/1925 академическом году показывает следующее учебные дисциплины: общая теория права, история русского права государственное право, гражданское право, уголовное право, латынь, каноническое право, английский язык, китайский язык — всего 29 предметов6. Также читались специальные курсы по советскому праву и различным отраслям китайского права, в частности, гражданскому праву и процессу, уголовному праву и процессу, торговому, государственному и административному праву. Позднее на факультете были созданы еще два отделения: экономическое и восточное. Новация была введена по двум причинам: чтобы получать денежные дотации от советской администрации КВЖД и привлечь китайскую молодежь, которая традиционно получала образование в США и Японии. Китайцы, обучаясь на Юридическом факультете на русском языке, впитывали и русскую культуру, что было немаловажно в пограничной Северной Маньчжурии.
Относительно количества студентов, обучающихся на факультете, существуют разные оценки. В 1920 г., в первый академический год, поступило 98 человек, а в 1923 г. окончило факультет 6 человек. Такой выпуск считался вполне нормальным. Для сравнения, первый выпуск Русского юридического факультета в Праге состоял из 3 человек, а в Государственном Дальневосточном университете в 1921 г. — 7 человек7. В лучшие годы вуза численность студентов (вместе со слушателями подготовительных курсов) доходило до 1000 человек8. За 18 лет существования Юридический факультет окончили более 2600 студентов разных национальностей9.
Благодаря финансовой поддержке администрации КВЖД преподаватели имели возможность выезжать в длительные научные командировки в Европу и Америку. В результате в Испытательной комиссии при Русской Академической группе в Париже защитили свои диссертации В.В. Энгельфельд10 (1925) и Г. К. Гинс 1 (1929) — в Русской академической группе в Праге — Н.И. Никифоров12 (1928). Все это дало возможность харбинской профессуре быть в курсе тенденций развития современного европейского права и усиливало научную составляющую в преподавании учебных дисциплин.
Начиная с 1925 г. на факультете издавались научные труды преподавателей — «Известия Юридического факультета». Большинство томов редактировал профессор Г. К. Гинс (I, Ш-У!, IX, XI, XII) и делал это столь успешно, что в рецензии журнала «Современные записки» (Париж) на третий том «Известий» автор назвал Юридический факультет в Харбине «оазисом русской культуры» и выразил убежденность, что ему «предстоит стать на неопределенное время единственным свободным рассадником русского юридического образования"13.
Основные направления научной деятельности преподавателей юридического факультета сводились к изучению «старого» российского и «нового» советского права, сравнительно-правовому исследованию права
1 Курилов В. И., Самусенко Т. М., Сонин В. В. Пятьдесят лет юридическому образованию в Дальневосточном государственном университете // Правоведение. 2008. № 4. С. 7.
2 Никифоров Н И. Оазис русской культуры // Рубеж. Харбин, 1934. 18 августа. № 34. С. 19.
3 Валентин Александрович Рязановский (1884−1968) — адвокат, правовед, историк, культуролог.
4 Юридический факультет в городе Харбине. (Историческая справка) // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография Китайско Восточной железной дороги, 1925. Т. 1. С. 201−202.
5 Там же. С. 223.
6 Там же. С. 212−213.
7 Там же. С. 224−226.
8 Иванов В. П. Российское зарубежье на Дальнем Востоке в 1920—1940 гг. М.: МГОУ, 2003. С. 112
9 Автономов Н. П. Указ. соч. С. 74
10 Владимир Викторович Энгельфельд (1891−1937) — юрист, юрисконсульт Управления делами Российского правительства адмирала А. В. Колчака, декан Юридического факультета в городе Харбине.
1 Георгий Константинович Гинс (1887−1971) — юрист, политический деятель, член правительства А. В. Колчака в 1919, в 1920—1937 экстраординарный профессор по кафедре римского права и торгового права Юридического факультета в городе Харбине, читал курсы лекций по римскому праву, торговому и гражданскому праву.
12 Николай Иванович Никифоров (1886−1951) — юрист, историк права, переводчик, последний декан Юридического факультета в городе Харбине.
1 Цит. по: Стародубцев Г. С. Международно-правовая наука российской эмиграции (1918−1939). М.: Книга и бизнес, 2000. С. 137.
стран Восточной Азии, изучению тенденций европеизации китайского права.
Лидером Харбинской школы права был профессор В. А. Рязановский. После окончания юридического факультета Московского университета, он занимался судебной и адвокатской практикой, читал лекции по гражданскому процессу в качестве приват-доцента в Демидовском юридическом лицее (г. Ярославль)1, защитил в Донском университете (бывшем Варшавском) магистерскую диссертацию по гражданскому праву2.
Революция 1917 года и гражданская война в России заставила Рязановского сначала уехать в Томск, где он стал профессором местного университета, затем продолжить научную и преподавательскую работу в Иркутском университете. Позднее он перебрался во Владивосток, работал в Государственном Дальневосточном университете на кафедре гражданского права и, одновременно, занимался практикой, будучи председателем гражданского департамента Владивостокской судебной палаты.
С осени 1921 г. Рязановский — преподаватель по кафедре гражданского права и процесса на Юридическом факультете в Харбине. Более 14 лет он проработал в этом учебном заведении, из них — пять лет в должности декана (1924−1929). На эти годы пришелся расцвет научной и административной деятельности В. А. Рязановского как декана, профессора юриспруденции и востоковеда. Под его руководством это высшее учебное заведение достигло своего расцвета и стало центром русского влияния в Китае. По инициативе Рязановского, в 1925 г. было открыто экономическое отделение с тремя подотделами: восточно-экономическим, коммерческим и железнодорожным- в 1926 г. организованы Подготовительные курсы для китайских молодых людей, которые по окончании классов могли переходить на Факультет и слушать лекции русских профессоров на русском языке.
В своих научных трудах профессор В. А. Рязановский в конце 20-х гг. прошлого века приступил к исследованию таких «белых пятен» как обычное право монголов и мало изученное китайское право. Аргументируя свой научный интерес, Рязановский писал: «Одна отрасль востоковедения и в частности, китаеведения, находится в особо неблагоприятном положении, можно сказать, в загоне, это — область юриспруденция. Это объясняется тем, что граждане иных держав в Китае пользовались экстерриториальностью и их права были ограждены трактатами, так же, трудностью языка, отсутствием в частном праве Китае кодексов и действием только обычного права"4. Список его научных публикаций по истории и теории права, обычному праву, сравнительному правоведению (только опубликованных) насчитывает более 80 названий. Из изданных в этот период работ выделяются: «Обычное право монгольских племен» (1923−1924), «Современное Гражданское право Китая» (1926), «Основные начала земельного, горного и лесного права Китая» (1928), «Монгольское право (преимущественно обычное» (1931), а также вышедшие на английском языке «The Modern Civil Law of China. Part III» (1927−1928) и «Customary Law of the Mongol Tribes» (1929), представляющие дальнейшую разработку проблем сравнительного правоведения.
Французский юрист Паду в своей рецензии на книгу «The Modern Civil Law of China» отметил как основную заслугу профессора В. А. Рязановского в области изучения китайского права тот факт, что он первый на европейских языках дал систематический обзор и анализ китайского гражданского права5.
Весной 1929 г., после того как частный Юридический факультет в городе Харбине распоряжением китайских властей объявили государственным Юридическим Факультетом Особого Района Восточных Провинций, перевели под китайское управление и ректором назначили китайца, В. А. Рязановский принял решение уйти со своей должности и «сдал дела факультета"6'- Позднее он с семьей перебрался сначала в Тяньцзинь, где продолжал заниматься академической деятельностью, а позже уехал в США. Все свое свободное время Валентин Александрович посвятил подготовке и публикации научного труда «Обзор русской культуры» (1947−1948), предназначенного эмигрантской молодежи. Валентин Александрович Рязановский скончался 19 февраля 1968 г. в Окленде7.
У истоков Юридического факультета стоял и выпускник Московского университета Николай Васильевич Устрялов (1890−1938). В 1913 г. он окончил юридический факультет Московского университета, был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию, в 1914 г. работал в Париже и Марбурге, в 1916 г. сдал магистерские испытания и получил звание приват-доцента по кафедре государственного права. В 19 161 918 гг. Устрялов преподавал в Московском университете, с осени 1918 г. переехал в Пермь, позднее в Омск, где работал юрисконсультом при управлении делами правительства А. В. Колчака, создал Русское бюро печати и
1 Российский государственный исторический архив. Ф. 733. Оп. 156.
2 Проф. В. А. Рязановский. К двадцатипятилетию ученой и практической деятельности (1908−1933) // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография Н. Е. Чинарева, 1933. Т. Х. С. 359.
3 Хисамутдинов А. А. Профессор юриспруденции и востоковед В. А. Рязановский // Проблемы Дальнего Востока. 2003. № 2. С. 136−142.
4 Рязановский В. А. Монгольское право и сравнительное правоведение // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Отделение Типографии Китайской восточной железной дороги, 1929. Т. VII. С. 287−302.
5 Проф. В. А. Рязановский. К двадцатипятилетию…
6 См. официальный отдел «Известий Юридического факультета в Харбине» (Известия Юридического факультета в Харбине Харбин: Отделение Типографии Китайской восточной железной дороги, 1929. Т. VII. С. 477).
7 Хисамутдинов А. А. Указ. соч.
Обложка первого издания монографии В. А. Рязановского «Монгольское право (преимущественно обычное)» (Харбин, 1931)
В А. РЯЗАНОВСКИЙ
Обзор русской культуры
try у^лгжюлцоузкг
Титульный лист первого издания первой части «Обзора русской культуры» В. А. Рязановского (Нью-Йорк, 1947)
руководил им, редактировал газету «Русское дело"1.
После падения «белого» Омска Николай Васильевич оказался вначале в Иркутске, а затем в Харбине2, где приступил к преподаванию на Юридическом факультете. В начале 1925 г. он, получив гражданство СССР, в качестве советского специалиста, возглавлял Учебный Отдел КВЖД, а с 1928 г. стал и директором Центральной библиотеки железной дороги 3.
По научным работам и публикациям харбинского периода можно судить о государственно-правовых взглядах профессора Устрялова. В своей работе «Этика Шопенгауэра», исследуя воззрения немецкого ученого на право и государство, Устрялов позиционирует себя как сторонника естественного права, поддерживая вслед за А. Шопенгауэром тезис
Николай Васильевич Устрялов (1890−1937). Фото 1908 г.
Преподаватели Юридического факультета в
Харбине. Н. В. Устрялов — в 1-м ряду 2-й справа (1й справа — Г. К. Гинс). Конец 1920-х —
начало 1930-х гг. Фото с сайта http: //forum. vgd. ru/post/614/31 743/p755929. htm
Г. Гроция о том, что «право есть то, что не есть несправедливость». Как ученый и политик Н. В. Устрялов обогатил юридическую науку, исследуя такую разновидность государственного режима, как фашизм5. Изучая феномен итальянского и немецкого фашизма, Устрялов объяснял причины его появления социальными и национальными противоречиями, порожденными мировой войной 1914−1918 гг., падением престижа права в мировом сознании и реабилитацией ценностей внеправового и сверхправового порядка, а также неспособностью государств справиться с этим явлением «нормальными» правовыми путями6.
Летом 1934 г. из-за разногласий среди преподавателей факультета Н. В. Устрялов вместе с группой профессоров, имеющих советское гражданство, покинул юрфак и вернулся с семьей на Родину. Прибывший в июне 1935 г. в Москву, Устрялов некоторое время проработал профессором экономической географии Московского института инженеров транспорта, сотрудничал в центральной печати. В июле 1937 г. ученый был арестован, затем осужден и в день вынесения приговора расстрелян.
Еще один представитель Юридического факультета в г. Харбине — профессор Георгий Константинович Гинс (1887−1971) — известный политик, член правительства адмирала Колчака, юрист. В 1909 г. окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета и был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию. Некоторое время проработав в Париже и Гейдельберге, в 1916 г. сдал магистерские испытания по гражданскому праву и получил звание приват-доцента. В 19 161 917 гг. преподавал в Психоневрологическом институте. После Октября 1917-го Георгий Константинович переехал в Омск, где предполагал заняться преподавательской деятельностью в Политехническом институте. Но судьба распорядилась иначе, и Гинс стал управляющим делами правительства Колчака, а позднее и членом кабинета министров. По окончании Гражданской войны Г. К. Гинс оказался в Харбине, где был назначен начальником канцелярии, а затем — главным контролером в управлении КВЖД7. В то же время он был редактором издававшегося в Пекине журнала «Русское
Георгий Константинович Гинс (1887−1971)
Г. К Гинс среди студентов Юридического факультета в Харбине. Фото с сайта http: //www. dordopolo. ru/product347. html
1 Съезды и конференции Конституционно-демократической партии. М.: РОССПЭН, 2000. Т. 3. Кн. 2. (1918−1920 гг). С. 224−225.
2 Устрялов Н. В. Иркутск — Харбин // Русский Харбин. М.: МГУ, 1998. С. 28.
3 Китай и русская эмиграция в дневниках И.И. и А. Н. Серебренниковых: В 5 т. Т. 1: «Пока же мы счастливы тем, что ничто не угрожает нам…» (1919−1934). М.: РОСПЭН, 2006. С. 77−86.
4 Устрялов Н. В. Этика Шопенгауэра // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография «Заря», 1927. Т. IV. С.
5 Данное исследование было тем более актуальным, что на базе молодежных профашистских организаций в среде русской эмиграции в 1931 г. была создана Русская фашистская партия (с 1934 — Всероссийская фашистская партия, ВФП, с 1937 — Российский фашистский союз), ставшая крупнейшей организацией в среде русской эмиграции на Дальнем Востоке. С 1922 г. профессором Юридического факультета в Харбине был Н. И. Никифоров, в конце 1920-х гг. создвший и возглавивший одну из таких организаций, вошедших в ВФП, — Русскую фашистскую организацию (см.: Балакшин П. Финал в Китае: возникновение, развитие и исчезновение белой эмиграции на Дальнем Востоке: В 2 т. М.: Гос. публ. ист. б-ка России, 2013- Lowe H. -D. & quot-Russian Fascism in Harbin and Manchuria. "- Entangled Histories. The Transcultural Past in Northeast China. Eds. D. Ben-Canaan, F. Gruner, and I. Prodohl. Springer International Publishing, 2014, pp. 133−158). (Прим. ред.).
6 Устрялов Н. В Германский национал-социализм// Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография Н. Е. Чинарева, 1933. Т. Х. С. 21- См.: Итальянский фашизм // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типолитография Л. Абрамовича, 1928. Т. V. С. 29−200.
7 Неклютин К. Н. От Самары до Сиэтла. Воспоминания. Самара: ООО «Самарский дом печати», 2011. С. 171.

Обложка и титульный лист первого издания «На путях к государству будущего. От либерализма к солида-ризму» Г. К. Гинса (Харбин, 1930)
обозрение» и состоял исполняющим делами экстраординарного профессора по кафедре римского права на Юридическом факультете в Харбине. Практически, Г. К. Гинс был единственным преподавателем ЮФХ, проработавшим в стенах этого учебного заведения от начала и до конца1.
Сфера научных интересов Г. К. Гинса в харбинский период была обширна — от водного права, исследование которого послужило основой для подготовки его магистерской диссертации, до проблем солидаризма. Для завершения диссертации Гинс получил годичный отпуск и уехал в Париж, где в Испытательной комиссии при Русской Академической группе 29 апреля 1929 г. состоялась публичная защита его диссертации на тему: «Водное право и предметы общего пользования"2.
По возвращении из Европы Гинс обращается к проблеме солидаризма, с которой познакомился во Франции. В работе «На путях к государству будущего. От либерализма к соли-даризму», написанной в 1930 г., а также в более поздних трудах он стремился обосновать идею солидаризма, рассматривая ее как основу гармонизации государственных и индивидуальных правоотношений. Исследуя феномен соли-даризма, Г. К. Гинс ввел понятие согласительного, или регулятивного, права, которое, по его мнению, должно было стать основой перехода от одного общественного порядка к другому, основой прогресса3.
В харбинский период Г. К. Гинс достиг высот своей научной карьеры в области философии права и сравнительного правоведения, опубликовав такие работы, как «Индустриализованная Япония», «Этические проблемы современного Китая», «Право и сила (очерки по теории права и политики)», «Новые идеи в праве и основные проблемы современности», «Учение о праве и политическая экономия», «Монгольская государственность и право в их историческом развитии», «Свобода и принуждение в гражданском кодексе Маньчжу-Ди-Го».
Окончательно сформировал свою правовую позицию Г. К. Гинс в объемном и информационно насыщенном труде «Право и культура. Процессы формирования и развития права» (1938), в которой анализируются практически все этапы, связанные с формированием, развитием, оформлением и закреплением права, правовых идей и систем.
Будучи учеником Л. Петражицкого, лекции которого Гинс слушал еще студентом Санкт-Петербургского университета, Георгий Константинович, оставаясь на позициях психологической школы права, строил свою концепцию исходя из тезиса, что право это продукт социальной культуры, адекватно отражающий уровень развития любого общества. По мнению Гинса, задача науки юриспруденции заключается в том, чтобы установить связь права с другими явлениями культуры, в частности, социальной психологией и нравственностью. Эта взаимосвязанность права и культуры поможет значительно расширить и углубить понимание процессов развития права, подготовит создание науки политики права и даст возможность обществу руководить правовым прогрессом.
По завершении работы над этим произведением Г. К. Гинс покинул Харбин и уехал в Сан-Франциско. С ноября 1945 г. по 1954 г. он был профессором Калифорнийского университета в Беркли, преподавал в Вермонт-колледже, а затем работал в институте иностранных языков в Монтерее, где читал курс «История русской мысли». До самого конца жизни Г. К. Гинс продолжал научную работу, опубликовав, в том числе две книги о положении в СССР: «Советское право и советское общество» (Гаага, 1954) и «Упадок коммунизма» (Нью-Йорк, 1956).
Г. К. Гинс скончался в сентябре 19 714.
Еще одним ярким представителем профессорско-преподавательского состава Юридического факультета был Матвей Николаевич Ершов (1886 — не ранее 1935)5 — талантливый ученый, внесший весомый вклад в развитие идей философии права и ценности юридического образования.
В 1918 г., в связи с известными событиями в России, Матвей Ершов из Казани, где преподавал философию права, перебрался во Владивосток. Летом 1922 г. М. Н. Ершова пригласили в Пекин для чтения лекций на летних учительских курсах и во Владивосток он больше не вернулся.
С осени 1926 г. Ершов начал работать доцентом кафедры энциклопедии права и истории философии Юридического факультета в Харбине. Он читал лекционные курсы «История философии права», «Введение в философию», «Народное хозяйство Китая» и «Церковь и Государство в их взаимоотношениях». Педагогическая деятельность М. Н. Ершова активно переплеталась с плодотворной научной работой и журналистикой: в 19 291 930 гг. он сотрудничал с журналом «Вестник Маньчжурии», издаваемым экономическим отделом КВЖД6. За годы, проведенные в Харбине, Ершовым было напечатано около двадцати исследовательских работ, в т. ч. «Ценность юридического образования», «Политические идеалы А.Д. Градовского», «Борьба в мире идей», «Школа и умственное движение в современном Китае.
1 Guins, George C. Professor and Government Official: Russia, China and California. An Interview Conducted by Boris Raymond. Berkley: University of California, 1966.
2 Автономов Н. П. Указ. соч. С. 35−36.
3 Гинс Г. К. От либерализма к солидаризму. На путях к государству будущего. Харбин: Типография Н. Е. Чинарева, 1930.
4 Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917−1997: В 6 т. / Сост. В. Н. Чуваков. М: Пашков дом, 1999. Т. 2.
С. 98−99.
5 Российское научное зарубежье. Материалы для биобиблиографического словаря. Вып. 4. Юридические науки. XIX — первая пол. XX в. / Авт. -сост. М. Ю. Сорокина. М.: Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, 2011. С. 71.
6 Литературное зарубежье России: Энциклопедический справочник / Под ред. Ю. В. Мухачева. М.: Парад, 2006. С. 256.
f
Георгий Густавович Тельберг (1881−1954)
Одной из доминирующих тем его научного творчества китайского периода оставалась проблема осмысления факторов культурного развития личности. М. Н. Ершов аргументировано доказывал, что идея права должна укорениться в сознании народа, потому, что право формирует уважительное отношение к свободе, побуждает к соблюдению законности в отношении других, а значит, положительно влияет на национальную культуру. Средством достижения поставленной цели, особенно для россиян, Ершов считал юридическое образование1, справедливо полагая, что типичная особенность русского национального склада — равнодушное и безразличное отношение к правовым вопросам, отсутствие всякого рода правового чутья и, как следствие, правовой нигилизм во всех слоях общества.
Матвей Николаевич Ершов проработал на юридическом факультете Харбина практически до конца существования этого учебного заведения, далее судьба профессора теряется среди многих тысяч судеб русских эмигрантов2.
На юрфаке в Харбине работал и Георгий Густавович Тельберг (1881−1954), юрист, присяжный поверенный. Тельберг в 1903 г. закончил юридический факультет Казанского университета. Преподавал в Томском университете, затем был избран деканом юридического факультета Саратовского университета и директором Экономического института. При адмирале Колчаке Тельберг сделал политическую карьеру, исполняя обязанности старшего юрисконсульта, управляющего делами и министра юстиции3. Г. Г. Тельберг был инициатором введения судов присяжных в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке4. В марте 1921 г. переехал в Харбин, где работал профессором Юридического факультета, преподавал международное право и опубликовал ряд работ, среди которых: «Судебники великого князя Ивана III и царя Ивана IV», «Идея войны в новом международном праве».
После оккупации Маньчжурии Японией и образования марионеточного государства Маньчжоу Го, продажи КВЖД и массового отъезда русского населения из Харбина число студентов на факультете уменьшилось и тем самым свело на нет перспективы его дальнейшего существования. В 1937 г., после того, как Юридического факультета в Харбине прекратило свою деятельность окончательно5, Тельберг переехал в Циндао, а в 1940 г. покинул Китай и уехал в США. Умер Георгий Густавович 20 февраля 1954 г., похоронен на кладбище Ново-Дивеевского женского монастыря под Нью-Йорком6.
В истории и жизни восточной ветви русского зарубежья Юридический факультет в Харбине сыграл значительную роль. Известный знаток культуры российской эмиграции М. И. Раев отмечал: «Харбинский юридический факультет, несмотря на свое изолированное положение, внес заметный вклад в интеллектуальную жизнь Русского Зарубежья, поскольку дал солидную подготовку целому ряду молодых эмигрантов, которые впоследствии продолжили образование в других странах, главным образом в США. Уровень, на котором проводились исследования, был столь велик, что вклад факультета в науку сохраняет свою актуальность и по сей день"7.
Феномен Юридического факультета в Харбине многие годы оставался вне интересов отечественных правоведов. В то же время многие аспекты теории и истории права, сравнительного правоведения, научно-педагогическая деятельность и труды профессоров и преподавателей факультета, работы эмигрантов-юристов, безусловно, являются частью золотого фонда российского правового наследия.
Таким образом, правовое пространство во всем многообразии его форм и видов может выступить одной из характеристик общественной жизни русского зарубежья.
ЛИТЕРАТУРА
1. Государственный Архив Российской Федерации. Ф. 2306. Оп. 1. Д. 36. Л. 89.
2. Российский государственный исторический архив. Ф. 733. Оп. 156.
3. Автономов Н. П. Юридический факультет в Харбине за восемнадцать лет существования (исторический очерк) // Известия
Юридического факультета. Сборник в ознаменование восемнадцатилетнего существования юридического факультета в
городе Харбине. 1920−1937. Харбин: Биржевой Комитет в лице профессора Г. К. Гинса, 1938. Т. XII. С. 3−84.
4. Антропов О. К. Париж как культурный центр зарубежья (1920−30-е гг.) [Электронный ресурс] // Новый исторический
вестник. 2001. № 3. Режим доступа: http: //www. nivestnik. ru/20011/20. shtml.
5. Аурилене Е. Е. Российская диаспора в Китае: Маньчжурия. Северный Китай. Шанхай (1920−50-е гг.) / Институт исто-
рии, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН- введение автора. Хабаровск: Хабаровский пограничный институт ФСБ РФ, 2003.
6. Балакшин П. Финал в Китае: возникновение, развитие и исчезновение белой эмиграции на Дальнем Востоке: В 2 т. М. :
Гос. публ. ист. б-ка России, 2013.
7. Вологодский П. В. Во власти и изгнании: Дневник премьер-министра антибольшевистских правительств и эмигранта в
Китае (1918−1925 гг.) // Новейшая российская история: исследования и документы. Рязань: НРИИ: Частный издатель
П. А. Трибунский, 2006.
8. Ганин В. В. Профессура и студенчество Русского юридического факультета в Праге (1922−1930-е гг.) // Юридическое
образование и наука. 2005. № 3. С. 373.
1 Ершов М. Н. Ценность юридического образования в наше время // Известия юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография Заря, 1927. Т. IV. С. 219
История Юридического факультета в Харбине: Профессора и питомцы закрывшегося факультета рассеяны по всему свету // Новая заря. Сан-Франциско, 1938. 17 марта.
Вологодский П. В. Во власти и изгнании: Дневник премьер-министра антибольшевистских правительств и эмигранта в Китае (1918−1925 гг.) //Новейшая российская история: исследования и документы. М.: НРИИ: Частный издатель П. А. Трибунский, 2006. С. 33.
4 Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918−1920: Впечатления и мысли члена Омского Правительства. М.: Айрис-Пресс, 2007. С. 272−273.
5 Автономов Н. П. Указ. соч. С. 35−36.
Незабытые могилы… Т. 6. Кн. 2. С. 337−338.
7 Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции 1919−1939. М.: Прогресс-академия, 1994. С. 89.
9. Гинс Г. К. От либерализма к солидаризму. На путях к государству будущего. Харбин: [Русско-Маньчжурская Книготор-
говля] Типография Н. Е. Чинарева. 1930.
10. Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918−1920: Впечатления и мысли члена
Омского Правительства. Москва, Айрис-пресс, 2008.
11. Ершов М. Н. Ценность юридического образования в наше время. // Известия юридического факультета. Харбин: Типо-
графия «Заря», 1927. T. IV. С. 204−225.
12. Иванов В. П. Российское зарубежье на Дальнем Востоке в 1920—1940 гг. М.: МГОУ, 2003.
13. История Юридического факультета в Харбине: Профессора и питомцы закрывшегося факультета рассеяны по всему
свету // Новая заря. Сан-Франциско, 1938. 17 марта.
14. Китай и русская эмиграция в дневниках И.И. и А. Н. Серебренниковых: В 5 т. Т. 1: «Пока же мы счастливы тем, что ни-
что не угрожает нам…» (1919−1934). М.: РОССПЭН, 2006.
15. Ковалевский П. Е. Зарубежная Россия. История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека
(1920−1970): В 2 вып. Вып. 1. Париж: Librarie des Cinq Continents, 1971.
16. Курилов В. И., Самусенко Т. М., Сонин В. В. Пятьдесят лет юридическому образованию в Дальневосточном государ-
ственном университете // Правоведение. 2008. № 4. С. 6−18.
17. Литературное зарубежье России: Энциклопедический справочник / Рос. академия наук, Институт научной информации
по общественным наукам (ИНИОН), общая редакция Е. П. Челышева, А.Я. Дегтярева- гл. ред. Ю. В. Мухачев. М.: Парад, 2006.
18. Лосский Н. О. Воспоминания: Жизнь и философский путь. Мюнхен: Wilhelm Fink Verlag, Munchen-Allach, 1968.
19. Малахов В. П., Суханов В. В. Правовое пространство. М.: Московский университет МВД России, 2004.
20. Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917−1997: В 6 т., 8 кн. / Сост.: В. Н. Чуваков. М.: Пашков дом.
1999−2007.
21. Неклютин К. Н. От Самары до Сиэтла. Воспоминания. Самара: Самарский дом печати, 2011.
22. Никифоров Н. И. Оазис русской культуры // Рубеж. Харбин, 1934. 18 августа. № 34.
23. Официальный отдел // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Отделение Типографии Китайской во-
сточной железной дороги, 1929. Т. VII. С. 468−477.
24. Проф. В. А. Рязановский. К двадцатипятилетию ученой и практической деятельности (1908−1933) // Известия Юридиче-
ского факультета в Харбине. Харбин: Типография Н. Е. Чинарева, 1933. Т. Х. С. 359−365.
25. Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции 1919−1939. Пер. с англ. М.: Прогресс-академия, 1994.
26. Речь профессора В. А. Рязановского 25 января 1924 г. по случаю празднования первого выпуска Факультета // Известия Юри-
дического факультета в Харбине. Харбин: Типография Китайской Восточной железной дороги, 1925. Т. I. С. 223−226.
27. Российское научное зарубежье: Материалы для биобиблиографического словаря. Пилотный выпуск 4: Юридические науки.
XIX — первая половина ХХ в. / Авт. -сост. М. Ю. Сорокина. М.: Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, 2011.
28. Русские в Праге, 1918−1928 гг. (К десятилетию Чехословацкой республики): [справочник] / Ред. -изд. и автор предисло-
вие С. П. Постников. Прага: Воля России, 1928.
29. Рязановский В. А. Монгольское право и сравнительное правоведение // Известия Юридического факультета в Харбине.
Харбин: Отделение типографии Китайской Восточной железной дороги, 1928. Т. VII. С. 287−302.
30. Стародубцев Г. С. Международно-правовая наука российской эмиграции (1918−1939). М.: Книга и бизнес, 2000.
31. Сигалов К. Е. Среда права: взаимосвязь моральных и правовых ценностей // Проблемы современной юридической тео-
рии: Сборник научных статей. М.: Юрист, 2010. С. 129−153.
32. Съезды и конференции Конституционно-демократической партии: В 3 т. Т. 3. Кн. 2. (1918−1920 гг.). М.: РОССПЭН, 2000.
33. Устрялов Н. В. Иркутск — Харбин // Русский Харбин. М.: МГУ, 1998. С. 26−28.
34. Устрялов Н. В. Германский национал-социализм // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография
Н. Е. Чинарева, 1933. Т. Х. С. 273−358.
35. Устрялов Н. В. Итальянский фашизм // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типолитография Л. Аб-
рамовича, 1928. Т. V. С. 29−200.
36. Устрялов Н. В. Этика Шопенгауэра // Известия Юридического факультета в Харбине. Харбин: Типография «Заря», 1927.
Т. IV. С. 225−284.
37. Хисамутдинов А. А. Профессор юриспруденции и востоковед ВА. Рязановский // Проблемы Дальнего Востока. 2003. № 2.
C. 136−142.
38. Юридический факультет в городе Харбине. (Историческая справка) // Известия Юридического факультета в Харбине.
Харбин: Типография Китайской Восточной железной дороги, 1925. Т. 1. С. 201−213
39. Guins G.C. & quot-East and West in Soviet Ideology. "- Russian Review 8.4 (1949): 271−283.
40. Guins G.C. & quot-Russians in Manchuria. "- Russian Review 2.2 (1943): 81−87.
41. Guins G.C. & quot-Soviet Centralism. "- American Journal of Economics and Sociology 9.3 (1950): 335−346.
42. Guins George C. Professor and Government Official: Russia, China and California. An Interview Conducted by Boris Ray-
mond. Berkley: University of California, 1966.
43. Lowe H. -D. & quot-Russian Fascism in Harbin and Manchuria. "- Entangled Histories. The Transcultural Past in Northeast China. Eds.
D. Ben-Canaan, F. Gruner, and I. Prodohl. Springer International Publishing, 2014, pp. 133−158.
44. Riasanovsky V.A. Customary Law of the Nomadic Tribes of Siberia. Bloomington, Indiana: Indiana University Press, 1965.
45. Riasanovsky V.A. Fundamental Principles of Mongol Law. Bloomington, Indiana: Indiana University Press, 1965.
46. Th0gersen S. & quot-Competing Chinese Views on the Historical Role of the Russians in Harbin. "- Revue des etudes slaves 73. 2−3
(2001): 305−316.
Цитирование по ГОСТ Р 7.0. 11−2011:
Пономарёва, В. П. Феномен Юридического факультета в городе Харбине в правовом пространстве русского зарубежья / В. П. Пономарёва // Пространство и Время. — 2014. — № 4(18). — С. 175−182. Стационарный сетевой адрес: 2226−7271provr_st4−18. 2014. 83_

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой