Фенонимический ландшафт Дагестана - территории со сложной дифференциацией географических ландшафтов и этноязыкового состава населения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

92
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
УДК 630+551. 506. 8
ФЕНОНИМИЧЕСКИИ ЛАНДШАФТ ДАГЕСТАНА -ТЕРРИТОРИИ СО СЛОЖНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЕЙ
ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ЛАНДШАФТОВ И ЭТНОЯЗЫКОВОГО СОСТАВА НАСЕЛЕНИЯ
THE PHENONYMIC DAGESTAN LANDSCAPE, THE TERRITORY WITH THE COMPLEX DIFFERENTIATION OF GEOGRAPHICAL LANDSCAPES AND ETHNO-LINGUISTIC
STRUCTURE OF THE POPULATION
© 2014 Ханмагомедов Х. Л., Гасанова С. Х., Гебекова А. Н. *
Дагестанский государственный педагогический университет * Дагестанский институт повышения квалификации
педагогических кадров
© 2014 Khanmagomedov Kh. L., Gasanova S. Kh., Gebekova А. N. *
Dagestan State Pedagogical University * Dagestan Institute for Pedagogical Staff’s Training
Резюме: В статье рассматриваются комплексно фенонимический ландшафт народов Дагестана. Авторы статьи касаются вопросов функционирования у дагестаноязычных и тюркоязычных (кумыков, азербайджанцев) названий фенологических сезонов года (фенонимов) в Республике Дагестан.
Abstract The authors of the article discuss comprehensively the phenonymic landscape of the peoples of Dagestan. They relate to the functioning of names of phenological seasons (phenonyms) among Dagestanspeaking and T urkic-speaking (Kumyks, Azerbayjanians) in the Republic of Dagestan.
Rezjume: V stat’e rassmatrivajutsja kompleksno fenonimicheskij landshaft narodov Dagestana. Avtory stat’i kasajutsja voprosov funkcionirovanija u dagestanojazychnyh i tjurkojazychnyh (kumykov, azer-bajdzhancev) nazvanij fenologicheskih sezonovgoda (fenonimov) v Respublike Dagestan.
Ключевые слова: Дагестан, фенология, фенонимика, фенонимия, географический ландшафт, фенонимический ландшафт, этноязыковой состав населения.
Keywords: Dagestan, phenology, phenonymics, phenonymy, geographical landscape, phenonymic landscape, ethno-linguistic composition of population.
Kljuchevye slova: Dagestan, fenologija, fenonimika, fenonimija, geograficheskij landshaft, fenonimicheskij
landshaft, jetnojazykovoj sostav naselenija.
В связи с освоением природных условий той или иной территории на стыке наук появляются новые науки (направления). Этой наукой (направлением) на стыке фенологии и геоономастики является фенонимика (от первой части слова фенология — фен и онимия — совокупность онимов: оним от древнегр. — имя, название- грам. имя собственное [27. С. 91].
Предметом данного исследования является фенонимический ландшафт (данное
понятие вводится нами в науке впервые). Им мы понимаем конкретную географическую территорию (участок географической оболочки, характеризующийся единством происхождения, эволюции и развития фе-нонимической системы с точки зрения единства формирования этой системы с учётом дифференциации географических ландшафтов и этноязыкового состава населения. Примерно такое содержание имеет понятие топонимического ландшафта,
Естественные и точные науки
• ••
93
но в различии тем, что во втором случае мы касаемся лишь названий фенологических сезонов года, когда в первом — топонимия [33. C. 11]. Топонимический ландшафт и фенонимический ландшафт одно звено геономастического ландшафта. В первом случае он связан с топонимами, во втором — фенонимами.
Мы с уверенностью можем сказать, что нет ни одной историко-этнографической работы, где касались бы фенонимов, но они рассматривались в связи с решением сугубо историко-этнографических проблем того или иного региона как части духовной культуры народов. Касаясь хозяйственного календаря, на материале агульцев Дагестана А. Г. Булатова, А. И. Ислам-магомедов и Ш. А. Мазанаев справедливо пишут: «В результате многовекового опыта в земледелии и в скотоводстве, как и другие народы Дагестана, агульцы, выработали интересный и довольно чёткий календарь хозяйствования. Они накопили определённую сумму эмпирических знаний, которые и составили свод практических рекомендаций и регламентаций, передававшихся из поколения в поколение. В нём строго определялись сроки проведения тех или иных хозяйственных работ и связанных с ним обрядовых действий» [10. C. 192]. Эти слова можно эксполировать и другим территориям геопространств. С цитируемой работой переплетается работа С. Ш. Гаджиевой, А. Г. Трофимовой и А. Р. Шихсаидова «Старинный земледельческий календарь народов Дагестана», где отмечают, что он (земледельческий календарь) строго регламентировали сроки проведения различных видов сельскохозяйственных работ и с ними были тесно связаны многочисленные обряды и народные празднества, хотя своеобразный и сложный земледельческий календарь горцев, различных по своему этническому составу, представляет интерес и для историка, и для этнографа [17. С. 1]. Цели и задачи изучения земледельческого календаря, отмечаемыми исследователями настолько ясны и не требуют наших комментариев. Нам хотелось бы подчеркнуть о том, что фенони-мия, прежде всего, область фенологии географического направления. Это очевидный факт, правильно подчёркнутый Г. Э. Шульцем, что «для каждой территории свои сезонные явления и календарные сроки их наступления, так как неотъемлемым свойством географической оболочки является закономерно, чередующиеся ежегодные изменения, воспринимаются как смена времён года [33. C. 6]. Отсюда, с полным основанием можем сказать, что фенологи-
ческие сезоны года в своей комплексности изучения и совокупности, прежде всего, географический факт, а названия времени года (периодов) — это географическая и лингвогеографическая конкретизация и краткое обобщение их, связанные с расселением тех или иных этносов, миропониманием и мироощущением процессов, происходящих в природе геопространства. Так, природные процессы и хозяйства, а их название — следствие их обозначения в виде хозяйственного освоения и использования явлений и природных процессов для удовлетворения растущих потребностей человека в нормальном жизнеобеспечении его.
По мнению А. Г. Исаченко «дальнейшее развитие фенологии и эффективность её прикладного использования в немалой степени зависит от её географизации! Фенология в течение многих столетий традиционно считалась биологической дисциплиной, имеющей дело с сезонными явлениями живой природы» [21. С. 4]. Мы подчеркнём, что «создатели» названий (фено-нимов) давали каждому фенологическому периоду, сезону и их иерархии специфические онимы, связанные природнохозяйственной деятельностью человека.
Фенонимы, прежде всего, лингвистический и географический факт — материал обоснования реальности названий, связанный с фенопроцессами. Фенонимы становятся реальными, когда исследователь прилагает географический, лингвистический, историко-этнографический и археологический материал. Такое наше утверждение говорит о пользе интердисциплинарного (географо-историко-
лингвистического) исследования фенони-мии. Данное исследование носит экстралингвистический характер. В решении проблемы фенонимии подходят территории со сложной природной и этноязыковой средой. Ими, по нашему глубокому убеждению, является Республика Дагестан. Дагестанская фенонимия — сложная по структуре и содержанию оним. Это даёт нам основание отметить, что здесь, на небольшой территории отмечаются кавка-зоязычный (аваро-андо-цезский), лакскодаргинский, агульский, рутульский, цахур-ский, чеченский, ираноязычный (татский), славянский (русский) фенонимические ландшафты. В пределах аваро-андо-цезского ландшафта можно выделить бот-лихский, каратинский, тидибский, капу-чинский, багулальский, чамалинский, ах-вахский, андийский, цезский, гинухский и др., лакско-даргинский-арчибский, куба-чинский, кайтагский, тюркско-
94
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
теркемейских, табасаранских, хасавюртовских азербайджанцев. Здесь в связи с не изученностью всех их будем рассматривать часть из них.
Дагестанская фенонима более или менее изучена лишь у теркемейских азербайджанцев Дагестана в экстралингвистическом отношении. Лингвистические данные о фенонимах Дагестана носят отрывочный характер. Можно сказать, к лингвистическим исследованиям фенонимов Дагестана языковеды ещё не приступили. Приводимые здесь сведения о фенонимах в лингвистическом отношении — попытке историков, этнографов, географов привлечь языковедов к монографическому их изучении без чего фенонимические исследования будут не полными. По отношению к Дагестану Ш. М. Ахмедов, А. Булатова и А. Исламмагомедов правильно пишут по отношению к агульцам: «В каждом ауле существовала и своя терминология для обозначения времён года, дробных делений каждого периода» [5. С. 46]. Эти слова можно отнести ко всем населённым пунктам (сельским) всего Дагестана и в целом России. Чем раньше приступили к комплексному монографическому исследованию фенонимов той или иной территории, тем самым сохраним, созданные в течении многих веков народный календарь, фенологические сезоны года для будущих поколений. Отсюда, этот вопрос, скажем словами С. Ш. Гаджиевой «как и всего культурного наследия народа, несомненно, имеет большое научное и практическое значение. Оно позволяет выяснить многовековой производственный опыт, его хозяйственно-культурные традиции, которые развивались вместе с культурой соседних народов. Многие сведения, получаемые в результате наблюдений за явлениями окружающей природы, и сегодня не потеряли своего значения и могут приносить практическую пользу» [18. С. 3].
Как известно, у народов Дагестана (лезгин, табасаранцев, агульцев, рутульцев, цахур, даргинцев, лакцев, аварцев, кумыков, ногайцев, азербайджанцев и др.) год носил хозяйственный характер и песнопения с весны. Это, как пишут С. Ш. Гаджиева, А. Г. Трофимова, А. Р. Шихсаидов, «явление, свойственное народам, издавна занятым земледельческим трудом», «универсальное у всех народов деление хозяйственного года на четыре периода (весна, лето, осень и зима) подверглось в дагестанском календаре (в нашем материале — фенологических сезонов года — Х. Х., С. Г., А. Г.) дальнейшей конкретизации: в рамках этих больших периодов отмечаются мел-
кие отрезки времени, так или иначе, связанные с определённым циклом хозяйственной деятельности [17. С. 1].
З. В. Атаев в «Ландшафтной карте» выделяет в Дагестане равнинные, с пятью типами и шестью подтипами ландшафтами, горные, с 7 типами и 10 подтипами, с разновидностями — в равнинной полупустынной — пятью, лугово-степном — двумя, в горно-луговом — также с двумя [3. С. 37].
По данным А. Е. Фединой лишь в одном Горном Дагестане до 60 географических ландшафтов. Ею на карте масштаба 1: 100 000 в пределах одного листа откарти-ровано 45 геокомплексов, внутри которых можно различать многочисленные комплексы [30. С. 143]. В. А. Ковальчуком в «Атласе Республики Дагестан» даются четыре фенологические (сельскохозяйственного характера) карты, но эти карты отражают лишь одну сторону фенологии [22. С. 28], а не являются общефенологическими, где нашли бы освещения фенофакторы сезонов года — атмосферы, гидросферы, литосферы, на поверхности почв, как ре-коменует Г. Э. Шульц [34. С. 16−17]. Данные фенокарт В. А. Ковальчука мы считаем частичными, биосферными. Последний -предмет исследования географов-фенологов, ландшафтных экологов как проблемы геосистемного изучения этого природного комплекса Дагестана в тесной связи с хозяйственным историческим освоением территории.
Ниже рассмотрим фенонимический ландшафт по отдельным ландшафтам.
Аваро-андо-цезский фенонимический ландшафт имеет небольшие исследования по ахвахскому и бежтинскому (капучин-скому) фенонимам [25- 26]. По мнению Б. Б. Булатова, С. А. Лугуева, в селениях Цунта — Ахваха до начала ХХ в. имелись короткие периоды, определённые различными частями тела мужчин. Таких периодов он считает 24, по записям им 20. Цикл начинается с большого пальца ноги, последовательно проходил «через «стопу», «голень», «колено», «бедро», «мошонку», «фаллос», «живот», «пупок», «грудь», «плечо», «шею», «лицо», «лоб», «затылок», «спину», «ягодицу», «ногу», «икру», «пятку». Год на этом заканчивается после чего вновь начинался с «большого пальца ноги» [9. С. 76−77]. Он не даёт народные названия этих фенонимов, но отмечает, что периоды содержали различное количество дней: пять по 9 дней («большой палец ноги», «колено», «фаллос», «пупок», «лицо»), два по 18 («колено», «живот»). Каждому из периодов способствовало погодное и (или) хозяйственное определение («прохладно»,
Естественные и точные науки
• ••
95
«холодно», «начало пахоты», «период ветров», «вывоз навоза на поля»)[9. С. 77].
С. А. Лугуев в работе «Духовная культура бежтинцев» [26. С. 174] даёт названия периодам года, со стремлением объяснить их названия: период с декабря по январь -«къай» (шуга) (домашнее имущество), с января по февраль — «къай-къапо» (период «скарб»), февраль-март — «яко» (навоз), март-апрель — «бол1о» — хул1о (сев), апрель-май, сентябрь-октябрь — «гъайван» (скот), май-июнь — «гатохъна» (прополка), июнь-июль — «мукъо» (зерно, ячмень), июль-август как «жатва» (без указания народного названия), август-сентябрь — «ягъ-огьал» (косить), октябрь-ноябрь считался временем заготовки дров (без указания народного названия), ноябрь-декабрь «голод» (без указания народного названия).
Продолжая исследование названий по месяцам С. А. Лугуев отмечает народные названия. Приведем эти названия для сёл Бежта и Хашархота в таблице 1 [26. С. 175].
На основе изученного материала, можно сказать, что фенонимический ландшафт у ахвахцев и бежтинцев ещё не сформировался. Может быть и другой случай: она ещё им не собрана и не изучена как проблема.
Таблица 1
Названия месяцев по животным
организмам [26. C. 175]___
Русское название У бежтинцев, месяца У хашархотинцев, месяца
народное значение народное значение
Декабрь- январь ц1икас боцо месяц блохи гьугьудо сова
Январь- февраль якосбоцо месяц навоза хъоршон клоп
Февраль- март готанийас боцо месяц плуга килагъас къи паук
Март- апрель бол I ос боцо месяц сева кукут1о кукушка
Апрель- май водисбоцо месяц дождя хач1о ласточка
Сентябрь- октябрь бац1ис боцо месяц волна ванаъас гуда куропатка
Октябрь- ноябрь Сийс боцо месяц медведя болкъа улитка
Ноябрь- декабрь соралис боцо месяц лисы гьада ворона
Май-июнь бирзола овод
Июль- август илба голубь
Август- сентябрь т1от1 лужа
По мнению С. А. Лугуева «приход весны, лета, осени, зимы» ахвахцы определяли по восходам и закатам солнца относитель-
но какой-либо горы, вершины, склона, ложбины и др. Для более точной ориентации часто на вершинах и склонах окружающих населенных пунктов были установлены каменные (сложенные) столбы или отдельные большие камни (г1ок1хъ, цекиратль, г1орхъи, тлян, г1урулахъе) [25. С. 10]. По его мнению, например «кудияб-росинцы определяли приход весны по двум признакам: солнце восходило над вершиной горы К1ебади (авар. Х1апури), а Венера (Квандо Ц1ва-светлая звезда), заходила за впадину Г1вало охьоба (желоб звезд) на горе Рекъаге. У изанинцев приметой служила полная освещенность солнечными лучами пастбища Лъанили х1арима, лето у кудиябросинцев, когда солнце восходило над скалой Къет1у (кремень), зимы, в Тлянубе — восход солнца между двумя камнями в местности Лъанилъелокъи ру-ши и др. С. А. Лугуев пишет о наступлении сезонов года и по другим населенным пунктам. На основе полевого материала в селах Кудияб-Росо и Лологанитль Цунта-Ахваха С. А. Лугуев дает краткие периоды года, названные частями человеческого (мужского) тела, по его мнению, это исчисление называлось г1иса («счет») [25. С. 10−12]. Мы эти периоды (г1иса) приведем ниже:
• Ик1а ук1а (большой палец ноги) — 9 дней. Похолодание.
• Ц1ц1ека (стопа, ее верхняя часть) — 7 дней наступления холодов.
• Хухулилъи ик1к1у (голень) — 14 дней. Очень холодно
•Мук1ъу (колено) — 9 дней. Холодно.
•Ик1к1у (бедро) — 7 дней. Период ветров. Вывоз навоза на поля (мошонка) — 7 дней. Потепление (термин не установллен) (фаллос) — 9 дней. Начало пахоты (термин не установлен).
•Река (живот) — (сроки не установлены).
•Ц1улъи кат1и (пупок) — 9 дней. Прополка. Если в этот период будут дожди, урожай может пропасть.
•Кьорак"ва (грудь) — (Сроки не установлены).
•Гъеча (плечо) — (Сроки не установлены).
•К1оли (шея-) — 7 дней. Жарко.
•Кучи (лицо) — 9 дней. Жатва.
•Гъванша (затылок) — 7 дней. Жара спадет.
•Ракъвалъи (спина) — 7 дней. Период сенокоса.
•Роси (ягодицы). Дожди, ветры.
•Инк1 (нога). Первые похоладания.
•К1орочча (икра). Ночные заморозки. Первый снег.
•Сех1ъа (пятка). Похолодание.
96
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
С. А. Лугуев отмечает, что цикл на этом заканчивался, после этого отчета снова начинался с большого пальца ноги (снизу вверх) — вдоль лицевой части тела до лба, и сверху вниз от затылка до пятки [25.С. 12]. Можно сказать, что С. А. Лугуев провел большую работу по сбору вышеизложенного материала у ахвахцев, но отметим, что он не дает деление времен года — весны, лета, осени, зимы, о них лишь можно догадаться. Автор статьи не дает хотя бы примерные даты наступления указанных периодов года. Более детально описание фенологических периодов на основе фено-нимов — проблема дальнейших фенологических исследований.
Паремиологические единицы являются достаточно яркими фрагментами языковой картины мира, который задаёт формы поведения человека в мире, определяет тип его отношения к миру [28. С. 51]. Например, характеризуемые аварские паремиоло-гические единицы отражают способ восприятия мира и особенности его концептуализации. Здесь, как продолжают Д. С. Самедов и Л. Г. Алиханова, употребляются практически все названия времён года. Единичные случаи использования слова кьин «зима», но его синоним хасел употребляется достаточно активно. Возможно, это объясняется тем, что из двух синонимических названий времён года хасел чаще употребляется в переносном значении (Ср. г1умрудул хасел (букв, «зима жизни» в значении «старость»). Лексема рии «лето» и хасел «зима» в составе аварских наречий с временной семантикой формируют различные смысловые отношения (данные лексемы в составе характеризуемых пара-леологических единиц чаще употребляются не в предметно-субстантивном значении, а в форме и функции наречия) [28. С. 51−52]. Такие процессы не встречаются в других языках Дагестана: кавказских,
тюркских, славянских, ираноязычных.
Лакский фенонимический ландшафт. Этой проблемой занималась А. Г. Булатова. Она в работе «Лакцы» [11. С. 45−46] пишет о сельскохозяйственном календаре, подчёркивая, что сельскохозяйственный год разбивала на несколько периодов, в каждым из которых выполнялись определённые работы [11. С. 45]. В этой работе она не даёт понятия фенонима. В работе «Сельскохозяйственный календарь и календарные праздники лакцев» делает попытку перечислить их [13. С. 200−205]. Считалось в селе Суки Кулинского района РД началом весны и осени, время, когда солнце каса-
лось определённых точек в местности Вив-хулувалу недалеко от села Вихли, началом лета, когда оно проходило над местностью Чансун, а началом зимы — под Вивбурьи-валу и так и далее по отношению к другим населённым пунктам, не называя их имён (указанные страницы). А. Г. Булатова продолжила данную проблему в работе «Лакцы: историко-этнографические исследования (XlX-начало ХХ вв.)» (2014 г.). Она пишет: «Год лакцы делили на четыре части: весну «инт», лето «гъи», осень «ссут», зиму «к1и» [12. С. 108].
Ниже в таблице 2 дадим фенонимы, которые даёт А. Г. Булатова в изучаемой нами работе [12. С. Ш8−111]
А. Г. Булатова пишет, что кое-где в Ла-кии, конец зимы — начало весны известен как период «чилла», когда почва прогревалась, и можно было начинать весенние полевые работы [12. С. 114]. У кумыков и азербайджанцев Дагестана чилла — самый холодный период зимы, скорее всего заимствованный лакцами у этих народов. Тогда встаёт вопрос, почему же у лакцев — это переходной (мы скажем теплый) период. Нам кажется, этот вопрос требует дальнейшего изучения. А. Г. Булатова пишет, что фенологические наименования (фенонимы по нашей терминологии) осенних месяцев им «выявить не удалось, возможно, их и не было» [12. С. 109]. С последними согласиться нельзя. До этого необходимо провести дополнительные исследования. Что касается фенонимов Типуршилухса и Типуршил барз отметим, что турши — название звезды Сириус, отмечаемый у кумыков и азербайджанцев. По нашему мнению, это наименование, заимствование лакцами и названных тюркоязычных народов в результате межэтнического контактирования. Как подчёркивает А. Г. Булатова, звезда Турши (Сириус) появляется на ночном небе по истечению двух месяцев лета (5−7 августа) и исчезает через два месяца с начала весны, т. е. не видно на небе три самых тёплых месяца в году [12. С. 113−114].
Даргинский фенонимический ландшафт. В разделе 7 «Сельскохозяйственный календарь и аграрные культуры» Б. Б. Булатов, М. Ф. Гашимов, Р. И. Сефербеков пишут: «Вплоть до образования колхозов и совхозов табасаранцы пользовались традиционным сельскохозяйственным календарём. Счёт («гьисабар», «ухйир») в этом календаре вели по дробным периодам, включающим по 12 дней, что вероятно, связано с «12 месяцам солнечного года».
Естественные и точные науки
• ••
97
Таблица 2
Фенонимы у лакцев [12. С. 108−111]
Фенонимы Локализация фенони-
Значение фенонима Время мов в населённых
Время года пунктах
Весна Лаччи тату Загустевание чеснока первый месяц Хосрех
Сун ч! алач!и показывающий былинки, травы конец марта -начало апреля Хосрех
Нувщи бихху копатель картошки конец марта-начало апреля Цовкра !
Цихт! барз Значения не дает первый месяц весны Хурхи, Хундаши
Циххи п! ап!и поносный второй месяц весны Хосрех
Мит! икъукъулул барз месяц муравьёв июль Хурхи
Аък! ур!дил барз месяц слепней средний месяц лета Хосрех, Кули
К! ачлул барз блошиный месяц средний месяц лета Хурхи
Ттуршилухсса не даёт значения последний месяц лета Вихли
Ттуршилус барз не даёт значения последний месяц лета, август Хурхи, Кумух
Зима Лаччи тату загустевание чеснока первый месяц зимы Кули, Цовкра !
Къякти барз крепкий месяц первый месяц зимы Кумух, Хурхи
К! иналев барз средний месяц конец января — 21 февраля Вихли, Суки
К! урал тала столб сажи конец января — 21 февраля Хосрех
Урша гъагъу разбивающий урша, къукъу (название водоносных кувшинов) конец января — 21 февраля Куба, Суки
К! ирей т! уназуку на льду предающий прут конец января — 21 февраля Хурхи
Бассу тату оттаивай-затвердевай с 22 февраля до 21 марта Хурхи
Массу тату значение не даёт с 22 февраля до 21 марта Кумух
Лаччи тату Не дает значения с 22 февраля до 21 марта Суки, Куба, Хосрех
Аьжюжал гьантри конец зимы — начало весны Суки
Периодизация распространялась на весну, лето и осень, т. е. «для земледельческих народов наиболее выдающимися моментами сельскохозяйственной жизни являются начало весенних полевых работ и сбор урожая» [8. С. 55]. Они здесь выделяют 12 сезонов года: 1) Ц1ижан (по нашему мнению, означает «новый») 16. 01. — 27. 01- 2) Тарщ. 28. 01. -08. 02- 3) Курщ. 09. 02. — 20. 02- 4) Хпин. 21. 02. — 03. 03- 5) Дак1ьракъ. 04. 03. — 05. 03, название передаёт звук тресканья- 6) Мулух. 16. 03. — 27. 03- 7) Хилин. 28. 03 -08. 01- 8) Даркъан. 09. 04. — 20. 04- 9) Иран. 21. 04 -02. 05- 10) Думурк1ин. 03. 05. — 14. 05. 11) Гьаспин 15. 05. — 20. 05. Названные авторы не объясняют значения приведённых понятий. Они пишут, что в многих сёлах этого периода нет [12. С. 106]. В работе «Сельскохозяйственный календарь даргинцев», посвящённой фенонимии сёл Ур-карах, Ицари, Дзилебки, Верх. Мулебки, Лиша Дахадаевского района РД, для названных сёл Б. Г. Алиев отмечает наличие четырёх времён года [1. С. 189−198].
Как у всех народов мусульманского мира у них год исчисляется с весны. У урка-рахцев и дзилебкинцев весна — гьала х1еб, ицаринцев — жеб, лишинцев — эб, лето у уркарахцев — гьанашир, ицаринцев -гьанша, дзилебкинцев — гьанаша, верхне-мулебкинцев — дуцТрум, лишинцев — тур-
ши. Осень у уркарахцев — г1абшн — эбхьхь, верхнемулебкинцев — Нибшни, лишинцев
— ибхъни, зила, у уркарахцев — ини, ица-ринцев — га, верхнемулебкинцев — гьини, лишинцев — гани. Отсюда названия времён года у названных даргинских сёл совпадают, имеющиеся различия носят местный (аульный) характер.
У уркарахцев начало весны называется ц1илкьяла бурхни, ицаринцев — гурдуххи, дзилебкинцев — миркъла, лишинцев -т1аракъ (6 дней зима и 6 дней весна), конец марта-начало апреля у уркарахцев -ирг1яла бурх1ни. Б. Г. Алиев далее отмечает у ицаринцев ххела, ц1еркъола, эръала, жеб, у дзилебкинцев — хила, эръни, ц1еркьил, жаддала и текквола, у лишинцев — мардух, хилла, ц1еркъала и эрьила. По нашему предположению фенонимы бурхни и иркъ-ала бухни у уркарахцев означают соответственно «месяц» и «последующий месяц». Ххела у ицаринцев и первая часть эръала бухни (эръала), эрни у дзилебкинцев, эрьла у лишинцев, может быть синонимы в значении «дни».
Б. Г. Алиев отмечает для лета периоды, у уркарахцев — бишт1ал, турши, хулал тур-ши, у ицариннцев — турчи, у дзилебкинцев
— ник1а ттурши и хула турши, у лишинцев ялгьан или къяна турши. Отмеченные турши у уркарахцев второй частью ник1а
98
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
ттурши совпадает с ттурши и хула турши -и турши, у лишинцев — вторая часть къала турши — турши. Фенонимы периодов осени ни в одном из изученных выше трудов Б. Г. Алиевым не приводятся. Зима, согласно Б. Г. Алиеву, имеет фенонимы у уркара-хев, верхнемулебкинцев чилла, как самое холодное время года у кумыков и азербайджанцев. Он, для лишинцев отмечает [1. С. 197], что середина зимы называлась ц1уггази чилла бурхни, где присутствует феноним чилле.
По мнению С. Ш. Гаджиевой, А. Г. Трофимовой и А. Р. Шихсаидова, 20 дней середины зимы у даргинцев села Хуршни Да-хадаевского района носит название Чилла-ла бурх1не («дни чилла») — также они называют тридцатый день зимы «урила даг1и» («холод звезды») и с этого дня начинается [период] даблабси инила баз («средний месяц зимы») у жителей села Харбук Дахада-евского района [17. С. 40]. На основе изучения материалов, приведённых в данном фенонимическом ландшафте следует сказать, приведённый материал указанным автором не может быть достаточным и в этом направлении необходимы научные исследования.
Фенонимический ландшафт лезгиноязычных народов. Фенонимия лезгинских народов имеет древнюю историю. Касаясь истории народного календаря лезгин (по-нашему представлению фенонимов) Ф. А. Бадалов пишет: «Народный календарь лезгин по всей вероятности, создан ещё в III тыс. до н. э. и дошёл до нас с незначительными изменениями» [6. C. 277]. Не исключено, что в этот период создан и народный календарь, нашедший отражение в фенонимах, у табасаранцев, агульцев, ру-тульцев, цахур и других народов Южного Дагестана. Исследования М. М. Ихилова [22. С. 120], Ф. А. Бадалова [6. С. 276−279] и других лезгиноведов показывают, что год у лезгин делится на 4 периода: гатфар (весна), гад (лето), зул (осень), кьуьд (зима).
Согласно Б. М. Алимовой у северных табасаранцев 12 периодов, у южных — 11 [2. С. 69], где совпадающими в обоих регионах являются фенонимами 7 (дакьракь, хпин, хлин, мулух, иран, гьяспиндар, думурк1), у северных отмечается, но не отмечается у южных табасаранцев (ц1иж, тарш, курш, ихав), отмечающиеся у южных табасаранцев, но не отмечающиеся у северных табасаранцев, цитируемый автор не даёт. Для села Хурик Табасаранского района цитируя М. Р. Гасанова, Б. М. Алимова, отмечает 4 фенологических периода: хьадукар (весна), хьад (лето), чвул (осень), кьорд (зима) [2. С. 20]. Год у агульцев — это хьир, хид, шир-
квер («весна»), аал, гьул, къоьл («лето»), ц1ул («осень»), аард, оьрд, кьурд («зима») [10. С. 193]. Но автора цитируемой работы А. Г. Булатова, А. И. Исламмагомедов, Ш. А. Мазанаев в указанной выше странице не указывает локализацию указанных фенонимов по отдельным регионам Агульского района Республики Дагестан.
Согласно Ш. М. Ахмедову и А. Р. Шихсаидову, год у кушанских агульцев начинается с весны (ширквар). Лето у них гьол, осень — цул, зима — кьорд [4. С. 184] У ру-тульцев год также делится на 4 периода -хьад («весна»), гъыд («лето»), хумухуд («осень»), къыд («зима»), по мнению А. Г. Булатовой, у рутульцев существовало собирательное название для всех четырёх этих времён года — «руц1ал» [14. C. 56]. Согласно М. М. Ихилову, год лезгин содержал каждый из периодов. Состоял из трёх месяцев и шести мелких периодов (по нашему представлению фенологических сезонов), приблизительно по 15 дней каждого месяца (с 7 по 22 число каждого месяца или с 22 числа одного месяца по 7 число следующего) [22. С. 115]. В народном календаре лезгин, Ф. А. Бадалов отмечает, что весна и лето состоят из 92 дней, осень (зул) и 91 зима (кьуд) 90 (91) дней [6. С. 276 277]. Хронологические рамки, которые даёт Ф. А. Бадалов более уточнённые, чем у М. М. Ихилова. Он делит гатфар (весну) на 8 сезонов (фенонимов). Фенологические сезоны: яр (22 марта-5 апреля), циг (гатфа-рин) (23 апреля-7 мая), тумар (8 мая-22 мая), чим (13 мая-6 июля), раг (рахъар) (7 июля), как видно из приведённых цифр каждый включает 15 дней, 2 по 5 дней (алкъвар (талкъвар)), элхем (гелхен), 1−7 дней (ттургун1 турук1ун, урукун) [16. С. 276] гад (лето). Согласно им также лето состоит из 8 сезонов, из них 5 по 15 дней: 1) рагъ элкъведай къар (дни солнцестояния), 22 июня — 6 июля- 2) гатун къар, 7−21 июля-
3) ц1иг (гатун), 22 июля — 5 августа-
4) кьугъвер (гатун), 22 августа — 6 сентября-
5) гатун яр, 7−21сентября- 6) 1 сезон состоит из 7 дней. Это пешхурт- 7) 16−22 августа 2 по 5 дней (гвенар, 6−10 августа) — 8) йига-рар (11−15 августа) [6. С. 276]. Согласно им зул (осени) 5 сезонов по 15 дней: 1) зулун къар, 22 сентября — 6 октября- 2) тумар, 721 октября- 3) ц1иг (зулун), 22 октября — 5 ноября, 4) хиб (зулун), 22 ноября — 6 декабря- 5) аязар, 7−21 декабря- 2 по 8 дней: 1) ригъ, 6−13 ноября- 2) ч1им, 14−21 ноября [6. С. 276]. По мнению Ф. А. Бадалова, у зимы 4 фенологических сезона по 15 дней (1) рягъ элкъведай кьар (дни солнцестояния), 22 декабря — 5 января- 2) хъуьт1уьн къар, 6−20 января- 3) ц1иг (къулт!уьн), 21
Естественные и точные науки
• ••
99
января — 6 февраля- 4) чиш, 6−19 февраля-
5) хиб (къуьч1уьн, 20 февраля — 6 марта), по 1дню: 8 дней — 1 (кьукъвер, 7−14 марта, 7 дней — 1 (гунзарар — чиладин къар — ц1урар, 15−21 марта). Данное деление времён года (фенологических сезонов) совпадает с принятым у народов южного Дагестана. В природе не существует два и более сезонов, которые номеровались, как отмечено у автора (ц1иту — весны, лета, зимы) и народ давал каждому сезону своё название, отличное от другого. Употребление нескольких фенонимов одного фенологического сезона, мягко говоря, недочёт автора, который собрал фенонимы (в полевых условиях).
С. Ш. Гаджиева, А. Г. Трофимова, А. Р. Шихсаидов дают другую фенолимию и даты наступления фенологических сезонов года у лезгин. Так, по их мнению, весна, состоящая из 4 периодов, сезонов выделяют: 1) яр — 23−7 апреля- 2) эльхен-гельхен, алкьвар-далкьвар, последующих 15 дней (8−24 апреля) — 3) уругун-туругун, 23 апреля — 7 мая- 4) ц1иг, 8−22 мая [17. С. 4]- лето состоит из 2 сезонов: 1) ракъар, 23 июня — 7 июля, 2) ч1ен, 23 августа — 7 сентября [17. С. 8]- осень включает 3 сезона: 1) кьуьгвер, 23−7 октября- 2) хеб, 8−22 октября- 3) чиш, 23 октября — 7 ноября- зима — из четырёх: 1) ч1ем, начало февраля, 2) чиш, 8−22 февраля, 3) хиб, 23 февраля — 7 марта. Во всех названных сезонах авторы работы исходят из трудовой деятельности населения, не увязывая их особенности природы. Как видно из этого исследования С. Ш. Гаджиевой, А. Г. Трофимовой и А. Р. Шихсаидова имеются повторы, например, фено-нимов: осень и зима — чиш. Указанные авторы не дают значения приведённых фе-нонимов. Такие сведения об определённых фенонимах содержатся в исследовании Ф. А. Бадалова. Речь, по его мнению, верховный бог лезгинского пантеона (например) [17. С. 110].
В табасаранской фенонимии отмечается местная (табасаранская) лексика и заимствованная лексика. Из перечисленных в данной работе заимствований фенологической лексикой является, по нашему мнению, чилле. По этому чилле Б. М. Алимова пишет «Табасаранцам известной малой чилле», который наступал с 20 декабря и длился по 20 января, и большое чилле, который длился до конца чилле [2. С. 72]. Это не точно. Она же, на этой же странице продолжает: «В табасаранских селениях также различали «бойук чилле», который наступал с 22 декабря и длился 40 дней и «кичик чилле», который наступал после боюк чил-ле и длился 20 дней». Известно, что чилле
(чиллэ), к примеру у дагестанских азербайджанских тюркемейцев имеет продолжительность 41 день (с 22 января по 31 января), кичик-чилле с 1 по 20 февраля, т. е. различия в датах между табасаранскими и тюркелейскими азербайджанцами в фенологических особенностях небольшие [2. С. 64]. По отношению к подсезону иран (должно быть Ирам) пишет Б. М. Алимова, что «в иран производили вспашку почвы для создания влаги. В Иран можно было делать прививки, не объясняя значение фенонима. Может быть, иран (иран и табасаранцев) — одно слово, где первый означает «рай», где можно начинать весенние сельскохозяйственные работы, хотя «это самое неблагоприятное время года для скота (не исключено и у табасаранцев — Х. Х., С. Г., А. Г.), поскольку наблюдаются заморозки и в это время усиление кормления скота», продолжительность подсезона 22 (23) дня (с 28 февраля по 21 марта) [21. С. 64]. Иран, по Б. Б. Булатову, М. Ф. Гашимову и Р. И. Сефербекову (продолжительность 21 апреля — 2 мая) — опасный период скота — старые запасы кормов исчерпались, а новой травы ещё нет [8. С. 56], т. е. подтверждается списком этому подсезону, характерного для теркемейских азербайджанцев Дагестана. Феноним мулух, отмечаемый у табасаранцев характерен и для теркемейских азербайджанцев. Ни у табасаранцев, ни и у теркемейских азербайджанцев «значение не установлено» [8. С. 62].
Ш. М. Ахмедов, А. Р. Шихсаидов для агульской фенонимии для весны отмечают 10 фенологических сезонов, каждый по 12 дней (т1акьракъ, даркъв, хилин, иран, дулурк1), для лета один турий (как пишут названные автора периодизация лета у агулов не существовала) [4. С. 185], для лета 1 — турш. для осени 5 (дулук1, иран, хин, даркъв, т1акьракь), зима — 5 (гъран, от гьаьр «звезда»), куршан, туршан, гьаран, молорх, каждый по 12 дней [4. С. 188].
Может быть, Молорх — это мулух, отмеченный нами для табасаранцев.
С. Ш. Гаджиева, А. Г. Трофимова, А. Р. Шихсаидов отмечают о наличии фенонима чилле, в отличие от Б. Б. Булатова, М. Ф. Гашимова и Р. И. Сефербекова, у агульцев [8. С. 10], а именно они пишут: «У агулов «малой чилле» (биц1и чилле) проходит с 20 декабря по 20 января, после чего идёт «большой чилле» (гья чилле), продолжающийся до конца февраля. Последующие 15 дней называются «къвсар». У табасаранцев такое же деление». Последние слова не точны. Для южного Дагестана слово лезгин, слово фенонимического
100
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
ландшафта и указывают на их феноними-ческие связи. В работе «Рутульцы в XIX -начале ХХ вв.» А. Г. Булатова рассматривает фенонимы рутульцев по селам Лучек, Мюхрек, Джимекур, Ихрек, Шиназ Рутуль-ского района [14. С. 56−64]. Она стремится не только привести фенонимы со значениями их, но дать некоторые пояснения физико-географического и прогнозного характера. Касаясь фенонимов села Лучек отмечает для весны 4 сезона: 1) дурукул (17 марта) — 2) даркъай (8−14 марта) — 3) эр (1527 марта) — 4) къаринене йыгьбыр со значением «старух мы дни» и пояснениями для Мюхрека и Джилухур 6 сезонов: 1) даркъай- 2) галхан- 3) дурукул- 4) ц1ин- 5) эр- 6) даркъай или иначе къярета мыкъ-ды йигбыр со значением букв. «дряхлой старухе сильный холод», для ихрефа — 4: 1) эр- 2) эред йихбыр- 3) аркъай- 4) алхан, для Шиназа 5: 1) дурукъун- 2) гялхан- 3) ултуд- 4) сюлтюд- 5) ц1ик1. «Летними» фенонима-ми являются: для «лилназа» 2: 1) сумд-жильдже вахд со значением «время высыхания травы" — 2) укъ суд къади хьяни со значением «травы иссушивающая звезда». Зимними сезонами — фенонимами являются для Шиназа 5: 1) къыйидц1ик со значением букв, «щенок зимы», 2) чилла с подсезонами: а) альбистай- б) къялбистай- 3) аркъ алхан- 4) элхан- 5) гелхан. Используя работу Ф. А. Бадалова «Астральная религия лезгин», отметим ряд фенонимов [6]: Эр -бог моря, рек, ручей. Она базируется на собственном имени Эрен, Нерен. Известно также, части удостаиваются боги, обожествлённые правители, первые правители и т. д. [6. С. 189]. Наличие сезонов года с эр, сходные в указанных селах являются дублетными и возникли независимо друг от друга. В результате контактов рутульцев с лезгинами в фенонической карте фенологические сезоны с онимами элхен, галхен, с азербайджанцамим — с онимом чилле. «Божественные» фенонимы, по нашему мнению, нередки в просторах Евразии. Касаясь праздника Яран сувар у лезгин, М. М. Ихилов пишет, что 1-я часть этого праздника отмечает весна [22. С. 116]. Может быть, этот термин в значении «весна» стал названием целого фенологического периода.
По нашему мнению, первая часть периода эльхен-гельхен, элхен связана понятием алхан как отличие в «Лезгинскорусском словаре» [24. С. 45]. В указанном словаре отдельно даётся название четвёртого периода уругун-туругуна, где туругун — пятнадцатидневка, исчисляемая с 4 апреля [24. С. 318]. Эти фенонимы не повторяются. Весну у агульцев Ш. М. Ахмедов,
А. Р. Шихсаидов делят на 5 периодов по12 дней (60 дней): 1) т1акьырак- 2) даркъв- 3) хилин- 4) иран- 5) дулурк1, не объясняя их смыслового значения [4. С. 185−188]. Не объясняют смысловое знание этих фено-нимов и А. Г. Булатова, А. И. Исламмаго-медов, Ш. А. Мазанаев [15]. Последний сезон, как пишут С. Ш. Гаджиева, А. Г. Трофимова, А. Р. Шихсаидов, у агульцев — это «девурдин икъар» (знач. «благодатные дни») и объясняет следующим образом: «горы покрыты травой и коровы дают особенно хорошее молоко. В эти дни доярки определяли жирность молока» [17. С. 5].
Мы здесь рассмотрели в общих чертах фенонимический ландшафт у лезгиноязычных народов Дагестана и подробное рассмотрение их в данной работе мы не ставили главной целью, как и в других фе-нонимических ландшафтах Дагестана.
Тюркский фенонимический ландшафт. Он составная часть тюркского этноязыкового ландшафта в огромных просторах Евразии. Без его изучения фенонимический ландшафт Дагестана как составная часть дагестанского геоономастического фонда будет не полной. Здесь мы рассмотрим фе-нонимы азербайджанского и кумыкского происхождения, а ногайские фенонимы в связи с их неизученностью — предмет дальнейших исследований. Немало сходства кумыкской и азербайджанской фенонимии Дагестана, связанные сходствами языков этих народов. Согласно Н. А. Баскакову, кумыкский язык относится к кыпчакско-половецкой группе тюркских языков, исторически возник до прихода монголов в Европу в результате смешения кыпчакских и огузских имён, азербайджанский язык же — к огузско-сельджухской подгруппе тюр-ских языков [7. С. 278, 262−263]. В связи с этим общность фенонимии кумыкского и азербайджанского языков правомерна. Кумыки — один из крупных тюркоязычных народов Северного Кавказа. Правильно отмечает С. Ш. Гаджиева, что кумыки «имели многовековой опыт полеводческого хозяйства». В результате большого опыта кумыки выработали довольно точный сельскохозяйственный календарь [16. С. 73]. В другой своей работе она подчёркивает: «Изучение традиционного календаря как и всего культурного наследия имеет несомненно большое научное и практическое значение» [18. С. 3]. Далее, она пишет: «Оно позволяет выяснить многовековой производственный опыт, его хозяйственно-культурные традиции, которые развивались вместе с культурой оседлых народов. Многие сведения, полученные в результате наблюдений за явлениями
Естественные и точные науки
• ••
101
окружающей природы, и сегодня не потеряли своего значения и могут приносить большую практическую пользу [18. С. 3]. Эти слова из опубликованной работы в конце 1980-х годов и звучат, как сказанные во втором десятилетии XXI в. С. Ш. Гаджиева в своих работах по земледельческим календарям кумыков уделяла большое внимание фенонимам, среди которых работы «Кумыки» [16], «Традиционный земледельческий календарь и календарные обряды кумыков» [18]. Во второй работе, С. Ш. Гаджиева подчёркивает солнечный год. Согласно ей, солнечный год, по его народному календарю, делится на два больших периода — тёплое время («яз») и холодное время («къиш») [18. С. 11]. Такое мы имеем и среди азербайджанцев Дагестана. По её мнению, язбаш (букв, «начало весны», «весна»), яй («лето»), гияр («осень»), къыш («зима»). Кстати, в названии осени казахского диалекта азербайджанского языка присутствует лексема gьzdax vaxdi (букв, «время осени») [35. С. 168]. Каждый из них включает в себя 90 дней [32. С. 13]. Тогда получается не 365 (366) дней в году, а 360 дней, т. е. 5(6) дней меньше, принятого календаря, скажем в России. Весну она делит на 2 периода: 1) къара язбаш (букв, «чёрная весна») и 2) язбаш («просто весна»), С последним вряд ли можно согласиться. В работах С. Ш. Гаджиева, отмеченных нами и других, нет деления весны (язбаш) на сезоны, что несколько снижает качество выполненной работы. Они, несомненно, имеются. Для этого необходимы специальные сплошные фенонимические исследования в районах заселения кумыков. Это в большой степени географо-фенологическая проблема, нежели историческая, какими являются изученные работы по народному (хозяйственному, земледельческому) календарю. С. Ш. Гаджиева делит на 3 периода лето. Сезон, по нашему пониманию, период по С. Ш. Гаджиевой — от начала до середины лета назывался просто яй («лето») [16. С. 22], что неправдоподобно, второй -Бойнуса яллавлара («палящая жара звезда Бойнуса»), третий — Туршуну яллавлара («палящие дни Туршу»). В кумыкской фе-нонимии осени («гюз»), по исследованиям С. Ш. Гаджиевой, мы не находим деление её на фенологические сезоны. Они сохранились в народной памяти, но надо пока не поздно собрать и сделать достоянием науки и широкой публики. Мы не должны их терять. Они культурно-хозяйственные памятники природы и общества. Касаясь зимы («къыш») у кумыков, С. Ш. Гаджиева во второй работе выделяет два сезона (по
терминологии С. Ш. Гаджиевой периода): первый — къыш или къара къыш («зима», «чёрная зима») (мы согласимся, отбросив феноним къыш, сохранив къара къыш), второй — илле (здесь опечатка, должно быть чилле) [16. С. 32], третий — къышни арти. Первый и третий сезоны — примитивно. Повторяя, отмечу, что необходимы дальнейшие фенонимические исследования по конкретным этноязыковым группам или отдельным народам и языкам в географо-историко-лингвистическом отношении при ведущей роли фенологии как географические науки.
С. Ш. Гаджиева, несомненно, внесла вклад в изучение фенонимии азербайджанцев Дагестана.
С. Ш. Гаджиева в монографию «Дагестанские теркемейцы» [19. С. 197−201] и «Дагестанские азербайджанцы» [20. С. 7783] включила раздел, посвящённый фенологическим сезонам азербайджанцев Дагестана, назвав их народным календарем. Она, в первой монографии, выделяет следующие сезоны и подсезоны (периоды): весна («вахаг»), лето («уау»), осень («раyiz»), зима («qis»), во второй монографии — вахар или yaz, payiz, qis. Лексема вахаг у дагестанских азербайджанцев в целом литературное, местное (диалектное) -yaz. Во второй монографии С. Ш. Гаджиева «лето» употребляет в двух значениях: в первом — как «yaz», во втором — как «вахаг» или «yaz». Верным является употребление весны как «yaz». Она выделяет в пределах весны подсезоны (в обоих монографиях): в весне — 1) mul^ (16−28 марта), 2) xil (29 марта — 10 апреля), объединяя их в общее понятие — qara yaz) (даты примерные), [20. С. 80] (xilin у азербайджанцев Дагестана нами не отмечено), 3) darqan или такарак (последнего азербайджанца также не отмечается) (11−22 апреля), 4) iran (29 апреля -24 мая), dьbьг q^ (5−6 — 18−20 мая). Во второй монографии С. Ш. Гаджиева рассматривает феноним sulyanq ^ulqyenq). Мы, представители азербайджанской национальности, далёкие корни, восходящие к азербайджанской национальности (даже при рассмотрении других сезонов и подсезонов) это не будем повторять. С делением весны и их последовательностью во времени согласиться не можем. Азербайджанцы Дагестана весну называют yaz, следующими фенонимами (подсезонов): 1) qara yaz («чёрная весна», так, по-видимому, в это время снег уже растаял, но зелень только появляется, и земля ещё выглядит чёрной) — 2) aciz («слабый») (25−29 марта) 9mbiz («много») (30 марта — 4 апреля), 3) mulux (5−7 апреля) (значение не установлено) — 4)
102
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
xir («участок, засеянный рисом») (12−15 апреля), 5) pel ayi («месяц пела». Пел — черемша) — 6) Gig0k («цветок») (11−22 мая).
С. Ш. Гаджиева, рассматривая сезон yay «лето», выделяет подсезоны, названные ею периодами: 1) yayin basi («начало лета») — 2) yayin ortasi («середина лета») — 3) yayin axiri («конец лета»). Мы выделяем подсезоны: 1) adam yeyan ay («месяц, когда кушают плоды») (22 мая-31 июня), 2) tursi dogan ay («месяц пересозревания плодов) (1−31 августа). С. Ш. Гаджиева не выделяет фенологические сезоны года (календарное время, по терминологии её календаря). Она в qis («зима») выделяет периоды: 1) зШэ, с подсезонами beybk зШэ («большое чилле») (40 дней) и feik зillэ («малое чилле») (22 декабря — 29 февраля) — 2) ajiz («слабый, немощный») (20 февраля — 3−4 марта), 3) am-biz (следующие 12 дней). Мы, зиму, «qis» делим: 1) зШэ, с подсезонами (периодами): а) boybk зШэ («большое зШэ») (22 декабря -31января) — б)ik зillэ («малое зillэ) (1 по февраля). Мы не согласны с ней, что у тер-келейских азербайджанцев Дагестана с 16 по 28 марта по 10 апреля — мулух, с 11 по 22 апреля — дарган, с 5−6-го по 18−20 мая дю-бюр, отмечая лето с 22 по 22 сентября и с 22 сентября по 22 декабря не называет подсезоны годы [19. С. 198−200]. Мы хорошо знаем, в сёлах заселения азербайджанцев в целом, в том числе и азербайджанцев в дагестанских сёлах Теркем, нигде нами не зафиксировано понятие сезона дюбюр или «дюбюр гюль».
Село Морское Дахадаевского района образовано в Дербентском районе на прику-танных хозяйствах в местности Уллунеу, путём переселения в 1978 г. жителей сёл Цураи, Цизгари того же Дахадаевского района. В новой азербайджанской и этнической среде у даргинцев этого села не сформировался сельскохозяйственный календарь (местные названия фенологических сезонов года). Даргинцы других населённых пунктов, но как и другие национальности, расселённые в Дагестанском Теркеме, пользуются сложившимся в течение многих веков азербайджанским сельскохозяйственным календарём (названиями фенологических сезонов года) [32. С. 61].
Данная работа — часть геоономастики -учения о географических проблемах местных географических терминов, фенологических понятий сезонов и периодов года,
топонимах и топонимичных образованиях. Она есть продолжение исследований Х. Л. Ханмагомедова по фенонимам народов Дагестана [30−32].
Для успешного развития фенонимиче-ских исследований в Дагестане считаем необходимым: 1) вести сплошной сбор фе-нонимов в целом, по отдельным и населённым пунктам Дагестана- 2) изучить номинационные показатели, заложенные в фенонимах в целом по Дагестану и конкретно по отдельным народам- 3) изучить фенонимы средствами лингвистики (словообразовательный, морфологический) — 4) дать полную физико-географическую и экономико-социально-географическую характеристики иерархии фенологических сезонов и процессов, заложенных в фено-нимах и регионов- 5) изучить влияние соседних, близких, родственных народов на формирование фенонимических ландшафтов. Считаем необходимым изучение фенонимических связей кумыков и азербайджанцев не со всеми тюркоязычными народами, а с теми, с которыми они имеют весьма тесные связи. Большую связь имеют кумыки и их язык с народами кыпчакско-половецкой подгруппы тюркских языков, особенно в домонгольскую эпоху. Как пишет Н. А. Баскаков кумыкский язык «исторически возник до прихода монголов в Европу в результате смешения кыпчакских и огузских племён» [9. С. 278], азербайджанцы, живущие в Теркемейской равнине Дагестана с теркемейцами Азербайджанской республики. Такое изучение даст новый материал в формировании фенонимиче-ского ландшафта близких регионов названного фенонимического ландшафта Дагестана. Такое также можно сказать об аварском топонимическом ландшафте Дагестана, Грузии и Чечни, лезгинского Дагестана и северных районов Азербайджанской республики- 6) конечным итогом (не последним) может быть составление словаря фенонимии Дагестана (с использованием сопоставительного метода с другими регионами евразийского геопространства).
Мы здесь не ставим целью объяснить происхождения и дать смысловые значения всех фенонимов Дагестана, а задача скромная — привлечь научные силы и краеведов к сбору и изучению такого важного культурного, духовного, географического и лингвистического наследия, какими являются фенонимы.
Литература
1. Алиев Б. Г. Сельскохозяйственный календарь даргинцев // Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Махачкала, 1974. Вып. 1. С. 189−198. 2. Алимова Б. И. Табасаранцы XIX — начало ХХ в.: историко-
Естественные и точные науки
• ••
103
этногр. иссл. Махачкала, 1992. 263 с. 3. Атаев З. В. Ландшафтная карта // Атлас Республики Дагестан.
М., 1990. С. 37. 4. Ахмедов Ш. М., Шихсаидов А. Р. Земледельческий календарь // Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Махачкала, 1974. Вып. 1. С. 184−188. 5. Ахмедов Ш. М., Булатова А., Ислам-магомедов А. Хозяйство. Агулы: сб. статей по истории, хозяйству и материальной культуре. Махачкала, 1975. С. 41−66. 6. Бадалов Ф. А. Астральная религия лезгин. Кн. 1: космогонические и антропонические пред-
ставления, пантеон божеств. М., 2006. 432 с. 7. Баскаков Н. А. Введение в изучение тюркских языков: учебник. Изд. 2-ое, испр. и доп. М., 1969 284 с. 8. Булатов Б. Б., Гашимов М. Ф., Сефербеков Р. И. Быт и культура табасаранцев в XIX-ХХ веках. Махачкала, 2004. 263 с. ил. 9. Булатов Б. Б., Лугуев С. А. Очерки истории духовной культуры горцев Центрального Дагестана в XVIII—XIX вв. Изд. 2-ое, доп. Махачкала, 2004. 232 с. 10. Булатова А. Г., Исламмагомедов А. И., Мазанаев Ш. А. Агулы XIX — нач. ХХ вв.: историко-этногр. иссл. Махачкала, 2008. 292 с. 11. Булатова А. Лакцы (XIX — нач. ХХ вв.): историко-этногр. иссл. Махачкала, 1971. 196 с. 12. Булатова А. Сельскохозяйственный календарь и календарные праздники лакцев // Вопросы истории Дагестана (досоветский период). Вып. 1. Махачкала, 1974. С. 109. 13. Булатова А. Г. Лакцы: историко-этногр. иссл. (XIX — начало ХХ вв.) Махачкала, 2000. 387 с. 14. Булатова А. Г. Рутульцы в XIX — начале ХХ вв.: историко-этногр. иссл. М., 2003. 280 с. 15. Булатова А. Г., Исламмагомедов А. И., Мазанаев Ш. А. Агулы в XIX — нач. ХХ вв. Махачкала, 2008. 292 с. ил. 16. Гаджиева С. Ш. Кумыки: историко-этногр. иссл. М., 1961. 388 с. 17 Гаджиева С. Ш. Трофимова А. Г., Шихсаидов А. Р. Старинный земледельческий календарь народов Дагестана // VII Международный конгресс антропологических и этнографических наук. М., август 1964 г. 11 с. 18. Гаджиева С. Ш. Традиционный земледельческий календарь и календарные обряды кумыков. Махачкала, 1989. 90 с. 19. Гаджиева С. Ш. Дагестанские теркелейцы. XIX — начало ХХ в.: историко-этногр. иссл. М., 1990. 216 с., ил., карта. 20. Гаджиева С. Ш. Дагестанские азербайджанцы. XIX -начало ХХ в.: историко-этногр. иссл. М., 1999. 339 с., ил., карта. 21. Исаченко А. Г. Предисловие // Г. Э. Шульц. Общая фенология. Л., 1981. С. 4−5. 22. Ихилов М. М. Народности лезгинской группы: историко-
этногр. иссл. прошлого и настоящего лезгин, табасаранцев, рутульцев, цахуров, агулов. Махачкала, 1967. 379 с. 23. Ковальчук В. А. Фенологические карты // Атлас Республики Дагестан. М., 1990. С. 28. 24. Лезгинско-русский словарь / сост. Б. Б. Талибов, М. М. Гаджиев. М., 1966. 604 с. 25. Лугуев С. А. Народный календарь и счёт времени у ахвахцев (XIX — нач. ХХ в.) // Календарь и календарные обряды народов Дагестана: сб. статей. Махачкала, 1987. С. 6−16. 26. Лугуев С. А., Магомедов Д. М. Бежтинцы (капучин-цы, хванал) в XIX — нач. ХХ в.: историко-этногр. иссл. Махачкала, 1994. С. 174−179. 27. Самедов Д. С. Алиханова Л. Г. Наименование времён года в аварской пареинологических единицах, выражающих концепт «время» // Вестник Даг. гос. ун-та. 2012. Вып. 3. Филологические науки. С. 51. -53. 28. Федина А. Е. Основные закономерности ландшафтной дифференциации Горного Дагестана и их влияние на хозяйственное использование территорий // Материалы к Всесоюзному совещанию по вопросам ландшафтоведения. Алма-Ата, 1963. С. 172−177. 29. Ханмагомедов Х. Л. Изучение местных названий фенологических сезонов года в период проведения полевой практики по природоведческим дисциплинам на факультете начальных классов педагогического университета как форма активизации самостоятельной работы студентов // Материалы науч. -практ. Конф. «Руководство самостоятельной работы студентов в условиях многоуровневой подготовки пед. кадров» — Махачкала, 1996. С. 48−51. 30. Ханмагомедов Х. Л. Фенологические сезоны года теркемей-ских азербайджанцев Дагестана // Геоэкологические проблемы Северного Кавказа: Материалы 2-й Все-рос. науч. -практ. конф. 15−16 мая 2008 г., г. Махачкала. Махачкала, 2008. С. 209−214. 31. Ханмагомедов
Х. Л. Дагестанское Теркеме: комплексное страноведческое исследование. Махачкала, 2010. 368 с.
32. Ханмагомедов Х. Л. Гебекова А. Н. Армянский топонимический ландшафт Северного Кавказа // Вопросы современной науки и образования. Университет им. В. И. Вернадского. 2013. № 2 (4,6). С. 10−14.
33. Шульц Г. Э. Общая фенология. Л., 1981. 188 с.
References
1. Aliev B. G Agricultural calendar of Dargins // Issues of history of Dagestan (the pre-Soviet period). Makhachkala, 1974. Issue 1. P. 189−198. 2. Alimova B. I. Tabasarans in the 19-the beginning of 20th cc.: historical-ethnogr. studies. Makhachkala, 1992. 263 p. 3. Ataev Z. V. Landscape map // Atlas of the Republic of Dagestan. M., 1990. P. 37. 4. Akhmedov Sh. M., Shikhsaidov A. R. Agricultural calendar // Issues of history of Dagestan (the pre-Soviet period). Makhachkala, 1974. Issue 1. P. 184−188. 5. Akhmedov Sh. M., Bulatova A., Islammagome-dov A. Agriculture. Aguls: collected articles on the history, economy and material culture. Makhachkala, 1975.
P. 41−66. 6. Badalov F. A. Astral religion of Lezgins. Book 1: cosmogonic and anthroponical representations, the Pantheon of deities. M., 2006. 432 p. 7. Baskakov N. A. Introduction to the study of Turkic languages: a tutorial. Ed. 2nd, Rev. and supplementary, 1969 284 p. 8. Bulatov B. B., Gashimov M. F., Seferbekov R. I. Life and culture of Tabasarans in the 19−20th cc. Makhachkala, 2004. 263 p. 9. Bulatov B. B., Luguev S. A. Essays on the history of spiritual culture of the mountain people of Central Dagestan in the 18−19th cc. Ed. 2nd, supplementary Makhachkala, 2004. 232 P. 10. Bulatova A. G., Islammagomedov A. I., Mazanaev Sh. A. Aguls in the 19-the beginning of the 20th cc: historical-ethnogr. studies. Makhachkala, 2008. 292 p. 11. Bulatova A. Laks (19- early 20th cc): historical-ethnogr. studies. Makhachkala, 1971. 196 p. 12. Bulatova A. Agricultural calendar and calendar holidays of Laks // Issues of history of Dagestan (the pre-Soviet period). Issue 1. Makhachkala, 1974.
P. 109. 13. Bulatova A. Laks: historical-ethnogr. studies. (19-the beginning of the 20th cc.) Makhachkala, 2000.
104
• ••
Известия ДГПУ, № 4, 2014
387 p. 14. Bulatova A. Rutuls in the 19th — the early 20th cc. Historical-ethnogr. studies. M, 2003. 280 p. 15. Bulatova A. G., Islammagomedov A. I., Mazanaev Sh. A. Aguls in the 19 — early 20th c. Makhachkala, 2008. 292 p. 16. Gadzhieva S. Sh. Kumyks: historical-ethnogr. studies. M., 1961 388 p. 17. Gadzhieva S. Sh., Trofimova A. G., Shihsaidov A. R., Ancient agricultural calendar of the peoples of Dagestan // VII international Congress of the anthropo-logical and ethnological Sciences. M., August 1964, 11 p. 18. Gadzhieva S. Sh. Traditional agricultural calendar and calendar rites of Kumyks. Makhachkala, 1989. 90 p. 19. Gadzhieva S. h. Dagestan Terkeley people. The 19th — the beginning of the 20th cc.: historical-ethnogr. studies. M., 1990. 216 p.
20. Gadzhieva S. Sh. Dagestan Azerbaijanis. The 19th -the beginning of the 20th century: historical-ethnogr. studies. M., 1999. 339 p. 21. Isachenko A. G. Foreword // G. E. Schulz. General phenology. L., 1981. P. 4−5.
22. Ikhilov M. M. Nationalities of the Lezgian group: historical-ethnogr. studies. past and present of Lezgins, Ta-bas-sarans, Rutuls, Tsakhurs, Aguls. Makhachkala, 1967. 379 p. 23. Kovalchuk V. A. Phenological maps / Atlas of the Republic of Dagestan. M., 1990. P. 28. 24. Lezgin-Russian dictionary. Comp. B. B. Talibov M. M., Gadzhiev M., 1966. 604 p. 25. Luguev S. A. Folk calendar and the time counting of Akhvakh people (19th — the beginning of the 20th cc.) // Calendar and calendar rituals of the peoples of Dagestan: collection of articles. Makhachkala, 1987. P. 6−16. 26. Luguev S. A., Magomedov D. M. Bezhta people (Capuchins, Chvanal people) in the 19th -early 20th cc.: historical-ethnogr. studies. Makhachkala, 1994. P. 174−179. 27. Samedov D. S., Alikhanova L.G. Naming of the seasons in the Avar pareinologic units, expressing the concept of & quot-time"- // Bulletin of the Dag. State University. 2012. Issue 3. Philological science. P. 51−53. 28. Fedina A. E. The main regularities of landscape differentiation of Mountainous Dagestan and their impact on the economic use of territories // Materials of all-Union meeting on the landscape studies. Alma-Ata, 1963. P. 172−177. 29. Khanmagomedov Kh. L. Study of the local names of the phenological seasons in the period of fieldwork in the natural science disciplines at the faculty of primary school of pedagogical university for the Humanities as a form of intensification of students'- independent work // Materials of scientific-practical conf. & quot-Supervision of the students'- independent work in terms of multilevel training of teaching staff& quot- Makhachkala, 1996. P. 48−51. 30. Khanmagomedov Kh. L. Phenological seasons Azerbaijanis from Terkeme, Dagestan // Geoecological problems of the North Caucasus: Materials of the 2nd all-Russian. scient. -practical conf. 15−16 May, Makhachkala, 2008. P. 209−214. 31. Khanmagomedov Kh. L. Dagestan Terkeme: a comprehensive cross-cultural study. Makhachkala, 2010. 368 p. 32. Khanmagomedov Kh. L., Gebekova A. N. Armenian toponymic landscape of the North Caucasus // Issues of up-to-date science and education. V. I. Vernadsky University. 2013. # 2 (4, 6). P. 10−14.
33. Schulz G. E. General phenology. L., 1981. 188 p.
Literatura
1. Aliev B. G. Sel'-skohozjajstvennyj kalendar'- dargincev // Voprosy istorii Dagestana (dosovetskij period). Ma-hachkala, 1974. Vyp. 1. S. 189−198. 2. Alimova B. I. Tabasarancy XIX — nachalo XX v.: istoriko-jetnogr. issl. Ma-hachkala, 1992. 263 c. 3. Ataev Z. V. Landshaftnaja karta // Atlas Respubliki Dagestan. M., 1990. S. 37.
4. Ahmedov Sh. M., Shihsaidov A. R. Zemledel'-cheskij kalendar'- // Voprosy istorii Dagestana (dosovetskij period). Mahachkala, 1974. Vyp. 1. S. 184−188. 5. Ahmedov Sh. M., Bulatova A., Islammagomedov A. Hozjajstvo. Aguly: sb. statej po istorii, hozjajstvu i material'-noj kul'-ture. Mahachkala, 1975. S. 41−66. 6. Badalov F. A. Astral'-naja religija lezgin. Kn. 1: kosmogonicheskie i antroponicheskie predstavlenija, panteon bozhestv. M., 2006. 432 s.
7. Baskakov N. A. Vvedenie v izuchenie tjurkskih jazykov: uchebnik. Izd. 2-oe, ispr. i dop. M., 1969 284 s.
8. Bulatov B. B., Gashimov M. F., Seferbekov R. I. Byt i kul'-tura tabasarancev v XIX-XX vekah. Mahachkala, 2004. 263 s. il. 9. Bulatov B. B., Luguev S. A. Ocherki istorii duhovnoj kul'-tury gorcev Central'-nogo Dagestana v XVIII-XIX vekah. Izd. 2-oe, dop. Mahachkala, 2004. 232 s. 10. Bulatova A. G., Islammagomedov A. I., Mazanaev Sh. A. Aguly XIX — nach. XX vv.: istoriko-jetnogr. issl. Mahachkala, 2008. 292 s. 11. Bulatova A. Lakcy (XIX — nach. XX vv.): istoriko-jetnogr. issl. Mahachkala, 1971. 196 s. 12. Bulatova A. Sel'-skohozjajstvennyj kalendar'- i kalendar-nye prazdniki lakcev // Voprosy istorii Dagestana (dosovetskij period). Vyp. 1. Mahachkala, 1974. S. 109. 13. Bulatova A. G. Lakcy: istoriko-jetnogr. issl. (XIX — nachalo XX vv.) Mahachkala, 2000. 387 s. 14. Bulatova A. G. Rutul'-cy v XIX — nachale XX v.: istoriko-jetnogr. issl. M., 2003. 280 s. 15. Bulatova A. G., Islammagomedov
A. I., Mazanaev Sh. A. Aguly v XIX — nach. XX vv. Mahachkala, 2008. 292 s. il. 16. Gadzhieva S. Sh. Kumyki: istoriko-jetnogr. issl. M., 1961. 388 s. 17. Gadzhieva S. Sh., Trofimova A. G. Shihsaidov A. R. Starinnyj zemledel'-cheskij kalendar'- narodov Dagestana // VII Mezhdunarodnyj kongress antropologicheskih i jetnograficheskih nauk. Moskva, avgust 1964 g. 11 s. 18. Gadzhieva S. Sh. Tradicionnyj zemledel'-cheskij kalendar'- i kalendarnye obrjady kumykov. Mahachkala, 1989. 90 s. 19. Gadzhieva S. Sh. Dagestanskie terkelejcy. XIX — nachalo XX v.: istoriko-jetnogr. issl. M., 1990. 216 s., il., karta. 20. Gadzhieva S. Sh. Dagestanskie azerbajdzhancy. XIX — nachalo XX v.: istorikojetnogr. issl. M., 1999. 339 s., il., karta. 21. Isachenko A. G. Predislovie // G. Je. Shul'-c. Obshhaja fenologija. L., 1981. S. 4−5. 22. Ihilov M. M. Narodnosti lezginskoj gruppy: istoriko-jetnogr. issl. prosh-logo i nastojashhego lezgin, tabasarancev, rutul'-cev, cahurov, agulov. Mahachkala, 1967. 379 s. 23. Koval'-chuk V. A. Fenologicheskie karty // Atlas Respubliki Dagestan. M., 1990. S. 28. 24. Lezginsko-russkij slovar'-. Sost.
B. B. Talibov, M. M. Gadzhiev. M., 1966. 604 s. 25. Luguev S. A. Narodnyj kalendar'- i schjot vremeni u ahvahcev (XIX — nach. XX v.) // Kalendar'- i kalendarnye obrjady narodov Dagestana: sb. statej. Mahachkala, 1987. S. 6−16.
26. Luguev S. A., Magomedov D. M. Bezhtincy (kapuchincy, hvanal) v XIX — nach. XX v.: istoriko-jetnogr. issl. Mahachkala, 1994. S. 174−179. 27. Samedov D. S., Alihanova L. G. Naimenovanie vremjon goda v avarskoj parei-
Естественные и точные науки
• ••
105
nologicheskih edinicah, vyrazhajushhih koncept «vremja» // Vestnik Dag. gos. un-ta. 2012. Vyp. 3. Filologicheskie nauki. S. 51. -53. 28. Fedina A. E. Osnovnye zakonomernosti landshaftnoj differencial Gornogo Dagestana i ih vlijanie na hozjajstvennoe ispol'-zovanie territorij // Materialy k Vsesojuznomu soveshhaniju po voprosam land-shaftovedenija. Alma-Ata, 1963. S. 172−177. 29. Hanmagomedov H. L. Izuchenie mestnyh nazvanij fenologi-
cheskih sezonov goda v period provedenija polevoj praktiki po prirodovedcheskim disciplinam na fakul'-tete na-chal'-nyh klassov pedagogicheskogo universiteta kak forma aktivizacii samostojatel'-noj raboty studentov // Materialy nauch. -prakt. Konf. «Rukovodstvo samostojatel'-noj raboty studentov v uslovijah mnogourovnevoj podgotovki ped. kadrov» Mahachkala, 1996. S. 48−51. 30. Hanmagomedov H. L. Fenologicheskie sezony goda terkemejs-kih azerbajdzhancev Dagestana // Geojekologicheskie problemy Severnogo Kavkaza: Materialy 2-j Vseros. nauch. -prakt. konf. 15−16 maja 2008 g., g. Mahachkala. Mahachkala, 2008. S. 209−214. 31. Hanmagomedov
H. L. Dagestanskoe Terkeme: kompleksnoe stranovedcheskoe issledovanie. Mahachkala, 2010. 368 s. 32. Hanmagomedov H. L., Gebekova A. N. Armjanskij toponimicheskij landshaft Severnogo Kavkaza // Voprosy sovremennoj nauki i obrazovanija. Universitet im. V. I. Vernadskogo. 2013. № 2 (4, 6). S. 10−14. 33. Shul'-c
G. Je. Obshhaja fenologija. L., 1981. 188 s.
Статья поступила вредкацию 16. 09. 2014 г.
УДК 338. 48 (569. 4)
УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННОГО КОМПЛЕКСА ИЗРАИЛЯ И ВОЗМОЖНОСТЬ ИХ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ С УЧЕТОМ СОВРЕМЕННОЙ СИТУАЦИИ
THE TERMS AND PREREQUISITES OF THE DEVELOPMENT OF THE TOURIST RECREATIONAL COMPLEX IN ISRAEL AND THE FEASIBILITY OF THEIR FORMATION IN RUSSIA UNDER THE CURRENT SITUATION
© 2014 Хорошкин Ю. Н., Филобок А. А., Миненкова В. В., Волкова Т. А.
Кубанский государственный университет
© 2014 Khoroshkin Y. N., Filobok A. A., Minenkova V. V., Volkova T. A.
Kuban State University
Резюме. Предмет исследования — условия и предпосылки развития туристско-рекреационного комплекса (ТРК) Израиля. Рассматриваются основные факторы, способствующие формированию ТРК Израиля. Определяется возможность использования опыта Израиля для совершенствования ТРК России, с учетом современной геополитической обстановки.
Resume. The subject of the research — the terms and prerequisites of the development of the tourist recreational complex (TRC) in Israel. Main factors contributing to the formation ofTRC are considered. The feasibility of Israel’s experience for developing TRC in Russia under the current situation is determined.
Rezjume. Predmet issledovanija — uslovija i predposylki razvitija turistsko-rekreacionnogo kompleksa (TRK) Izrailja. Rassmatrivajutsja osnovnye faktory, sposobstvujushhie formirovaniju TRK Izrailja. Opredel-jaetsja vozmozhnost'- ispol'-zovanija opyta Izrailja dlja sovershenstvovanija TRK Rossii, s uchetom sovremen-noj geopoliticheskoj obstanovki.
Ключевые слова: туристско-рекреационный комплекс, условия, Израиль, Россия, инфраструктура.
Keywords: tourism and recreation complex, conditions, Israel, Russia, infrastructure.
Kljuchevye slova: turistsko-rekreacionnyj kompleks, uslovija, Izrail'-, Rossija, infrastruktura.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой