Основные направления гуманитарной деятельности НАТО в 1991—2011 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ГУМАНИТАРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАТО В 1991—2011 гг.
С. А. Бокерия, О.К. Петрович-Белкин
Кафедра теории и истории международных отношений Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 10/2, Москва, Россия, 117 198
Статья посвящена рассмотрению основных аспектов гуманитарной деятельности НАТО после окончания «холодной войны». Проводится анализ основных механизмов реализации концепции «гуманитарной интервенции» Североатлантическим альянсом на территории бывшей Югославии, в Афганистане, Ираке и Судане.
Ключевые слова: НАТО, «гуманитарная интервенция», внешняя политика, ООН, гуманитарное направление, миростроительство, сотрудничество.
Решение министрами иностранных дел государств НАТО на встрече в Рейкьявике в марте 2002 года фактически открыло возможность для развертывания сил Альянса за пределами собственно Евроатлантического региона, что впервые произошло в Афганистане в 2003 году. «В целях выполнения собственных задач Альянс должен обладать способностью к развертыванию сил, способных быстро перемещаться в те регионы, где они непосредственно необходимы, а также обеспечивать свои операции независимо от расстояний и временных сроков, и достигать поставленных целей» [7. C. 401].
Политическая основа для участия НАТО в миротворческих и невоенных ми-ростроительных операциях была заложена на заседании Североатлантического совета Альянса в Осло в июле 1992 года, когда главы правительств государств блока объявили о готовности оказать поддержку миротворческой деятельности в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ/ОБСЕ). Это включало предоставление сил, средств и опыта Альянса в целях проведения соответствующих миротворческих операций.
К термину «миротворческая операция» тесно примыкает такое понятие, как «гуманитарная интервенция». В рамках внешнеполитической стратегии НАТО выработано следующее определение данного понятия: гуманитарная интервенция — это военное вторжение на территорию какого-либо иностранного государства в целях предотвращения или борьбы с последствиями гуманитарной катастрофы или недопущения геноцида местного населения [8. C. 301]. При этом в комментариях к Стратегической концепции НАТО 1999 года, где дается подобное определение, оговаривается, что под понятие гуманитарной интервенции не подпадают следующие действия:
— различные миротворческие операции, организуемые и проводимые ООН при непосредственном согласии государства, на чьей территории они предпринимаются-
— вооруженные акции иностранных государств по просьбе легитимного правительства, в том числе военное вмешательство, которое предусмотрено заключенными ранее соглашениями. При этом следует отметить, что существуют ситуации, в отношении которых достаточно трудно установить, кто является легитимным, законным правительством и имеет ли оно право давать согласие на иностранное вмешательство (последним примером такой ситуации можно назвать неоднозначное мнение относительно легитимности правительства Ливии) —
— военные операции, которые предпринимаются государством в целях спасения собственных граждан за рубежом в случае возникновения опасности для их жизни, здоровья или имущества-
— действия принудительного характера, которые не включают использование иностранным государством или группой государств непосредственной вооруженной силы [3. С. 207−208].
Вопросы гуманитарной интервенции не имеют однозначной оценки исследователей. Ряд аналитиков внешнеполитической стратегии НАТО, утверждают, что сама по себе угроза иностранного вмешательства и применения вооруженной силы отдельным или группой государств с целью предотвращения или борьбы с серьезными нарушениями основополагающих прав человека, прежде всего, права на жизнь, вне зависимости от национальности, может приводиться в исполнение как без одобрения соответствующих структур и органов ООН, так и в отсутствие разрешения легитимного правительства конкретного государства. Подобной точки зрения придерживаются, например, английские исследователи и аналитики L. Sunga и K. Glastra van Loon [10]. Именно этот взгляд, легший в основу некоторых гуманитарных интервенций Альянса, например на территории бывшей Югославии, в целом использовался руководителями НАТО для оправдания и легитимизации военных операций Североатлантического альянса.
Концептуально-правовой основой миротворческих действий НАТО и невоенных акций в рамках концепции гуманитарной интервенции служит не только законодательная база НАТО, но и ряд правовых документов, принятых ООН. В первую очередь здесь идет речь о докладе 2001 года «Ответственность по защите» по итогам деятельности Международной комиссии по вопросам государственного суверенитета, созданной в рамках ООН в 2000 году. Правовые результаты деятельности данной комиссии и легли в основу постепенно формирующейся законодательной базы, позволяющей НАТО осуществлять гуманитарные интервенции и иные миротворческие операции на территории суверенных государств без согласия на то их правительств. В вышеупомянутом итоговом докладе было сформулировано пять оснований для проведения легитимной гуманитарной операции:
А) серьезность угрозы: определение того, является ли угроза жизни и здоровью населения и общего причинения ущерба конкретному государству в достаточной мере серьезной и ясной, чтобы оправдать использование военной силы на его территории, а также сопряжена ли данная угроза с фактами геноцида и массовых убийств населения и другими существенными нарушениями норм международного права в гуманитарной области-
Б) правильная цель: иностранное вмешательство обязано быть направлено преимущественно на помощь населению государства, а не смену правительства и существующего строя-
В) приоритет невоенных средств: первоначально должен быть изучен и использован весь спектр невоенных вариантов противодействия конкретной угрозе, т. е. необходимый набор политических, экономических, юридических и дипломатических мер-
Г) соразмерность средств: предполагаемое иностранное военное вмешательство по своим масштабам должно являться минимально необходимыми для предотвращения или отражения данной конкретной угрозы-
Д) полностью сбалансированный анализ последствий вмешательства: организаторам операции следует прийти к единому мнению, что в случае успешного осуществления военных действий на территории конкретного государства данное вмешательство не приведет к худшим последствиям, нежели бездействие [1. С. 115−116].
В 2009 году вышеперечисленные критерии были включены в итоговый документ по результатам саммита глав правительств государств — членов Альянса и были приняты в качестве необходимых обязательств для придания блоку дополнительной легитимности в области проведения гуманитарных интервенций, подобных тому, какие ранее проводились на территории бывшей Югославии.
Кроме того, именно Резолюции Совета Безопасности ООН дали НАТО мандат на проведение крупных операций в области миротворчества и гуманитарных интервенций на Балканах и в Афганистане. Эти резолюции также образуют основу невоенных аспектов гуманитарной деятельности миссии Альянса в Ираке. Позднее НАТО оказала тыловую поддержку миротворческой операции Африканского союза в регионе Дарфура (Судан), также одобренной ООН.
После проведения Альянсом первых гуманитарных интервенций возникла и вплоть до сегодняшнего дня нарастает критика основных положений концепции гуманитарных интервенций, лежащей в основе многих миротворческих операций НАТО. Среди исследований, отстаивающих подобную точку зрения, следует отметить работы N. Wheeler и J. Bordat [11]. При этом в дискуссии по данному вопросу критиками данной концепции используются различные аргументы.
Так, рассмотрение и трактовка государственного суверенитета в качестве ответственности по соблюдению и защите основополагающих прав человека отражает, по их мнению, западные ценности, что приводит к делению мира на цивилизованные и нецивилизованные государства. Это, в свою очередь, порождает полуколониальные методы и способы ведения политики в отношении государств, правительства которых систематически нарушают права человека. У многих критиков существует точка зрения, согласно которой использование подобной риторики является своеобразным прикрытием для распространения влияния НАТО и продвижения интересов Альянса в ходе проведения гуманитарных интервенций.
Критики концепции указывают на нередко абсолютно произвольный характер применения гуманитарных акций, в том числе в невоенном аспекта (экономические санкции, дипломатическое и информационное давление и т. д.), который сам
по себе подрывает легитимность подобных операций. Например, британский политолог и исследователь Дэвид Чендлер рассматривает процесс принятия решений о проведении гуманитарных интервенций как «законотворчество элитной группы государств — членов НАТО» [6. С 86].
Некоторые российские политологи и ученые высказывают предположение, что практика иностранного вмешательства по гуманитарным мотивам фактически спровоцировала резкий скачок сепаратизма, начиная с 1990-х годов. Известный отечественный государственный деятель и политолог А. А. Кокошин считает, что подобная практика «стимулирует определенные радикальные круги внутри этнических и религиозных меньшинств на эскалацию конфликтов с применением вооруженных сил в надежде на победу с благодаря вмешательству иностранных миротворческих сил» [2. С. 67].
К невоенным формам реализации «гуманитарных интервенций» следует отнести:
— обеспечение эвакуации гражданского населения из регионов, охваченных военными действиями и гуманитарной катастрофой, прежде всего, посредством организации гуманитарных коридоров-
— предоставление нуждающемуся населению гуманитарной помощи и организация и охрана пунктов ее распределения от вооруженных групп разного рода и мародеров-
— установление необходимого контроля за резервуарами и хранилищами питьевой воды, электростанциями, телерадиоцентрами и иными стратегическими пунктами-
— развертывание, обеспечение и поддержание порядка в лагерях беженцев-
— предотвращение массовой гибели населения в ходе военных операций. В этих целях следует использовать небольшие мобильные подразделения, сверхточное или несмертельное оружие (шумовые гранаты, резиновые пули, слезоточивый газ, водометы) —
— организации вспомогательных отрядов из местного населения и т. д.
Первой подобной операцией стала операция в Боснии и Герцеговине, с декабря 1995 года, после завершения боевых действий, по декабрь 2004 года Альянс возглавлял гуманитарную операцию в этой стране. Разными авторами употреблялись по отношению к данной операции такие термины как «интервенция гуманитарного характера», «право демократической гуманитарной интервенции» или «право гуманитарной чрезвычайной защиты» [5. С 37].
В конце 1992 года министры иностранных дел Альянса заявили, что НАТО готова оказать поддержку миротворческой деятельности под эгидой ООН — структуры, на которой лежит первостепенная ответственность за реализацию норм международного права и за обеспечение безопасности. Министрами были рассмотрены меры по непосредственному поддержанию мира и соблюдению невоенного режима эмбарго и санкций, уже предпринимаемых государствами НАТО как на самостоятельной основе, так и в составе блока в целях поддержки основных положений резолюций Совета Безопасности ООН, которые относились к конфликту
на территории бывшей Югославии. Было отмечено, что Североатлантический альянс готов поддержать возможные дальнейшие инициативы ООН в случае, если представители этой организации обратятся к НАТО за помощью и содействием.
В период с 1992 года по 1995 год Альянс принял ряд важных решений, вслед за которыми последовали действия по контролю и невоенному обеспечению соблюдения санкций ООН в Адриатическом море [9. C. 32]. В соответствии с общим Рамочным соглашением о мире в Боснии и Герцеговине, которое известно как Дей-тонское мирное соглашение (ДМС), подписанным в Париже 14 декабря 1995 года, для надзора за реализацией в том числе гуманитарных невоенных аспектов соглашения были созданы «Силы по исполнению мирного соглашения» (Implementation Force — ИФОР) под непосредственным руководством НАТО. Срок действий этих сил, численностью 60 тыс. человек, составлял один год. Их формирование завершилось 16 декабря, а через четыре дня состоялась передача полномочий от командующего силами ООН руководителю ИФОР.
С июня 1999 года НАТО возглавляло также операцию в Косово. После воздушной кампании Североатлантического союза были развернуты Силы для Косово (КФОР) под руководством НАТО, наделенные наряду с чисто военными также и гуманитарными, невоенными полномочиями. Невоенными задачами КФОР являлось обеспечение безопасного и безусловного возвращения перемещенных лиц и беженцев, организация беспрепятственного доступа к ним гуманитарных организаций, оказывающих помощь, а также заключение политического соглашения по Косово в соответствии с международным правом и Уставом Организации Объединенных Наций.
Кроме того, к числу первоочередных невоенных задач деятельности КФОР причислялись следующие: восстановление объектов инфраструктуры и разминирование- оказание медицинской помощи- обеспечение безопасности и общественного порядка- обеспечение безопасности этнических меньшинств- защита памятников старины- поддержка органов гражданской власти, общественного порядка, судебной и пенитенциарной системы, избирательного процесса и других аспектов политической, экономической и социальной жизни этого края.
НАТО принимала также участие в гуманитарной операции в бывшей югославской Республике Македония. Гуманитарная операция «Эллайд хармони» в Македонии под руководством НАТО продолжалась до 31 марта 2003 года, а затем ответственность за эту миссию была передана Европейскому союзу. Невоенная гуманитарная деятельность НАТО в Македонии заключалась в помощи национальным органам власти и консультированию их по вопросам экономических и социальных реформ, а также по вопросам преодоления гуманитарных, экономических и энергетических проблем, возникших на тот момент в Македонии.
Созданный с этой целью штаб НАТО в Скопье насчитывал приблизительно 120 военных и гражданских служащих из разных стран. Он представлял собой штаб невоенного характера под командованием Главного военного представителя НАТО. В связи с повреждением и износом дорог и мостов из-за увеличения военных перевозок и использования дорожной сети для целей военного снабжения
НАТО также внесла значительный вклад в их восстановление и в другие строительные работы на гражданских объектах. Штаб НАТО в Скопье играл важную роль в координации этих мер, которые предпринимались совместно с кафедрой гражданского строительства Университета Скопье.
С 2001 года НАТО также возглавляет проведение операции в Афганистане. Эта операция НАТО являлась новой по своему характеру, так как место ее проведения впервые находился за пределами Евроатлантического региона. В октябре 2003 года резолюция 1510 СБ ООН открыла возможности для расширения деятельности ИСАФ по поддержке правительства Афганистана, в том числе в невоенной сфере, в различных регионах этой страны за пределами ее столицы. К невоенным аспектам гуманитарной политики НАТО на территории Афганистана следует отнести прежде всего деятельность так называемых «групп восстановления провинций» (ГВП), в задачи которых входит не только непосредственное восстановление экономики и объектов инфраструктуры, но и ряд социально-политических обязанностей, например создание необходимых условий для проведения свободных выборов [4. С 161]. ГВП представляют собой группы, состоящие из международного гражданского персонала и военнослужащих, построенные по принципу гражданского партнерства. Главная задача деятельности этих групп — содействовать обеспечению стабильного развития в регионах Афганистана. Это включает налаживание отношений с местными органами власти, поддержку реформы гуманитарного и экономического сектора, а также сектора безопасности, и использование имеющихся сил и средств для содействия восстановлению провинций.
Важнейшим элементом гуманитарной деятельности НАТО в области миротворчества является также операция в Ираке. После окончания в 2003 году военной кампании под руководством США против Ирака и ликвидации режима Саддама Хусейна НАТО стала оказывать разнообразную помощь этой стране в решении невоенных задач переходного периода.
Конкретными задачами гуманитарной деятельности НАТО в Ираке декларировались следующие: наладить гуманитарные механизмы связи между иракским правительством и Многонациональными силами- работать совместно с иракскими органами власти, помогая им создать эффективные экономические и гуманитарные структуры- помочь в отборе иракских специалистов для участия в подобных структурах- разработать детальные предложения по вопросам учебной подготовки гражданских специалистов, а также консультаций и невоенного сотрудничества с НАТО. Учебная подготовка и консультирование отобранных иракских специалистов и координация работы с предложениями отдельных стран и проведении у себя учебной подготовки началась в августе 2008 года.
С июля 2005 года НАТО совместно с Европейским союзом также оказывает поддержку Африканскому союзу в области расширения его миротворческой деятельности в Дарфуре (Судан). В апреле 2005 года Африканский союз обратился к Альянсу с просьбой рассмотреть возможность тылового обеспечения и предоставления гуманитарной помощи при расширении его операции в Дарфуре (Мис-
сии Африканского союза в Судане). В мае 2005 года председатель Комиссии Африканского союза Алфа Умар Конаре стал первым официальным лицом из Африканского союза, посетившим НАТО. Он изложил подробности той экономической и гуманитарной помощи, в которой нуждался Африканский союз. В июне, после дополнительных консультаций с Африканским союзом, Европейским союзом и ООН, НАТО дала официальное согласие на оказание содействия Африканскому союзу в предоставлении гуманитарной помощи, воздушных перевозках и учебной подготовке.
Таким образом, реализация концепции «гуманитарной интервенции» в различных регионах мира является одним из важнейших направлений деятельности НАТО в период после окончания «холодной войны». При этом следует подчеркнуть факт неоднозначности трактовки миротворческих операций и ряда гуманитарных интервенций, проведенных НАТО в период 1991—2011 гг., зачастую служившей не более чем прикрытием для продвижения интересов НАТО в тех или иных регионах мира. Помимо этого есть опасение, что использование гуманитарных интервенций в качестве инструмента решения международных проблем может существенно снизить регулируемость и общую предсказуемость международных отношений, так как подобные действия способны вызвать появление «антикоалиций» и увеличение политической напряженности в мире.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Доклад ООН «Ответственность по защите», 2001 г. / Доклад по итогам деятельности Международной комиссии ООН по вопросам государственного суверенитета // Вестник ООН. — М., 2005.
[2] Кокошин А. А. Реальный суверенитет в современной мирополитической системе // М.: Научная мысль, 2009.
[3] Стратегическая концепция НАТО. Вашингтон, апрель 1999 г. / Справочник НАТО. — М., 2006.
[4] Aghayev N. Humanitare Intervention und Volkerrecht — der NATO-Einsatz in Kosovo // Berlin: Meiers& amp-Laihaus Verlag, 2007.
[5] Bordat J. Globalisation and War. The Historical and Current Controversy on Humanitarian Interventions // International Journal of Social Inquiry. — 2009. — № 2- Chandler D. Humanitarian Intervention and the State. — NY: Palgrave MacMillan, 2010.
[6] Chandler D. Humanitarian Intervention and the State. — NY: Palgrave MacMillan, 2010.
[7] Final communique — Meeting of the North Atlantic Council at the level of Foreign Ministers held in Reykjavik, Iceland, May 2002 / NATO Handbook. — Brussels, 2010.
[8] Final Statement — Meeting of the North Atlantic Council at the level of Foreign Ministers held in Oslo, Norway, June 1992 / NATO Handbook. — Brussels, 2010.
[9] Lepard G., Brian D. Rethinking Humanitarian Intervention. — Pennsylvania: Penn State Press, 2002.
[10] Sunga L. The Role of Humanitarian Intervention in International Peace and Security: Guarantee or Threat? — Oxford: Oxford University Press, 2006- Glastra van Loon K., Marijnissen J. The Doctrine of Humanitarian War // Spectrezine. — 2003. — № 7.
[11] Wheeler N. Humanitarian Intervention in International Society. — Oxford: Oxford University Press, 2002- Bordat J. Globalisation and War. The Historical and Current Controversy on Humanitarian Interventions // International Journal of Social Inquiry. — 2009. — № 2.
PRINCIPAL ASPECTS OF HUMANITARIAN ACTIVITY OF NATO IN 1991−2011
S.A. Bokeriya, O.K. Petrovich-Belkin
Theory and History of International Relations Chair Peoples'- Friendship University of Russia
Miklukho-Maklaya str., 10/2, Moscow, Russia, 117 198
The article is devoted to the examination of the ground aspects of NATO'-s humanitarian activities after the termination of the Cold War. Main principles of NATO'-s concept of humanitarian intervention and its application in the territory of former Yugoslavia, in Afghanistan, Iraq and Sudan are under analysis.
Key words: NATO, humanitarian intervention, foreign policy, UN, humanitarian aspect, peace building, cooperation.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой