Основные направления и проблемные вопросы использования банков данных видеоинформации в деятельности оперативных подразделений при раскрытии преступлений

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343
Архипов Александр Юрьевич Archipov Alexander Yuryevich
преподаватель кафедры оперативно- разыскной деятельности ОВД
Нижегородская академия МВД России (603 950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3) instructor of the chair of the interior organs operative detective activities
Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603 950)
E-mail: spiter21@gmail. com
Основные направления и проблемные вопросы использования банков данных видеоинформации в деятельности оперативных подразделений при раскрытии преступлений
Main directions and problem issues of video-information data bank application in the crime solving activities of operative divisions
Статья посвящена отдельным вопросам использования банков данных видеоинформации в деятельности оперативных подразделений ОВД, а также рассматриваются источники их формирования. В статье разбираются формы оперативно-разыскной идентификации с использованием банков данных видеоинформации, освещаются проблемы, связанные с их формированием и использованием в деятельности субъектов ОРД, и предлагаются пути их решения.
Ключевые слова: оперативно-разыскная идентификация, оперативное опознание, банк данных видеоинформации.
The article is devoted to some issues of video-information data banks forming and their application in the activities of the Interior operative divisions. Operative-detective identification on the basis of video-information data banks, problems of data banks forming and their applying in the activities of operative-detective subjects are also analyzed. The ways of problems in question solving are offered.
Keywords: operative-detective identification, identification, video-information data bank.
operative
В арсенале оперативно-аналитических мероприятий, проводимых оперативными подразделениями органов внутренних дел, одну из ключевых позиций занимает оперативно-разыскная идентификация личности.
Современный век информационных технологий открыл новые колоссальные возможности для развития информационной и материальной основы отождествления личности в деятельности оперативных подразделений. Это стало возможным благодаря появлению электронных банков данных фото- и видеоинформации, а также специальных программно-технических средств по их накоплению и обработке. С созданием в системе МВД России в 2003 году подразделений оперативно-разыскной информации [1] (далее — ПОРИ) и обретением в 2008 году данными подразделениями статуса официальных субъектов ОРД оперативно-разыскная идентификация стала одним из основных мероприятий, проводимых ими в целях раскрытия преступлений и решения иных задач ОРД.
Вопросы аналитической работы в сфере ОРД и оперативно-разыскной идентификации в частности рассматривались в последние десятилетия
такими учеными, как E.H. Яковец, А. Ю. Шумилов, Д. В. Гребельский, Б. Я. Нагиленко. Вопросы отождествления личности также рассматривались в работах В. И. Шарова, О. А. Вагина, А. П. Исиченко и Г. Х. Шабанова.
В трудах различных ученых одной из ее основных форм принято считать отождествление по идеальным образам. Несмотря на различные определения, даваемые указанными авторами, безусловно, можно признать, что материальную основу указанного мероприятия могут составлять в числе прочих объектов и массивы фото-, видеоизображений, формируемых различными субъектами оперативно-разыскной деятельности.
На протяжении длительного времени накопление биометрической информации о подучетных лицах проводится в практической деятельности ОВД как с использованием их фотографических изображений, так и с использованием видеозаписей. Следует отметить, что видеотеки имеют ряд преимуществ перед банками данных фотоизображений. Сравнение образа преступника, запечатленного в сознании опознающего, с динамически зрительным образом, на наш взгляд, более ценно
с точки зрения результата, нежели сравнение с обычным фотографическим изображением. Зачастую опознающий может сомневаться в верности отождествления лица по его фотографическому изображению, так как недостаточно хорошо запомнил те или иные визуальные признаки объекта отождествления. При наличии видеоизображения, содержащего наряду с анатомическими и функциональные признаки внешности, такие сомнения, как правило, разрешаются в ту или иную сторону. Более высокая эффективность банков данных видеоинформации в сравнении с банками данных фотографической информации в указанном контексте подчеркивалась в работах различных ученых. В. Н. Чулахов утверждал, что сравнение динамически зрительного образа опознаваемого лица с запечатленным в сознании потерпевшего или очевидца мысленным образом преступника, несомненно, более результативно и надежно, чем сравнение с обычным фотографическим изображением [2, с. 204]. По мнению Н. Н. Лысова, М. К. Каминского, И. Н. Калининой, возможность воспроизведения различных поворотов, движений, мимики составляет громадное преимущество видеозаписи перед фотографией [3, с. 36]. Кроме того, следует добавить, что специально создаваемая видеокартотека лиц, представляющих оперативный интерес, должна содержать и образцы их голоса. Это имеет особое значение для успешной оперативно-разыскной идентификации и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший по ряду объективных и субъективных причин плохо запомнил внешность подозреваемого лица, однако отчетливо слышал его голос, например разговор соучастников между собой. Отождествление преступника по статическому изображению может быть в таких случаях с большой долей вероятности невозможно либо будет велик риск ошибки, особенно при наличии в базе данных нескольких (или множества) схожих изображений. Воспроизведение же образца голоса идентифицируемого лица опознающему может в ряде случаев способствовать установлению тождества. Нельзя не согласиться с В. М. Шикановым, по мнению которого функциональную сторону личности человека, кроме внешности, отражают его речь и голос [4, с. 216]. Видеотеки, по нашему мнению, позволяют более комплексно использовать при отождествлении личности все ее идентификационные признаки и свойства. Эти признаки, по мнению профессора В. И. Шарова, с гносеологических позиций должны обладать специфичностью, относительной устойчивостью, быть взаимно независимыми, редко встречаться у сходных объектов [5, с. 327].
Прежде чем перейти к рассмотрению основных направлений использования банков данных видеоинформации, следует остановиться и на источниках их формирования. К ним можно отнести:
1. Видеозаписи, получаемые в процессе специальной видеосъемки лиц, доставляемых в дежурные части и иные подразделения ОВД.
Следует отметить, что видеотеки лиц, представляющих оперативный интерес, целенаправленно фиксируемых для их формирования (как правило, при доставлении в подразделения ОВД или при задержании на месте совершения преступления), существуют уже не одно десятилетие и начали формироваться в ОВД с появлением первых портативных видеокамер. Однако их развитие и формирование носило в значительной степени бессистемный и хаотичный характер и во многом зависело от инициативы того или иного руководителя территориального ОВД. К тому же отсутствие необходимого программного обеспечения (а до этого и вообще персональных ЭВМ), а также единого сетевого пространства не позволяло интегрировать их в общую информационно-поисковую систему, действующую на территории области, края, республики.
Специальная видеозапись лиц, проводимая в целях формирования видеотек, имеет свою методику. Данная методика достаточно полно проработана и описана в специальной литературе и поэтому останавливаться на ней в данной статье мы не будем. Следует только отметить, что соблюдение этих требований существенно повышает шанс на успешное отождествление личности.
2. Видеозаписи лиц, представляющих оперативный интерес, полученные (изъятые) в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий или следственных действий, например любительские видеозаписи дома, на работе, во время отдыха, также могут при определенных условиях использоваться в формировании видеотек. Это особенно актуально, когда на них изображены члены преступной группы, например при совместном досуге, отдыхе и т. п. Данные материалы ценны тем, что содержат сведения не только о анатомических и функциональных признаках интересующих лиц, но и о их связях, иерархии в группе и иную полезную информацию.
3. Интернет-ресурсы. Данный источник является сравнительно новым в деятельности ОВД и также может служить для целей формирования видеотек. Это связано с появлением и развитием социальных сетей, а также интернет-сервисов, представляющих услуги видеохостинга (например УоиТиЬе), где могут содержаться записи с изображениями лиц, представляющих оперативный интерес. Представляется, что при заведении дела оперативного учета в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в отношении определенного лица либо группы лиц оперативными подразделениями могут быть занесены в соответствующую информационную систему фото- и видеоизображения данных граждан, полученные из социальных сетей и иных интернет-источников. Тем более что такое право предоставлено Федеральным законом от 7 февраля 2011 года № З-ФЗ «О полиции» (ст. 17) [6]. Не секрет, что некоторые лица, склонные к преступной деятельности, в силу различных причин охотно выкладывают в открытую сеть свои фотогра-
фии и видеоролики. Данные сведения могут активно использоваться как отдельно, так и в составе информационно-поисковой системы для проведения оперативно-разыскной идентификации.
4. Видеозаписи с мест происшествий и близлежащих участков местности (зданий, сооружений), получаемые с помощью систем видеонаблюдения.
Существующие в настоящее время системы видеонаблюдения могут играть огромную роль в формировании банков данных (видеотек) оперативно- разыскного назначения. В течение последних 10−15 лет идет стремительный рост количества этих систем, устанавливаемых на различных объектах жизнеобеспечения и в общественных местах. Различные модули видеонаблюдения, начиная от простых «видеоглазков», установленных в подъезде дома или жилой квартире, и до комплексных интеллектуальных систем, охватывающих крупные предприятия, объекты транспорта или целые жилые районы, становятся неотъемлемой чертой любого населенного пункта. Этими системами оборудуются торговые и офисные центры, государственные и муниципальные учреждения, рынки, магазины, торговые площадки и различные общественные места, такие как подъезды, дворы, некоторые улицы, а также объекты частной собственности. В подавляющем большинстве современные системы видеонаблюдения являются цифровыми, что предоставляет принципиально новые возможности для обработки и хранения информации. Улучшаются их качественные технические показатели, такие как разрешение «картинки», объем памяти носителя, наличие детекторов движения. С их помощью могут фиксироваться отдельные моменты подготовки или совершения преступлений, а также изображения подозреваемых, скрывающихся с места происшествия.
К основным формам оперативно-разыскной идентификации с использованием банков данных видеоинформации можно отнести следующие:
1. Оперативное опознание по видеотеке лиц, целенаправленно фиксируемых для занесения в банк данных. Субъектами, отождествляющими личность подозреваемого, в данном случае являются потерпевшие либо свидетели преступления. Как уже было сказано выше, данная форма идентификации используется субъектами ОРД на протяжении длительного времени и является своего рода «классической» для этого мероприятия. Сюда же можно отнести и проведение оперативного опознания с использованием видеозаписей, полученных в ходе проведения ОРМ либо следственных действий и помещенных в соответствующую видеотеку или информационно-поисковую систему универсального назначения (например «Портрет-Поиск», «Сова» и др.).
2. Оперативное опознание с использованием видеозаписей, размещенных в сети «Интернет» и изъятых с мест происшествия и прилегающих территорий. Здесь также отождествляющим будет являться лицо, непосредственно ранее восприни-
мавшее идентифицируемый объект (личность) и сохранившее идеальный образ в своей памяти.
3. Проведение биометрической идентификации путем сопоставления анатомических и функциональных признаков объекта видеозаписи, полученной из сети «Интернет» либо систем видеонаблюдения с массивом фото- и видеоизображений лиц, ранее целенаправленно зафиксированных. Данная форма идентификационной деятельности оперативных подразделений является принципиально новой. Ее отличие от вышеперечисленных состоит в том, что она может осуществляться самостоятельно оперативным работником без участия лица, непосредственно воспринимавшего объект отождествления. При этом, как показывает практика, свидетелей преступления может и не быть, однако действия преступников оказываются зафиксированы техническими средствами. Сейчас активно разрабатываются и внедряются логико-аналитические системы, обладающие функциями интеллектуальной обработки разнородных данных, системы повышения качества фото- и видеоизображений, фиксирующих на месте происшествия признаки внешности подозреваемых, 3D-моделирование. Интересными в этом плане являются разработки отечественных компаний. ООО «Ай Ти Ви групп» разработана и представлена на рынке система автоматического распознания лиц Face-Интеллект, которая имеет модули автоматической идентификации личности по видеоизображению и поиска похожих лиц в видеоархиве. Система видеонаблюдения «Видеолокатор», входящая в состав системы «Синергет-Безопасный город», разработанной компанией «Стилсофт», умеет распознавать лица людей. Это может быть использовано, например, при выявлении лиц, находящихся в розыске. Вероятность распознавания достигает 98%. Также модуль позволяет автоматически создавать базу данных лиц, регистрируемых различными видеокамерами. Используемые в настоящее время ПОРИ системы идентификации (например АИПС «Портрет-Поиск») позволяют в ходе эксплуатации дорабатывать структуру базы, добавлять новые характеристики хранимой информации, создавать новые формы пользовательского интерфейса. Эта деятельность требует опыта и особых навыков аналитической работы, а также работы со специальными программными средствами. Именно поэтому данное направление возложено ведомственным приказом МВД на ПОРИ как на особый субъект ОРД.
4. Также на ПОРИ возложено и проведение биометрической идентификации, выполняемой путем выборки из имеющегося массива фото- и видеоинформации объектов, сведения о признаках которых получены из описаний свидетелей, потерпевших. Примером может послужить поиск в банках данных (в данном случае фото- и видеотеках) лица с определенной татуировкой, дефектом речи или иным анатомическим и функциональным признаком.
Мы не будем касаться вопросов разработки системы идентификационных признаков, позво-
ТРИБУНЯ МОЛОДОГО УЧЕНОГО
ляющих верно выбрать искомый объект (группу объектов) в информационно-поисковых системах, содержащих огромные массивы фото- и видеоинформации. В данной статье хотелось бы осветить лишь общие принципиальные проблемы формирования и использования видеоучетов в деятельности субъектов ОРД.
1. К сожалению, следует констатировать, что в настоящее время в большинстве территориальных ОВД централизованно практически не проводятся специальные видеозаписи задержанных лиц, а делается это лишь тогда, когда необходимо показать то или иное лицо, подозреваемое, как правило, в серии преступлений, по телевидению. А между тем современные автоматизированные информационно-поисковые системы, используемые ПОРИ, в частности «Портрет-Поиск», имеют возможность внесения в поисковые модули не только фотографий и текстовых данных об атрибутивных, функциональных и информативных свойствах объекта, но и их видеоизображений. И если банки данных фотографических изображений ведутся во всех без исключения регионах Российской Федерации и интегрируются в федеральный банк данных, действующий на платформе АИПС «СОВА», а алгоритмы его формирования и использования при проведении отождествления личности прописаны в соответствующем приказе МВД, то в части формирования видеомассивов картина принципиально иная. Задержанные и доставляемые в ОВД лица могут быть подвергнуты видеосъемке при наличии определенных законных оснований (ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции»). Однако, несмотря на то, что практически в каждом ОВД имеются цифровые видеокамеры, абсолютное большинство задержанных только фотографируется. На наш взгляд, это связано с двумя причинами. Во-первых, имеет место пресловутый человеческий фактор. Провести фотографирование лица всегда значительно проще, нежели провести видеосъемку по специальной методике, которая, как было сказано выше, описана в различных пособиях. Во-вторых, существует проблема хранения и обработки массивов информации, создаваемых из видеозаписей подучетных лиц. Имеющиеся в ОВД сервера и сети передачи данных не всегда смогут обеспечить работу с огромными объемами информации, которые будут накапливаться из десятков и сотен тысяч видеозаписей.
2. Не проводится работа по формированию банков данных видеозаписей, изъятых с мест совершения преступлений. В ходе расследования уголовных дел и проведения проверок в рамках статьи 144 УПК РФ зачастую изымаются видеозаписи, содержащие изображения подозреваемых лиц. Данные носители информации (либо копии с них) хранятся затем в материалах уголовного дела в качестве вещественных доказательств или, что еще хуже, в рабочих столах и сейфах оперативных работников в случае отказа в его возбуждении. Эти записи после их первоначальной отработки по «горячим следам»
в большинстве случаев больше не используются. М. В. Салтевский писал, что превращение потенциальной информации в актуальную происходит при появлении в системе взаимодействующих объектов познающего субъекта, который извлекает и перерабатывает информацию для достижения конкретной цели. Эта информация, указывает он, хотя и существует объективно, но является потенциально «мертвой» [7, с. 23]. Говоря о местах хранения сведений о личности преступников, к которым мы в полной мере можем отнести и их биометрические данные, С. С. Овчинский утверждал, что эта информация рассредоточена по службам, в различных журналах, делах, справках и во многих случаях становится недоступной для исполнителей — оперативных работников [8, с. 98]. Полностью разделяя эту точку зрения, мы можем добавить, что информация в виде копий видеозаписей с камер наружного наблюдения, осевшая «мертвым грузом» в материалах уголовного дела, не может в полной мере служить интересам борьбы с преступностью. Если быть конкретнее, то установлению личности подозреваемых лиц путем оперативно-разыскной идентификации. Вряд ли кто-либо из сотрудников оперативных подразделений будет помнить спустя два-три года о том, что в материалах того или иного приостановленного уголовного дела хранится видеозапись, на которой зафиксированы подозреваемые. Поэтому, например, при задержании лиц за совершение квартирной кражи нет возможности провести их оперативно-разыскную идентификацию путем сопоставления специально проведенной видеозаписи или фотографии с видеозаписями с камер наружного наблюдения, изъятых по всем аналогичным делам на территории города или области за определенный период времени.
Еще один нюанс, способствующий идентификации личности подозреваемого при проведении оперативного опознания с использованием банка данных видеозаписей, изъятых с мест совершения преступлений, состоит в следующем. Специально созданный массив позволил бы широкому кругу заинтересованных лиц (оперативных работников) периодически просматривать видеозаписи преступлений по своим линиям работы. Это особенно актуально для крупных городов, где территория обслуживания разделена между значительным количеством районных отделов полиции. Так, подозреваемый, которого не смогли идентифицировать оперативные сотрудники в одном районном отделе полиции, вполне может быть установлен по видеозаписи их коллегами в другом районе. Это обусловлено двумя факторами. Во-первых, оперативные работники того или иного района (либо аппарата управления), обслуживающие определенную линию работы, могут знать подучетный контингент и из других районов, а, во-вторых, преступники зачастую совершают преступления специально вне района своего проживания.
Решение вышеуказанных проблем организационного характера, на наш взгляд, видится в при-
нятии императивных мер. Необходима разработка соответствующего приказа МВД России, который бы обязывал органы полиции проводить видеосъемку лиц, представляющих оперативный интерес, во всех разрешенных законом случаях. Также данным приказом должен быть определен обязательный порядок формирования и использования банка данных видеозаписей, изъятых с мест совершения преступления, в том числе и полученных из сети «Интернет». Для внедрения в практическую деятельность ОВД указанных банков данных нужна разработка или приобретение МВД программного обеспечения, соответствующего объемам обрабатываемой информации, а также оснащение ПОРИ серверами, обладающими необходимыми для этих целей техническими характеристиками. Только тогда создание банков данных видеоинформации, получаемой из рассмотренных выше источников, может служить значительным резервом в деятельности оперативных подразделений по оперативно-разыскной идентификации лиц, причастных к совершению преступлений.
Примечания
1. Наименование указанных подразделений приводится в соответствии с требованиями приказа МВД России от 8 июля 2003 года № 530 «Вопросы криминальной милиции».
2. Чулахов В. Н. Криминалистическое учение о навыках и привычках человека / под ред. Е. Р. Россинской. М., 2007.
3. Лысов Н. Н., Каминский М. К., Калинина И. Н. Криминалистические видеотеки (учет лиц, представляющих оперативный интерес): учебно-практическое пособие. Н. Новгород, 1998. Вып. 1.
4. Шиканов В. М. Использование информационных технологий для отождествления личности // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: сборник научных трудов / под ред.
В. М. Баранова и М. А. Пшеничнова. Н. Новгород, 2009. Вып. 15.
5. Шаров В. И. Понятие и виды отождествления личности в ОРД // Проблемы оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства и уголовно-процессуального стимулирования оперативно-розыскной деятельности: сборник статей / под ред. М. П. Полякова. Н. Новгород, 2010.
6. О полиции: федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-Ф3 // Российская газета. 2011. 8 февраля.
7. Салтевский М. В. Теория и практика получения информации о преступнике для его розыска и отождествления: лекция. Киев, 1977.
9. Овчинский С. С. Оперативно-розыскная информация / под ред. А. С. Овчинского и В. С. Овчинского. М., 2000.
Notes
1. Names of the mentioned divisions are given in accordance with the order of the Interior July 8, 2003 № 5 «Criminal militia issues».
2. Tchulachov V.N. Criminal studies of human skills and habits / ed. by E.R. Rossinskaya. Moscow, 2007.
3. Lisov N.N., Kaminskiy M.K., Kalinina I.N. Criminalistic videotecky: practical textbook. Nizhny Novgorod, 1998. Issue 1.
4. Shikanov V.M. Information technology use for person identification // Collection of articles / ed. by V.M. Baranov M.A. Pshenichnov. Nizhny Novgorod, 2009.
5. Sharov V.I. Person identification concepts and types in operative detective activities // Collection of articles / ed. by M.P. Polyakov. Nizhny Novgorod, 2010.
6. About police: the federal law from 7 February 2011 № 3-FZ // Rossiyskaya gazeta. 2011. February 8.
7. Saltevskiy M.V. Theory and practice of obtaining criminal information for criminal detection and identification: lecture. Kiev, 1977.
8. Ovchinskiy S.S. Operative-detective information / ed. by A.S. Ovchinskiy and V.S. Ovchinskiy. Moscow, 2000.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой