К проблеме описания оценочных речевых актов (на материале немецкого языка)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛИНГВИСТИКА
УДК 801. 115:803. 0
И. А. Солодилова
К проблеме описания оценочных речевых актов (на материале немецкого языка)
В статье описываются оценочные речевые акты. Представляя краткий обзор существующих по данной проблеме точек зрения, автор предлагает собственную классификацию оценочных речевых актов и на основе ряда признаков (иллокутивная функция, место оценки в структуре высказывания, характер, знак, принадлежность, направленность оценки и др.) анализирует такие речевые акты, как похвала, одобрение, порицание, осуждение, упрек, совет и др.
The article deals with the problem of the classification and description of the evaluative speech acts. The author presents an overview of the existent point of view to this problem and offers an own classification of the evaluative speech acts and analysis such evaluative speech acts as praise, approval, censure, reproach, advice and others on basis of some features (illocutionary function, evaluation place in the utterance structure, its character, belonging and others).
Ключевые слова: речевой акт, оценка, иллокутивная функция,
пропозициональное содержание, перформатив.
Key words: speech act, evaluation, illocutionary function, proposition,
performative.
Проблема языковой репрезентации оценки с необходимостью предполагает рассмотрение ее в рамках речедеятельностного подхода вообще и теории речевых актов в частности. Это обусловлено тем, что естественно-языковые рефлексы ментальной процедуры оценивания сосредоточены преимущественно в сфере лексического значения и в области иллокутивной семантики [1, с. 76]. В последнем случае мы имеем дело с речевым актом оценки. Оценочные речевые акты (далее РА) уже неоднократно становились предметом изучения в работах как отечественных, так и зарубежных лингвистов [2], [14], [15], [10], однако стройной теорией по этой проблеме лингвистическая наука все еще не обладает. Попытки классификации оценочных РА наталкиваются на проблему выделения критериальных признаков, которые позволили ли бы дать их системное описание. Проблема усложняется наличием явления непрямой оценки, содержащейся в РА, маркированных глаголами,
первичная иллокутивная функция которых является иной, нежели выражение оценки.
Как известно, проблемой оценочных речевых актов в отечественной лингвистике занималась Е. М. Вольф [2]. В ее научной концепции оценочные высказывания рассматриваются как особый вид иллокутивных актов, «целью которых является вызвать у собеседника перлокутивный эффект — эмоциональную реакцию» [2, с. 166] и называет их собственно экспрессивами, или экспрессивами в узком смысле.
Выделение в качестве критерия отнесения РА к оценочным эмоциональной реакции как перлокутивного эффекта, на наш взгляд, не совсем верно, поскольку далеко не все РА, связанные с выражением оценки, эмоционально направлены на собеседника, не всегда их перлокутивный эффект состоит в изменении эмоционального состояния адресата речи. В данном случае скорее следует говорить об эмотивных речевых актах, где под эмотивностью понимается языковое выражение эмоций.
К оценочным мы предлагаем относить РА, иллокутивная интенция которых прямо или опосредованно связана с оценочной деятельностью говорящего. В первом случае речь идет о прямых оценочных РА, или РА с явной оценкой: их отличительной
особенностью является наличие оценочного отношения в пропозициональном содержании высказывания, а во втором — о РА с сопутствующей оценкой: здесь оценочное отношение присутствует лишь в форме логических или прагматических пресуппозиций.
Иллокутивной функцией прямых оценочных РА является выражение оценочного отношения говорящего. Иллокутивным глаголом этой группы РА в немецком языке является глагол ЬешвАвп (оценивать) го знаком плюс или минус: ровШу Ьеше11еп, педэйу Ьешв11еп. К этой группе следует отнести и РА похвалы, одобрения и неодобрения, порицания. Спектр Р А с сопутствующей оценкой очень широк1. К этой группе мы предлагаем относить РА, в которых оценочное отношение говорящего выводится из пресуппозиций. Первичная иллокутивная функция этих РА не связана напрямую с оценочной деятельностью говорящего, но с необходимостью предполагает ее как условие успешного протекания РА. К этой категории оценочных РА относятся совет, рекомендация, разрешение, запрет, извинение, сожаление и т. п. Оценка как отношение
1 Обращаем внимание на недопустимость отождествления их с косвенными РА. Традиционно в теории речевых актов под косвенными понимаются такие, в которых первичный иллокутивный акт осуществляется посредством вторичного иллокутивного акта, передающего буквальное значение, исходя из которого путем логических выводов на основе определенных принципов кооперативного общения слушающему становится понятен первичный иллокутивный акт [11, с. 32−33].
говорящего к объекту, обусловленное признанием или непризнанием его ценности, является в Ра этого типа сопутствующим явлением. При этом их первичная иллокуция может быть выражена различными способами, в том числе и косвенно, то есть косвенными РА, например, совет через РА квестива.
Отдельной группой, на наш взгляд следует рассматривать РА, в которых оценочное отношение говорящего, определяющее интенциональный смысл высказывания, выражено не в поверхностной пропозициональной структуре высказывания, а в ее глубинной структуре, экспликация которой возможна на основе фоновых знаний, знания речевой ситуации и распространенных в обществе ассоциативно-предметных связей, обусловленных в свою очередь системой ценностных представлений. Декодирование оценочной информации, содержащейся в таких РА, представляет собой цепь импликаций. Эту группу оценочных РА мы предлагаем называть имплицитными.
Проблема классификации оценочных РА и их описания неоднократно рассматривалась и в западноевропейской лингвистической литературе. Эту проблему решают в своих трудах такие ученые, как В. Циллиг [14], Л. Цонг [15], А. Гербиг и Б. Зандиг [9], [12], С. Ф. Загер [11].
В рамках данной статьи представляется интересным рассмотреть некоторые оценочные РА, выделенные нами на основе маркирующих их иллокутивных глаголов, в семантике которых содержится оценочный компонент и признак «речевое действие». Признаками, релевантными для описания выделенных речевых актов, являются: пропозициональность/пресуппозициональность оценочного
отношения, принадлежность оценки субъекту речи или и получателю речи, знак оценки (+/-), наличие/отсутствие эмоции, а также возможность /невозможность иллокутивного глагола выступать в качестве перформатива.
Рассмотрим Р А, иллокутивной функцией которых является выражение этической оценки. В немецком языке эти РА маркированы иллокутивными глаголами loben (= «jmdn., sein Tun, Verhalten o. a. mit anerkennenden Worten (als Ermunterung, Bestatigung) positiv beurteilen und da mit seiner Freude, Zufriedenheit Ausdruck geben») [6, с. 421], billigen (="einer Sache zustimmen, etw. gutheiRen") [6, с. 146], missbilligen (= seine ablehnende Haltung deutlich zum Ausdruck bringen und es nicht billigen") [6, с. 443], tadeln (= in scharfer Weise sein MiRfallen zum Ausdruck bringen") [6, с. 628], verurteilen (= uber jmdn./ etw. eine scharfe Kritik aussprechen) [6, с. 721] [курсив везде наш. -И.С.].
Как уже было сказано выше, мы относим их к прямым оценочным РА, поскольку их первичной иллокутивной функцией является выражение положительного или отрицательного оценочного
отношения к действиям, поступкам, намерениям адресата речи. Данное оценочное отношение выводится из пропозиционального содержания высказывания. РА loben, billigen объединены положительной оценкой субъекта речи, а tadeln, missbilligen, verurteilen
— отрицательной. Данные Р А предполагают объективную позицию субъекта речи и, как правило, не связаны с выражением его эмоционального отношения или состояния.
Специфика Р А tadeln (порицание), missbilligen (неодобрение) заключается в невозможности выражения коммуникативного намерения эксплицитным перформативом в условиях непосредственной коммуникации. В этих РА возможны лишь модальные и отрицательные модификации перформативных высказываний: Ich kann es leider nicht billigen. Отсутствие
перформативных конструкций характеризует и РА упрека, также связанного с выражением этической оценки (см. ниже). Если выражения Ich lobe/billige/verurteile deine Entscheidung (Wahl, Auftreten u d. g.) и не являются частотными при выражении одобрительного/ неодобрительного отношения, то вполне традиционны и не противоречат универсальным правилам коммуникации. Причину отсутствия перформативной формулы в ряду вышеназванных РА нужно искать в семантике самих глаголов, учитывая степень выраженности в них перформативных свойств и наличие или отсутствие семантических компонентов, мешающих их перформативному употреблению. Другая причина кроется в специфике реализации некоторых иллокутивных сил и необходимости подчинять речевое поведение универсальным правилам коммуникации. Именно последние, прежде всего, мешают употреблению глаголов tadeln, missbilligen, vorwerfen в качестве перформативов. Связанные с выражением отрицательной оценки эти РА неизбежно вступают в конфронтацию с максимой вежливости и как следствие не приемлют «самого прямого» выражения иллокутивного намерения, каким и являются перформативные формулы, наиболее полно и явно выражающие интенциональный смысл Ра. Интересно, что степень оценки позволяет говорящему нарушить эту максиму. Так, глагол verurteilen, продуцирующий отрицательную этическую оценку высокой степени, часто употребляется в перформативных конструкциях. При этом распределение ролей или статус коммуникантов могут оставаться неизменными. Однако меняется вид взаимодействия — от кооперативного речевого взаимодействия в первом случае к некооперативному во втором.
РА tadeln и verurtadeln противопоставляется Циллигом по видам
w W Л
дискурса: «приватный» — «институциональный». С эти
противопоставлением можно согласиться, если понимать под данными регистрами степень дистанцированности коммуникантов -низкую (или ее отсутствие) в первом случае и высокую во втором.
Дистацированность напрямую связана с личной заинтересованностью говорящего в ситуации и объекте оценки, что и предполагает возможность более эмоциональных выражений в РА tadelп при относительно сдержанном в verurtadelп.
Следует отметить, что некоторыми исследователями утверждается прямая зависимость между оценочной степенью и ролью эмотивного оценочного компонента [5, с. 236]. На наш взгляд, категоричность такого утверждения не совсем правомерна, поскольку существуют и исключения из этого правила. Примером тому — РА уеги11еИеп, целью которого является выражение отрицательного отношения высокой интенсивности, вызванного совершением действий, далеко выходящих за рамки принятых в обществе норм. При этом выражение данного отношения совсем необязательно должно сопровождаться эмоциональностью, а высказывание, соответственно, содержать эмотивные компоненты (Ср., например, официальное выражение осуждения политиками вмешательства одного государства в дела другого: 1п dieser Ргаде пehmeп ш1г е'-те к1аге Иа1Шпд eiп: wir уеги^еНеп dieseп Eiпgriff). Хотя нужно согласиться, что часто осуждение сопровождается, в том числе, и эмоциональным неприятием объекта осуждения, выражаемым большей частью интонационно. По сути, мы сталкиваемся здесь с давно дискутируемой проблемой соотношения эмотивных и экспрессивных компонентов. Такой семантический компонент, как интенсивность признака, выделяемый в семантической структуре слова, большинством ученых относится сегодня к категории экспрессивности. Этот компонент выделяется и в структуре оценочного высказывания. Вольф говорит в этой связи о «нарастании степени признака» [2, с. 111]. Однако связь эмотивного и экспрессивного компонентов на уровне лексического значения определяется однонаправленностью: все, что эмотивно, то экспрессивно, но совсем не обязательно обратное. По всей видимости, это правило действует и на уровне высказывания. В нашем случае наличие эмоции (негодования) при изначальном осуждении, приведет к РА возмущения.
РА 1оЬеп — ЫШдеп, tadelп — т'-ввЫШдеп характеризуются одними и теми же признаками. Некоторые исследователи предпочитают говорить в этом случае о двух обобщенных типах РА этической оценки
— одобрении и неодобрении. Однако, несмотря на сходство основополагающих признаков, они все же имеют некоторые отличия. Эти отличия касаются степени интенсивности выражаемой ими положительной или, соответственно, отрицательной оценки. Если эти РА соотнести со шкалой оценки, то первые члены названных пар будут находиться дальше от нулевой точки, чем вторые. Это подтверждает и этимология соответствующих иллокутивных глаголов и их словарные дефиниции (см. выше). Отличие Р А 1оЬеп от РА ЫШдеп заключается в более высокой положительной оценке и
заинтересованности говорящего в предмете оценки в первом случае и относительной беспристрастности говорящего во втором как коммуникативных параметров речевой ситуации. Хотя отделить один от другого на основе исключительно речевого высказывания часто бывает трудно. Учитываться должны как намерения говорящих, так и условия протекания РА. Впрочем, эти отличия еще раз демонстрируют принципиальную разницу между структурами РА и речевого высказывания.
В качестве признаков, объединяющих РА loben и tadeln и позволяющих отделить их от смежных, Циллиг определяет ролевые позиции говорящего и слушающего как «учитель» — «ученик» (в обобщенном смысле) в рамках педагогического дискурса, когда говорящий, оценивая действия слушающего или их результаты, сам обладает необходимой компетентностью, то есть «знает как», а слущающий является объектом оценки [14, с. 180−184]. Действительно, эти признаки помогают отграничить РА похвалы и порицания от выражения соответственно положительного или отрицательного мнения об объекте, не имеющего отношения к участникам РА. Циллиг обозначает эти РА как «Meinungsauftern (pos.)» и «Meinungsauftern (neg.)» [14, с. 94−95].
С другой стороны, рА loben в некоторых своих проявлениях, как нам кажется, несколько шире «педагогического дискурса» и соответствующего ему распределения ролей. Так, например, внук, уплетая с аппетитом бабушкин пирог, скажет: «Oma, dein Kuchen ist so lecker!». При этом бабушка, проецируя его слова в косвенную речь, вполне может описать их как похвалу своих кулинарных способностей, однако слова, что внук ее похвалил, будут звучать с определенной долей юмора. Ситуация похвалы возможна и среди членов рабочего/ученического коллектива, во всяком случае положительно восторженные слова товарищей по поводу особых достижений одного из членов коллектива часто обозначаются именно глаголом хвалить/loben: Не хвалите, а то захвалиme!/Lobt mich nicht, es ist nicht mein Verdienst. Пожалуй, основополагающим является в ситуации похвалы явная заинтересованность в ней как говорящего, так и адресата речи.
Следует заметить, что РА loben покрывает собой все поле частнооценочных значений, так как может выражать любые оценки как гедонистические и психологические, так и утилитарные, нормативные и телеологические и, конечно, этические и эстетические. Аналогичное нельзя утверждать в отношении РА tadeln и verurtadeln, связанных всегда с морально-поучительным моментом. Все, что положительно оценивается, может стать предметом похвалы, однако не всякая отрицательная оценка может стать причиной порицания или осуждения.
Отношение в паре tadeln — missbilligen аналогично loben — billigen. РА missbilligen можно рассматриваться как зеркальное отражение РА billigen на оценочной шкале. В то же время РА tadeln характеризуется аналогично loben признаки эмоционального отношения [6, с. 628- 7, с. 834] и негативной оценкой более высокой степени.
С выражением отрицательной этической оценки связан и РА vorwerfen (jmds. Handlungsweise heftig kritisieren, sie ihm heftig tadelnd vor Augen fuhren) [6, с. 736]. Однако он характеризуется опосредованным способом выражения отрицательного отношения к действиям адресата речи. Этот Р А осложнен эмоциональным отношением говорящего. Опосредованный характер оценки определяется, во-первых, интенциональностью РА упрека: говорящий высказывает обиду/недовольство по поводу того, что собеседник не пошел навстречу его желаниям, отнесся к ним с безразличием либо поступил вопреки им. Декодирование оценки поведения собеседника является результатом логического вывода, сделанного на основе анализа пресуппозиционального содержания: у говорящего имелось определенное представление о некотором положении дел, которое оценивалось им со знаком «+», несоответствие действий адресата речи этому представлению меняет положительный знак оценки на отрицательный С. Г. Воркачев говорит в этой связи о расхождении характера дезидеративной оценки субъекта речи и семантического субъекта [3, с. 92].
Имплицитность интенциональных смыслов в РА упрека связана и со способом их языковой репрезентации, который может быть более конвенциональным и угадываемым (использование квазивопросов, модальных глаголов, сослагательного наклонения), а может отличаться нестандартностью. Эти особенности объясняются, прежде всего, условиями протекания коммуникативной ситуации, которая характеризуется в данном случае общим позитивно-конструктивным намерением говорящего в отношении решения межличностной проблемы, заставляющим его избегать прямого осуждения/обвинения (в том числе и перформативной конструкции), а также статусом говорящего по отношению к слушающему, характеризующимся либо равнозначностью позиций, либо подчиненностью. Интересно, что изменение статуса говорящего, например, с подчиненного на начальника, меняет и весь «интенциональный рисунок»: РА упрека (vorwerfen) превращается в РА выговора (zurechtweisen) (Ср.: вопрос, адресованный другу: «Warum hast du mich nicht gefragt? Wenn du mich nur gefragt hattest!» — и вопрос, адресованный начальником подчиненному: «Warum haben Sie, Frau Schmidt, mich nicht gefragt? Sie hatten mich fragen sollen. «). Особенностью Р А упрека является также «обязательность непосредственной обращенности» к адресату речи (если и можно хвалить и осуждать за глаза, то упрекать нельзя) [3, с. 91].
Рассмотрим Р А erlauben (jmdm. die Zustimmung (zu einem geplanten Tun) geben) [6, с. 233] и verbiten (fur nicht erlaubt, fur unzulasig erklaren) [6, с. 696], которые связаны выражением модальности -субъективного отношения говорящего к предицируемому действию (можно, нельзя). Они относятся к РА с сопутствующей оценкой, так как оценка содержится здесь в форме прагматических пресуппозиций: разрешению предшествует положительная оценка инициируемых/ запрашиваемых действий, запрету — отрицательная. Отличительной особенностью названных РА является наличие в их структуре со-оценки — оценки адресата речи, знак которой может совпадать с оценкой говорящего (РА разрешения) или не совпадать (РА запрета).
n w w
В данном случае мы имеем дело с дезидеративной оценкой (желанием) адресата речи: разрешать или запрещать уместно лишь то, что адресат речи желает совершить [3, с. 90]. Эти Р А являются ответными, а потому могут рассматриваться как полусамостоятельные.
Языковая реализация иллокутивных намерений названных РА с помощью перформативной формулы ограничена ситуацией «окончательного» решения и оправдана в РА разрешения и запрета эмоциональной дистанцированностью субъектов коммуникации. В коммуникативно не осложненных ситуациях преимущественное употребление имеют короткие ответы, типа «Ja», «Nein», а также модальные глаголы.
Рассмотрим Р А empfehlen (jmdm. etw. als besonders vorteilhaft nennen, vorschlagen) [6, с. 217], связанный с ситуацией выбора, всегда предполагающего оценку.
На связь оценки и рекомендации неоднократно указывалось в лингвистической литературе. Так, по мнению Хеара, фактические свойства, обуславливающие предикацию объекта референции как хорошего, служат основой для рекомендации объекта, вследствие чего оценочные слова имеют в языке особую функцию, а именно, функцию рекомендации [8, с. 123]. Отсюда с необходимостью следует вывод, что все оценочные речевые акты предполагают рекомендацию в широком смысле (предписание) как импликацию и результат анализа высказывания с целью выявления намерений говорящего.
В случае с РА empfehlen/raten соотношение оценки и рекомендации в структуре РА иное: рекомендация содержится в пропозициональной структуре высказывания и определяет его иллокутивную функцию, оценка эксплицируется как основание предварительного выбора, определяющего рекомендацию, то есть имеет пресуппозициональный характер. В «чистом» виде мы имеем дело с перформативами: Ich empfehle dir dieses Buch- Ich rate dir, mit dem Chef noch mal zu sprechen. В реальной коммуникации этот РА представлен также часто неперформативными высказываниями, например, императивами с последующим оценочным суждением как
обоснованием рекомендации: Nimm dieses Buch, es ist sehr interessant- Sprich nochmal mit dem Chef, er macht den Eindruck eines vernunftigen Menschen.
Предпринятый нами анализ оценочных РА не претендует на законченное исследование, а представляет собой попытку описания РА, иллокутивная заданность которых прямо или опосредованно связана с оценочным отношением говорящего к предмету речи, исходя из ряда выделяемых признаков. Результаты анализа позволили продемонстрировать с одной стороны многообразие оценочных РА, а с другой их тесную взаимосвязь. В связи с этим следует еще раз подчеркнуть важность лингвистической задачи, состоящей в разработке подхода, который позволил бы различать типы оценок и дать их обоснование как в системе языка, т. е. в лингвистическом аспекте, так и в речи, т. е. в аспекте прагматики.
Список литературы
1. Баранов А. И. Аксиологические стратегии в структуре языка (паремиология и лексика) // Вопросы языкознания. — 1989. — № 3. — С. 74−90.
2. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. — М.: КомКнига, 2006.
3. Воркачев С. Г. К семантическому представлению дезидеративной оценки в естественном языке // Вопросы языкознания. — 1990. — № 4. — С. 86−92.
4. Маркелова Т. В. Семантика и прагматика средств выражения оценки в русском языке //Филологические науки. — 1995. — № 3. — С. 67−79.
5. Старостина Ю. С. Интерпретация лингвистической оценки в терминах аксиологических суждений. — [Электронный ресурс] - режим доступа: http: //vestnik. ssu. samara. ru/gum/content/yaz. html
6. Duden. Bedeutungsworterbuch/ hrsg. u. bearb. von Wolfgang Muller. — 2., vollig neu bearb. u. erw. Aufl. — Mannheim- Wien- Zurich: Bibliographisches Institut, 1985.
7. Duden. Herkunftsworterbuch/ hrsg. von der Dudenredaktion. — 3., vollig neu bearb. u. erw. Aufl. — Mannheim- Wien- ZQrich: Bibliographisches Institut, 2001.
8. Hare R.M. The Language of Morals (Orig. 1952). — Oxford, 1972.
9. Herbig A., Sandig B. Argumentieren, Bewerten und Emotionalisieren im Rahmen persuasiver Strategien // Moilanen M., Tiitula L. (Hrsg.) Uberredung in der Presse. Texte. Strategien. Analysen / W. de Gruyter. — Berlin- NY., 1994.
10. Kufte Н. Positives Bewerten: Diskurssensitive Beispiele aus dem Russischen und Tschechischen// Bulletin der Deutschen Slavistik. Organ des Verbandes der Hochschullehrer fur Slavistik. — Nr. 9. — S. 14−18.
11. Sager S. F. Sind Bewertungen Handlungen? // Zeitschrift fQr germanische Liguistik. — 1982. — № 10. — S. 38−57.
12. Sandig B. Formel des Bewertens // Christine Palm (Hrsg): «Europhras 90». Akten der internationalen Tagung zur germanistischen Phraseologieforschung. Aske / Schweden 12 -15 Juni 1990. (Acta Universitatis Upsaliensis, Studia Germanisticf Upsaliensia- 32). — Uppsala, 1991. — S. 225−252.
13. Searle J. R. Expression and Meaning. — Cambridge: University Press, 1979.
14. Zillig W. Bewerten. Sprechakttypen der bewertenden Rede. — Tubingen, 1982.
15. Zhong L. Bewerten in literarischen Rezensionen. Linguistische Untersuchungen zu Bewertungshandlungstypen, Buchframe, Bewertungsmafttaben und Textstrukturen. — Frankfurt a/M., 1995.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой