К проблеме организации прагматического модуля франкоязычного диалогического дискурса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Н. Б. Кудрявцева
д-р филол. наук, доц., зав. каф. грамматики и истории французского языка фак-та французского языка МГЛУ e-mail: nkoudriavtseva@mail. ru
К ПРОБЛЕМЕ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАГМАТИЧЕСКОГО МОДУЛЯ ФРАНКОЯЗЫЧНОГО ДИАЛОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА
В статье разрабатывается иллокутивно-интерактивная классификация речевых актов, образующих минимальные единицы прагматического модуля диалогического дискурса. В качестве критерия классификации используется модальность, рассматриваемая как прагматическая категория, включающая в себя две разновидности: а) иллокутивную, охватывающую все компоненты высказывания, так или иначе связанные с передачей интенции говорящего- б) интерактивную, характеризующую степень вовлеченности говорящего и слушающего в коммуникативный акт и представленность в нем.
Ключевые слова: дискурс- модальность (прагматическая, иллокутивная, интерактивная) — речевой акт (ассертив, директив, интеррогатив, аллокутив, элокутив, делокутив).
Диалог как основная естественная форма бытования языка и осуществления взаимодействия между коммуникантами при решении ими конкретных задач общения представляет собой специфическую область лингвистических исследований в силу сложности применяемых в них процедур и методов анализа. Что касается инвентаря и правил сочетаемости отдельных составляющих диалога, то их изучение требует выхода за пределы традиционной грамматики и привлечения категориального аппарата теории дискурса. Неудивительно, что возникновение дискурс-анализа как самостоятельной научной парадигмы в языкознании повлекло за собой пересмотр целого ряда постулатов «классической» лингвистики, приведший, в частности, к появлению тезиса о прагматической природе категории модальности. В соответствии с данным теоретическим положением, модальнопрагматический критерий может использоваться для построения, с одной стороны, принципиально новой, а с другой — простой и удобной в применении классификации речевых актов, являющихся минимальными единицами прагматического модуля диалогического
дискурса. Однако, прежде чем обратиться к предлагаемой нами типологии речевых актов, определим основные понятия, которыми мы будем оперировать в данной статье.
Так, под дискурсом мы понимаем речевое произведение, рассматриваемое во всей полноте своего выражения (вербального, невербального, паралингвистического) и определяемое экстралингвисти-ческими факторами (социальными, культурными, психологическими и т. д.), существенными для успешного речевого взаимодействия. Причем дискурс — это и само речевое произведение, и деятельность, взятая в совокупности процесса и результата, в ходе которой порождается речемыслительный продукт [2- 3].
Поскольку дискурс мыслится как синтез процесса и результата, вполне естественна постановка вопроса о его структуре: дискурс имеет модульное строение, включая в себя как собственно языковые модули (фонетико-просодический, лексический, синтаксический), так и несобственно языковые (прагматический, референциальный).
Согласно Э. Руле, чье определение принято в работе, модуль — это система, функционирование которой должно изучаться с внутренней (в аспекте ее имманентной структуры) и с внешней (в плане ее взаимодействия с другими модулями) точек зрения [4, с. 188].
Так, фонетико-просодический модуль образован иерархией таких единиц, как звук, слог, фонетическое слово, синтагма, фраза.
Лексический модуль дискурса состоит как из лексем, имеющих референциальное (дескриптивное, концептуальное) значение, так и из лексем, обладающих лишь инструктивным (процедурным) значением. Лексемы первого типа (например, table, manger, vert) отражают некоторый фрагмент действительности, представляющий собой некое множество объектов, характеризующихся определенными свойствами и связанных определенными отношениями. Лексемы второго типа, к числу которых относятся, например, сочинительные союзы, содержат «инструкции» относительно того, как следует обращаться с дескриптивной информацией, как ее использовать в процессе интерпретации высказывания. Так, сочинительные союзы, находясь, как правило, в начале второго компонента высказывания, указывают на его семантическую ориентацию по отношению к первому компоненту и позволяют предвидеть, в каком направлении будет развиваться мысль говорящего.
Синтаксический модуль дискурса определяет совокупность правил, регулирующих организацию, сочетаемость и порядок следования фразовых компонентов, образующих его.
Прагматический модуль включает в себя такие конституенты, как речевые акты, реплики, обмены репликами. Между названными элементами могут устанавливаться три типа отношений: зависимость, независимость, взаимозависимость. Примеры (а), (б) и (в) соответственно иллюстрируют названные отношения между речевыми актами:
а. Je me sens mal parce que j’ai pris froid.
б. Tu iras au theatre avec nous ou tu resteras a la maison?
в. Non seulement vous etes connaisseur vous-meme, mais vous voulez que les autres le deviennent аussi.
Референциальный модуль дискурса описывает концептуальные представления, фоновые знания коммуникантов, вовлеченных в ситуацию общения (например, присутствующее в дискурсивной памяти говорящих представление о типичной схеме действий при покупке книги в книжном магазине).
Информация, исходящая из прагматического модуля, образованного речевыми актами, репликами и диалогическими обменами, сочетаясь с информацией, предоставляемой фонетико-просодическим, лексическим, синтаксическим и референциальным модулями (соответственно, о звуковой форме прагматических единиц- о лексемах, образующих эти единицы- о синтаксической структуре фразовых компонентов, лежащих в основе данных единиц- о концептуальных и праксеологических представлениях коммуникантов, использующих указанные единицы) позволяет создать целостную картину дискурса, которую в дискурсивной лингвистике принято называть его реляционной, или интегрирующей, моделью.
В данной статье мы более подробно рассмотрим особенности организации прагматического модуля диалогического дискурса, а именно — его минимальные составляющие — речевые акты. В качестве критерия классификации указанных дискурсивных единиц мы предлагаем использовать категорию прагматической модальности, которая в реальном общении проявляется в двух своих ипостасях — иллокутивной и интерактивной. Именно поэтому предлагаемая
нами типология речевых актов может быть квалифицирована как иллокутивно-интерактивная.
В наших исследованиях [2- 3] модальность рассматривается как прагматическая категория, отражающая сложное взаимодействие между четырьмя факторами коммуникации: говорящим, слушающим, содержанием высказывания и действительностью. Причем мы различаем две разновидности прагматической модальности: иллокутивную и интерактивную.
Иллокутивная модальность охватывает все компоненты высказывания, которые так или иначе связаны с передачей коммуникативного намерения (интенции) говорящего субъекта. При этом коммуникативная интенция понимается широко: это присущая высказыванию направленность на разрешение определенной задачи речевого общения. В частности, к сфере иллокутивной модальности относятся такие значения, как утверждение, побуждение, вопрос- возможность, необходимость, вероятность и т. п.- различные виды оценочной (bon, mauvais, utile и т. д.) и эмоциональной (heureux, malheureux и т. д.) квалификации высказываемого.
Интерактивная модальность характеризует взаимоотношения говорящего и слушающего с точки зрения их вовлеченности в коммуникативный акт. В соответствии с охватом коммуникантов в статье выделяются: аллокутивная модальность (вовлекающая в акт общения обоих коммуникантов, но ориентированная главным образом на адресата: Dis-moi ou tu vas), элокутивная модальность (вовлекающая в коммуникативный акт говорящего, который полностью берет на себя ответственность за свой речевой продукт: Je crois que ce roman est genial) и делокутивная модальность (позволяющая представить говорящего и слушающего как формально отсутствующих в высказывании: Il est probable / On dit qu'-il pleuvra ce soir).
Как известно, критерий модальности широко используется при классификации речевых актов. Так, на основе иллокутивно-модального критерия принято различать такие речевые акты, как ассерти-вы, интеррогативы, директивы. На основе интерактивно-модального критерия, т. е. в соответствии с охватом коммуникантов, все речевые акты также могут быть разделены на три группы: аллокутивные, эло-кутивные и делокутивные. Аллокутивы (приказы, вопросы, предупреждения и т. п.) характеризуются тем, что в них говорящий играет
активную роль, вовлекая в коммуникативный акт слушающего и навязывая ему содержание этого акта. Содержание элокутивных актов (суждений, оценок, деклараций и т. д.) слушающему не навязывается. В делокутивах же отсутствуют формальные показатели вовлеченности в коммуникативный акт как говорящего, так и слушающего:
Il est probable / Paul dit que Pierre viendra demain.
Следует особенно подчеркнуть, что хотя любой речевой акт адресован собеседнику, не всякий из них является аллокутивным. Так, речевой акт Je dois partir предназначен конкретному собеседнику, но последний не вовлечен в этот акт и не представлен в нем. Причем даже если бы высказывание включало в свой состав местоимения 2-го лица (Je dois te/ vous dire que je dois partir), речевой акт не изменил бы свой интерактивный (элокутивный) статус: адресат присутствует в высказывании в связи с действием dire, а не с действием devoir, и не обязан реагировать на этот речевой акт. Иначе говоря, если в отношении аллокутивных речевых актов можно сказать, что в них вовлечены оба коммуниканта (слушающий является объектом действия, обозначаемого модально-прагматическим — обычно перформативным -глаголом, употребленным говорящим), в элокутивные речевые акты адресат не вовлечен (он не является объектом действия, выражаемого модально-прагматическим глаголом, который произносится адресантом). Неслучайно, что, в отличие от элокутивов, коммуникативный статус слушающего в аллокутивных речевых актах обычно может быть описан при помощи пассивной конструкции:
Tu es / vous etes informe, prevenu, autorise, prie, interroge и т. п.
Важно также отметить, что хотя по отношению к аллокутивным и элокутивным речевым актам было бы точнее говорить о перформативных глаголах, в статье употребляется более общий термин «модально-прагматический глагол». Подобный терминологический выбор объясняется тем, что, в отличие от аллокутивов и элокутивов, к делокутивным речевым актам термин «перформатив» едва ли применим, ср. :
Je t’ordonne de te taire. Je promets de vous aider. On dit qu’il est parti.
Впрочем, в отдельных случаях модально-прагматические глаголы, функционирующие в элокутивных речевых актах, могут носить
не перформативный, а дескриптивный характер. Так, в высказываниях с семантикой долженствования типа Je dois terminer ce travail coUte que coute, содержащих глагол devoir, говорящий всего лишь объясняет (описывает), какие действия он должен предпринять, и от чего зависит их реализация.
Кроме того, следует обратить внимание на используемую в работе применительно к делокутивам формулировку «говорящий и слушающий формально не вовлечены в делокутивный речевой акт и не представлены в нем». В действительности подобные речевые акты являются полифоническими: говорящий, не желая брать на себя ответственность за высказываемое, скрывается за мнениями, оценками, суждениями и т. д. других людей. В этой связи делокутивные высказывания типа Il est impardonnable de se conduire ainsi могут быть описаны формулой Les autres trouvent cette conduite impardonnable + Je trouve cette conduite impardonnable, из которой следует, что говорящий присоединяется к оценке других, не настаивая на своем авторстве.
Поскольку в ситуации реального общения иллокутивные и интерактивные характеристики высказывания теснейшим образом переплетаются, есть смысл осуществить классификацию речевых актов, являющихся минимальными единицами прагматического модуля дискурса, на основе иллокутивно-интерактивного критерия. Наложение иллокутивно-модальной и интерактивно-модальной типологий друг на друга позволяет выделить следующие классы речевых актов:
1) аллокутивные ассертивы:
Je te previens que tu en verras de belles si tu continues a faire des betises-
2) аллокутивные директивы:
Je te demande de te taire un instant-
3) аллокутивные интеррогативы:
Crois-tu avoir raison?-
4) элокутивные ассертивы:
Je veux reussir a tout prix-
5) делокутивные ассертивы:
Il est probable que nous gagnerons ce match. On dit que cette equipe se
classera premiere.
В статье специально не выделяются элокутивные интеррогативы (Je me demande si j'-ai raison) и элокутивные директивы (Je m'-ordonne de me taire), поскольку на глубинном уровне подобные высказывания являются ассертивами. Действительно, они обозначают не непосредственный вопрос или приказ самому себе, а сообщение о факте постановки вопроса или отдачи приказа. Если же говорящий адресует самому себе высказывания типа Reflechis bien avant d'-agir! или Ou pourrai-je trouver un appui?, то он обращается к себе, как к собеседнику. Такие высказывания логичнее отнести к аллокутивным, хотя говорящий и слушающий представляют собой две ипостаси одного лица, а не разные лица.
Статус делокутивных интеррогативов и директивов также спорен. Например, высказывания, содержащие переданную речь, типа Il leur demande si… /Il leur ordonne de… не являются реализацией самих актов вопроса или приказа, а лишь сообщают о факте их осуществления неким третьим лицом.
Что же касается вопросов и волеизъявлений, содержащих безличные конструкции, то в зависимости от конкретной ситуации общения они могут относиться как к категории аллокутивов, так и к категории делокутивов. Например, обращаясь к непосредственному собеседнику, говорящий может адресовать ему вопрос Est-il possible que le temps s'-ameliore demain?, на который он вправе ожидать от слушающего ответ в виде недостающей информации Oui, la meteo promet des eclaircies, если партнер по диалогу сочтет, что вопрос адресован именно ему. С другой стороны, произнося Est-il possible d'-etre si grossier? в ответ на грубость или нетактичность адресата, говорящий лишь осуществляет акт риторического вопроса, не требующего ответа, поскольку последний имплицитно содержится в самом вопросе: Il est impossible d'-etre si grossier. Это означает, что риторические вопросы подобного рода в действительности являются косвенными ассертива-ми, за которые говорящий не берет на себя ответственность. Статус делокутивных директивов также неоднозначен. Например, если мы имеем дело с такими высказываниями, как Il faut que tu rentres plus tot aujourd'-hui, то они, скорее, относятся к категории аллокутивных директивов. С другой стороны, примеры типа Il me faut faire tres attention могут быть отнесены к элокутивным ассертивам, передающим модально-прагматическое значение долженствования.
Каждая из выявленных разновидностей речевых актов может иметь эксплицитную или имплицитную конфигурацию. Эксплицитная конфигурация представляет собой набор эксплицитных языковых форм, специализирующихся на выражении того или иного модальнопрагматического значения. Например, аллокутивные директивы могут выражаться такими эксплицитными средствами, как императив (Retirez-vous sur-le-champ!), глаголами и перифрастическими оборотами соответствующей семантики, употребленными в первом лице единственного числа (Je vous ordonne/ prie/ demande, etc. de vous reti-rer!), другими частями речи, произносимыми с побудительной интонацией (Dehors! A laporte!).
В свою очередь, имплицитная конфигурация — это совокупность средств, не специализирующихся на выражении данного модальнопрагматического значения, но способных передавать его в связи с конкретной ситуацией общения. Например, для выражения волеизъявления, адресованного собеседнику, говорящий может использовать общевопросительные (Alors, vous vous retirez, oui?) или утвердительные (Alors, maintenant tuprends tes affaires et tu te retires sur-le-champ!) по форме высказывания, в которых действия слушающего описываются настоящим или будущим временем.
Частично понятия «речевой акт, выраженный при помощи имплицитной конфигурации» и «косвенный речевой акт» пересекаются, но полного тождества между ними нет. Так, высказывание Elle est partie может быть отнесено к разряду элокутивных (констатация: Je constate qu'-elle estpartie- суждение: Je crois qu'-elle estpartie и т. д.), аллокутивных (информирование: Je vous informe qu'-elle est partie) или делокутивных (предположение: Il est pro-bable qu'-elle est partie) речевых актов в зависимости от возможности подстановки того или иного модально-прагматического глагола. Аналогичным образом высказывание C'-est beau может иметь делокутивную (Il est vrai que c'-est beau) и элокутивную (Je trouve que c'-est beau) интерпретации.
О косвенных речевых актах обычно говорят, что их специфика заключается в передаче некоторого значения посредством высказываний, специализирующихся на выражении других иллокутивных значений. Поэтому примеры типа Tu prends tes affaires et tu te retires sur-le-champ! или Alors, vous vous retirez, oui? являются манифестацией имплицитной конфигурации, принадлежа одновременно к разряду
косвенных речевых актов. Высказывания же Elle est partie или C'-est beau мы не рассматриваем как косвенные речевые акты, а лишь относим их к имплицитным конфигурациям.
Исследуя единицы, образующие прагматический модуль диалогического дискурса, авторы коллективной монографии «Дискурсивные слова русского языка» отмечают, что одной из трудностей, препятствующих установлению инвентаря подобных единиц (прежде всего, речевых актов), является отсутствие четких критериев между иллокутивными и интерактивными категориями. Так, задавшись вопросом, куда следует относить различия в направлении речевого действия (например, автовопрос и вопрос собеседнику), авторы указанной работы не находят на него ответа [1, с. 398]. На поставленный вопрос мы попытались ответить в данной статье, основываясь не на противопоставлении, а на объединении иллокутивных и интерактивных категорий, теснейшим образом взаимодействующих в условиях реального общения.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Дискурсивные слова русского языка: опыт контекстно-семантического описания — под ред. Д. Пайара и К. Л. Киселевой. — М.: Метатекст, 1998. -448 с.
2. Кудрявцева Н. Б. Дискурс и система сочинительных союзов современного французского языка: дис. … д-ра филол. наук. — М., 2009. — 388 с.
3. Кудрявцева Н. Б. Дискурс как фигура коммуникации // Этноспецифиче-ские и социокультурные аспекты языка и дискурса. — М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2008. — (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та- вып. 540. Сер. Лингвистика). — С. 41−49.
4. Roulet E. Une approche modulaire de la complexite de l’organisation du discours // Approches modulaires: de la langue au discours. — Lausanne: Delauchaux & amp- Niestle, 1999. — P. 187−256.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой