Философия криминалистики как экзамен кандидатского минимума

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

необходимые средства в защиту экологии для предотвращения экологических и техногенных катастроф, связанных с воздействием неконтролируемого сброса опасных отходов производства.
Представляется, что данные законы должны быть подкреплены реальными материальными ресурсами, чтобы обеспечить их эффективное воздействие на ситуацию в сфере экологии.
Список литературы
1. Брылев В. И. Проблемы раскрытия и расследования организованной преступной деятельности в сфере наркобизнеса: Дисс. … докт. юр. наук. Екатеринбург, 1999-
2. Сокол В. Ю., Шмыгун А. Н., Останин В. В. Террористические организации: понятие, структура, особенности выявления. Краснодар, 2007-
3 Брылев В. И., Марутин А. Г. Первоначальный этап расследования террористического акта. Краснодар, 2011-
4. Михайлов В. И., Трошкин Е. З., Баньковский А. Л. Противодействие легализации «грязных» доходов: правовые и организационные формы. Минск, 2001-
5. Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубежной печати): Ежемесячный информационный бюллетень. М., 2001. № 4. С. 20−23-
6. International Police Revuew. — 2000. — January/Februaru.
V.I. Brylev, L.A. Liakh, ECOLOGY AND ORGANIZED CRIME
The study of practical material selected typical situations associated with the use of the results offorensic diagnosis of verbal skills of the author.
Key words: typical situation avtorovedenie, forensic diagnostics, speech skills.
УДК 343. 98: 1(091)
А. Ф. Волынский, д-р юрид. наук, профессор, тел. (495)623−62−90, support@mosu-mvd. com
(Россия, Москва, Московский университет МВД России)
Е. С. Лапин, канд. юрид. наук, доцент, тел. (8452)20−56−58, post@sgap. ru
(Россия, Саратов, Саратовская государственная юридическая академия)
ФИЛОСОФИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ КАК ЭКЗАМЕН КАНДИДАТСКОГО МИНИМУМА
В настоящей статье изложены факторы, обусловившие необходимость изучения философии криминалистики как самостоятельной научной дисциплины, рассматриваются
некоторые базовые положения криминалистической науки, требующие философского подхода к их осмыслению.
Ключевые слова: философия науки- история науки- предмет криминалистики- природа криминалистики- теория отражения в криминалистике- государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования.
В соответствии с приказом Министерства образования РФ от 17 февраля
2004 г. № 696 «Об утверждении перечня кандидатских экзаменов» с 01 июля
2005 г. вместо экзамена по философии соискатели ученой степени кандидата наук обязаны сдавать «Историю и философию науки» [5, 69]. Совмещение исторического и философского аспектов в одной дисциплине оправданно. Еще Н. Г. Чернышевский подчеркивал, что «без истории предмета нет теории предмета» [13, 303]. Таким образом, данная дисциплина предполагает знание истории конкретной науки и философии ее развития. Для соискателя, специализирующегося по криминалистике, — это история и философия криминалистики, а в определенных пределах смежных с ней уголовно-правовых наук (уголовного права, уголовного процесса, криминологии, оперативно-розыскной деятельности и др.). Чему, соответственно, должно предшествовать изучение основ, общих положений в целом философии науки.
В этой связи реально встал вопрос о разработке авторских курсов указанной дисциплины для учебных целей в системе образовательной программы магистерской подготовки по направлению 3 090 068 «Юриспруденция», поскольку согласно п. 1.4 Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования магистр юриспруденции по своей квалификации должен быть подготовлен к обучению в аспирантуре (адъюнктуре) по соответствующей научной специальности. Лица, закончившие юридические вузы по программам специалиста, обязаны изучать такой курс, поступив в аспирантуру (адъюнктуру).
Можно, конечно, сказать, что возникновение новой учебной дисциплины и таких терминов, как «философия науки», «философия криминалистики» связано с принятием вышеназванного нормативного правового акта. Но это, если смотреть на данную проблему с формально-правовой точки зрения. Фактически в этих терминах и связанных с ними нововведениях в системе образования находят свое выражение результаты ускоряющегося развития НТП, возрастающая роль науки в развитии общества, в обеспечении его безопасности. Ведь достижения НТП не только дают человечеству определенные блага, но и таят в себе огромные угрозы. В этом контексте вполне объяснимы попытки выделить в классификации наук такую категорию, как «антипатологические науки», к числу которых Е. Д. Гражданников относит, в частности, военные науки, криминалистику, судебную медицину и т. п. [7, 6668]
До последнего времени философско-историческая проблематика криминалистики разрабатывалась и в настоящее время продолжает исследоваться в основном в рамках ее общей теории. Вместе с тем очевиден все более возрастающий интерес криминалистики к своей истории и философии.
Он обусловлен, с одной стороны, все обостряющимися проблемами борьбы с преступностью и, как следствие, необходимостью освоения и использования в этих целях современных достижений науки и техники, а с другой — внутренней потребностью самой криминалистики «самоутвердиться» в том, что ее особенность (предметная, объектная, методологическая и т. д.) — это действительная особенность в науке, во всеобщей системе знаний о закономерностях развития природы, общества и мышления, ее необходимая составная часть, т. е. отдельная, самостоятельная отрасль знаний, частная наука, а не произвольное и случайное в контексте всеобщего.
При этом следует учитывать, что процесс освоения криминалистикой современных достижений науки и техники, их внедрения в практику раскрытия и расследования преступлений сам по себе весьма противоречив и чрезвычайно сложный. В нем находят отражение противоречия в целом развития общественного прогресса и таких его составляющих как политика, идеология, экономика, право, наука, культура и т. д. Например, с этих позиций объясняется традиционный консерватизм законодателя, управленческие просчеты в научно-технической политике борьбы с преступностью, издержки в организации освоения и использования в этих целях современных информационных технологий и т. д.
Коренные изменения в любой частной науке сопровождаются интенсивным углублением в ее философские основания. Процесс проникновения философского знания в криминалистику связан с началом формирования ее общей теории, с уяснением предмета науки. По времени это пришлось на 60−70-е гг. ХХ в. и связано с именем Р. С. Белкина, рассмотревшего механизм преступления через философскую категорию отражения, сформулировавшего принципиально новое, по выражению О. Я. Баева, «революционное представление о предмете науки криминалистики как науки, в первую очередь, о закономерностях, лежащих в сфере судебного исследования преступлений» [2, 24].
Сам Р. С. Белкин писал об этом так: «Конец 1960-х и 70-е гг. ознаменовались процессами сближения философского и нефилософского знания как следствия влияния научно-технического прогресса. В криминалистике это проявилось в пробуждении интереса к таким философским категориям, как случайность и необходимость, причина и следствие и некоторым другим… Криминалисты стали широко использовать термин „отражение“, но очень редко задумывались над действительным значением этой философской категории для криминалистики, над ее фундаментальной ролью, как в теории, так и в практике приложения криминалистических выкладок и рекомендаций. … Я пришел к твердому убеждению, — писал Р. С. Белкин в одной из последних своих книг, — что концептуальная философская категория отражения составляет философский, теоретический и практический фундамент криминалистики, что эта категория охватывает фактически все направления криминалистической науки и многие другие философские категории, используемые в ней» [3, 48−49].
Заметим здесь, что именно философская основа многих работ Р. С. Белкина предопределяла их теоретическую оригинальность и практическую значимость. Некоторые их положения, классические по своему содержанию, убеждают в истинности высказывания: «Самая практическая вещь — это хорошая теория». Свою лепту в формирование такой теории внесли и продолжают вносить многие отечественные криминалисты. Однако, чем основательней они внедрялись и внедряются в суть явлений, определяющих предмет нашей науки, тем больше выявляется требующих своего решения проблем, а казалось бы очевидные факты оказываются не такие уж простые и однозначные.
Для примера напомним из истории криминалистики. Долгое время, а практически до сих пор, казалось бы бесспорное мнение о факторах, обусловивших ее возникновение и развитие: с одной стороны, — это преступность, ее негативные качественные и количественные изменения, а с другой — научно-технический прогресс, на основе которого криминалистика разрабатывает и внедряет в практику борьбы с преступностью новые, более совершенные методы и средства. Все, вроде бы, просто и ясно, если на эту проблему не посмотреть с позиции общественного прогресса- пока не задумываешься над причинами изменения преступности и особенностями реагирования на нее общества и законодателя- пока не пытаешься найти ответ на вопрос, почему при наличии общеизвестных и общедоступных достижений научно-технического прогресса в одних странах они находят максимально возможную реализацию в практике борьбы с преступностью, а в других -десятилетиями остаются предметом бесплодных дискуссий о возможном и допустимом.
Поиску ответов на такие вопросы, по-нашему мнению, и должны способствовать философия и история науки как методологически значимая отрасль знания и учебная дисциплина, рассчитанная на подготовку научных и педагогических кадров. В основе этой дисциплины должны быть концепции современной философии, современного естествознания, история их становления, общие философские понятия и категории. Здесь же следовало бы в определенной системе изложить современные философские представления и результаты анализа конкретных исторических фактов по предмету наук в целом уголовно-правового цикла. Это могут быть, с одной стороны, философия и история уголовно-правовой политики нашего государства, развития уголовно-правовых дисциплин в их взаимосвязи, а с другой, условно говоря, -«философия преступности», развитие методов, средств и способов преступной деятельности. Все это можно было бы представить в виде первого раздела данного учебного курса. Соответственно, в следующем разделе данной учебной дисциплины, основном по объему и узкопрофессиональной значимости, следовало бы посвятить истории и философии научной дисциплины по специальности. В нашем случае это криминалистика.
Естественно, возникает вопрос, а что должна изучать «Философия криминалистики»? В самом общем представлении это, конечно, факторы, обусловившие возникновение и развитие криминалистики- ее
37
методологические основы и место в системе научного знания, а в частности, в системе уголовно-правовых наук- ее задачи, социальные функции, пути и механизм их реализации (в их философском осмыслении). Отдельной позицией необходимо выделить философские аспекты под общим названием «общество и криминалистика», предполагающие популяризацию достижений криминалистики, формирование общественного сознания, понимания ее необходимости и возможности в борьбе с преступностью. При этом общественное мнение должно рассматриваться как способ конструктивного воздействия на позицию законодателя.
Криминалистика как наука не содержит внутри себя критериев социальной значимости своих результатов. Именно философия этой науки должна сделать предметом своего анализа криминалистику как совокупного целого в ее антропогенном и аксиологическом измерении. Философско-криминалистические исследования должны формировать самосознание науки криминалистики, ее рефлексивность, развивать присущее ей понимание своих возможностей и перспектив, задавать ориентиры ее последующего развития. Понимание криминалистики XXI века, ее проблем, путей их решения невозможно без философского осмысления ее системообразующих понятий, классификации категорий.
В философии криминалистики должны доминировать криминалистические мотивы, направления и ориентиры исследований, философский профиль «учения о реальностях уголовного права» [8]. При этом тон должен задаваться потребностью правоприменительной практики в философском осмыслении. Реализация диалектического метода познания накопленных эмпирических и теоретических знаний криминалистического характера — вот, что больше всего должно интересовать философию криминалистики. При этом в поле зрения философского анализа должны оказаться помимо предмета криминалистики и другие вопросы в силу их фундаментальной значимости для общей теории криминалистической науки.
Например, подходы к пониманию природы криминалистики. Как можно рассудить, оценить, обосновать притязания трех основных (равно как и новых других) конкурирующих взглядов на природу криминалистики: техническая, дуалистическая (технико-юридическая) или сугубо юридическая наука. Насколько принципиально важным является этот вопрос можно судить из следующего высказывания Н. П. Яблокова — одного из приверженцев точки зрения о сугубо правовой природе криминалистической науки. «Следует более взвешенно и продуманно раскрывать в криминалистической литературе. вопрос о природе нашей науки, показывать ее юридическую составляющую. Иначе, будут перечеркнуты наши усилия по сохранению криминалистики в числе основных базовых юридических наук, подлежащих обязательному изучению в соответствии с государственным образовательным стандартом, и соответственно неоправданно принижена ее роль в правоприменительной деятельности» [14, 25].
Разделяя обеспокоенность автора этих строк, сразу же заметим, что: а) сфера приложения криминалистических знаний, конечно, сугубо правовая
38
(раскрытие и расследование преступлений) — б) при этом криминалистика выступает как важнейший элемент в целом механизма реализации предписаний уголовно-процессуального права- в) естественно, право и практика, опыт его реализации составляют основу того, что принято называть источником криминалистических знаний- г) однако, существенная их часть формируется с использованием данных естественных и технических наук, что находит довольно яркое отражение в самостоятельном разделе этой науки -«криминалистическая техника». Одним словом, истина в этой дискуссии как всегда, где-то посредине. Очевидно, что ее можно будет найти с позиции философии криминалистики.
Касаясь вопроса о сохранении криминалистики в числе юридических наук, полагаем, что это зависит не от определения ее природы, а от провокационного поведения тех, кто демагогически рассуждает о важности не только закона, но и механизма его реализации, а при этом по существу стремится обеднить в этом отношении уголовный процесс. Показательный пример — статья в Интернет А. С. Александрова «Семь смертных грехов криминалистики», в которой он бездоказательно, а по существу провокационно утверждает, что «криминалистика выродилась в схоластику», иными словами -превратилась в оторванное от практики расследования преступлений бесплодное умствование, что «она производит знания, по большому счету никому не нужные, кроме самих криминалистов"[1].
Трудно сказать, какие цели преследовал автор данной статьи, но по существу он оказался вместе с лоббистами от криминала, которые, дай им волю, не только криминалистику, но и уголовный процесс, вместе с уголовным правом «вычеркнут» из перечня дисциплин, изучаемых в юридических вузах. И как же все это напоминает историю, связанную с лжегенетикой и лжекибернетикой, не лучшим образом отразившуюся на развитии отечественной криминалистики. Нами не усматривается прямая связь между этой статьей и участившимися высказываниями некоторых юристов, принижающими роль криминалистики. Между тем, в некоторых вузах системы Минобрнауки России уже отмечаются факты, когда под предлогом «оптимизации» учебного времени сокращается объем ее базового курса.
Одна из задач философии криминалистики как раз и заключается в изучении таких ситуаций, в освещении их возможных негативных последствий не только для деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, но и в целом для обеспечения безопасности граждан, общества и государства [15].
Дискуссионной остается ситуация и по предмету криминалистики. Сегодня подавляющим большинством ученых-криминалистов и практических работников разделяется сформулированное Р. С. Белкиным определение криминалистики, как науки «о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, закономерностях собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных методах и средствах судебного исследования и предотвращения преступлений» [4, 682]. Но тот факт, что сам
Р. С. Белкин неоднократно уточнял это определение предмета, свидетельствует, что оно не так уж безупречно.
Следует учитывать и то, что глобализация и информатизация всех сторон жизнедеятельности человека, постоянно возрастающий объем научных знаний, активизация процессов их интеграции и дифференциации способствует формированию в новом переосмыслении предмета криминалистики. Одна из таких попыток нашла свое выражение в предложении Е. П. Ищенко и В. А. Образцова рассматривать криминалистику «как науку о технологии, средствах и методах процессуального познания субъектов уголовного преследования» [9, 10]. Хотя, понятие науки, научности, предполагает выявление и познание закономерностей, углубление в сущность изучаемых явлений или иными словами — открытие законов. «…Закон и сущность понятия однородные (однопорядковые),. выражающие углубление познания человеком явлений.» [10, 212].
И, конечно, нельзя оставить без внимания тот факт, что такое, по существу «технократское» определение предмета криминалистики не менее опасно для ее утверждения в числе юридических (правовых) наук, чем определение ее природы как «синтетической» (правовой и естественно-технической) отрасли знания.
И, тем не менее, общепринятое сегодня определение предмета криминалистики (по Р.С. Белкину) явно не охватывает все многообразие частных задач, которые призвана решать данная наука. В этом легко убедиться, представив хотя бы умозрительно (без философского толкования) ее основные социальные функции. К числу таковых, по нашему мнению, относятся функции:
а) познания — выявление и изучение источников формирования криминалистического знания (проблем и передового опыта следственной практики, новейших достижений науки и техники и т. п.) —
б) созидания — разработка требуемых для следственной практики и криминалистических методов, средств и рекомендаций, ИПС криминалистического назначения, научное сопровождение их апробации-
в) внедрения — участие в решении вопросов организационного, правового, методического и научно-технического обеспечения реального практического использования вновь разработанных или усовершенствованных криминалистических методов, средств и рекомендаций, ИПС криминалистического назначения-
г) образования — участие в криминалистической подготовке студентов и слушателей юридических вузов, сотрудников правоохранительных органов (как важнейшего элемента их профессионального мастерства), подготовка учебников, учебных пособий, научно-популярных работ и т. п. материалов-
д) практико-деятельная — содействие в использовании криминалистических методов, средств и рекомендаций, ИПС криминалистического назначения в повседневной деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений
(производство экспертиз, исследований, проведение консультаций, занятий в системе служебной подготовки, повышения квалификации и т. п.).
Очевидно, что новизна и сложность современных научных и практических проблем криминалистики, в том числе в контексте названных функций, обусловливает необходимость новых методологических подходов к их решению. Такие подходы обозначены в рамках криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений как специфического вида деятельности по созданию условий постоянной готовности правоохранительных органов к применению криминалистических методов, средств и рекомендаций, а в научном плане как теоретико-прикладной модели этой деятельности. Криминалистическое обеспечение при этом выступает как форма реализации социальных функций, в которой все отчетливей проявляются признаки или даже достоинства инновационного процесса, предполагающего органическое единство таких его этапов, как разработка, внедрение и применение в общей цепи «наука — практика» [12, 26−29]. Вместе с тем эти подходы, их взаимосвязи также нуждаются в философском осмыслении.
В тематике философии криминалистики как учебной дисциплины могут оказаться и более частные вопросы. Но главное, конечно же, не в том или ином наборе проблем (вопросов), которые должны быть подвергнуты философскому анализу (познанию), а в их сути с точки зрения предмета и задач философии криминалистики. Это означает по существу подход (научное понимание, толкование, оценку и т. д.), состоящий в рассмотрении любых криминалистических проблем с позиции долженствования (как должно быть), задавая при этом вопрос: «Разумно ли при всех имеющихся обоснованиях именно такое решение данной проблемы?». Показательным примером использования философско-исторического подхода к осмыслению содержания, методологии и значения криминалистики может служить письмо М. К. Каминского к редактору журнала «Вестник криминалистики» и ответ на него А. Г. Филиппова [6, 80−84].
Философия криминалистики как отдельная самостоятельная научная и учебная дисциплина, степень ее развитости, ее реальное место и значение в системе дисциплин зависят от общего состояния философии, права и криминалистики в стране. В свою очередь эти, как и любые другие науки (особенно гуманитарного цикла), подвержены влиянию различных экономических, социальных, политических, идеологических, культурных, научных традиций и тому подобных факторов. Ученые, действуя в данный исторический отрезок времени, как производители идеи, само собой разумеется, выражают в этих идеях те общественно-экономические отношения, которые господствуют в данный период.
Итак, вопросы криминалистики, имеющие философский аспект, должны трансформироваться в отдельные элементы формирующейся самостоятельной отрасли знания — философии криминалистики. Соответственно, требуется незамедлительно начать формирование дисциплинарного образа философии криминалистики в форме учебной и учебно-методической литературы по истории и философии науки криминалистики, которая необходима для
41
освоения и подготовки к сдаче экзаменов соискателями ученой степени кандидата юридических наук [11].
Авторы данной статьи, понимая новизну поставленной проблемы, ее сложность и актуальность, обращаются с просьбой к читателям высказать по этому поводу свои соображения, предложения и пожелания.
Список литературы
1. Александров А. С.. Семь смертных грехов современной криминалистики // URL: http: //www. iuai. net/node/342 (дата обращения: 01. 12. 2011 г.).
2. Баев О. Я. Основы криминалистики: курс лекций. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2003. С. 24.
3. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. — М., 2001. С. 48−49.
4. Белкин Р. С. Избранные труды. — М., 2008. С. 682.
5. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2004. № 13. С. 69.
6. Вестник криминалистики. 2007. Вып. 3(23). С. 80−84.
7. Гражданников Е. Д. Метод построения системной классификации наук. — Новосибирск, 1987. С. 66−68.
8. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. — Новое изд., перепеч. с изд. 1908 г. — М., 2002. С. 1Х.
9. Ищенко Е. П., Образцов В. А. Криминалистика: Учебник. — М., 2005.
С. 10.
10. Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В. И. О диалектическом и историческом материализме: Сборник / Составит. А. П. Шептулин и др. — М., 1984. С. 212.
11. Об утверждении федеральных государственных требований к структуре основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образования (аспирантура): приказ Министерства образования и науки РФ от 16. 03. 2011 № 1365 // Российская газета. 2011. 17 мая.
12. Сокол В. Ю. Криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений как инновационный процесс // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 5. С. 97- Волынский А. Ф. Инновационная сущность криминалистического обеспечения расследования преступлений // Вестник криминалистики. 2011. Вып. 3(39). С. 26−29.
13. Чернышевский Н. Г. Избранные философские сочинения. В 3 т. / Под ред. М. М. Григорьяна. — М., 1950. Т.1. С. 303.
14. Яблоков Н. П. Теоретические и практические аспекты применения данных криминалистики в правоприменительной и иной юридической деятельности // Вестник криминалистики. 2009. Вып. 3(31). С. 25.
15. Довольно убедительно аргументированный, научно обоснованный ответ Л. Я. Драпкина на статью А. С. Александрова, см.: URL: http: //www. iuai. net/node/360 (дата обращения: 30. 11. 2011 г.).
A.F. Volynsky, E.S. Lapin
BY THE PHILOSOPHY OF CRIMINALISTICS
The present article is devoted criminalistics philosophy. In it the general guestions of philosophy of criminalistics as separate independent scientific and a subject matter are taken up. It is told, why there was a necessity of its occurrence. The attention is paid to some base positions of criminalistics sciences, demanding the philosophical approach to their judgement.
Keywords: philosophy of science, history of science, subject of criminalistics, nature of science criminalistics, the reflectio theory in criminalistics, state educational standard of higher professional education.
УДК 343. 98
А. Ю. Головин, д-р юрид. наук, тел. 8(4872)35−22−80, golovintula@yandex. ru (Россия, Тула, ТулГУ)
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ КАК КАТЕГОРИЯ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ
В статье анализируются различные научные подходы к определению криминалистической характеристики преступлений, представлен авторский взгляд на роль и место этой научной категории в теории современной криминалистики.
Ключевые слова: криминалистическая характеристика преступлений, механизм преступной деятельности, методика расследования преступлений.
Успешное расследование преступлений зависит от умения следователя использовать достижения криминалистической науки, в частности, воплощенные в разработанной категории криминалистической характеристики преступлений различных групп и видов.
На сегодняшний день большинством ученых-криминалистов признается существование криминалистической характеристики преступления как категории криминалистической науки. Более того, в криминалистической литературе рассматриваемая характеристика называется одним из информационных средств расследования[1- 2−3-4−5].
Однако в научной литературе последнего десятилетия неоднократно высказывалась и иная точка зрения о том, что данное понятие не отвечает научным требованиям[6−7-8]. При этом предлагается «отказаться от термина и понятия «криминалистическая характеристика преступления», вернувшись к продуктивной старой практике указания в конкретной частной
криминалистической методике в качестве первого ее элемента на специфические особенности предмета доказывания по данной категории уголовных дел» [6].
Приведенная позиция представляется дискуссионной. Анализ ст. 73 УПК РФ, показывает, что определенные в законе обстоятельства, подлежащие доказыванию, носят самый общий характер, подлежат установлению по
каждому уголовному делу независимо от его вида. Если же идти по пути
43

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой