Философия портрета и диалектика Николая Кузанского

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

значение будет относиться к арга, а вспомогательные мотивы — к билиг.
В заключении отметим, что применение концепции арга билиг к исследованию орнамента раскрывает не только художественно-эстетические аспекты этого искусства, но и ряд мировоззренческих моментов. В связи с этим, можно утвер-
Библиографический список
ждать, что данное философское направление может быт использовано в качестве научного метода для различных форм монгольской культуры: архитектуры, живописи, устного народного творчества.
Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ 08−04−92 306 ^
1. Скородумова, Л. Г. Буддийская астрология. — [Режим доступа]: http: //www. philosophy. ru/library/asiatica/buddhica/budast. html
2. Мунх-Очир, Д. Монгол зурхайн туухэн уламжлал. — Улаанбаатар, 1997.
3. Бурэн-Олзий, И. Зуйр цэцэн угсийн ертонцийн узэхуйн утга холбогдол. — Улаанбаатар, 2009.
4. Дулам, С. Монгол бэлэгдэл зуй боть. — Улаанбаатар, 2000. Статья поступила в редакцию 11. 09. 10
Л. Н. Лихацкая, докторант Алт ГТУ им. И. И. Ползунова, канд. искусствовед., доц. кафедры рекламы и культурологии АлтГТУ, г. Барнаул, E-mail: RIK426a@mail. ru
ФИЛОСОФИЯ ПОРТРЕТА И ДИАЛЕКТИКА НИКОЛАЯ КУЗАНСКОГО
В работе поставлена проблема изучения культурного артефакта, произведения искусства (живописный портрет). Предложена графическая модель соотношения идеального и реального в структуре художественного образа. Графическая модель соотнесена с парадигмой Николая Кузанского «Пирамида света». Утверждается идея активного личностного начала в познании мира через создание произведения искусства. Сделана попытка систематизации понятий, выступающих в качестве научного аппарата при анализе произведений изобразительного искусства, в частности, портретного жанра.
УДК 130+7. 072:14
Ключевые слова: идеальное, реальное, культурный артефакт, инаковость, образ, личность, индивид, художник, модель.
Научная проблема, решаемая в нашей работе, — соотношение идеального и реального в структуре художественного образа. Новизна работы заключается в том, что ее автор предлагает рассматривать модель соотношения идеального и реального в структуре художественного образа, в процессе создания и восприятия художественного произведения. Процессы создания и восприятия объекта культуры связаны с процессами познания, при этом творческая активность и характер восприятия индивида играют важную роль. Системный подход в изучении объектов культуры (произведений изобразительного искусства) позволяет расширить научный аппарат при анализе артефакта.
Актуальность работы очевидна, так как на данном этапе целесообразно изучение явлений культуры на стыке таких наук как философия, культурология, искусствоведение. Данная проблема рассматривалась в трудах А. Ф. Лосева, М. С. Кагана, Э. А. Орловой, Л. С. Выготского, В. С. Библера и др. Так, А. Ф. Лосев утверждает, что культура и искусство являются важным звеном в функционировании личности в обществе и познании мира. Существует принципиальное разделение культуры на материальные и идеациональные объекты — идеи, образы, а также художественные объекты (М. Каган, Э. Орлова, Ц. Арзаканьянц, В. Бирюков, Е. Геллер). Позиция М. Кагана в системном подходе к изучению культуры заключается в том, что он рассматривает механизмы возникновения и функционирования культуры через деятельность человека, которая «с философской точки зрения есть активность субъекта, развертывающаяся в пространстве субъект-объектных отношений» [1, с. 242]. А. Н. Леонтьев утверждает: «…в процессе деятельности людей их способности, знания и умения как бы кристаллизуются в ее продуктах — материальных и духовных» [2, с. 415].
Рассматривая проблему соотношения реального и идеального в живописном портрете, обоснуем возможность применения следующей схему-модель взаимодействия идеального и реального в процессе создания культурного артефакта (на примере живописного портрета).
парадигма Николая Кузанского, «Пирамида света», единство и
В данной схеме можно заметить, что в зеркальном противопоставлении находятся два объекта: человек и портрет (соответственно субъект и культурный артефакт). В портрете как культурной форме наблюдается соотношение идеального и реального. Мы находим основания для выявления некоторых моментов сходства предложенной нами схемы с парадигмой Николая Кузанского «Пирамида света», как философской моделью, проявления диалектических процессов познания [3,
с. 207].
портрет (культурный артефакт) реальное
+ идеальное
Философа эпохи Возрождения Николая Кузанского называют «предтечей материалистической философии Нового времени» [3], несмотря на то, что сам он оставался на идеалистических позициях. Диалектическая философия Николая Кузанского, связанная с христианской теологией, ставит общие проблемы человека и окружающего его мира. Николай
Кузанский выдвинул идеи единства всего существующего, связи всего со всем, принцип совпадения противоположностей, проблемы бытия и познания и т. д. Учение Николая Ку-занского — основание в разработках проблем онтологии, гносеологии, эстетики. К трудам ученого обращаются философы, культурологи, искусствоведы (А.Ф. Лосев, В. В. Соколов, К. А. Сергеев, В. С. Библер, К. Г. Исупов, З. А. Тажуризина, О. Н. Ульянова и др.) [3- 4- 5].
Пантеистические тенденции в философии Кузанца, идею взаимосвязи всего сущего, учение о совпадении противоположностей, учение об абсолютном максимуме и минимуме и их совпадении в едином и т. д. (в работах «Об ученом незнании», «О предположениях», «О даре отца светов» и др.) рассматривали такие ученые как В. В. Соколов [6- 7]. Распространением принципа единства противоположностей на мир реальных вещей Кузанский выводит на уровень естественнонаучных проблем [8]. Проблемы эстетики в философии Николая Кузанского рассмотрены в книге А. Ф. Лосева [9]. Гносеология в трудах Кузанского анализируется В. С. Библером [10].
Основание пирамиды тьмы Инаковость
Основание пирамиды света Единство
Наше предположение о взаимодействии реального и идеального в артефакте подтверждается теорией Николая Кузан-ского, который говорит о взаимодействии всех природных явлений («всё во всем»). Соотношение идеального и реального (в нашем предположении) находит соответствие с соотношением «единства» и «инаковости» (по теории Кузанского): «Все вещи состоят из единства и инаковости» [3, с. 206].
«Единство (свет)» — это духовное, а «инаковость, тьма, материальная плотность» — это материальное. Напрашивается вывод, что соотношение духовного и материального (по Николаю Кузанскому «единства» и «инаковости»), по нашему предположению идеального и реального, обязательно, так как Н. Кузанский утверждает: «Все вещи состоят из единства и инаковости» [3, с. 206].
Можно предположить о присутствии идеального и реального в культурном артефакте. Идеальное и реальное включены в процесс создания артефакта. Высказывание Николая Кузанского «Вздымание мрака в свет не что иное, как нисхождение актуальной формы в потенциальную материю» [3, с. 214], а также его высказывание о переходе акта в по-
тенцию, превращение потенции в актуальность частично подтверждает механизм соотношения идеального и реального в нашей схеме.
Исследователи К. Б. Исупов и О. Н. Ульянова пишут: «Система Кузанского как система отражений нуждалась в некоем поясняющем диалектику подобий образе» [11, с. 8], и этим образом стало зеркало «как сомоуясняющая и самоосуществляемая экспликация, как эстетическое понятие» [11, с. 8].
Принцип зеркала в выявлении Кузанским диалектического характера процесса познания играет важную роль. «Поскольку познание есть уподобление, он [ум] обнаруживает все в себе самом, словно в живущем интеллектуальной жизнью зеркале» [12, с. 372]. Этот принцип нашел выражение в его графической схеме «Пирамида света», иллюстрирующей «закономерности противоположностей» [3, с. 84]. В нашей схеме также присутствует зеркальный принцип, отражающий характер соотношения качеств субъекта и культурного артефакта, реального и идеального. Гносеологическая функция зеркала положена в основу графической схемы, предложенной нами.
В связи с этим, утверждения Кузанского о единстве [3, с. 57] и различении вещей [3, с. 126], о противоположностях [3, с. 84] укладываются в нашу схему, если принятое философом понятие «вещь» спроецировать на понятие «артефакт», принятое нами.
«Закономерности противоположностей» (по Кузанскому) в нашей системе это противоположность понятий: «личность — образ», «модель — образ» и т. д.
Для рассмотрения гносеологической проблемы через культурный артефакт нами избран портретный жанр в живописи, изображающий человека. Кузанский же в работе «Компендий» говорит о соотношении лица и зеркала: «Так лицо является по-разному в различно отполированных зеркалах … Чтобы из этого лица и зеркала получился какой-то единый состав, где лицо было бы формой, а зеркало материей» [3, с. 331]. В этой же работе он говорит о культурном артефакте, утверждая, что интеллект человека «по-разному обнаруживает себя зримым образом в своих разнообразных искусствах и в разнообразных произведениях этих искусств» [3, с. 331]. Итак, сознание человека находит отражение в произведениях искусства и через механизм отражения осуществляет процесс познания: «Возможность стать (posse fieri) совпадает с возможностью создать (posse facere)» [12, с. 66].
В рассуждениях Кузанского мы находим соответствия нашим рассуждениям о соотношении идеального и реального в культурном артефакте: «Итак, вещь, как она попадает в наше сознание, воспринимается в знаках. Следует поэтому искать разные способы познания через разные знаки» [12, с. 320]. Он говорит об информирующей форме [12, с. 325] и природных знаках: «Природные знаки суть идеи» [12, с. 335], а также о движении, которым связывается форма с материей [3, с. 128].
В выстроенной нами модели субъект — человек творящий занимает активную позицию и в предложенной нами схеме занимает срединное положение между индивидом и культурным артефактом (моделью и произведением искусства). В гносеологии Кузанского, философа эпохи Возрождения, человек активен в творческом поиске и в познании мира: «Всё это ясно тому, кто рассмотрит, что изображено человеком в ремесленных (mechanicis) и свободных искусствах, а также в нравственных науках» [3, с. 327]. Нужно заметить, что идея активного личностного начала в познании мира закрепилась в концепции портретного образа в искусстве, и в частности в портретном искусстве эпохи Возрождения, и как традиция дошла до настоящего времени: «Так человек совершенствуется и делается созерцателем божественным вещей» [12, с. 327].
Наша схема представляет собой модель создания культурного артефакта из реальности, опосредованно представляя механизм творческого процесса. Кузанский же утверждает: «Человек тоже черпает из чувственных знаков идеи, сообразные его природе. Имея разумную природу, он черпает и соответст-
вующие этой своей природе идеи, чтобы с их помощью хорошо вести рассуждение и находить подходящее питание, как телесное для тела, так и духовное для духа или интеллекта» [12, с. 326] и в конечном итоге через собственное сознание, в активном творческом процессе познания и созидания в том числе и произведений искусства, человек познает себя и мир. Эта мысль еще раз подтверждается высказыванием Николая Кузанского: «В этом сладостнейшем раздумье созерцатель приходит к причине, началу и конечной цели и себя самого, и всех вещей, к счастливейшему завершению» [12, с. 331].
Таким образом, предложенная нами схема находится в некотором соотношении с парадигмой и диалектической сис
Библиографический список
темой Николая Кузанского. Нами была предпринята попытка применения понятий идеального и реального в сложном механизме создания и восприятия произведения искусства. Положения и выводы автора данной работы соответствуют современным научным концепциям, существующим в данной области исследования. Исследование связано с необходимостью выработки новых походов в системном анализе произведений изобразительного искусства и объектов культуры. Уровень проблемности заключается в теоретическом поиске.
1. Каган, М. С. Системный подход и гуманитарное знание. — Л., 1991.
2. Леонтьев, А. Н. Проблемы развития психики. — М., 1981.
3. Николай Кузанский. Сочинения: в 2 т. — М.: Мысль, 1979. — Т. 1.
4. Сергеев, К. А. Ренессансные основания антропоцентризма. — С. -Пб.: Наука, 2007.
5. Далмайр, Ф. Николай Кузанский о вере, знании и научном незнании // Вопросы философии. — 2007. — № 2.
6. Соколов, В. В. Очерки философии эпохи Возрождения. — М., 1962.
7. Соколов, В. В. Николай Кузанский. История диалектики XIV—XVIII вв. — М., 1974.
8. Омельяновский, М.Э. // Вопросы философии. — 1975. — № 1.
9. Лосев, А. Ф. Эстетика Возрождения. — М., 1978.
10. Библер, В. С. Мышление как творчество. — М., 1975.
11. Исупов, К.Г. «Homo Numerans» Николая Кузанского / К. Г. Исупов, О. Н. Ульянова // Историко-философский ежегодник. — М.: Наука. 1994.
12. Николай Кузанский. Сочинения: в 2 т. — М.: Мысль, 1980. — Т. 2.
Статья поступила в редакцию 14. 09. 10
УДК 130+398. 22(519. 3)
М. Ю. Шишин, д-р филос. наук, проф. АлтГАКИ, г. Барнаул, E-mail: sonet312@mail. ru
СКАЗИТЕЛЬСТВО КАК ФОРМА ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ В КУЛЬТУРЕ НАРОДОВ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ И АЛТАЯ
Данная статья посвящена вопросам, касающимся того, как в устном эпическом творчестве народов Алтая и западной Монголии раскрываются этико-эстетические, онтолого-гносеологические аспекты мировоззрения.
Ключевые слова: сказительство, горловое пение, культура Алтая и Западной Монголии.
Трансграничная область на Алтае относится к уникальным регионам Евразии. Это геополитический узел, где сошлись границы четырех крупнейших государств Азии — России, Казахстана, Китая и Монголии. Это центр биоразнообразия, входящий в число 200 подобных, наиболее значимых биосферных регионов планеты. Это центр межконфессионального и межкультурного диалога — три мировые религии, этнические культы и верования мирно сосуществуют в пределах Алтая.
Многие народы на Алтае сохранили черты традиционной культуры, что имеет большое значение с исторической, искусствоведческой, этнографической точек зрения, а также и куль-турфилософской. Философия культуры в настоящий момент, сосредоточивается на ряде крупных проблем, и в частности, на обнаружении в культуре неких универсалий, которые играют ключевую роль в культурогенезе [1]. Исследования показывают, что благодатной сферой экспликации культурных универсалий может быть героический эпос народов Российской и Монгольской частей Алтая.
Мы сделаем акцент в настоящей статье на сказительстве -форме изложения героического эпоса, которое уже давно привлекает внимание исследователей. Гомер и Великие Риши в Индии — вершины этого искусства. Фактически исследования сказительства — искусства рапсода начинается в Европе с трудов Платона, который в диалогах «Федр» и «Ион». Так, в диалоге «Ион» [2, с. 372−386] впервые были поставлены ключевые вопросы для исследования вопроса сказительства — что сказитель знает тексты не только в результате выучки и зна-
ния, а благодаря «божественной силы», «божественного вдохновления», «божественного определения» [3, с. 786]. Начиная с XVIII века в Европе идет планомерное исследования личности и наследие Гомера, а фактически феномена сказительства. Мы не ставим целью описать все проведенные исследования, назовем лишь наиболее значимые современные. В XX веке в два выдающихся исследователя эпического вида искусства М. Пэрри и А. Лорд дают развернутое описание этого вида народного творчества, но главном образом с точки зрения фольклористики и этнических форм художественного творчества [4]. Из последних российских, наиболее крупных исследований сказительства стоит отметить работу Путилова Б. П. [5]. В ней обобщены многолетние исследования искусства мастеров устного эпоса, получения ими «чудесного дара», обучение сказителей, раскрывается его ритуальный характер и т. д.
Уникальное духовно-культурное наследие — эпос алтайских народов, и его собиранием, интерпретацией, переводом занимались многие российские ученые такие, как Г. Е. Грум-Гржимайло, Г. Н. Потанин, Б. Я. Владимирцов, С. Ю. Неклюдов, а также современные исследователи Н. В. Абаев, С. Сура-заков, Б. Катуу, М. Ганболд. Ими было установлено, что эпические сказания не только отражают реальную и сакральную историю народа, но в нем проявляются элементы антропо-и космогенеза, отразились этноэтические представления. Это позволяет уже сделать вывод, что мы фактически имеем дело с особой формой философствования.
Это может быть обосновано следующим образом. Например, Е. Н. Трубецкой убедительно показал, что икону можно

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой